Тёмный мессия: мощь и рог.

Десять веков будет крепость стоять, Стены, застывшие криком немым, И рогатые лорды склонятся пред тем, Кто ещё не рождён от хозяина тьмы. Полночь настанет, затмится луна, И откроется склеп, где покоятся мощи Той, что имя земле и народу дала: Многоликой, седьмой, непорочной. Схлестнутся пророчества, рухнет покой, Содрогнутся древние своды. Сына тьмы увлечёт, поведёт за собой Дева, наследница древнего рода.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Кризалис Король Сомбра

Бессонница

Странные дела творятся в Понивилле. Начали пропадать жеребята. Их родные и близкие, сраженные горем, пойдут на все, чтобы найти причину. Кто-то грешит на древесных волков. Кто-то обвиняет зебру, живущую в лесу. Некоторые даже винят своих собратьев пони. Однако, никто не подозревает маленькую кобылку, страдающую от бессонницы…

Диамонд Тиара Сильвер Спун DJ PON-3 Бэрри Пунш

Нелепый

Как известно, грифоны - существа самодостаточные. Однако даже им нужен кто-то, кто бы позаботился о них на небесах.

Огонек

Небольшая история, приключившаяся с Динки и Дерпи в канун Дня Согревающего Очага

Дерпи Хувз

Всё, приехали?

Наверное, каждый в своей жизни периодически подвергается жёсткой критике и обвинениям со стороны, когда кто-то может обозвать плохим словом просто из-за того, что вы проходили мимо. Но некоторым пони в этом плане "везёт" в особенности... Такая участь досталась одной кобылке, даже прозвище которой намекает на не самое сладкое положение в жизни. Каково это - носить титул "Антагонистка Триумфа"? Непросто. Хотя терпение в таком случае развивается просто ангельское. Но иногда, несмотря на стальную выдержку, даже самое стойкое терпение может кончиться. Как преодолеть поток растроганных мыслей, когда сложившуюся ситуацию можно описать фразой "Всё, приехали"?

ОС - пони

Субботник

Издевательства над одноклассницей заходят так далеко, что раскалывают напополам сам коллектив мучителей. Кто-то станет разменной монетой, а кто-то может стать новым изгоем.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Хроники роя. Судьба одиночки.

Рой покинул Эквестрию, чтобы однажды вернутся. Но не всем детям Королевы-Матери суждено было последовать за ней. Кем станет потомок роя - злодеем или героем, решит лишь Пустошь.

ОС - пони

То, что нельзя вспоминать

Прошлое Твайлайт Спаркл кажется обычным и совершенно непримечательным. Но если нырнуть глубже в воспоминания фиолетовой пони, можно понять многие ее причуды и привычки...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Все хорошо, прекрасная принцесса

Оказывается, последние письма Сансет Шиммер принцессе Селестии были полны вовсе не обидой или раскаянием. Она могла очень отчаянно хотеть убежать. Но какова бы причина ни была - Сансет не виновата. Совсем.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца Сансет Шиммер

Игры с Хаосом

Сиквел рассказа "Прячущий взгляд"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд

S03E05

Трикси и ее удивительный домашний питомец-перевертыш. Кристальный тур

Глава 4. Цирк... с понями!

Квест раскачивался над ареной, стоя на тонкой, выглядевшей ненадёжной доске качелей, подвешенной на двух тонких канатах где-то на полдороги до вершины купола и смотрел, высоко задрав голову, под самый купол, где на цепях висела огромная наковальня. Его не особо радовало всё это. Особенно его не радовала крупная надпись на боку этой массивной дуры — «1000 фунтов». Квест не считал себя особо сильным математиком, но он довольно хорошо мог представить, что случится, если эта хреновина рухнет прямо ему на голову. Представленное совсем не вдохновляло.

«Как я вообще оказался в таком глупом положении?», — размышлял чейнджлинг, не в силах отвести взгляд от раскачивающейся в вышине наковальни.

И действительно, как вообще могло так получиться, что сейчас он рискует своей жизнью без какой-либо возможности возразить? Честно говоря, сейчас даже прыжок через горящее кольцо выглядел для него куда как привлекательнее того, что задумала эта сумасшедшая кобыла, что, к ужасу чейнджлинга, умудрилась каким-то непостижимым образом спеться с самой принцессой Каденс, и союз этот оказался поистине ужасающим! Правда, ужасающим он был чаще всего исключительно для Квеста, на котором они и предпочитали проверять свои безумные идеи. Он бы давно свалил отсюда, но замок принцессы Каденс на удивление хорошо охранялся, и винить в этом Квест мог только своих сородичей и себя. Потому что наверняка все эти беспрецедентные меры безопасности были приняты после того идиотского случая в Кантерлоте. Тогда Королева Кризалис предприняла свою безумную попытку обманом захватить власть в Кристальной Империи, впрочем, не увенчавшуюся успехом. После чего и начались серьёзные гонения на чейнджлингов и распространение того самого долбанного заклинания, что так сильно испортило жизнь чейнджлингу. Так что Квесту некому было предъявлять претензии за это. С какой стороны не посмотри, а изначально виноваты всё равно чейнджлинги. Даже несмотря на то, что он сам и не принимал участия в той безумной затее. Но что тут поделать? Не предъявлять же претензии самой Королеве Кризалис? Вот уж точно нет! Квест не считал себя настолько дурным, чтобы даже подумать о таком сумасбродстве. Так что придётся покориться судьбе и ждать более подходящего случая, чтобы улизнуть отсюда. Впрочем, шёл финальный номер выступления, и надо признать, сейчас опасности подвергался не он, а Трикси. Почему-то именно поэтому ченджлинг всё никак не мог решиться сделать то, что дол...

— Пс-с-с-с-с! — от этих печальных размышлений его отвлекло какое-то зловещее шипение, что доносилось как раз с той стороны, где должна была находиться Трикси.

Посмотрев в ту сторону, Квест увидел, что явно разъярённая фокусница корчит ему страшные рожи, тихим шипением пытаясь привлечь его внимание. Надо сказать, что вид её при этом был довольно забавный. Особенно от того, что сейчас единорожка была обмотана цепями так, что из получившегося железного кокона торчала одна голова с надетым на рог негатором магии. И мало того! Трикси ещё и закрылась в крепком ящике из прозрачного, но довольно прочного кристаллита, что стоял на песке арены, прямо под подвешенной наковальней.

«Интересно, и давно она так шипит?» — как-то отстранённо подумал чейнджлинг, прикидывая, сколько он так раскачивался, погрузившись в раздумья.

Впрочем, судя по тому, что её раздражённое шипение было не таким уж и тихим, то шипела Трикси довольно давно.

— Квест, ты там что, уснул?! — Трикси уже не шипела, она, поймав его взгляд, шептала ему громким шёпотом под весёлый смех наблюдавших за этим представлением зрителей. — Кончай уже дурью маяться и займись делом!

Вся арена взорвалась хохотом, как только зрители услышали слова единорожки. Квест забавно наклонил голову и пошевелил ушами так, чтобы зрителям казалось, что он внимательно прислушивается к голосу хозяйки. Его пантомима вызвала новый взрыв смеха, что пронёсся хаотичной волной по залу, то затухая, то взрываясь с новой силой, в зависимости от того, как быстро доходил до зрителей комизм ситуации. Чейнджлинг вздохнул, признавая, что он действительно замечтался, так что претензии Трикси вполне обоснованы. Он вновь посмотрел вверх, где под куполом арены висела тяжёлая наковальня, слегка покачиваясь на толстой цепи и… снова невольно помотал головой, всем сердцем желая оказаться сейчас где-нибудь подальше от этого места.

— Давай! — громко, почти прокричав, скомандовала Трикси, перекричав барабанную дробь, что всё это время доносилась из оркестровой ямы, и Квест машинально, сказались бесчисленные репетиции, проведённые ранее, рухнул вниз.

Высоты он не боялся, да и с чего бы? Что та высота для существа имеющего крылья и с детства привыкшего летать? В данный момент он боялся промахнуться мимо той злосчастной площадки, под которой размещался рычаг, освобождающий стопор замка на цепи, на которой висела наковальня, болтающаяся под куполом арены. Он летел вниз, слегка корректируя падение самыми кончиками полураскрытых крыльев, стараясь не промахнуться мимо цели. Но в этот раз всё прошло как надо, и он не промахнулся, а со всего маха врезался точнёхонько туда, куда надо. Цепь, освобождённая от замка, с громким звоном развалилась на две половинки, подлетевшие вверх, а здоровенная железная дура рухнула на единорожку, что отчаянно билась в коконе сковывающих её цепей. Но, похоже, в этот раз что-то пошло не так, и фокус не удался — огромная наковальня, с громким, оглушительным лязгом, рухнула вниз. Зрители ахнули, какая-то особо впечатлительная кобылка пронзительно завизжала. Красные капли, в которые превратилась бедняжка Трикси, долетели аж до первых рядов зрителей, вызвав крики ужаса и отвращения. В этот момент перевёртыш почему-то обратил внимание на ветеринара, что сидела в первом ряду. Она никак не отреагировала на красные капли, что обильно покрывали её морду, а с предвкушением пялилась на него, Квеста!

«Не переживайте, милочка! — вспомнил он её слова, перед самым началом представления. – Если с вами что-то случится, то я позабочусь о вашем… «питомце»!».

Квест поёжился под предвкушающим взглядом ветеринара, чувствуя, как по его телу пробежали сотни мурашек. Эта странная ветеринарша реально пугала его. Этот её взгляд... бр-р-р-р! Она с таким предвкушением смотрела на него, словно жеребёнок на долгожданную конфетку. Даже среди той горечи ужаса, что буквально переполнял сейчас арену, до него донёсся сладковатый вкус предвкушения, исходивший от этой странной кобылы.

«Похоже, она так и мечтает довести обследование чейнджлинга до конца! — сглотнул он, в этот миг очень натурально ощутив холод скальпеля на своём горле. — А начиналось всё так прекрасно! Ну, почти…»

~ ~ ♠ ~ ~



Конечно, их не сразу повели на приём к принцессе. Долгая дорога до Кристальной Империи, без возможности принять хотя бы душ, не говоря уж о такой роскоши, как ванна, да ещё и усугублённая сидением в хоть и довольно комфортабельной, но всё же тюрьме, не лучшим образом сказалось на их виде и... запахе. Квест видел, как проводившая их то ли секретарь, то ли мажордом принцессы, что вывела их из тюрьмы, украдкой морщится и то и дело нюхает надушенный духами кружевной платок. Впрочем, чейнджлинг вовсе не был уверен, кобылка ли их провожатая, предпочитающая мужской стиль одежды или всё же слишком женственный жеребец. Чуть раньше, ещё в тюрьме, он явно поспешил, приняв это за жеребца. Даже эмоции, исходящие от этого... существа, не давали точной уверенности в этом вопросе.

Зато, когда их привели к конечной точке их путешествия, чейнджлинг позабыл обо всём на свете! Теперь для него не существовало ничего, кроме ванны! Как же давно он не пользовался этим важнейшим благом цивилизации! Тем более таким! Надо сказать, что дворцовая ванна скорее напоминала огромный бассейн. Нет! Целую череду огромных бассейнов, в которых, при желании, можно было устроить городские, а если речь пойдёт об этом конкретном городе, то всекристальноимперские соревнования по плаванью! В каждом из этих гигантских сооружений была своя температура, состав воды и оформление. Наверняка, среди всего этого разнообразия можно было найти вариант для самого требовательного клиента.

— Это даже круче того, что я себе представляла! — блаженно закатив глаза, простонала единорожка, пока сильные копыта местного работника (жеребца модельных статей), умело массировали ей плечи.

Квест согласно чирикнул, подвергаясь аналогичной процедуре. Он вообще млел от всего этого великолепия, отодвинув в сторону все проблемы и тревоги, целиком сосредоточившись на тех великолепных ощущениях, что испытывал от поистине королевского обслуживания.

Часа через два, когда они прошли через все этапы восхитительного, неземного блаженства, они пили липовый чай с превосходными воздушными пирожными, что буквально таяли во рту, расположившись в со вкусом оформленной комнатке, чьё убранство просто окутывало их невероятным теплом и уютом. Квест наслаждался чаем, в прикуску с восхитительными чувствами единорожки, а глаза его ласкала внешность преобразившейся пони. Трикси, после всех тех процедур, что проделали с ней сотрудники спа, буквально расцвела. Её васильковая шёрстка лоснилась здоровым блеском, сверкая не ничуть не хуже кристальных пони, а уложенные в причудливую причёску грива и хвост, вкусно благоухали фиалками.

— Это реально Рай! — блаженно жмурилась единорожка, изредка поглядывая на чейнджлинга. — Подумать только, эти волшебники из спа смогли сделать красавчиком даже тебя, Квест!

Чейнджлинг машинально оглянулся на зеркало, коих тут было расставлено буквально на каждом шагу и... обомлел! Нет, он прекрасно понимал, что его мыли, массировали, причёсывали и полировали целых два часа, но... но он никак не мог предположить, что они сделают с ним... вот это! Из зеркала на него глядело непонятного пола существо, больше похожее на какого-то тойтерьера, подготовленного к собачьей выставке, чем на грозного, наводящего ужас на всехпони, чейнджлинга.

«Слава Кризалис, что у меня нет шерсти! — подумал он, с ужасом разглядывая своё отражение. — А то они бы наверняка завили её в кудряшки, и я стал бы похож на пуделя!»

Впрочем, сотрудников спа это не остановило. Его хитин был тщательно отмыт, натёрт воском и отполирован до такого блеска, что Квесту было больно на себя смотреть! В ярком свете магических светильников он сверкал словно игрушка, что вешают на ёлки в День Очага. Квест прищурился, чтобы защитить глаза от света и внимательнее присмотрелся к себе. Осмотр его не обрадовал — он понял, что его подозрения были более чем верны! Ну не может хитин так сверкать, даже тщательно натёртый и отполированный! Кристаллы! Дискордовы кристаллы! Как же в Кристальной Империи можно обойтись без кристаллов?! Множество их было наклеено на его хитин! Все эти многочисленные рубины, алмазы, сапфиры и изумруды, что наклеили на него местные мастера, выстраивались в причудливые узоры, блестя и сверкая так, что Квест понял, что если вдруг случится такое чудо, и кто-то из соплеменников, невероятным образом окажется тут, увидев его в таком виде, то ему просто не жить! Лучше уж самому с разгона шмякнуться об землю, чем всю жизнь прятаться от насмешек! Но последней каплей, что буквально вывел его из себя, был бант! Огромный, вычурный, красный бант, что каким-то чудесным образом пони из спа умудрились закрепить на его гребне, делал его похожим на подарок, что аналогичным образом украшают в магазинах сувениров. Не хватает лишь яркой, шелестящей под копытами упаковки, что так приятно срывать с подаренного тебе подарка. Квест понял, что его разум буквально накрывает волна безудержного гнева.

~ ~ ♠ ~ ~


Новые испуганные вопли зрителей заставили его прийти в себя, отвлёкшись от воспоминаний. Он оглядел кричащих зрителей, арену, зачем-то поднял копыто и посмотрел на него так, словно впервые видел его. Потом его почему-то очень заинтересовала дыра в ноге, которую он изучал так тщательно, словно никогда прежде не замечал. Потом до него дошло, что он просто оттягивает тот момент, когда всё станет предельно ясно. Он понял, что очень боится этого.

В этот миг ему очень хотелось, чтобы фокус всё же удался и Трикси осталась жива. Правда, среди этого буйства ужаса и паники, что буквально накрыли его с головой, он никак не мог ощутить её чувств. Их не было среди этой мешанины! Чейнджлинг с тревогой посмотрел на другой ящик, который стоял на самом краю арены, тщательно задрапированный плотной тканью, через которую ничего невозможно было разглядеть. Ящик не двигался, и как не старался Квест, но он так и не мог уловить исходящих оттуда эмоций. На мгновение его охватила паника, и он опрометью бросился к ящику, зубами стаскивая с него ткань. Плотная ткань легко слетела с гладкой поверхности кристаллита, и все увидели... абсолютно пустой ящик! Протяжный вздох изумления пронёсся по рядам зрителей с новой силой. Похоже, до них стало доходить, что что-то в этом выступлении действительно пошло не так.

Квест завертелся на месте, заметался по арене, старательно оглядываясь вокруг. Он пытался найти Трикси. Неожиданно образ сумасбродной единорожки всплыл перед глазами. Это была та Трикси, которой он запомнил её тогда, перед приёмом.

~ ~ ♠ ~ ~


— Р-р-р-р-р! — утробный рык сам собой вырвался из глотки чейнджлинга, клыки выдвинулись из-под губы, открываясь на всю длину. Трикси успела только ахнуть, машинально приложив копыта к щекам, как ненавистный бант был яростно сорван, разорван на мелкие клочки и растоптан!

— Что ты творишь, дурной чейнджлинг?! — простонала единорожка с испуганным выражением на морде. — Нам же ещё на приём идти!

Но сейчас Квесту было на это абсолютно начхать! С самой высокой башни этого замка! Он сам не понимал, откуда в нём это взялось, но что было — то было! Почему его так взбесил этот бант? Неужели из-за того, что с ним он стал похож на кобылку? Ерунда! Бывало, что для добычи еды он принимал образ кобылки и нисколечко не комплексовал на счёт этого — в этом не было ничего зазорного. Просто ещё один способ набрать вкусной, сытной любви. Но сейчас он словно взбесился! Квест тяжело дыша оглядел комнату в поисках подходящего угла, об который можно стесать все эти блестяшки с хитина, и уже нашёл подходящий, когда дверь отворилась и на пороге комнаты возникло то существо неопределённого пола, что вызволило их из тюрьмы. Мажордом быстро окинул взглядом открывшуюся картину, особо задержав взгляд на остатках павшего в неравной борьбе банта, но никак не выразил своего отношения к увиденному. Он просто перевёл взгляд на слегка покрасневшую Трикси, что под его взглядом подтянула чейнджлинга к себе, схватив того за хвост, брови мажордома слегка приподнялись, отчего морда его приняла вопросительное выражение.

— П-простите! Он не привык к тому, чтобы его так наряжали, вот и... вспылил слегка, — пояснила Трикси, васильковая шёрстка на её мордочке на глазах принимала нежнейший розовый оттенок.

Квест впервые видел, чтоб эта нахальная, вечно самоуверенная единорожка так смущалась. От этого он даже перестал злиться, весьма заворожённый милейшим видом розовеющей от смущения фокусницы.

— Понимаю, — слегка склонил (или склонила) голову мажордом. — Надеюсь, на приёме он будет вести себя более… э-э-э… прилично?

Попасть на приём к правительнице Кристальной Империи? Квест даже зажмурился от такой перспективы. Даже то, что они находятся во дворце, уже было сродни тому, что он подошёл бы к дракону и стал бы дёргать его за усы. Но попасть ему на приём к Каденс — это всё равно, что залезть к дракону в пасть! И почему-то его очень привлекала такая авантюра. Именно поэтому он быстро успокоился и тихонько чирикнул, развернувшись к Трикси и незаметно для мажордома подмигивая ей.

— Он будет вести себя прилично! — решительно кивнула Трикси, всё ещё сохраняя розовый цвет на щеках. — Я ручаюсь за него!

— Что ж... — мажордом вернул ей кивок. — Принцесса Каденс и принц-консорт Шайнинг Армор выразили желание принять вас обоих. Я провожу вас. Будьте любезны следовать за мной!

Мажордом развернулся и вышел, даже не проверив, пошли ли они за ним. Трикси и Квест поспешно последовали за ним. А могло ли быть иначе?

~ ~ ♠ ~ ~


Квест, что до этого тупо стоял и смотрел на пустой ящик, погрузившись в воспоминания, встрепенулся, почувствовав что-то такое, невероятно знакомое и вызывающее у него определённо приятные чувства. Это что-то происходило за его спиной. Пока до него дошёл этот факт и он задумался, стоит ли разворачиваться или нет, зрители тоже заметили это — дружный «Ах!» пронёсся по залу, заставив Квеста не раздумывать, а действовать. Он быстро развернулся, смотря туда, где должна была стоять огромная наковальня, лишившая его напарницы и увидел... стоящую с гордым видом Трикси! Единорожка явно была цела и невредима, а ещё каким-то невероятным образом освободилась от негатора магии и цепей. Стоя на наковальне, она всем своим видом выражала высокомерие и гордость, словно это она только что лично завалила эту самую наковальню, и теперь позировала на ней, как на охотничьем трофее. Расшитый звёздами плащ красиво развевался словно бы на ветру, хотя чейнджлинг мог поклясться всеми ценностями, что у него были, и даже своим здоровьем, что никакого ветра тут не было! Да и откуда бы ему взяться на закрытой куполом арене?

— Та-да-а-ам! — громко произнесла Трикси, искоса глянув на чейнджлинга и подмигнув ему. — Великая и Могущественная Трикси в очередной раз доказала своё превосходство! Никакая здоровенная железяка не может победить её! — единорожка презрительно топнула копытом по наковальне, что отозвалась каким-то обиженным, глухим звоном.

Квест вздохнул. Ну как так можно? Эта сумасбродка в очередной раз изменила номер и не сказала ему об этом. Разве ей не понятно, что она заставила его поволноваться?

«Хорошо, хорошо, — думал он, смотря на раскланивающуюся перед зрителями единорожку пронзительным взглядом, стараясь донести да фокусницы всё своё негодование. — Веселись пока. Позже, когда никто нас не увидит, я тебе всё выскажу! Очень занудно и обстоятельно!»

Но, как и прежде, Квест не был силён в проецируемой телепатии, так что единорожка продолжала весело раскланиваться, не подозревая о том, что её ждёт.

«Всё же тогда, на аудиенции, она мне больше нравилась, — подумал Квест. — Какой милый был тогда у неё вид!»

~ ~ ♠ ~ ~


Комната, куда привёл их мажордом, была не менее уютной чем та, из которой их привели. Квест почему-то ожидал, что аудиенция с августейшими особами будет проходить в огромном тронном зале, в присутствии массы придворных шаркунов и лизоблюдов, что вечно пасутся при пони, облачённых властью. Но нет, принцесса с мужем были одни, и комната эта гораздо скромнее тронного зала, оформленная в пастельных тонах в стиле функционального примитивизма. Столик и четыре кресла, вот и всё что тут было из мебели.

Трикси и Квест растерянно топтались на месте, не зная, что им делать дальше.

— Прошу, присаживайтесь, — пригласила принцесса Каденс, голос её сейчас был тихим и мелодичным.

«Совсем не таким, как был тогда, когда она увидела меня в первый раз», — хмыкнул про себя чейнджлинг.

После того, как Трикси и Квест уселись в кресла, принцесса Каденс встала перед ними и припала к полу в глубоком поклоне. Рядом с ней тут же склонился и Шайнинг Армор.

— Я приношу мои самые глубочайшие и искренние извинения за тот инцидент, что случился с вами по моей вине! — проговорила принцесса, с такой искренностью, что Квест ни секунду не сомневался в том, что она говорит правду.

Тем более, что он прекрасно ощущал её чувство искреннего раскаяния, что солёно-кисловатым огуречным маринадом заполнило его рот. Этот вкус оттенялся лимонной кислотой искреннего стыда.

— Я тоже приношу свои искренние извинения! — выпалил единорог, не поднимая головы.

Чейнджлинг и тут не усомнился, что тот говорит правду.

И Квест, и Трикси не сговариваясь вскочили с кресел, не находя возможным сидеть перед преклонёнными августейшими особами. Квест, не зная, что предпринять, посмотрел на Трикси. Сейчас он был невероятно близок к тому, чтобы раскрыть свой обман, так удивило его поведение правительницы Кристальной Империи. Он смотрел на прижавшуюся к полу принцессу и никак не мог поверить в реальность происходящего. Чейнджлинг никогда прежде не видел ничего подобного! Он попытался представить вместо Принцессы Любви Королеву Кризалис, но у него ничего не вышло — это было на столько нереально, что просто не укладывалось в его голове!

— П-п-п-принцесса! — воскликнула Трикси, чья мордочка пылала так, словно кто-то наколдовал на неё Проклятие Сияющей Алым Головы. — В-в-в-ва-вам н-н-не-не-не стоит т-так делать! Встаньте же! Скорее! Пока понибудь не увидел!

«Надо же! — удивился чейнджлинг, до которого вдруг дошёл ещё один невероятный факт. — Трикси давно уже перестала говорить о себе в третьем лице! И куда только делся этот её Великий и Могущественный Пафос? — впрочем, ему нравилась эта новая Трикси. — В таком виде она невероятно мила!» — решил Квест.»

~ ~ ♠ ~ ~


Квест снова оторвался от воспоминаний, обнаружив, что сейчас Трикси с гордым видом стоит возле него. Она явно была довольна финалом представления, смотря на зрителей так, словно она и есть правительница этой империи, а не та аликорна, что смотрела на неё из королевской ложи, что-то крича и неистово стуча копытами об пол.

Чейнджлинг не привык к такому вниманию. Сотни зрителей сейчас смотрели на него, от чего у Квеста банально тряслись поджилки. Он завидовал спокойствию Трикси, что могла спокойно стоять под всеми этими свидетельствами восторга, окутанная сладким запахом довольства с пряными нотками гордости, чуть приправленными кислинкой лёгкой неуверенности.

«Вот бы и мне научиться так держаться перед зрителями, — с завистью подумал он, глядя на единорожку. — Тогда бы мне сейчас было гораздо проще.»

Единственное, что не давало ему убежать со сцены — это вкусные чувства зрителей, что буквально залили его щедрым потоком любви и восторга.

«Вот этого я точно не ожидал! — мысли едва шевелились в его осоловевшей от переедания голове. — Это не идёт ни в какое сравнение с тем, что я чувствовал, выступая в маленьком городке. Ещё немного и я стану первым в истории чейнджлингом, объевшимся любовью!»

~ ~ ♠ ~ ~


Вдруг что-то резко изменилось! Арена внезапно погрузилась во мрак, что, клубясь и колыхаясь, словно живой, заполнил её полностью. Однако, он не перелезал барьер, отделявший арену от зрителей. Казалось, что он не мог пересечь какую-то невидимую границу. Мрак поднимался всё выше, закрывая собой и реквизит, что стоял на сцене, и Трикси с Квестом. Зрители тревожно следили за этим, не зная, является ли происходящее частью представления или им надо бежать? Впрочем, им было на кого ровняться — правящая чета спокойно сидела в своей ложе и не проявляла никаких признаков паники.

Вскоре мрак стал отступать, собираясь в центре арены. Это явление сопровождалось зелёными всполохами и раскатами грома. С каждой секундой мрак становился всё материальнее, формируя какую-то высокую фигуру. Когда этот процесс завершился, всепони ахнули! На арене стояла… Королева Кризалис!

— А-ха-ха-ха-ха! — оскалив в широкой улыбке острые зубы, громко расхохоталась она. — Что, не ждали?! Нас не ждали, а мы припёрлись!

— Кризалис! — вскочила в своей ложе принцесса Каденс. — Зачем ты здесь?!

Её взгляд, направленный на Кризалис был наполнен такой жгучей ненавистью, что Квест ощутил её даже тут, далеко в стороне от королевы чейнджлингов. Ещё он машинально отметил, что вокруг арены собираются вооружённые копьями стражники, и это ему очень не понравилось. Ему вообще не нравилось то, как начинают развиваться события.

— А может быть я соскучилась по моему милому Шайнингу? — издевательским тоном спросила Кризалис, после чего помахала копытом сидящему рядом с Каденс единорогу и прокричала. — Шайни, дорогуша, ты рад меня видеть?! Ты, наверное, тоже соскучился по мне?!

Шайнинг Армор, что сидел неподвижно, даже, похоже, не дыша, изрядно побледнел, что было заметно даже на его белоснежной шёрстке, и даже чуть отстранился назад. Правда, сильно отстраниться ему помешала спинка кресла. Впрочем, вскоре Квест отвлёкся от наблюдения за единорогом. Громкий рык, что издала Принцесса Любви, отвлёк его от этого занимательного занятия. Рык этот был таким громким, что заглушил даже недовольный ропот собравшихся зрителей, что явно не одобряли выходку королевы чейнджлингов.

— Ах ты мразь! — закричала принцесса. — Я вызываю тебя на поединок! Здесь и сейчас! Я втопчу тебя в песок этой арены!

Принцесса, сверкнув рогом, исчезла во вспышке телепорта, чтобы тут же появиться на арене, шагах в трёх от Кризалис.

— Я начинаю! — объявила она, нацеливая рог на королеву чейнджлингов.

— Тпр-р-ру-у-у, подруга! Притормози! — сказала Кризалис, взмахом копыта разрушая начавшее формироваться заклинание принцессы. — Я бы с радостью померялась силами, раз уж ты решила внутрисемейный междусобойчик вынести на публику, но я тут не за этим!

— А зачем же?! — всё ещё гневно раздувая ноздри, спросила принцесса. — Как у тебя вообще наглости хватило на то, чтобы заявиться сюда?! Или ты забыла, как тебе тут не рады?

— А разве мне тут не рады? — картинно удивилась Кризалис, скорчив обиженную мордашку и разворачиваясь к зрителям. — Вроде бы я здесь ещё ничего плохого не делала, не так ли?

По рядам зрителей пронёсся восторженный вздох, так впечатлила их преобразившаяся в этот миг королева. И верно, теперь она разительно изменилась! Вроде бы изменения были совсем небольшие, едва заметные глазу, но только теперь Кризалис производила совершенно другое впечатление. Особенно, если сравнивать её со стоящей рядом Принцессой Любви. Сейчас на арене стояла Истинная Королева, рождённая, чтобы повелевать!

«Похоже она смогла впечатлить их», — решил Квест, прислушиваясь к тому, какие чувства витают над толпой зрителей.

— Говори, зачем припёрлась?! — поторопила её Каденс, раздражённо топнув по песку арены. — Что тебе здесь надо?!

— Сегодня я прибыла сюда, чтобы заявить официальный протест, против жестокого обращения с моими подданными! — торжественно провозгласила Кризалис, и голос её распространился по всему куполу арены, достигнув даже самых дальних рядов зрителей.

— Ч-чего?! — удивление, что появилось на морде принцессы Каденс, было таким, что ни у кого и сомнения не возникло в искренности её чувств.

— Я заявляю протест против жестокого обращения с моими подданными! — пояснила Королева Кризалис. — Протест против ужасных экспериментов над моими подданными и на несоблюдение прав военнопленных! Или ты, Каденс, будешь отрицать всё это?

Кризалис теперь возвышалась над принцессой, словно само Правосудие над злостным преступником.

— Да с чего ты решила, что мы всё это делаем?! — прокричала Каденс, но голос её звучал как-то жалко, после громового гласа Королевы Кризалис.

— А вот это кто?! — обвиняющее копыто Кризалис ткнуло в сторону Квеста и он понял, что попал.

Похоже, игры кончились и теперь ему точно не отвертеться.

— Это Квест, — с некоторым изумлением проговорила Каденс. — Дикий чейнджлинг. Питомец Трикси.

— Так значит вы не знали, что он мой подданный и разумное существо? — недоверчивым тоном уточнила Кризалис.

— К-конечно нет! — рявкнула Каденс, а потом, сменив тон, спросила. — Так он что, никакой не дикий?! Он разумен?!!!

Вздох удивления пронёсся по рядам зрителей, а Квест уселся на круп, не в силах стоять на подкашивающихся ногах и хлопнул себя по лбу копытом.

— Хорошо! Я тебе верю! — Кризалис кивнула, словно слова Каденс полностью удовлетворили её. — Тогда я отдаю этого мошенника на милость вашего правосудия!

— Ч-чего?! — не поняла Каденс. — Это когда это притворство и обман у чейнджлингов стали наказуемыми деяниями?!

— Насколько я знаю — они никогда у нас такими не были, да и не будут, — хмыкнула Кризалис. — Но я, чисто по-родственному, отдаю этого ренегата в копыта вашего закона. Всё равно он давно перестал приносить добытую любовь в Улей, пользуясь ею единолично. Вот по вашим законам и судите его! А я, с вашего позволения, удаляюсь. Может быть, я ещё навещу милого Шайни... как-нибудь потом. И, Каденс, тогда мы и выясним, кто в семье старшая кобыла!

С зловещим хохотом Королева Кризалис окуталась зелёным пламенем и исчезла, только её зловещий хохот метался по арене ещё какое-то время, вызывая невольный ужас у зрителей. А когда он затих, принцесса Каденс встряхнулась, вновь принимая гордый вид и осанку достойную правительницы Кристальной Империи и, развернувшись к Квесту и Трикси, сказала, указывая на них копытом:

— Стража, взять их!

И тут Квест сделал то, что и сам от себя не ожидал — он выскочил вперёд, закрывая собой растерянно хлопающую глазами единорожку и крикнул:

— Оставьте её! Она ни в чём не виновата! Я и её обманул!

Принцесса Каденс внимательно посмотрела на чейнджлинга и... кивнула:

— Что ж… хорошо! Пусть будет так! Уведите его!

Трикси, видя, что Квеста уводят стражники, развернулась к Каденс и спросила:

— Что с ним теперь будет?!

— Как что? — удивилась Каденс. — Он обманом проник в Кристальную Империю. Втёрся в доверие к тебе и мне. Воровал любовь у бедных жеребят. Законы Кристальной Империи ясно говорят нам, что делать с чейнджлингами. По правде говоря, этот закон достался нам ещё со времён правления Сомбры, и я не стала его менять!

— Так всё же, что ему грозит? — переспросила Трикси, изо всех сил стараясь не показать своего волнения.

— Высшая мера социальной защиты! — чётко проговорила принцесса, глядя единорожке прямо в глаза, и все зрители дружно ахнули, услышав это.