Воспоминания в Вечер Теплого Очага

Беззаботное детство Селестии и Луны закончилось неожиданно. Безопасная и мирная жизнь в Долине аликорнов, в изоляции от остального мира оказалась потревожена пугающими событиями. Аликорны встали лицом к лицу с тем, от чего они бежали когда-то, и теперь им предстоит вновь сделать выбор. А двум маленьким девочкам достались зрительские места в первом ряду.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Моя соседка - убийца!

Иногда происходят всякие инциденты, так? Происходят. Большинство — даже у нас дома. Однако, не все они приводят к появлению безголового тела, которое, стань это достоянием общественности, вполне способно обеспечить Винил долгие раздумья о своих свершениях в уютной комнате с решётками на окнах. К счастью, Октавия готова прийти на помощь.

DJ PON-3 Октавия

Антифуррь

Вдохновлено произведением "Антигеймер" Денисова с использованием вселенной этого автора. Вот скажи, читатель, не желаешь ли ты стать фуррём? Да не просто фуррём, а таким, каким захочешь - хоть антропоморфным лисом, хоть тавром, хоть... Пони-пегасом? Мне вот нравится последний вариант, в конце концов, я же Хеллфайр! Проблема только в том, что за новое тело тебе нужно будет заплатить упорным трудом, несущим опасность для жизни, здоровья и психики. Но оно того стоит, уж поверь.

Другие пони ОС - пони Человеки

Арьергард

Что, если? Что, если вот прямо завтра в новостях объявят, что на нашей планете появились беженцы из далёкого мира? Что будет делать каждый из нас? *** Версия текста 0.1.

Человеки

Сны в зебрином доме

Когда речь заходит о Флаттершай, многие вспоминают её как очень стеснительную и робкую пони, которая всего на свете боится. Нельзя сказать, что это очень плохо, ведь она на самом деле прекрасный друг и просто очень милая пони. Однако иногда её бзики заходят слишком далеко. Но не всегда её страхи бывают безосновательными. С самого детства Флаттершай невзлюбила жуткий праздник Ночи Кошмаров, во время которого она всегда запиралась у себя дома и пыталась скорее заснуть. Но после рокового случая, произошедшем в одну из таких Ночей, её запирания дома участились до раза в месяц, а то и чаще.... И на то были причины.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Зекора Найтмэр Мун

Она вернулась!

Вы не задумывались, как какой-то всего лишь единорог, пусть и очень злобный, скрыл на целое тысячелетие довольно большую долину со всеми её жителями? Куда делась Кристальная империя, и почему она вернулась?

Человеки

По образу и подобию своем

По образу и подобию своему: Подчас даже добрые поступки и благородные устремления могут пойти во вред. Рерити хочет сделать как лучше, получится ли у нее?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Из чего состоит радуга

Из чего на самом деле создаётся радуга? Ужасный кошмар, приснившийся Скуталу незадолго до экзамена Лётной Академии, заставляет её задуматься над этим вопросом. Но она даже не предполагала, что вскоре ей предстоит узнать на него ответ.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Ночь с мамой

Зарисовочка на тему ночной прогулки Слоу с мамой и ничего больше. Смысла нет, даже не ищите его тут, как и какой-бы то ни было морали. Просто текст:)

Алетейя

Пони любят делиться историями о необычном. Сказками о сотканных из воздуха величественных башнях; легендами о народах, способных подчинить своей воле небо; мифами о городах, существующих на самом краю забвения. Обычно предания эти имеют мало отношения к действительности, но порой между строк скрывается истина.

Автор рисунка: Noben

Горный тоннель

Была безмолвная лунная ночь. Дейзи провела весь вечер, помогая сажать цветы к северу от Единорожьих гор. На протяжении всего её путешествия в деревню стояла ясная безоблачная погода, но теперь небо потемнело и опустился густой туман. Прибавив шаг, Дейзи всё ещё надеялась добраться домой в Понивилль.

У самого выхода из деревни, будто вынырнув из тумана, появилась старая сгорбленная кобыла. Когда Дейзи подошла к ней, та огляделась и поморщилась.

— Зловещий туман расстилается по земле, — кряхтя, произнесла старая пони. — Всякий раз, когда белый морок покрывает этот край, у горного тоннеля начинают происходить странные вещи. Внимательно смотри, куда идёшь, и будь осторожна, дорогая.

— К-как же вы меня напугали, — отшатнулась пони-цветочница. — Спасибо, но я уверена, что со мной всё будет в порядке. И мне действительно нужно поторопиться, чтобы вовремя попасть домой. — И с этими словами она начала выбираться из деревни по крутому и извилистому маршруту №15.

Хотя железнодорожная сеть Экспресса Дружбы являлась самым популярным способом передвижения по Эквестрии, он был отнюдь не единственной дорогой. Существовал также ряд пронумерованных магистралей, основных дорог, соединяющих города и деревни, которые рельсы обходили стороной. Маршрут №15 был одним из таких, он пролегал от Понивилля до Ванхувера и проходил через несколько деревень по пути. Его самой примечательной особенностью был длинный подземный тоннель, прорубленный в основании одной из Единорожьих гор.

По мере того как Дейзи продвигалась по дороге, ей становилось всё труднее и труднее что-либо разглядеть сквозь туман. В конце концов она увидела вдалеке огни тоннеля.

— О, вот ты где. Ну всё, теперь уже недолго осталось. Давай, Дейзи, соберись, ты сможешь, — подбодрила она себя, с нетерпением ожидая возможности вернуться домой до того, как видимость станет ещё хуже.

И, стараясь смотреть под ноги, чтобы не запнуться о камень или корягу, Дейзи добралась до входа в тоннель. При свете дня она не обратила на это внимания, но теперь видела, что её со всех сторон окружали высохшие, мёртвые деревья, которые, казалось, тянулись к ней своими костлявыми ветками. Заглядевшись на них, она была захвачена врасплох внезапно вырвавшимся из тоннеля порывом ветра, который чуть не сбил её с ног. Пурпурная земная пони вздрогнула и попыталась восстановить равновесие. Затем все огни в тоннеле погасли, не оставив после себя ничего, кроме чёрного как смоль чрева в скале.

— Ну вот, и как теперь быть? — пробормотала Дейзи. — И, конечно же, я забыла взять с собой фонарик, просто блеск!

Но кто-то её перебил. Дейзи умолкла и прислушалась, услышав чей-то слабый шипящий голос. Странно, но казалось, что тот доносился из тоннеля, но она не могла разобрать ни слова из сказанного.

— Эй, там кто-нибудь есть? — с тревогой спросила она. Тьма мигом поглотила её слова, но ответа не последовало.

Земная пони медленно подошла ко входу в тоннель, но остановилась, заметив одинокий красный огонёк, светящийся далеко внутри. Будто увидев её, тот вначале потускнел, но потом, внезапно, начал  разгораться и становиться всё ярче и ярче. Дейзи испуганно вскрикнула, почувствовав, что какая-то невидимая сила яростными рывками затягивает её в кромешную тьму тоннеля.

— Что происходит?! — в страхе воскликнула кобыла. Упёршись копытами в землю и стиснув зубы, она сопротивлялась изо всех сил... и движимая неведомой силой была отброшена назад. Тяжело приземлившись на спину, Дейзи быстро встала на ноги. Цветочница дышала часто и тяжело, её лицо после пережитого было бледнее тумана. Поёжившись, земная пони с тревогой огляделась, и тут её взгляд зацепился за узкую заросшую дорогу, почти тропинку, ведущую на соседнюю гору, и, поблагодарив судьбу, Дейзи помчалась по ней так быстро, как только могла. До сих пор не понимая, что с ней произошло, она решила больше никогда не подходить к этому тоннелю.

Дейзи не помнила, сколько и как быстро бежала, но не могла позволить себе остановиться, как бы сильно ей этого ни хотелось. Добежав до Понивилля, она вернулась домой, тяжело дыша и почти падая с ног. Её сестры — Лили Валлей и Роузлак, были шокированы, увидев свою родственницу в таком состоянии.

— Селестии ради! Что с тобой приключилось, Дейзи? — с беспокойством спросила Лили.

— Я... ш-шла по д-дороге... Шоссе №15... — Дейзи несколько раз тяжело вздохнула, прежде чем продолжить. — Я н-не могла... многого разглядеть... неожиданно о-опустился туман. Я была почти... в тоннеле... когда с-светильники... внезапно... погасли. Там был одинокий... красный о-огонёк... который начал мелькать, будто заметил... а потом какая-то сила н-начала... тянуть меня внутрь! Но мне удалось вырваться... и убежать. Я н-не знаю... что было в том тоннеле, но я... больше никогда к нему не приближусь. Н-никогда…

Сёстры сразу обняли Дейзи и держались так несколько минут, в течение которых они с тревогой переглядывались и смотрели на Дейзи.

Наконец, когда они разомкнули объятия, Лили приподняла бровь.

— Послушай, Дейзи, такого просто не могло случится. Может, это было какое-то животное? Ты уверена, что туман не сыграл с тобой злую шутку?

— Я не маленькая кобылка! — немного оправившись, возразила Дейзи. — И туман здесь ни при чём. Ну… почти. И я знаю, что я видела. Моя шёрстка до сих пор дрожит от того таинственного прикосновения.

Но прежде чем успел разгореться ненужный спор, вмешалась Роузлак.

— Дейзи, ты сказала, что видела красный свет в тоннеле? А потом почувствовала, что тебя затягивает внутрь?

— Да, — подтвердила Дейзи. — Но я не знаю, откуда тот исходил и что пыталось схватить меня и затащить во тьму.

Роузлак вздохнула.

— Тот свет исходил от рога единорога. Единорога-призрака, которая бродит по тому тоннелю, а также хватает и утаскивает всех пони, которые посмеют потревожить её покой.

Дейзи замерла.

— Ты это серьёзно? — спросила она.

Роузлак кивнула.

— Конечно. Я бы ни за что не стала врать своей сестре. Бабуля Смит рассказала мне эту историю несколько лет назад, но я не придала ей значения до сих пор. Дейзи, ты хочешь её услышать?

— Эм... да, пожалуйста, — сглотнув, решилась Дейзи.

— Хорошо, но ты прерви меня, если что, — погладив сестру по плечу, сказала Роузлак, начав свой рассказ.


Эта история произошла много лет назад, когда сеть Эквестрийских дорог была только построена. В Понивилле жила молодая единорожка по имени Рубарб Крамбл, у неё была уютная маленькая пекарня в центре города. Дело шло хорошо, её пироги и пирожные славились по всей Эквестрии. Пекарня Рубарб начиналась с маленькой лавки, но со временем становилась всё больше и больше, когда путешественники возвращались из Понивилля к себе домой и рассказывали об удивительном пекаре. Рубарб обладала удивительным талантом придавать своей выпечке божественный вкус и при этом не зазнавалась и всегда была дружелюбной и вежливой с каждым пони, которого встречала.

И однажды настоящая слава настигла её, когда единорожка получила приглашение на большую ярмарку в Ванхувере. Она всегда была пекарем-кондитером из маленького города, но это был шанс по-настоящему заявить о себе. Поэтому в течение следующих двух дней она работала без продыху, чтобы испечь целую уйму пирогов и другой выпечки по своим лучшим рецептам. И когда момент настал, Рубарб запрягла себя в тележку и отправилась в путь по новому пятнадцатому маршруту.

Было тихое солнечное утро, и Рубарб следовала по дороге быстрой походкой. Вскоре она была уже далеко от Понивилля и собиралась войти в длинный горный тоннель. Устремляясь в темноту, она ничего не подозревала. Но когда единорожка была на полпути, случилась катастрофа.

Никто не знает, чем это было вызвано, но когда Рубарб шла по тоннелю, каменный потолок над ней внезапно треснул и начал обваливаться. Рубарб бежала так быстро, как только могла, но из того обвала могла выбраться разве что Рэйнбоу Дэш, но никак не молодая единорожка, запряжённая в перегруженную телегу. Камнепад обрушился и похоронил бедняжку, убив мгновенно.

Дорожным бригадам потребовалось пять дней, чтобы расчистить завал, а уже под ними обнаружили раздавленные останки Рубарб и её тележки. Бедную кобылу похоронили на ближайшем кладбище. Вскоре после этого маршрут №15 вновь был открыт, и всё вернулось на круги своя до тех пор, пока не начали происходить странные вещи.

Следующей весной все деревья, окружающие горный тоннель, таинственным образом погибли. Лето выдалось необычайно влажным, и вместе с влажностью наступило много туманных ночей. Говорили, что в такие ночи все огни вдоль стен тоннеля гасли, и на их месте загорался единственный красный огонёк, где-то в его недрах. И по мере того, как случайный путник подходил всё ближе и ближе ко входу в тоннель, красный свет становился всё ярче и ярче, а затем путешественника засасывала темнота, и он никогда больше не возвращался. Но бывали и те, кому везло больше других. Но когда они возвращались, то оставались сломленными и травмированными на всю оставшуюся жизнь.

С тех пор пошло поверье что дух Рубарб не упокоился. Она была возмущена решением вновь открыть тоннель, который стал причиной её гибели. Гнев духа Рубарб отравил почву вокруг тоннеля, и туманными лунными ночами она продолжает появляться внутри тоннеля, готовая покарать любого, кто осмелится войти в недра горы.


Дейзи лишилась дара речи.

— Т-так ты говоришь, что там был призрак Рубарб, и это её я видела в тоннеле? — часто дыша, пробормотала она.

— Да, Дейзи, — печально произнесла Роузлак.

Дейзи просто кивнула и больше не произнесла ни слова. Лили, сидевшая с другой стороны, закатила глаза.

— Бабуля Смит умеет рассказать хорошую сказку, и эта история хорошо звучит. Спасибо, что рассказала её нам, — сказала Лили. — Но если ты ждёшь, что я поверю, будто что-то из этого на самом деле правда, то ты зря тратишь время. Я никогда не верила в привидений и прочую нечисть, и никогда не поверю. Такого просто не существует.

— Поступай как знаешь, — ответила Роузлак. — Но ты не видела того, что видела Дейзи.

— Знаешь, я всё ещё думаю, что ей просто в тумане что-то померещилось, — усмехнулась Лили. — Но уже поздно, а завтра нам ещё много работы предстоит, поэтому пойду-ка я спать. Спокойной ночи! — она повернулась и побежала наверх, в свою спальню.

Роузлак знала, какой упрямой временами может быть Лили, и решила больше не утруждать себя спорами с ней.

— Не обращай на неё внимания, — сказала она Дейзи. — Всё в порядке, я верю тебе. И знаешь, если тебе страшно оставаться одной — можешь поспать сегодня ночью у меня, если хочешь, конечно.

Дейзи кивнула, и Роузлак повела её вверх по лестнице. Кремовая пони забралась к себе в постель и позволила Дейзи лечь рядом и прижаться к ней, просто чтобы убедиться, что её сестра будет в безопасности этой ночью.


Через несколько дней Дейзи вернулась к своему обычному состоянию, и следующие две недели прошли без происшествий. Три сестры проводили большую часть дня, ухаживая за своим собственным садом, а также за цветочным ларьком перед своим домом. За это время ни одна из них не уходила за пределы Понивилля, и больше ничего не было сказано на тему призраков.

И вот однажды днём к их порогу принесли письмо. Оно было от мэра другой деревни к северу от Единорожьих гор с просьбой прислать дюжину букетов гиацинтов для посадки перед ратушей. Роузлак прочитала письмо своим сёстрам, и как только она упомянула, куда нужно следовать, Дейзи часто задышала.

— Нет-нет-нет! — в страхе воскликнула пурпурная кобыла. — Я больше туда ни за что не вернусь!

Лили рассмеялась, и Роузлак строго посмотрела на сестру. Но та не обратила на это внимания.

— Да будет вам, девочки. Что это на вас нашло? Так не непогода, а какие-то призраки вас по свету пустят. Я сделаю это, эта доставка мне по плечу. Тот тоннель совсем не страшный. Только жеребята боятся темноты.

— Путь туда неблизкий. Но если ты действительно этого хочешь, тогда задерживать тебя не стану, — сказала Роузлак. — Просто постарайся быть осторожной и вернуться до темноты.

— Не беспокойся обо мне, Рози, — беспечно ответила Лили. — Меня бабушкиными сказками не напугать.

Роузлак покачала головой, но не стала переубеждать упрямую сестру. Не прося ни чьей помощи, Лили нагрузила свою тележку свежими гиацинтами самых разных расцветок. Когда у неё набралось двенадцать полных букетов, пони-цветочница смахнула пот со лба и отправилась в путь. Роузлак и Дейзи с тревогой смотрели ей вслед, надеясь, что Лили прислушается к разуму и вернётся домой в целости и сохранности.

Был тёплый солнечный день, и Лили улыбалась, резво шагая по шоссе №15. Прошло совсем немного времени, прежде чем она добралась до горного тоннеля, который был очень хорошо освещён днём.

— Призрак-призрак, попробуй схватить меня за бок! — рассмеялась она, входя. — Я уже в тоннеле, и здесь совсем не страшно! Потому что его построили пони, а не потусторонние силы!

Но хоть она смеялась и старалась изображать невозмутимость, в истории Роузлак было что-то такое, что она просто не могла выбросить из головы.

В конце концов Лили добралась до деревни и нашла ратушу. Та была намного меньше, чем ратуша Понивилля. Не теряя времени, розовая пони помогла мэру посадить гиацинты, и тот был очень благодарен ей за помощь. Закончив и слегка устав, она отправилась в деревенский ресторан подкрепиться, прежде чем отправиться домой.

Лили планировала просто перекусить по-быстрому, но обслуживание в ресторане оказалось мучительно долгим, и ей потребовалось полчаса, чтобы заказать еду. К тому времени, как она закончила есть, солнце уже начало клониться к закату.

— Обойдётесь без чаевых! — крикнула она, уходя. — Вам следует нарисовать на вывеске улитку!

Официантка что-то крикнула ей вслед, но Лили этого не расслышала. Всё, чего она хотела — это как можно скорее вернуться домой. Она не хотела этого показывать, но сама мысль о том, что ей придётся в темноте идти по горному тоннелю, вгоняла её в дрожь.

Когда Лили направилась обратно тем же путём, каким пришла, солнце уже зашло, и его сменила полная луна. Затем, когда она была в паре километров от тоннеля, опустилось плотное покрывало тумана. Розовая пони изо всех сил пыталась разглядеть что-нибудь сквозь него, и то немногое, что она могла увидеть, представлялось чем-то жутким.

— Соберись, Лили, — пробормотала она себе под нос. — Это точно та же дорога, по который ты шла днём. И тот же проход… Нет никаких причин бояться.

Но Лили быстро умолкла. Приблизившись к тоннелю, она вздрогнула, окинув взглядом мёртвые деревья. Днём они выглядели корявыми, но безобидными, однако ночью напоминали большие призрачные когти. Затем из тоннеля подул холодный порыв ветра, и все лампы, расположенные вдоль стен, погасли.

— Хорошо, что я всегда беру с собой фонарик, — сказала Лили с улыбкой. Земная пони достала из перемётной сумки фонарик и включила его. Как только она это сделала, в глубине тоннеля появился одинокий красный огонёк. Не растерявшись, Лили направила на него луч фонарика, чтобы сбросить последнюю завесу суеверия... и издала леденящий кровь крик, который эхом разнёсся по всему горному хребту.

ЧТО ТЫ ТАКОЕ?! — вскрикнула кобыла.

Она похолодела и внезапно почувствовала, что какая-то невидимая сила втягивает её внутрь. Стены тоннеля постепенно меняли цвет с чёрного как смоль на кроваво-красный. Лили дёргалась, лягалась и отчаянно пыталась вырваться, но она уже была глубоко в тоннеле. Пони закричала ещё громче, когда почувствовала, как пара холодных, скользких копыт вцепилась ей в плечи. Кроваво-красный свет окутал всё вокруг неё, она почувствовала, как её тело обмякло, а затем она замолчала. У Лили больше не осталось сил, чтобы сопротивляться неизбежному…


Ни Дейзи, ни Роузлак не могли сомкнуть глаз той ночью. Пони-цветочницы не могли себе места найти, гадая, куда могла запропаститься Лили и почему она до сих пор не объявилась. Утренний свет не развеял их страхов, но им нужно было готовиться к новому дню и они, спустившись на кухню, думали что сделать на завтрак, когда раздался громкий стук во входную дверь.

— Что это было?! — воскликнула Дейзи, чуть не роняя тарелку.

— Кто-то пришёл, — ответила Роузлак. — Надеюсь, это Лили. Пойду проверю, жди здесь.

Собравшись с духом, Роузлак подошла к двери и открыла её. Она не смогла подавить крик, когда увидела сцену перед собой. Это была Лили, и она была жива, но психологически травмирована. Розовая кобыла с потрёпанной шёрсткой и спутанной гривой свернулась калачиком на пороге в позе эмбриона. Лилия в её гриве потемнела и поникла. Её глаза были налиты кровью, а янтарные зрачки сузились до крошечных испуганных точек. Она шептала неразборчивую тарабарщину страдальческим, едва слышным голосом. Единственными словами, которые Роузлак смогла разобрать, были "тоннель" и "Рубарб". Глаза Роузлак поблекли, и она посмотрела на землю и вздохнула, поняв, какая ужасная участь постигла её сестру.

— Что там происходит? — спросила Дейзи, словно умоляя сестру сказать ей правду.

— Не выходи на улицу, — приказала Роузлак. — Тебе этого лучше не видеть.

— Но что произошло? — воскликнула Дейзи. — Кто-нибудь ранен?

— Да, Дейзи, — сказала Роузлак. Она вздохнула, прежде продолжить. — Это Лили. Похоже, она встретилась с призраком Рубарб и ей серьезно досталось. Я позвоню в больницу. Надеюсь, они смогут что-нибудь сделать, чтобы помочь нашей сестре…

Вернувшись в дом, Роузлак подняла телефонную трубку и позвонила сестре Редхарт. Через несколько минут к ним прибыли два пони-медика, которые положили Лили на носилки. После чего направились в сторону больницы Понивилля с мрачными выражениями на лицах.

Дейзи, казалось, была на грани срыва, наблюдая, как почти неподвижную Лили уносят в сторону больницы. Роузлак положила копыто на плечо сестры, чтобы утешить её, хотя она тоже боялась худшего.

— Я предупреждала её, — прошептала Роузлак. — Но она меня не послушала. — Затем её охватило ужасное чувство вины. — Если бы я только не позволила ей доставить те злосчастные гиацинты... этой трагедии не случилось бы... — Она сглотнула и почувствовала, что на её глазах тоже наворачиваются слёзы.


Следующие шесть месяцев Лили оставалась в приватной палате в больнице Понивилля. В течение этого времени Роузлак и Дейзи часто навещали её. К Лили постепенно вернулся голос, и сестра Редхарт, ведущая её больничный лист, в конце концов решила, что та достаточно поправилась, чтобы её можно было выписать из больницы.

Лили вернулась домой к своим сёстрам, но она уже не была прежней пони. Самая вспыльчивая и своевольная из цветочных сестер теперь была самой нервозной и робкой. У неё начались приступы паники из-за каждой мелочи, и она часто падала в обморок по пустякам. Похоже, встреча с призраком в тоннеле навсегда оставила шрам в её душе. И в какой-то степени "проклятие Рубарб" коснулось также Роузлак и Дейзи. Они тоже стали склонны к панике и обморокам. Не так сильно, как Лили, но интуитивно они чувствовали, что на них лежит чья-то печать.

Никогда больше ни одна из цветочных сестёр не отваживалась подниматься в горы к северу от Понивилля. Вскоре после того, как Лили вернулась домой, пара почти одинаковых камнепадов перекрыла оба входа в горный тоннель. Дорожные бригады к тому времени были хорошо осведомлены об этой легенде и решили не утруждать себя расчисткой завалов. Так, перерезанный пополам, заблокированный тоннель №15 вышел из употребления. На следующий год в город прибыла новая пони из Кантерлота — Твайлайт Спаркл, и началась новая эра в истории Эквестрии. Среди всего этого торжества и веселья по случаю поражения Найтмер Мун и повторным открытием Элементов Гармонии, жители Понивилля почти забыли о том, что случилось с Лили.

Однако иногда днём вы можете увидеть Лили Валлей, сидящую возле цветочного магазина и глядящую вдаль с отсутствующим выражением на лице. Вот тогда можно быть уверенным, что она думает о той туманной ночи и горном тоннеле, а также о зловещем красном огоньке, который ждёт момента, чтобы погасить ещё чью-то жизнь...