Полуночная пони

Почти что понификация Джона Войта и Дастина Хофмана.

Другие пони

Свет во Тьме

Рэйнбоу Дэш возвращается домой, проведя вечер в Клаудсдейле, и обнаруживает Пинки Пай в ужасном состоянии после чудовищного ночного кошмара. Пегаска изо всех сил старается утешить подругу, но будет ли этого достаточно?

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай

Устрой меня по блату

Что я могу тут сказать? Это простенькая зарисовка про двух любых среднестатистических пони. Вы даже не встретите в рассказе их имен – на их месте может быть кто угодно.

Другие пони

Очередной гость

Порой так приятно побыть обычным посетителем какого-нибудь заведения, оставив за его порогом длинные титулы, бесчисленные достижения и извечные проблемы. Ничем не отличаться от очередного гостя.

Принцесса Селестия

Принцесса на день

Твайлайт узнает что никто из ее подруг не помнит о принцессах.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Навечно!

Перевод небольшого кроссовера «Моих маленьких пони» и «Досье Дрездена». Пинки Пай вдруг объявляется в квартире частного чародея Гарри Дрездена и… ведёт себя, как обычно. Предварительное знакомство с «Досье Дрездена», в общем-то, не требуется, хотя поможет лучше понять взаимоотношения героев.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Time River

Принцесса Твайлайт посреди ночи на пороге своего дома обнаруживает пегаску, которая не помнит ничего из своего прошлого. Твайли придётся попотеть, чтобы раскрыть тайну, которая, возможно, способна уничтожить Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Зекора Другие пони ОС - пони Дискорд Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Из ее тени

Рэрити была удостоена чести получив специальной VIP-билет на престижное пред-премьерное открытие спектакля "Из ее тени", над костюмами для которого работала ее подруга Коко Поммель.

Рэрити Другие пони

Месть за прошедшую любовь.

Далеко не каждый пони в Эквестрии может похвастаться тем, что влюбился в вампира ... Но, как говориться, влюблённых не судят!

ОС - пони

Разве тебе это не нравится?

Верный слуга Джейка — Рон — отказывается повиноваться приказам и перенимает инициативу в свои копыта. Но пегас не только не против. Наоборот, ему даже нравится.

ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Часть 11 Мир слухами полнится Часть 13 Метка как приговор

Часть 12 Умение шить

Рарити возвращалась домой, надеясь на крепкий и здоровый сон. За Свити Бель этой ночью любезно согласилась приглядеть Эпплджек, к тому же клуб Меткоискателей созывается на внеочередное чрезвычайное заседание. Поэтому у пони-модельера появился шанс провести вечер в спокойной и уединенной обстановке, располагающей к творческим поискам и романтическим мечтам.  Однако ёе планам не суждено было сбыться!

— Опл, мамочка дома! — обратилась белая единорожка в пустоту бутика. — Опл, где ты, дорогая?

Рарити прошла в глубь бутика, как в комнате, специально отведенной ею под прачечные нужды, с грохотом что-то упало. Проследовав к источнику шума, Рарити зашла в темную комнату, вступив копытами в лужу, разлитую на полу.

— Мне прикажешь убирать за тобой! – гневно проговорила единорожка, важно топнув копытцем о пол.

— Да я сам уберу, — раздался хриплый бас из темноты.

Голубые глаза модницы резко расширились. Преодолевая испуг, Рарити спросила: «Кто здесь?» Единорожка зажгла магией свет и увидела лужу красной крови, тянущейся к уже знакомому ей жеребцу. Багровый единорог сидел, опершись на стену, прижимая копытом полотенце уже напитавшееся кровью к шее.

— Баян?!

— Мисс Рарити остро нуждаюсь в вашем таланте…

— В каком еще таланте, вы себя видели? Вам… вам в больницу надо.

— Потом. А сейчас будьте добры зашейте мне шею.

— Вы, вы с ума сошли, что ли! Я модельер, а не хирург.

— Вы шьете платья?

— Да, но…

— Принцип тот же. — спокойным голосом проговорил сотник, не дав единорожке закончить фразу. — Мне очень нужна ваша помощь, мисс Рарити, потому что в противном случае завтра я покину ваш бутик в пластиковом мешке.

Рарити осматривала Баяна, сидящего у стены, и заметила Опласенс; кошка сидела и терлась головой о левую ногу жеребца.

— Ладно, я попробую, — сказала белая единорожка. — Снимай мундир!

— Весьма лестное предложение, но вам не кажется, что мы торопим события?

— Не дождешься! — проговорила единорожка и принялась расстегивать мундир на груди у жеребца, сказывался опыт работы с поникенами, крючки и пуговицы легко поддавались белым грациозным копытцам, и через минуту черный сюртук со ставшим красными от крови воротником аккуратно лег в корытце.

Рарити помогла сотнику Баяну подняться на второй этаж, где уложила жеребца на кровать и уже через несколько секунд левитировала в голубоватом магическом поле длинную иголку с ниткой.

— Простите за нескромный вопрос, но перед началом у вас случайно не найдется крепкого алкоголя?

Рарити сначала недоуменно посмотрела на жеребца, после чего поинтересовалась: «Это… для дезинфекции?»

— Ну, официально. Да!

Рарити держала небольшой бар, хотя никогда не злоупотребляла горячительными напитками, скорее как дань моде и на случай «самого худшего дня в жизни», но даже накал драмы не заставлял «королеву» вспомнить о «шкатулке зеленого змия». Поэтому бар был у белой единорожки скорее модным аксессуаром, чем предметом первой необходимости.

Охваченный магической аурой из глубины комнаты выплыла бутылка с прозрачной жидкостью в сопровождении граненого стакана. Нехитрой манипуляцией стакан наполнился до краев и приземлился в копыто жеребцу.

— Ваше здоровье, мисс Рарити, — сказал жеребец и опрокинул целый стакан себе в глотку, после чего его физиономия скривилась так, будто в стакане была лимонная кислота. — *кашель*! Как вои вообще пьют это мерзкое пойло?

— Зачем это?

— Чтобы притупить боль. И еще не давайте мне засыпать, пока не закончите.

Рарити, устремив взгляд в потолок, томно вздохнула и принялась за дело. Привычная работа ещё никогда не казалась единорожке такой жизненно важной, поэтому шов получался ровный и аккуратный.

— Не спи!

— Не сплю, не сплю.

— А расскажите…

— Думаю, в свете последних событий, вы можете обращаться ко мне на Ты.

— Взаимно!.. Баян!

— Я!

— Расскажи о себе и Твайлайт. Почему ты исчез, бросив её?

— Не понимаю, о чем вы говорите! Аай!

— Не вы, а ты — это во-первых, ну, а во-вторых, моя лучшая подруга Твайлайт Спаркл очень расстроена, поэтому если ты мне сейчас же не расскажешь о том, что случилось, то я за себя не ручаюсь.

— Хорошо! Только, пообещайте мне, что наш разговор останется между нами.

— Обещаю!

— Я доверяю тебе самую сокровенную тайну Рарити!

— Даю честное-пречестное слово, что никому ее не открою.

— Я с жеребячества был замкнутым и необщительным. Но мне в какой-то степени повезло, моим другом стал Шайнинг Армор, брат Твайлайт, он как-то раз завел меня в библиотеку где в это время занималась…

— Ваш с Твайлайт романтический поцелуй в библиотеке! Моя подруга мне уже рассказала о этом событии, так что ближе к теме, пожалуйста.

— Так вот, несколько лет я и Твайлайт встречались сугубо в библиотеке. Наши беседы редко имели под собой какую-то тему, мне было просто приятно, что хоть кому-то нравится со мной общаться, Твайлайт… я не знаю, может ей просто воспитание не позволяло послать меня параспрайтов пасти. Именно Твайлайт я обязан не только своей кьютимаркой… но и моим магическим знаниям. Мне было сложно вызубрить и понять эти сложные заклинания, а переспрашивать в корпусе было сравни публичному признанию в умственной отсталости. Короче, именно маленькая Твайлайт помогла мне войти в пятерку лучших кадетов корпуса. Я все чаще стал ловить себя на мысли, что мне просто приятно видеть и слышать Твайлайт, но я боялся ей признаться в этом. После успешной сдачи экзаменов, за это отдельное спасибо Твайлайт, которая иногда уделяла мне все свое время, все кадеты готовились дать воинскую присягу и начать наконец-то службу. Ближе к выпускному балу я послал Твайлайт письмо, в котором пригласил на свидание, где надеялся признаться в своих чувствах. В глубине души я решил: если Твайлайт отвергнет меня, то при распределении попрошусь в гарнизон как можно дальше и опасней, а если ответит взаимностью, то дождусь, её совершеннолетия и женюсь.

Жеребец призадумался, его дыхание становилось более тяжелым свидетельствуя о эмоциональном напряжении. Единорожка, все это время орудующая иголкой, остановилась и заглянув в глаза Баяну, спросила: «И что потом?»

— Потом пришел ответ Твайлайт, вот только письмо попало не в мои копыта, а в копыта принца Блублада, который вообще находил невероятно забавным постоянно «стремать» меня. Но, если я всегда спокойно их сносил, в этот раз он зашел слишком далеко: он принялся читать письмо Твайлайт вслух перед всем классом, попутно сопровождая его издевательскими комментариями, на мои требования вернуть письмо он лишь смеялся, тогда я не выдержал и, не дожидаясь пока он дочитает до подписи «от Твайлайт Спаркл», двинул ему копытом прям по наглой роже, вырвал письмо и вызвал этого мерзавца на дуэль. А что такое магическая дуэль? Это когда выбирается одно боевое заклинание, и, используя лишь его, стороны обмениваются смертельными выстрелами. Мы вышли во двор, как сейчас помню, уже было темно и противно опускался туман. Блублад стоял напротив меня и готовился, а я уже был в ярости. Жребий выпал принцу стрелять первым, поэтому, когда прозвучала команда секунданта, Блублад выстрелил. Мою голову пронзила резкая боль и я почувствовал дикий гул в ушах, словно мне литавр сыграл на ухо. Только потом я узнал, что он оттяпал мне половину уха. Мой выстрел лишь оцарапал ему макушку, после чего он вынужден был зачесывать гриву на обе стороны, за это я себя сейчас до сих пор корю, ведь я был лучшим стрелком в корпусе и так промахиваться — неприемлемо. Мы вновь встали на рубежи, у меня звенело в ушах поэтому в этот раз мы, уже не сговариваясь, просто решили со всей молодецкой дури пальнуть вперёд и… и…

— И-и что произошло?

— В последний момент, перед вспышкой, между нами приземлилась сама принцесса Селестия. Принц опешил, увидев её, и выпустил вспышку вверх, а я закрыв глаза, сконцентрировался из-за ушного звона не услышал её приказ «Отставить!», поэтому пустил вспышку вперёд. Нетрудно догадаться, куда я попал!

— В принцессу?!

— Нет. Под трибунал, за попытку покушения на её величество, принцессу Селестию. Поскольку последнее преступление такого рода было уйму лет назад, то закон о наказании за него оставался невостребованным до этого дня. Преступнику грозила не смерть, а нечто похуже: во-первых, он лишался кьютимарки, её заключают в специальный кристалл до истечения срока приговора или до помилования, во-вторых, грива выбривается полностью как визуальное обозначение преступника, в-третьих, проводится процедура или ритуал, «отчуждения», в зависимости пегас или единорог когда специальным заклинанием крылья или рог заключаются в кристалл, и, в-четвертых, преступника ссылают на каторгу, как правило, на Луну, без права переписки, на срок от десяти до двадцати пяти лет. Но принцесса Селестия несильно пострадала, и в итоге при личной встрече я попросил у нее возможность «искупить вину кровью», она ничего не ответила, но у меня отняли лишь кьютимарку, обрили наголо и выдали документ, по которому я прикрепляюсь младшим урядником в одном из полков Заупряжского войска на двадцать пять лет. Нетрудно догадаться, что свидание с Твайлайт я пропустил. В тот же вечер меня сгребли в охапку, посадили на поезд и этапировали сначала к Сталлионграду, а затем до Заупряжских земель, где я и служил, пока нашу сотню не перебросили сюда.

— И что дальше?

— Ничего. Долгий поход, необъявленная война, соленый пот, кровь, холод, грусть, усталость, грязь, ордена, медали — всё как у всех. Война есть война.

— Но почему Твайлайт не знала?

— Инцидент замяли, а со всех свидетелей взяли подпись о неразглашении. Да и хорошо, что не знала, потому, что тогда она посчитала бы меня предателем, ведь принцесса Селестия для неё идеал.

Рарити закончила зашивать последнюю рану и с каким-то сожалением глянула на то место, где обычно у пони находится отличительный знак. Проведя взглядом вдоль тела багрового единорога к макушке, Рарити заметила, что шрамы на шее были отнюдь не единственными, всё тело было изувечено ранами, ожогами и ссадинами разной степени тяжести. Иные были относительно свежие, ещё виднеющиеся, другие совсем затянувшиеся и еле выпирали, напоминая овраги на темной шкуре. С горечью модница прикидывала, сколько ран прячет каждый вой под черным мундиром.

— Столько ран!

— Раны на теле зарастают. Куда страшнее раны на душе! — проговорил Баян тихим голосом, после чего тяжело вздохнул и начал вставать на ноги.

— Если ты искупил вину, то почему сейчас ты не хочешь возобновить отношения с Твайлайт?

— Посмотри на меня! Что ты видишь?

Рарити нервно начала подбирать приличные слова для ответа на вопрос, но сотник перебил её.

— Я и в жеребячестве не отличался приятной внешностью, а сейчас тем более. Твай — единственная кобылка, кто обратил на меня внимание. Она умная, красивая, добрая, заботливая, плюс ко всему, перспективная ученица самой принцессы, а что я — раскуроченный жеребец без кьютимарки с выбритой головой и железной челюстью. Твайлайт Спаркл не совершит ошибки, за которую потом будет горько расплачиваться.

— Ты её любишь? — напрямую спросила белая единорожка.

— Люблю, только что с того? Она уже наверняка забыла меня и жила счастливо, и тут я опять всё испортил. Любовь — явно не для такого как я, — отчужденно процедил жеребец.

— Любовь это самое романтичное и светлое чувство, нельзя от него отказываться.

— Я не отказываюсь от любви как от чувства. Просто я не хочу причинять Твайлайт боль. Я хочу, чтобы она была счастлива.

— Значит тебе нужно просто сделать её счастливой.

— Ты абсолютно права! – грустно заключил сотник.

Баян спустился по лестнице в прачечную, после чего за ним закрылась дверь, и Рарити, спустившейся немного позже, осталось лишь прислонить ухо и прислушаться. Прошло минут десять, как на двери щелкнул шпингалет. Белая единорожка отшатнулась, и ей навстречу шагнул подтянутый, багровый единорог в той же овчинной шапке, вычищенном черном мундире и блестящих накопытниках. Рарити глянула в пустую прачечную и не смогла сдержать удивления: следов крови и грязи не осталось и следа.

Проводя гостя к двери, Рарити неожиданно спросила: «А как же ты? Ты не хочешь быть счастливым?»

— Я? — недоуменно повторил жеребец. — Я переживу! Спасибо Рарити, за помощь, мне стало намного лучше.

— Не стоит благодарности. Всё же это мой талант — шить.

— Да и зашивать у тебя неплохо получается. Отдельное спасибо, что выслушали. Мне пора! И извините, что побеспокоил.

— Баян! Может, м-м-м, — немного замялась Рарити. — Не желаете чаю?

— Если можно!

Рарити с улыбкой проводила сотника Баяна на кухню. Вскоре был заварен крепкий чай, который хозяйка аккуратно разлила по красивым фарфоровым кружкам.

Багровый единорог отпил чаю и обратился к хозяйке бутика с вопросом: «Рарити, а скажи почему ты осталась в Понивилле? Ты не подумай, я ничего такого не имею в виду, просто с твоей-то внешностью и талантом в Кантерлоте можно достичь таких высот, с которых все столичные аристократы будут казаться муравьями или тараканами».

— Понивилль — это мой дом, здесь мои друзья. — Рарити с упоением рассказывала Баяну обо всех приключениях, что довелось ей пережить с подругами: о возвращении Найтмер Мун и триумфальной победе над ней, о визитах и аудиенциях с самой принцессой Селестией, о Грандиозном бале и вакханалии на нем, и многих других приключениях, которые помогли им постичь магию дружбы. На протяжении всего разговора багровый единорог не проронил ни звука. «Мне кажется, что у каждого пони должно быть место, где его все знают, ценят и любят». — Белая единорожка закончила фразу и грациозно отпила из кружки уже изрядно остывший чай. На секунду установилась тишина, нарушаемая только медленным тяжелым дыханием жеребца. Рарити заметила, как после рассказа о доме, родителях и друзьях Баян немного сник.

— Как вам Понивилль? — решила сменить тему белая единорожка.

— Хороший городок, такой тихий, спокойный. Правда…

— Что?

— В тихом омуте параспрайты водятся. Боюсь, дальше будет только интересней! Спасибо за чай!

Сотник Баян вновь прошел в коридор и открыл дверь. Земля встречала новый день, и первые лучи восходящего светила вновь отбивали у ночной мглы жизненное пространство, пробуждая на своём пути всё живое. Вой-единорог как ни в чем не бывало поскакал прочь от бутика, провожаемый лишь утренним светом и сонным взглядом Рарити, которой так и не удалось отдохнуть этой ночью.