Сакура или когда твой друг-лучший..

Болезнь..страшная болезнь..но есть друг,а потом вдруг нет..жить или умереть в таком случае?Это игра на совесть..

Рэйнбоу Дэш Эплджек ОС - пони

Оловянный солдатик

Ранней осенью жители Понивилля готовятся к главному событию года – «Ночи падающих огней». Впервые за тысячу лет. Пони Эквестрии снова вспомнят не только красоту окружающей их Вселенной, но и ее опасность, пока трио принцесс пытается разобраться с загадками таинственной находки, найденной в снегах Кристальной Империи. Но богини и не подозревали, что это была лишь вершина того айсберга, который маячит на горизонте уже довольно давно. Никто не мог предвидеть, что их ждало «Посещение».

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

То, что просто сон

Найтмэр Мун проникает в сны Твайлайт и подменивает юного аликорна, оборачивая против друг-друга пятерых друзей... Чем это обернется для Понивилля, а может и всей Эквестрии? (Рассказ закончен!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Найтмэр Мун

Чудесный денек в Эквестрии

Твайлайт делает ошибку в заклинании и случайно ранит Дэш. Такое уже случалось прежде. Подозрительно много раз...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Милые пони делают: Торт

Свит Дрим скучает на рабочем месте в ожидании конца рабочего дня, когда к ней наведывается Бинари Стар с неожиданным предложением.

ОС - пони

Проблеск надежды в черноте

Обновление по делу об исчезновении всех жителей Понивилля 16 апреля.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони

Свергнуть Принцессу

Тот факт, что две сестры провели Эквестрию через тысячи лет мира еще не означает, что нет тех, кто считает, что может лучше С помощью мощного артефакта группа ополченцев заблокировала Селестию в своем замке и лишила ее власти. Как только пал последний стражник, она слышит стук в тронный зал и чувствует, что ее конец близок...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

За горизонтом

Там, далеко за горизонтом ожидает новый мир. Неизведанный и таинственный. Мир в котором важно не только найти голубую жемчужину, но и не менее важно её уберечь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Небо теперь твоё

Небо. Порой мы не замечаем, как оно прекрасно. Перестаём восторгаться рассветами и закатами, наслаждаться видом бескрайней лазури с россыпью ослепительно белоснежных облаков. Мы больше не купаемся в золотистых лучах солнца, жмуря глаза от нестерпимого света… Мы сражаемся и убиваем в этом небе. Умираем сами. Только потому, что нам так сказали. Потому, что это наш долг. Но небо знает, как напомнить о себе. Достаточно только лишиться его лазури хоть на миг...

Другие пони ОС - пони

Five Nights at Pinkie's. Марионетка.

Не все так просто, как кажется.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
6 8

Час пони

7

Шад подмигнул ей, сбивая с мысли.

— Ник, знакомься, это Дэш. Отличный боец, гроза боевых синтетов, разоблачитель искинов, умница и просто красавица. — представил её Шад. — Миссис Рэйнбоу, это Ник, в миру Николай Никитин, человек броневой, отбивает голым пузом лазеры и ловит зубами пули. Иногда даже получается.

— Долго ещё будешь подкалывать? — проворчал Ник, поворачиваясь к ней лицом и вторым таким же розовым пятном, но уже на животе. — Привет.

— Долго. Пока не отучишься лезть под огонь, когда это реально не нужно. Что стоило подождать, пока турель не зачистит охрану? Нет же, ему самому пострелять захотелось.

— Шад...

— Да, я Шад, дальше что? В общем, заканчиваем с этим выходом, и ты сдаёшься в нежные ручки наших мозгоправов, а после хорошенько дохнешь на полигоне. И кстати о птичках — подкалывать тебя буду уже не я, я на ближайшие пару-тройку лет списываюсь на грунт.

— Вот это да... — натянувший футболку Ник уставился на Шада. — Как?

— Вот так. — Шад щёлкнул по плечу, словно сбивая пылинку. — Мозгоправов все-таки надо слушать. И за своими мозгами следить в первую очередь. И чувствовать когда надо сделать перерыв. И я не хочу подводить шефа, и становиться первым сорвавшимся инструктором. — Он мягко скатился с койки. — Он меня же и припашет разгребать руины, а оно мне надо?

— Мистер Ник. — проговорила пегаска, которая только переводила взгляд с одного инструктора на другого во время этой короткой пикировки. — Скажите, а вы тоже из... тех, кому прошлись по мозгам напильником?

Ник коротко хохотнул.

— Узнаю рассказчика по оборотам.

— Я же говорю — умница. — одобрительно кивнул Шад. — Да, Ник из нашей команды, только более позднего выпуска. Кстати обычно про нас говорят "Руки". Та-ак, в сегодняшней программе у нас для начала пожрать, а потом нас будет ожидать самая унылая и тягостная часть выхода. Расспросы. — пояснил он для Дэш. — Будем вас расспрашивать о вашей биографии. Вопросы, возможно, будут не слишком приятные, но это и нашим аналитикам нужно и, возможно, кому из наших щенят окажется полезно... Не будешь против?

Она мотнула головой.

— Отлично, благодарю. Ник, — в сторону второго инструктора полетел планшет, и тот, не глядя, вынул его из воздуха. — Читай; на тебе Виктор с Серафимой и Лирой, займёшь кают-компанию. Ваша хвостатая крестница тоже на тебе, её Мара выпустит вечером. Я своим, твоим и гостям лекцию уже читал, теперь твоя очередь

— Лентяй.

— Зато феноменальный. Кстати... — Шад присел, пошарился под койкой у изголовья и вытащил кружку. — Идём на завтрак, радость очей моих?


Ещё одно новое лицо она увидела за завтраком, в небольшой столовой напротив лазарета.

Здесь, как и в кают-компании, стены былы выкрашены в светло-кофейный тон. Освещение было приглушено, но тусклого света вполне хватало, чтобы разглядеть шесть столиков с диванами у стен, проход между ними и почти самого обычного вида ряд кухонной мебели у противоположной стены. С плитой и раковиной.

Салатово-зелёная грива, видевшаяся над спинкой одного из диванчиков, очевидно, принадлежала единорожке чистого мальчика. Сидевший за тем же столиком напротив и любезничавший с Лирой парень был незнакомым. Нашивка на куртке гласила "ян". Он чуть поморщился, махнув им рукой, и пегаска машинально отметила, что тот бережёт правый бок.

Шад махнул рукой в ответ, прошёл к кухне и пощёлкал пальцами в сторону Дэш.

— Взгляни как заказывать, ещё два дня впереди.

— Я в общем-то не голо... начала Дэш, встав рядом на задние ноги, и честно заглядывая в список на экране. Живот тут же выразил своё несогласие громким бурчанием.

— Конечно не голодна. Пока что. Головой. — Шад прокрутил список выбрав "расширенный набор", "синтет", "вегетарианский", "пони" и наугад ткнул в один из вариантов. — В капсуле тебе вкатили внутривенное питание, этого примерно на сутки и хватает. Но юный, растущий и выздоравливающий организм долго не обманешь. — Он ещё раз мотнул список, выбирая "стандартный рацион" и после негромкого щелчка вытащил из шкафчика два подноса. — Сейчас начнётся жор и это нормально, не пугайся.

Инструктор оказался прав. Стоило ей почуять запахи, исходящие от выдавленных в подносе тарелок, как она забыла про всё на свете. Едва заняв место за столиком, она набросилась на угощение. Порции чего-то, похожего на хлеб в соусе и травянистого вкуса каши были довольно большими, но опомнилась она лишь тогда, когда всё было подчищено до дна, а большой стакан яблочного напитка опустел наполовину.

Шад сидел, подперев голову кулаком, и чуть улыбаясь смотрел на неё. От его порции, брикета размером с пачку кредиток, похожего на сыр в мелкую дырочку, только почему-то тёмно-зелёного цвета, как-то незаметно осталось меньше трети. Странно...

— Что? — инструктор поднял бровь, поймав взгляд на свою тарелку.

— Так... не ожидала, что главная шишка тут будет есть... такое.

— Ну, во-первых... — Шад начал преувеличенно-церемонно нарезать остаток брикета на куски. — ...рацион это, уверяю, быстро и практично. А мне просто лень возиться с готовкой. Мара в наших рейсах капитан и врач, готовить не-гостям что-то вне стандарта она обязана постольку-поскольку. Так что хочешь разнообразия — либо уговаривай команду в лице Мары же, либо кухня — вот она, какие-то запасы Мара в холодильнике обязательно держит, а дальше сам, всё сам. На рейсовых и в экспедициях — там да, там штатно кок будет. А во-вторых... — он подцепил кусочек на вилку.- ...наш стандартный рацион это, в переводе на земные деньги, примерно аналог спортивного питания. Как уж её там... "Нутрио-Спорт" профи-серия платинум, например, если тебе это знакомо. Твоя порция, кстати, того же класса. Приятного аппетита.

Дэш едва не подавилась. Вендар не экономил на её питании. Режим, распорядок, здоровая пища от лучших производителей. Но она видела каталоги и представляла сколько стоит действительно профессиональное питание от фирм из высшей лиги. Пачки пластиковых десяток того же размера, что и её порция, могло бы и не хватить на оплату такого завтрака.

Похоже, тут будет по меньшей мере интересно...


— Та-ак. — привычно протянул Шад, когда они вернулись в инструкторскую каюту. — Устраивайся. — он махнул на койку напротив и уселся на свою, отстегнув с пояса неизменный планшет.

— Как ложиться? — криво усмехнулась Дэш.

— Как хочешь. — Шад просто проигнорировал пошлый намёк. — Можешь лечь, можешь сесть, можешь на голову встать. Главное, чтобы говорить могла. И учти. — он положил планшет под правую руку. — Говорить будем долго. Так что устраивайся всё-таки поудобнее. Начнём... ну, скажем, с того момента, как ты явилась на тот завод. Как ты там оказалась?

— Искала малявку. Хотела прибить. — Дэш всё же улеглась на койке, подобрав под себя ноги. — Хотела... обрубить все концы. Чтоб ничего из прошлого. И никого.

— Кстати, а как нашла? Город большой...

— Один из эмовских подручных расстарался, подогнал позывной для маячка. Маячок у них был дохленький, но...

— Это точно, дохленький... — Шад внимательно взглянул на неё и вслепую отстучал что-то на планшете. — Обрубить концы — желание понятное. Но если не против, давай чуть подробнее?...

Разговор шёл неторопливо. Это был именно разговор — не полицейский допрос. Дэш было с чем сравнивать. Просто разговор, просто вопросы и ответы. Но как обычно спокойный и подчёркнуто-вежливый инструктор, говоривший так нейтрально, что его можно было бы принять за автомат, умудрялся снова и снова вытаскивать из её памяти, казалось бы, давно забытые подробности.

События. Места. Встречи. Приятели, знакомые... коллеги.

Имена.

Спитфайр. Хоул. МакАлистер. Соарин.

Вендар.

Рэйнбоу сама удивилась тому спокойствию, с которым она отвечала на вопросы инструктора, когда дело дошло до Алекса. Она говорила так, словно прошло уже много лет. Словно всё это было не с ней.

Впрочем и вопросы инструктор задавал достаточно нейтральные. Его больше заинтересовало расписание работы телохранителя, его манеры, бытовые привычки, списки покупок и прочие подобные мелочи, чем... остальное.

По большей части.

Время от времени его пальцы выбивали дробь на планшете, и это могло бы показаться почти пугающим — он не глядел на экран, но пальцы танцевали так уверенно, словно у него были глаза на ладони.

Ещё вопросы, ещё ответы и снова вопросы. Иногда собеседник задавал следующий вопрос, не дожидаясь ответа. Иногда ждал, когда она выговорится. А потом снова задавал вопрос.

Снова и снова...

— Та-ак. Ну и хватит, пожалуй...

Это прозвучало совершенно неожиданно, и она вздрогнула. И обнаружила что уже не знает, сколько прошло времени.

Шад потянулся и покрутил головой.

— Подождёшь минутку? Я отлучусь, Мара зовёт...

Планшет остался лежать на кровати.

Она честно пыталась удержаться от соблазна. Ей это даже удалось. На какое-то время. Потом она спрыгнула на пол, подошла, развернула увесистый прямоугольник к себе... И, разумеется, ничего не поняла. Алфавит тут тоже был незнакомым и заметки с временными отметками прочитать не получалось. Впрочем... она прокрутила туда-сюда записки и присмотрелась к цифрам.

Три часа?

— Мои записки сумасшедшего. — Неслышно появившийся в дверном проёме Шад подошёл к койке. Она чуть напряглась, когда тот протянул руку, но он всего лишь забрал планшет и пристегнул его на пояс. — Комментарии к нашему разговору. Будет желание, сможешь их прочитать в своём досье через пару месяцев, как раз аналитики должны будут закончить.

— Досье, значит?

— Ну да. Мы рады принять найдёнышей, но нам не нужны неприятные сюрпризы. Поэтому с вами работаем мы, Руки, поэтому досье и перекрёстная с резидентурой проверка. Закончат с проверкой — досье, со всем что накопали, что ты наговорила, и что я отметил, уйдёт в отдел подготовки и будет использоваться при планировании новых выходов, потом в открытый архив, когда выйдет срок актуальности.

— Хочешь сказать, что любой сможет прочитать, как я... меня...?

— Как же с вами бывает сложно. — Шад покачал головой. — Хочу сказать, что у нас прочтут так: "Бедная девочка, какой-то говнюк над ней издевался, доводил до психа. Получил по заслугам. Туда ему и дорога." Вот и всё. Это в ближайшее время. А в архиве — не факт, что вообще до твоего дела доберутся когда-нибудь, таких историй там — вагон с тележкой. Просто любопытные уже на первом десятке теряют желание продолжать, а у тех кто копается там по делу — давно выработалась профессиональная привычка пропускать имена. Забей. Та-ак, теперь перейдём к вопросам бюрократии. Мара уже сделала комплект документов на всю вашу компанию.

Он вытащил из кармана связку разнокалиберных браслетов. Судя по виду — из мягкого пластика, неброского серого цвета.

— Я думала будет какой-то чип...

— У нас не принято имплантировать подобные вещи. Обходимся браслетами, и тому подобным, что всегда можно снять. — он просмотрел наклейки на браслетах.- Вот, держи. Твой личный идентификатор, медицинская карта, коммуникатор, счёт, навигация, маячок и хранилище. Привязывается на генокод и индивидуальный эндокрин-отпечаток носителя, так что, если не носишь постоянно, раз в полгода надо всё-таки надеть чтоб не забывал хозяина. — он протянул руку. — Лучше на левую.

Дэш помедлила, но всё же протянула левую переднюю ногу. Шад слегка растянул браслет и надел его чуть повыше копытца. Мягкий, слегка ворсистый изнутри пластик сел плотно, но комфортно и совершенно не чувствовался.

— Привязка. — Шад надавил на две тёмные полосы, и через несколько секунд браслет трижды моргнул зелёным. — Всё, теперь активировавшись на тебе, он подтвердит твою личность и идентификатор. Это, по сути детская модель, простенькая, более функциональной потом обзаведёшься сама. Пробуй. Управление — две тёмные полосы по краям, это прокрутка списка, третья между ними — выбор. Два нажатия выбор пункта, одно — отказаться. Первый пункт списка — навигация. На корабле бесполезно, на грунте — жёлтая стрелка покажет направление и расстояние до ближайшего форпоста, зелёная — до привязанной тобой точки. Это я уже на станции к дому привяжу. Второй пункт — медкарта. Мара уже залила туда все данные твоего обследования, потом её можно будет слить в капсулу любого медпункта. Третий — коммуникатор. Так же — список контактов, выбор. Четвёртый пункт списка — счёт.

— Деньги? — Дэш сделала несколько нужных нажатий, и заинтересованно взглянула на экран. — Цифра, конечно радует, но что на это купить?

— Во-первых счёт это не земные деньги. — Это... — он пощёлкал пальцами в воздухе. — ...просто верхняя граница. Доступного. Условно — на счёте тысяча, дом-автоном за пять сотен — можешь заказывать дом. После монтажа у тебя на счёте будет та же тысяча, если всё сама забрала и поставила. Если дом привезли и ставили монтажники — то вот их услуги со счёта будут вычтены.

Дэш заинтересованно взглянула на браслет, потом опять на Шада.

— А если ещё один купить?

— Да хоть десяток, твой счёт позволяет. — Шад с усмешкой развёл руками. — Только а зачем? Какой смысл в одно лицо между десятком домов бегать? И не забывай — монтажникам-то платить надо, люди у нас дороги и возьмут они запросто побольше, чем дом стоит. Ну и глянут, конечно, как на сумасшедшую... Впрочем как узнают, что новенькая, скорее всего посмотрят снисходительно — "не наигралась ещё, бывает".

— Обойдусь без снисхождения. — фыркнула Дэш.

— Надеюсь и верю. — серьёзно кивнул инструктор. Вы, сотворённые, обычно вживаетесь у нас легче, чем хомо.

— Что ещё мне надо знать про ваши деньги?

— Та-ак... Ну, всякое бытовое-стандартное с нанофабрик, вроде еды, одежды и прочее подобное — без вычета. Если сам забираешь. Вот доставка, если заказываешь — за ту вычет, поскольку доставлять-то будет человек, кому по дороге, или кто хочет подработать на счёт. Этим обычно детишки занимаются, и к сдаче допусков на совершеннолетие обычно уже набирается счёт на дом с флайкой. Заказ на фабрике, по собственному проекту — с вычетом, но если твоим проектом пользуются другие, то тебе идёт доля. Заказ у людей индивидуально изготовленного — естественно, только с вычетом.

— А если захочу такой вот кораблик? — она мотнула головой.

— А такой вот рейдер будет с вычетом, и дороже всего твоего нынешнего счёта раз в сто, потому как целиком их не растят, так что и делать и строить его будут-то люди. Причём, в случае рейдера, тебе нужны будут ещё и услуги экипажа, и-или искина, и их найм, естественно, тоже вычтется со счёта.

— А как насчёт налога?

— М? — Шад поднял бровь.

— Ну налог... Зелёный чип. — она подвигала лопатками

— Чип Мара тебе уже удалила, уж прости её за бесцеремонность. А концепция налога на жизнь, да и налогов вообще, у нас как-то не прижилась, видишь ли. Всё как-то не до того было. Отвыкли... — он криво усмехнулся. — А если найдётся тот, кто это предложит — он будет иметь очень интересный разговор с нами, Руками. А то и вовсе с нашим шефом, фантазия у которого порой очень богатая и нездоровая.

Дэш задумчиво потёрла браслет кромкой копытца. Весь привычный, понятный и знакомый ей мир только что рассыпался в пыль.

То, что им рассказывали и показывали, другая планета, звездолёты, искусственный интеллект в человеческом облике — это всё было необычным, удивительным, но каким-то знакомым и обычным, хотя бы и только по фильмам с книгами. А это, сказанное обыденно и как-то мимоходом... вот это действительно не укладывалось в голове.

Странный мир. Слегка пугающий — непонятностью и неизвестностью.

— Не странный. — она прижала уши, осознав что сказала что-то вслух. Инструктор покачал головой. — Рациональный. Потому что бедный.

— Ну да. — язвительно откликнулась Дэш, осмелев. — Кто-то тут ест по пачке кредиток на завтрак и жалуется на бедность.

— Это мелочь, девочка. — поморщился Шад. — Такая мелочь. Когда у тебя куча энергии и нанофабрикаторы, сделать можно всё и проще делать самое лучшее. Наша бедность другая. Нам не хватает людей. Страшно не хватает. Иногда приходится завидовать Земле. Такая невероятно богатая планета, у них столько народа, что они могут позволить себе разбрасываться жизнями на ерунду... — Он постучал пальцем себе по скуле. — А вот мы не можем. Долгожительство. Одна из технологий, принесённых Тираном, позволяющая нам сохранять и развивать цивилизацию в наших мирах. Возможность жить долго, и быть при этом на пике формы, в самом расцвете сил и ума, не терять накопленные людьми опыт, знания, навыки — настоящее благословение для небольшой популяции. Она же и её проклятие — рождаемость она подрезает здорово и популяция очень долго так и остаётся небольшой. И это — главная наша проблема. Тридцать миллионов и почти пятая часть из них те, кто застал ещё старую Землю... Нас так мало. Первыми на нехватку людей плачутся научники, за ними стоит ещё длинная очередь. Что говорить, если даже возле Руси тамошняя система толком не обшарена, а тут и вовсе из семи континентов кое-как осваиваем один, stydoba... в общем не всё так прекрасно и безоблачно у нас, как может показаться. Мы очень бедные, так что не можем себе позволить роскоши всерьёз играться в экономику, деньги, налоги и прочую ерунду. И даже это вот. — он похлопал по на запястью. — Оно не всерьёз, а больше просто для удобства и набора данных по тому, что и где надо сделать.

— Бред... — пробормотала пегаска.

— Привыкнешь, не волнуйся. Ну и последнее. — Шад то ли не заметил, то ли сделал вид, что не заметил, её растерянности. — Твой идентификатор.

Она послушно ткнула краем копыта в тёмную полосу. По высветившемуся на браслете экрану поползла серия цифр и букв. В последнюю очередь проползли два слова. Алфавит был незнакомый, но несколько букв смутно угадывалось, и этого было достаточно, чтобы понять их значение.

"Рэйнбоу Дэш".

Без фамилии-прайм.

— Я предположил, что ты предпочтёшь такое имя. По крайней мере, пока. — негромко пояснил Шад в ответ на её взгляд. — Ты не против?

— Нет. — она фыркнула и отвернулась, уставившись на браслет. — Просто Рэйнбоу Дэш. Единственная и неповторимая...

— Не единственная, честно сказать, но неповторимая — это верно. — хмыкнул Шад. Все вы неповторимые, хотя иногда сами же это и отрицаете.

Ей не дали ответить.

В дверь негромко стукнули, потом та отъехала в сторону, и в каюту сунулась рыжая мордашка. Сунулась, ойкнула и попятилась было, но всё же остановилась и демонстративно вздёрнув нос прошествовала прямиком к койке. Койке Шада, разумеется.

Пегасёнка уверенно запрыгнула и устроилась рядом с Шадом. Тот уважительно, кивнул Джерри с Гайкой, потрепал рыжую по гриве правой рукой, и всё это — выстукивая что-то левой рукой на планшете. На Арене с таким обоеруким было бы много хлопот...

Она развернулась и направилась на выход, но прежде чем успела уйти, услышала негромкое:

— Если хочешь, можешь остаться. Мисс Скуталу, надеюсь, вы не будете против?

Удивительно, но фиолетовая грива, хоть и неуверенно, но всё же мотнулась из стороны в сторону.

— Если... если вам надо, пусть останется. — ушки были плотно прижаты к голове, сама мелкая пегасёнка подалась в сторону Шада, но тем не менее...

— Меня не забыла спросить, малявка? — Дэш фыркнула. — Не буду мешать, так что говори что хочешь, не стесняйся.

На мгновение ей захотелось погромче хлопнуть дверью, выходя из каюты, но почти сразу же этот порыв показался каким-то детским.

Да и всё равно двери тут сдвигались вбок, хлопнуть не получилось бы...


В коридоре жилой палубы не было людно, но всё же атмосфера тут была достаточно оживлённой. Из кают-компании доносились приглушённые голоса, где-то за неплотно прикрытой дверью слышалась незнакомая музыка. Смутно знакомый зудящий звук заставил её дёрнуть ушами, и по направлению она догадалась, что это просто проехался лифт.

Чувствовалось что тут обитает почти два десятка... Она оглянулась назад. Этот тип наверняка сказал бы "людей". Небрежно, мимоходом и внушая непрошибаемую уверенность, что только так и будет правильно. И добавил бы так же мимоходом "все мы люди". В это хотелось верить. В это можно было бы поверить — пока она стояла в коридоре мимо неё прошли уже двое здешних — кто-то из старших, кого она не запомнила, и Лада, протопавшая из столовой в каюту по-домашнему босиком, с кувшином и парой стаканов в руках.

И они оба, проходя мимо, кивнули ей в знакомой манере, небрежно и естественно, словно старой знакомой. Было очень соблазнительно думать что это и вправду так. Было очень страшно ошибиться, соблазнившись.

— С-сено. — пробурчала Дэш под нос. Сидеть в каюте не хотелось. Но и слоняться по кораблю как-то не тянуло. Пока что. Хотелось... пожалуй впервые за всю сознательную жизнь хотелось, словно жеребёнку, забиться куда-то подальше. Под тёплое уютное крыло...

Впрочем она, пожалуй, знала подходящее место.

К лифту она подошла одновременно с парнем из младшей группы. Тот только что вышел из медблока застёгивая на ходу куртку с нашивкой "ждан". Он точно так же приветливо кивнул ей и махнул рукой, пропуская вперёд в лифт, и потом, на третьей палубе так же помедлил, пока она не выйдет, и лишь потом быстрым шагом направился к рубке. Так трогательно и старомодно...

Галерея чуть подсветилась, когда закрылся люк.

— Мара... будьте любезны. — манеры Шада и компании были заразительны — Можно здесь сделать невесомость? Как вчера? И убрать свет.

— Конечно. — на полу проступила тусклая жёлтая линия. — Позвать кого-нибудь на подстраховку?

— Не надо. Я... просто хочу побыть одна.

— Как скажешь. Если что, выключатели возле двери, справа.

Дэш перешагнула светящуюся черту и оказалась в нежных объятиях невесомости. Уже знакомыми лёгкими движениями крыльев она толкнула себя вперёд, а потом остановилась у самого торца. Чуть-чуть подправила своё положение и медленно сложив крылья повисла в фокусе прозрачной полусферы.

Теперь, когда свет в галерее был выключен, вокруг была только тьма ночной стороны планеты и звёзды. Зрелище, которое почти невозможно увидеть в Гигаполисе, слишком уж много там света...

Здесь всё было иначе. Планета внизу была непроглядно тёмной. Ни сияющих пятен городов, ни ниток тоннельных линий, ничего, кроме изредка полыхающих зарниц. А свет здесь был лишь там, где заканчивалась планета. Тонкая, мерцающая плёночка атмосферы отделяла тьму от сияния щедро рассыпанных по небу звёзд и протянувшейся через небосвод полосы Млечного Пути.

И это было прекрасно.

Темнота ночной стороны планеты сменилась сиянием дневной, потом ещё раз была ночь и снова вспыхнула дуга рассвета, а она так и висела в воздухе, невидяще глядя перед собой. Не хотелось ни шевелиться, ни даже думать. Наверное инструктор сказал бы что-то заумное по этому поводу.

Ну да, инструктор...

Инструктор был вежлив и деликатен. И за эти три часа он, вежливо, деликатно и беспощадно вывернул её наизнанку и обратно. И самым пугающим было то, что ей было всё равно. Всё словно вымерзло внутри. Как после визита к врачу. Который безжалостно покопался в воспалённой ране и назойливый, пульсирующий жар сменился здоровой, холодной болью, обещающей скорое исцеление.

По миру внизу снова ползла густая тень наступающей ночи. Смотреть на это, плавая в воздухе, было... необычно. И волшебно. Словно она лежит на облаке. Очень-очень высоком облаке — с которого можно смотреть сверху вниз на все остальные. Даже на тёмные массы грозовых облаков, среди которых то и дело мелькают молнии, выхватывая вспышками очертания облачных гор и ущелий...

Иллюзию разрушил свет, ненадолго вспыхнувший сзади, и отразившийся в прозрачной трубе галереи. Послышались негромкие знакомые шаги, потом они смолкли, а через несколько секунд Шад мягко упёрся рукой в торец галереи и повис рядом с ней.

— Неплохо летаешь для бескрылого. — заметила Дэш через несколько минут затянувшегося молчания.

— Довелось строить пару станций. — пожал тот плечами. — Через месяц начинаешь прыгать туда-сюда, не включая личного движка, через полтора — инструменты раскладываешь перед собой так, что не улетают никуда. — Он усмехнулся. — Через три — пытаешься всё это сделать на грунте и искренне удивляешься, когда не получилось. Как тебе?... — он кивнул в сторону планеты.

— У вас тут городов вообще нет?

— Ну почему нет? Есть. Почти три десятка, где-то по десятку-два-три тысяч народа каждый. Ещё есть наш центр адаптации, который по темам, с синтетами связанными, работает, и это тоже город, тысяч на двадцать душ, плюс-минус сколько-то — одни появляются, другие убывают. Мы... — он оценивающе взглянул на планету. — ... будем проходить примерно над ним ещё через пару витков. Но в основном живём растянутыми такими посёлками, от дома до дома по паре минут ходьбы, если дальше — то пара минут лёта, флайки тут основной транспорт. До ухода приходилось в городах тесниться, теперь вот компенсируем. — он пожал плечами. — Ну а новоприбывшие очень быстро перенимают наш стиль поселения. Вы быстро учитесь.

— А если не хотят... учиться?

— Всякое бывает. Иногда — очень редко — не хотят оставаться. Тогда — Земля, головная боль и несколько выпавших из памяти дней. Иногда — ещё реже — бывает что остаются, но не хотят учиться, и тащат... пытаются тащить Землю к нам. Тогда — мне искренне жаль.

Дэш поёжилась. Как всегда спокойный голос инструктора не вызывал желания уточнять, о чём именно ему будет жаль.

— Добрячки вы, как я посмотрю.

— Мы не добрые, мы практичные. Впрочем, крайние меры требуются редко, найдёны обычно стараются быть нами больше нас самих. Даже те, кого не полутрупом утащили, а кому это предложили. По результатам таких бесед, как наша с тобой. Я не из праздного любопытства расспрашивал, каждая такая беседа — это сведения о ком-то ещё. — он посмотрел ей в глаза. — Я как раз по этому поводу. Соарин.

Она вздрогнула. Невесомость никуда не делась, она всё так же висела посреди галереи, но ощущение уютной колыбели пропало. Теперь Дэш почувствовала себя так, будто падает в пропасть. Ей стоило огромного труда удержаться, и не замолотить отчаянно крыльями.

— Что "Соарин"?

— Соарин Пишчек, синтет, пегас, гладиатор, твой знакомый. Он, судя по всему, был неплохим парнем. Я побеседовал с мелкой и мышками, сопоставил данные. Ты ведь не знала, что он попытался говорить с Вендаром в тот день, когда... погибла твоя подружка, Твайлайт? — Дэш, холодея, кивнула в ответ. — Он пытался. И насколько я выяснил из разговора с тобой и ними, насколько я могу сейчас судить о Вендаре и его мотивах — с высокой вероятностью Соарина уже нет в живых. Я отправил запрос резидентуре, они попытаются выяснить, поискать, но... Мне жаль.

Дэш медленно свернулась в клубок, и уткнулась мордочкой в передние ноги.

— Зачем... — глухо проговорила она. Говорила она больше себе под нос, горло тут же перехватило спазмом, но инструктор слышал её чересчур хорошо. А понимал ещё лучше. К сожалению.

— Это одна из стандартных практик при ломке личности. — ответил ей всё так же бесстрастный голос. — Позволить сформироваться привязанности к чему-то или кому-то, а затем это отобрать. Так же, как и с твоей Твайлайт. Потом, для усиления эффекта — позволить объекту ломки узнать, кто именно и как именно отобрал. Но до этого шага Вендар, насколько я понимаю, дойти не успел? Он не рассказывал тебе, что он сделал?

— Нет. — Дэш мотнула головой. — Нет... она мотнула ещё раз и ещё. — ...нет... — она затрясла головой так словно хотела, чтобы та оторвалась, оскалилась, но из горла не вырвалось ни звука, перед глазами поплыла красная пелена, а рядом была такая знакомая фигура, такая похожая...

— Сукааа... — вырвался наконец сиплый вой, и она ударила крыльями, бросаясь в атаку.

Когда она пришла в себя, то оказалось что в галерею вернулась гравитация. Не полностью. Ровно настолько, чтобы они не плавали посреди трубы — так что Шад легко держал её на вытянутых руках, за воротник куртки и пояс шорт, и ей оставалось лишь беспомощно дёргать ногами в воздухе.

Слегка пахло кровью.

— Пусти. — хрипло потребовала Рэйнбоу. Её немедленно поставили на пол и тяжесть тут же вернулась в полной мере. Следовало ожидать, что Мара не оставит их без внимания.

Шад присел перед ней, опёрся о колено локтем и пристально посмотрел ей в глаза. На тыльной стороне ладони у него была сочившаяся кровью ссадина.

— Отпустило?

— Извини. — она уставилась в пол. Было обидно. И стыдно. Гладиатор, чемпионка... победительница боевых синтетов. Устроившая истерику с мордобоем. Обиднее всего было то, что даже мордобоя не вышло — безо всяких крыльев её поймали на лету и взяли за шкирку как нашкодившего котёнка. Аккуратно и бережно. И то, что ей всё-таки удалось зацепить противника, настроения не улучшало — теперь она понимала, что это было чистой случайностью.

— Не извиняйся. Позволишь?... — Человек протянул руку, аккуратно взял её за правую переднюю, осмотрел копытце и осторожно подвигал его, проверяя сустав. Она не стала сопротивляться. — Кстати, возьми потом у Мары в медотсеке комплект для маникюра... Я предполагал, что ты так отреагируешь.

— Ты... — почему-то не хотелось даже ругаться.

— Да, я. Мне жаль, но бинты с раны лучше сдёргивать одним рывком. И, кстати — молодец. Отличный удар.

— Царапина.

— Мы немножко прочнее и живучей остальных. Моим ребятам после этого, пожалуй, пришлось бы топать в лазарет — перелом лечить. Браво, на самом-то деле. — он прижал руку ко рту слизывая кровь, и оценивающе посмотрел на ссадину, пока та вновь заплывала алым. Потом чуть прищурился, глубоко вздохнул и через несколько секунд вытер руку об штанину. Ссадина исчезла, оставив после себя бледную полоску на коже. — А вот Ник, с которым ты уже знакома, имел неплохие шансы выжить и отлежаться после лазера в живот. Если б ему дали такую возможность, конечно.

— То есть тебя надо бить неожиданно и по затылку.

— Вот лучше не надо, даже в шутку. Мы ещё и быстрее. И на такое сначала реагируем, а уже потом думаем.

Дэш коротко усмехнулась. Вот это было ей знакомо и близко. От "коллег" по Арене запросто можно было поймать внезапный удар сзади. Потом усмешка исчезла, и по животу прошёлся неприятный холодок предчувствия. Она опасливо взглянула на человека.

— Ты говорил, что я начну срываться всё чаще. Это...

— Нет. Это спровоцировал я, и я доволен твоей реакцией. Потом, когда всё закончится, я выдам тебе наши методички, и ты сможешь узнать что и зачем я делал, от и до. Но — потом. Методики работают лучше, когда всё естественно и пациент про них не знает. Доверишься?

— Ты уже спрашивал. — Дэш мотнула головой. — Не люблю повторять.

— Хорошо. У нас тут намечается знакомство с последней нашей гостьей, и я бы попросил тебя в ближайшие полчаса подождать здесь. Или пошли со мной, посмотришь из каюты. — Он поднялся, и не торопясь направился к выходу.

Он, похоже совершенно не был удивлён, когда Дэш, после недолгого раздумья, всё же последовала за ним.