Мир, в котором пони быть не должно.

С тех самых пор как я начал осознавать себя как личность,моя душа постепенно начала заполняться ненавистью.Сначала школа со всеобщей травлей.Затем институт с идиотами-преподавателями и кучей ненужной информации,а затем и работа.Но больше всего я ненавидел интернет,где царил полнейший хаос и где тебя могли унизить так,что и в самом страшном кошмаре не приснится.И я,проходя все эти этапы своей жизни,потихоньку ожесточался,учась видеть сей мир сквозь призму чистой ненависти.И казалось ничто не способно излечить мою душу,как внезапно появилась ОНА.<br/> Но обо всем по порядку...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Чудовище, которое мы сотворили

Мы вырастили её. Мы обучили её. Мы сотворили из неё богиню. Она рассчиталась с нами.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Аделантадо: Да придёт цивилизация

Аделантадо в переводе с испанского означает "первопроходец". Так видят себя люди, ступившие на дикие земли Эквестрии, чтобы принести аборигенам свет цивилазации. Рассказ повествует об Эквестрии и Земле, о людях и пони, судьбы которых переплетутся в этом столкновении миров.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Голос гармонии

С приходом людей в Эквестрию жизнь сказочного королевства сильно изменилась. "Попаданцы" всех мастей каждый день оказывают влияние на жизнь волшебного мира. Но, как выясняется, не только они могут менять мир поняш. Брони, таинственные писатели "фанфиков" - кто они? Как влияют рассказы на мир Эквестрии? Твайлайт с подругами отвечают на этот вопрос в прямом эфире ток шоу на Human-TV. Писателям фанфиков и их критикам посвящается.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони

Твайлайт, ты бессмертная

Селестия долго не решалась сказать Твайлайт Спаркл о её бессмертии. И вот, когда всё-таки решилась… она сильно об этом пожалеет.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Мир Сио: Новое Карамельное Приключение (переписанное)

Переписанный фанфик 19-го года, в силу ряда причин изначально получившегося крайне неудачным. При этом, этот фанфик написан по другому фанфику ("Сломанная Игрушка" за авторством DarkKnight), а так же является продолжением фанфика "Карамельное Приключение". В целом, после истории с инопланетянами и алмазами синтетическая пони Бон-Бон Мацаревич устроилась очень и очень неплохо: недурственная и доставляющая удовольствие работа, постоянное место в Ложе, устаканившаяся личная жизнь с ее Лирой, собственный домик и, даже, домашний питомец... Но кому-то, за пределами Земли, спокойно не сидится)

Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Зомби на твоей ферме

Когда весь мир заполонили орды нежити, все надежды легли на пони-фермершу, её друга-человека и их волшебный сад, полный необычных растений – могучих и стойких!..

Эплджек Человеки

Специальная доставка

Обычный рейс, необычный груз. Компания гарантирует сохранность!

Другие пони Найтмэр Мун

Маленькое путешествие

Возведя взор ввысь, Луна решила не упускать возможности полетать в ночи уютного космоса.

Принцесса Луна

Человеки-ТВ

Вейди Чейндж известная репортерша, но ей до ужаса надоело смотреть однообразные шоу и вызывающие отвращение репортажи, часть которых она же и снимала. И вот случай заставляет её изменить Эквестрию навсегда. Добро пожаловать в шоу-бизнес.

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Сорняк

78. Скользить в ямку с грязью и выскальзывать из нее

— Похоже, мы тонем, — сказала Мод Пай безразличным, скучающим голосом. Она повернула голову и на мгновение посмотрела на Тарниша, а затем выглянула из задней части повозки. — Там есть склон. Вся вода стекает вниз и заливает место, где мы припаркованы.

— Значит, если мы оставим повозку здесь, то погрузимся так глубоко, что никогда не сможем выбраться? — спросил Тарнишед Типот. Он несколько раз моргнул, чувствуя легкое беспокойство, а затем присоединился к Мод в задней части повозки. Он уставился вниз на землю. — Мы были почти на колесах, когда недавно начали есть.

— У нас проблемы, — сказала Мод.

— Мы даже не спали после того, как ехали всю ночь. — Тарниш посмотрел вниз на болотистую, сухую землю. — Как ты думаешь, ты сможешь нас вытащить?

— Я не знаю, — ответила Мод. — Возможно, нам придется разгрузить повозку.

— Куда мы все положим, чтобы не было мокро и грязно? — Тарниш уставился на колеса. На одно тревожное мгновение ему показалось, что он видит, как повозка погружается все глубже в грязь. — Мы с тобой добавляем несколько сотен фунтов к повозке, так что, возможно, мы делаем только хуже. Если мы выберемся, она перестанет тонуть, и, возможно, мы сможем ее вытащить.

— Может быть. — Мод пожала плечами. Ничего не сказав, она спрыгнула с заднего конца повозки и с грохотом упала в грязь. Через несколько мгновений она погрузилась в грязь по самые бедра. — Хм…

— Мод, ты голая.

— Тарниш, ты очень наблюдателен.

— Я беспокоюсь о том, что ты обгоришь на солнце.

— Ты не только наблюдателен, но ты действительно любишь меня и думаешь о моих нуждах. — Мод сделала паузу и огляделась вокруг. — Грязь холодная и освежающая. Мне это нравится.

— Холодная? — Тарниш посмотрел вниз на землю. Он вспотел и почувствовал любопытное желание прыгнуть. Холодная грязь звучала не слишком ужасно; с другой стороны, он не хотел покрыться грязью. Мод уже пыталась ходить, и грязь издавала непристойные хлюпающие звуки, когда она топала по хлюпающей земле. Сжавшись, он спрыгнул с повозки.

Раздалось громкое, сексуальное хлюпанье. Тарниш, уже содрогаясь, подумал о том, чем они с Мод занимались перед завтраком. Не думать об этом было невозможно. Ему стоило больших усилий заставить себя открыть глаза. Как только он открыл глаза, что-то холодное брызнуло ему в лицо, попав на морду. Он стоял в шоке, моргая и глядя на Мод, которая все еще держала одно грязное копыто поднятым.

— Я скучаю по игре в грязи с Пинки Пай, — сказала Мод.

— Ты бросила в меня грязью! — воскликнул Тарниш.

Мод со скучающим видом зачерпнула еще грязи и бросила ее в Тарниша. Она смотрела, как грязь попала ему в шею и разбрызгалась по бокам:

— И я только что сделала это снова. Ммм, грязь.

Тарниш, не зная, что делать, просто стоял там. Он не собирался кидаться грязью в свою жену. Что-то в этом казалось неправильным. Нельзя было кидаться грязью в кобыл, и нельзя было кидаться грязью в жену. Пока он размышлял над этой загадкой, еще одна порция грязи и травы ударила его, на этот раз по ребрам. На коже было прохладно и довольно приятно. Еще одна порция грязи попала ему на основание челюсти.

— Ты выглядишь так достойно, стоя здесь… так величественно. — Мод швырнула в Тарниша еще один пирожок с грязью. — Ты не хочешь кидаться грязью в кобылу. Ты делаешь это все слишком легким. — Мод зачерпнула огромный кусок грязи и швырнула его в Тарниша. При ударе она покрыла грязью большую часть его передней половины. — Ты хотел быть земным пони… вот что мы делаем для развлечения.

Тарниш сильно тряхнул головой, чтобы смахнуть грязь с лица. Он уставился на Мод, не зная, что делать. Он зачерпнул копытом немного грязи, посмотрел на нее, а затем взглянул на Мод, подняв грязную бровь. Через секунду еще больше грязи разлетелось по его шоколадно-коричневой шкуре.

Когда Тарниш швырнул комок грязи в Мод, он не чувствовал за собой никакой вины. Он услышал, как Мод вздохнула, а потом сказала:

— Я не думала, что ты способен на такое. Ты не должен бросаться грязью в кобыл, я расскажу твоей маме. — А через мгновение Мод врезалась в него достаточно сильно, чтобы сбить его в грязь.

Покрытая грязью Мод была скользкой, и Тарнишу было трудно ухватиться за нее, но это не помешало ему попытаться. Он хватал и лапал, пользуясь ситуацией. На мгновение Мод перевернулась на спину, но в отместку за свои старания он оказался лицом в грязи. Пока они с Мод боролись в грязи, Тарниш пытался ухватиться за скользкую, покрытую грязью земную пони. После одного очень смущяющего момента Тарниш понял, что Мод лежит на его морде. Он дунул в пупок Мод высунов язык.

Со странным, тревожным криком Мод сорвалась с места, прыгая по грязи. Тарниш поднял голову и посмотрел на Мод. Она была покрыта грязью от копыт до ушей. Ее грива и хвост были покрыты грязью. Ее глаза были широко раскрыты, и она пристально смотрела на него. Одно ухо было приклеено к боковой части ее лица.

— Ты хоть понимаешь, что ты только что сделал? — спросила Мод.

Ухмыляясь, чувствуя, как грязь капает с его лица, и очень похожий на лису в курятнике, Тарниш кивнул. Он перекатился и встал на копыта, не сводя глаз с Мод.

— Тарниш?

— Да?

— Об извращениях…

Покрытые грязью уши Тарниша повернулись вперед:

— Да, Мод?

— Когда я снова буду окончательно чистой, если я попрошу тебя сделать что-нибудь необычное, ты сделаешь это?

Что-то в прямоте Мод возбуждало. Тарниш начал пытаться стряхнуть грязь со своей шкуры:

— Ты имеешь в виду… например… — Слова Тарниша затихли, и он высунул язык и пошевелил им. Он увидел, как глаза Мод на мгновение расширились. Белки глаз Мод резко выделялись на фоне черной грязи и травы, покрывавших каждый дюйм ее тела. Он увидел, как Мод медленно кивнула. Что-то в Мод казалось не так. — Мод, ты испугалась или что? Я сделал что-то не так?

— Ты просто напугал меня. — Когда Мод расслабилась, ее глаза вернулись в свое обычное сонное полузакрытое положение. — Тарниш, я очень стесняюсь своего тела. Возможно, потому что я часто ношу одежду. Я не знала, как реагировать на то, что ты суешь свой нос куда-то вниз.

— Эм, а то, что я только что с тобой сделал, тебе было приятно? — спросил Тарниш. Он наблюдал, как Мод кивнула, и услышал звук брызг грязи, когда часть ее соскользнула с лица Мод. Чувствуя себя немного неловко, Тарниш сменил тему. — Ну, думаю, мы оба защищены от солнечных ожогов.

— Мне пора прицепляться к повозке. — Мод, ее движения были почти робкими, направилась к передней части повозки. — Тарниш, если можешь, опусти полог и постарайся все уложить, пока я буду пристегиваться.

— Конечно, Мод, — ответил Тарниш. Даже с грязью вокруг тела Тарниш чувствовал себя слишком тепло. Он подумал о том, где только что была его морда. Он хорошенько встряхнулся и попытался проветрить голову. Это были мысли для другого времени, а сейчас нужно было работать.


Когда Мод натянула упряжь, весь вагон дернулся вперед, и раздался хлюпающий звук. Она дернулась немного вправо, потом немного влево, пытаясь освободить колеса, а затем с такой силой, на какую только осмелилась, уперлась задними ногами и толкнулась вперед.

Позади повозки Тарниш, работая с длинным саженцем, который теперь был импровизированным шестом, использовал преимущества своего телекинеза и силы рычага. Он не мог поднять всю повозку, но он мог использовать рычаг. Он глубоко вонзил шест в грязь, прижал его к задней стенке повозки и стал толкать его вперед, пока Мод наваливалась на нее. От силы его усилий рог затрещал, а из кончика посыпались голубые искры.

Два покрытых грязью пони напряглись, чтобы сдвинуть повозку с места. С громким хлюпаньем повозка дернулась вперед на несколько дюймов, узкие колеса прорезали грязь. Каждый мускул на теле Мод был теперь твердым и выделялся бы на фоне других, но был скрыт под слоем грязи. Белые квадратные зубы Мод были видны, когда она хрипела и напрягалась.

Тарниш переставил шест, просунул нижнюю часть под повозку, а затем надавил на верхнюю. Задние колеса немного приподнялись из грязи, и повозка заскользила вверх под углом шеста. Мод потянула повозку вперед, и повозка соскользнула с шеста, задние колеса погрузились в грязь. Тарниш снова установил шест и приготовился снова применить рычаг.

Теперь повозка двигалась. У них был импульс. Мод приближала ее к дороге. Дорога была грязной, с глубокими колеями от колес повозки, но колеи были крепко утрамбованы, и в них было всего несколько дюймов грязи; Тарниш проверил. Если им удастся вытащить повозку на дорогу и загнать в колею, все будет в порядке, так сказала Мод. Бороться с грязью в несколько дюймов было гораздо легче, чем с грязью глубиной почти в ось. Колеса скрипели и визжали.

— Мод, ты в порядке? — спросил Тарниш. Он услышал, как Мод зарычала, и догадался, что это был единственный ответ, который он собирался получить. Он задумался, как они с Мод собираются помыться. В бочке было всего ничего воды. Он устал и хотел спать.

Повозка была уже почти на дороге. Нужно было ехать под углом, чтобы колеса преодолели первую колею, а затем позволить повозке соскользнуть в глубокие, выщербленные борозды, созданные множеством колес повозок, проехавших по этому участку дороги.

Вся повозка вздрогнула, когда передние колеса соскользнули в колею, а затем задняя часть заскользила вниз, скребя по грязным бокам канавок, проделанных в дороге. Задняя часть повозки содрогнулась, и Тарниш услышал, как внутри что-то звякнуло.

Он проверил задние колеса; грязь не доходила даже до внешнего обода колеса, достигая спиц. Он начал пытаться счистить грязь с повозки с помощью телекинеза, выбивая сгустки грязи из промежутков между спицами, пытаясь облегчить груз Мод всеми возможными способами. Повозка двигалась с хорошей скоростью, теперь она свободно катилась по твердому грунту на дне колеи на дороге.

Ему было интересно, как далеко Мод собирается ехать. Никто из них не спал, но они поели. День был жарким, а дождь сделал все влажным. Грязь хорошо охлаждала и защищала от солнца, но Тарниш опасался, что в жару грязь высохнет и начнет отслаиваться. Тарниш бросил свой импровизированный шест, придя к выводу, что он больше не нужен.

Измазавшись в грязи, Тарниш встал рядом с Мод, бросая на нее влюбленные взгляды из стороны в сторону. Она шла по торчащему из дороги бугру, высокому месту между колеями, и повозка низко катилась за ней.

— Мод, никогда бы не подумал, что ты начнешь драку в грязи, — сказал Тарниш.

— Я думаю, это был первый раз, когда я начинала. Обычно Пинки Пай швыряла в меня грязью. Или Лаймстоун. Несколько раз начинала Марбл. — Мод посмотрела на Тарниша. — Однажды Пинки бросила в папу грязью.

— А что сделал Игнеус? — спросил Тарниш.

Мод снова стала смотреть вперед и проверять дорогу на наличие признаков неприятностей:

— Папа позволил Пинки это сделать. Он прижал ее в грязи, катал ее, пока она не стала совсем грязной, а потом щекотал ее, пока она не взмолилась о пощаде. Мама была расстроена. Она прочитала им обоим нотацию за то, что они испачкались.

— Да, твоя мама, похоже, чистая пони. — Тарниш усмехнулся при мысли о том, что Игнеус весь в грязи.

— Папа бросил в маму грязью. Он хорошенько ее измазал… а потом к нему присоединилась Пинки. Мама стала грязной. — Мод вздохнула. — Я уже скучаю по своим родителям.

— Я никогда в жизни не была такой грязной… Интересно, что бы сказала моя мама… она выходит из себя, если испачкается. — Тарниш взглянул на Мод и посмотрел, как ее покрытые грязью кудри подпрыгивают вверх-вниз.

— Я никогда не понимала страха перед грязью. Мы же выращиваем еду в грязи и едим ее. Если грунт и грязь — это что-то плохое, почему мы позволяем нашей еде соприкасаться с ней?. — Мод покачала головой.

— Почему-то ты все равно прекрасна, даже вся в грязи, Мод Пай.

Под грязью у Мод появился румянец на всем теле.