My little sniper: В самое пекло.

Я не мёртв, но ошибок много. Их нужно исправить и я это понимаю. Я не хочу, но надо. Пора подняться из пучины ужаса, пора вершить историю, пора поднять Эквестрию, пора покончить с хаосом. Кто я? Я Конрад, я Кристалл, я объект 504 и лишь я вершу свою судьбу. Как же он ошибался...

Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира ОС - пони Кризалис

На вершине

Что значит быть Селестией? Что значит быть «на вершине»? Селестия знает. А вскоре узнает и Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Рыбные палочки

Небольшая зарисовка, относящаяся к циклу "Лунная тень". Как известно, фестралы - самое необычное из племён пони. Но некоторые их особенности передаются их кровной родне, даже если они принадлежат к другим племенам.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Мундансер Старлайт Глиммер

Предложение, от которого невозможно отбрехаться

Дорогая Селестия. Если ты это читаешь, значит, мои лазутчики лучше твоих стражников. Бах! Очко в пользу Кризалис. Но если серьёзно, не принимай это близко к сердцу. Просто чейнджлинги по природе своей лучше пони по множеству параметров. А раз уж такое дело, то не лучше ли будет вам сотрудничать с нами, а не враждовать? Не бойся, я не имею в виду очередную попытку захвата власти. Я говорю о настоящем сотрудничестве и перспективах, которые тебе попросту нельзя игнорировать.

Принцесса Селестия Кризалис

Живой щит.

Про брони, защищающего Эквестрию в своих снах.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Найтмэр негодует! (Супер-мега-эпично-короткий фанфик)

Возвращается как то раз Найтмэр Мун с луны...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Серая вечеринка

Пинки Пай проиграла и отдала право провести вечеринку Чизу Сэндвичу, но что же чувствует сама Пинки Пай?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Риттмайстер и далеки

Библиотекарь Садовой Академии Кватерхорста, Риттмайстер, планировал провести весь день на своем рабочем месте, но, кто мог знать, что к нему вдруг заявится Доктор Хувз.

ОС - пони Доктор Хувз

Моя сестрёнка - пони

Моя приёмная сестра - пони, и она старается убедить в этом всех.

Человеки

Свадьба Зебры

Вообще-то персонажи более своеобразны, и вместо иконки Зекоры должен быть совершенно другой Зебр, а вместо "другие персонажи" -- почтенная Королева Ново... Надеюсь, читатели догадаются, что написано сие по мотивам «Мушиной Свадьбы», более известной как «Муха-Цокотуха»...

Зекора Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 9. Соперники и союзники. Глава 11. Возможности и потребности.

Глава 10. Конфликт и политика.

Крэлкин оставил Вайта в отдельной комнате отеля рядом с пегасами из команды Спит Фаер и теперь сидел напротив Шайнинга и Твайлайт. Правитель Кристальной Империи безучастно смотрел в окно, а его сестра только сейчас оторвалась от книги и нервно переводила взгляд с одного жеребца на другого, не понимая, что происходит. В голове земного пони роились мысли, тем более, он боялся, что единорог сделает непоправимое и проболтается на счет своего отца сестре. Однако другого выхода не было: он должен был свести их, чтобы ученица Селестии обучила брата умению управления Элементом Гармонии.

Золотая тиара с большим аметистом в виде шестиконечной звезды лежала на столе и разительно отличалась от тусклой коричневой мебели и невыразительной обстановки. Крэлкин бросал робкие взгляды на новую вещицу и не верил, что в ней скрыт огромный потенциал и хотел как можно быстрее проверить ее в реальных боевых действиях.

В номер постучались, нарушая напряженную атмосферу, и чужак, поднявшись, открыл дверь. На пороге стоял Айрон и виноватым взглядом смотрел на своего командира. Земной пони вздохнул, чуя неладное, но, выглянув в коридор, увидел небольшую тачку с горячим чаем и какой-то выпечкой. Крэлкин поднял бровь, и Треп тут же заверил, что он принес это в знак его симпатии к командиру.

– Симпатии, – фыркнул бывший человек.

– К тому же я допустил оплошность и хотел как-то загладить вину, – добавил ловец.

– Что было, то прошло, – беспристрастно отозвался белый жеребец. – Вайт в порядке, Эмбер тоже. Выражай свою… симпатию Шайнингу, а не мне.

– Непременно, – улыбнулся пегас и завез тележку в номер.

Единороги, завидев гостя, дернулись. Твайлайт неловко улыбнулась и бросила быстрый взгляд в окно. Шайнинг уставился пристальным взором на гостя, но потом улыбнулся и с интересом посмотрел на тележку. Треп низко поклонился, приветствуя остальных пони, и обратился к Крэлкину:

– А как ты понял, что Вайта нельзя выпускать? Ну, в смысле, что он может помешать?

– Помешать? Никто не говорил, что он может помешать. А вообще, вопрос о черном единороге ты адресовать должен не мне. Это лучше у Твайлайт спрашивать, – проговорил чужак и посмотрел на кобылку, и та сдержано улыбнулась, услышав свое имя. Айрон тоже посмотрел на нее и склонил голову набок.

– Не думаю, что она ответит, – заключил болотный жеребец и перевел взгляд на собеседника. – Все же ты знал. Откуда?

– Я не доверяю незнакомым пони, – просто сказал земной пони. – Тем более, я не доверяю тем, кто предлагает свою помощь безвозмездно. Он даже не поинтересовался ситуацией.

– Я могу предложить помощь безвозмездно, – отмахнулся гость. – И я могу не разобраться в ситуации и броситься в гущу событий.

Крэлкин подошел к тележке и осмотрел поклажу. Большой белый фарфоровый чайник был завернут в пушистое полотенце, рядом стояли две вазы: одна с пирожными, вторая с шоколадными конфетами. Над яствами распространялся приятный запах. У чайника стояло пять чашек. Крэлкин выудил одну и налил в нее травяной напиток.

– Ты не такой, как Вайт, – наконец, проговорил земной пони. – Ты поинтересуешься, с кем тебе предстоит сражаться, а уже потом побежишь сломя голову, строя план в голове. Однако он не поинтересовался даже о том, в какую сторону нужно бежать, будто знал это.

– И действительно, – с недоумением проговорил ловец животных и тут же навострил уши. – Значит, он враг нам?

Крэлкин ухмыльнулся и подул в наполненную кружку.

– Не стоит делать таких скоропалительных выводов, – спокойно произнес он. – Мы знаем только одно: он как-то связан с драконами. Тем более, он разбирается в ситуации лучше, чем мы. Мне неизвестно, кто его информатор, и я точно не скажу, что он замышляет, но он приехал с Твайлайт. Для меня этого более, чем достаточно, чтобы поверить на слово этому единорогу.

– И ты поверишь ему только потому, что он приехал с Твайлайт? – изумился Айрон.

– Пожалуй, это один из самых веских аргументов в его пользу, – кивнул жеребец. – Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов, что он пользуется магией иллюзии, как Шайнинг… Теоретически он мог бы создать в памяти Твайлайт какие-то иллюзии об их дружбе. Но магия у него разительно отличается от магии Его Высочества.

– И что из этого следует? – непонимающе осведомился ловец животных.

– А я откуда знаю? – спросил в ответ чужак и отхлебнул ароматный напиток. – Я же с этим Вайтом не знаком.

Взгляды пегаса и земного пони обратились к Твайлайт, которая уже с интересом слушала диалог. «Все же ученица Селестии слишком любопытна и даже не скрывает этого. Когда-то это может обернуться против нее большими проблемами, но сейчас это сыграет в мою пользу. Необходимо узнать, кто такой Вайт и почему он разговаривал с драконами. Но главнее: почему драконы его слушали».

– Твайлайт, может, ты расскажешь, что за единорог этот Вайт? – спросил белый жеребец.

– Ну, – потянула кобылка, – он просто изредка заходит в библиотеку и берет разные книги по магии, – ответила она. – Ничего такого, что бы могло броситься в глаза. Спайк с ним в основном общается, да и долго он у нас никогда не задерживался.

– И все? – подтолкнул Крэлкин.

– Да, все, – уверенно кивнула единорожка. – У него еще дома есть фамильная книга с разной интересной магией, – вспомнила она.

– Это неважно, – отмахнулся чужак. – Почему ты его взяла с собой?

– Он сказал, что ему тоже нужно ехать в Гегори, – пояснила ученица Селестии. – Хотел взять карту города, только в библиотеке ее не оказалось. Спайк почти все полки пересмотрел. А потом я предложила ему поехать со мной.

– И он не говорил о цели поездки?

– Нет, только сказал, что хочет найти особый минерал для друга.

– Особый минерал… – в задумчивости потянул бывший человек, вспоминая об изъятом александрите. – Вайт что-то говорил тебе о драконах?

– Нет, – покачала головой пони. – Да и некогда было. Мы в тот день отдыхали от зимней уборки. Дел в этом году было невпроворот, – усмехнулась она. – А потом Принцесса Селестия прислала письмо и попросила срочно выехать сюда. А к письму было прикреплено два билета на поезд. Я вначале не поняла, зачем второй билет, думала, что должен поехать Спайк, но он как обычно пожаловался на усталость и изъявил желание остаться дома. А через несколько минут пришел Вайт, и я решила его взять с собой. А еще Принцесса попросила взять с собой Элемент Гармонии, хотя не объяснила зачем.

– Значит, Вайт напросился, – закончил белый жеребец и, вытащив небольшую булочку из вазы, откусил небольшой кусок. Затем он поднял взгляд в потолок и нахмурился, сопоставляя факты. – Он ехал сюда с определенной целью. Не по собственной инициативе. Посланный кем-то неизвестным, кто сам не захотел делать грязную работу. Достать минерал… – Он посмотрел в глаза Айрону и произнес по слогам: – Кажется, я знаю, зачем он проделал весь этот путь, однако у меня не хватает информации, чтобы назвать имя или хотя бы расу того, кто его послал на такую опасную миссию. Он определенно знал о драконах.

– Ты можешь сказать даже это? – изумился Треп.

– Если бы ты был внимательнее, то понял бы это сам, – заметил Крэлкин. – А теперь, я бы хотел поговорить с единорогами с глазу на глаз. И проследи, пожалуйста, чтобы Вайт не покинул свой номер. Мне надо с ним поговорить.

– Хорошо, – кивнул пегас и выскочил за дверь.

Чужак обвел Твайлайт и Шайнинг мутным взглядом и вздохнул, увидев напряженную морду принца Кристальной Империи. «Он хочет поговорить о своем отце, но я просто ничего не могу рассказать. Но поймет ли он это? Вряд ли… К тому же тут Твайлайт, и она верит, что ее отец – очень хороший и добрый пони. Насколько сильно это может повлиять на нее? Мне сейчас не нужна пустая болтовня, мне нужны определенные факты и уверенность, что Шайнинг сможет использовать Элемент Гармонии».

– Я вас собрал здесь из-за одной небольшой вещицы, которую мне передала Принцесса Селестия, – сказал Крэлкин и обратил взгляд на золотую тиару. Два единорога тоже посмотрели на тиару. – Скоро этим Элементом должен будет воспользоваться Шайнинг.

– Я? – переспросил принц. – Но это Элемент Твайлайт. Только она может его использовать.

Земной пони перевел на потентата страдальческий взгляд и произнес уставшим голосом:

– По некоторым причинам его можешь использовать и ты.

– Ты думаешь, раз мы брат и сестра, то можем использовать один и тот же Элемент Гармонии? – с некоторым изумлением спросила лиловая кобылка. – Это невозможно. Учения Старсвирла Бородатого утверждают, что каждый индивид оставляет свой уникальный отпечаток в коллективном бессознательном, который и отличает его от других пони. Другими словами нет ни одного пони с одинаковыми характерами, одинаковым воззрением. Есть подобные, но не более. Существуют еще и, так называемые, социальные группы, которые объединяют отпечатки личности тех или иных пони в коллективном бессознательном по определенным признакам. Однако они никак на индивидуальность не влияют и могут быть лишь обобщающим фактором, но никак не индивидуалистическим. Родственники, как правило, оказываются в разных социальных группам. Другими словами, Шайнинг не может использовать Элемент Гармонии.

Крэлкин выслушал все профессионально внимательно, лишь несколько раз поморщился, когда ученица Селестии делала грубые ошибки, но все же воздержался от комментариев. «Она даже не знает, что такое на самом деле Элементы Гармонии, и пытается привязать их к индивидуальности пони. Чувствует ли она персональную ответственность за владение таким мощным артефактам. Интересно было бы взглянуть на учения Старсвирла Бородатого, которые ей предоставила Селестия. Наверняка они переписаны, причем не один раз».

– Я понимаю, почему ты думаешь, что твой брат не сможет воспользоваться Элементами Гармонии, – с расстановкой произнес чужак, – но это ничего не изменит. Принцесса Селестия отозвалась на мою просьбу, и я не собираюсь ее разочаровывать. Тем более, это, пожалуй, единственный способ использовать драконов.

– Для чего? – одновременно спросили Шайнинг и Твайлайт и переглянулись.

– Я думаю, что если у меня все получится, то вы получите ответ на свой вопрос, – отмахнулся жеребец.

– Мне не нравится, что ты задумал, – прямо сказала библиотекарша. – Я даже не уверена в правильности действий Принцессы Селестии.

– Однако она передала мне Элемент Гармонии и разрешила действовать, – легко парировал Крэлкин.

«Неужели Твайлайт начинает терять веру в Селестию, как в сильного лидера и своего учителя? Это недопустимо, но что я сейчас сделаю? Я целиком и полностью поддерживаю действия Селестии и лишь подливаю масла в огонь. Почему же этот аликорн так поступает? Или же она намеренно это делает? Тогда в чем ее мотив, что заставляет ее действовать именно так. Неужели она не понимает, что значит ее персона для Твайлайт?»

– Почему ты решил, что я могу использовать Элемент Гармонии? – в лоб спросил Шайнинг.

«Он не унимается… Но я не могу сказать ничего. И будет очень плохо, если я не смогу с этим что-то сделать».

– Потому что я знаю это, – пространно ответил командир отряда.

– Это тебе отец сказал? – жестко, словно угрожая, проговорил потентат.

– Кто? – переспросила Твайлайт.

«Пони ничуть не умнее людей! Такие же самовлюбленные имбецилы! Думают, что все всегда должно крутиться вокруг них и лишь по их указке! Сейчас этот единорог еще и проговориться…»

– Шайнинг, не вздумай! – прикрикнул земной пони. – Подумай хоть немного своей головой!

– Почему же нет, Крэлкин? – надменно осведомился венценосный. – Думаешь, что это что-то изменит?

– Я уверен, что это многое изменит, – с нажимом проговорил командир, но должного эффекта это не произвело. – Я так понимаю, что ты не успокоился после утреннего разговора?

– О чем вы говорите? – воскликнула Твайлайт.

– Наш отец ведет какую-то двойную жизнь! – выпалил единорог, смотря на сестру горящими глазами. Переднее копыто его взметнулось вверх и указало на белого жеребца. – Этот пони что-то знает.

Твайлайт открыла рот и уставилась на друга без метки. Шайнинг же обратил на него желчный взор. Крэлкин закрыл глаза и глубоко вздохнул, ругая правителя Кристальной Империи за его глупость и узость мышления.

Наступила давящая на уши тишина. Чужак уселся и, открыв глаза, зло смотрел на белого жеребца. Тот отвечал тем же. Твайлайт переводила непонимающий взгляд с одного жеребца на другого, и было заметно, что она что-то хочет спросить, но никак не решается это сделать.

– Я не пони, – зловеще проговорил Крэлкин. – И Твайлайт знает это.

– Да, он людь, – заверила брата единорожка, оживившись, словно знакомое слово, непонятное для ее брата было спасительно соломинкой из того болота, в которое ее утягивал родственник.

– Человек, – поправил бывший маг, не сводя взгляда с принца.

– Ну, да… – неуверенно произнесла кобылка.

– И что, что ты этот… челво… – попробовал проговорить единорог незнакомое слово, но осекся и грубо бросил: – Не важно. Сейчас речь не о тебе, а о нашем с Твайлайт отце.

– Что ты хочешь узнать? – со вздохом осведомился чужак.

– Почему он помогал тебе при штурме Кэнтерлота?

– Папа помогал ему? – спросила ошарашенно библиотекарша и, подскочив, навострила уши. – Но как так? Это один из тех единорогов в темно-синих мантиях?

– Да, – недовольно отозвался Шайнинг. – И он сегодня был рядом с нами. И даже ничего не сказал!

– Какие же вы еще маленькие, – с сожалением произнес Крэлкин. – Вы еще глупые дети, не понимающие, что к чему в реальном большом мире. Хватит смотреть восторженными глазами на переливы кристального дворца в своей империи, – произнес Крэлкин, обратив взгляд на потентата, – или на холодные страницы учебников, наполненные сонмами знаний, – сказал он меланхолично, посмотрев на подругу. – Вы никогда ничего не поймете, пока будете видеть не простых пони, граждан своей страны или сожителей по городу, но родственников или знакомых, и преследовать свои цели. Наверное то, что я сделаю, будет неправильно, и Селестия меня за подобную дерзость очень сильно накажет… К тому же она просила не рассказывать вам всего, но, пожалуй, вы готовы. У меня будет к вам только одна просьба.

Никто ему не ответил, но он увидел, что единороги были согласны со всем, лишь бы услышать правду о своем отце.

– Вы не должны ничего говорить Селестии, Луне, Каденс и вообще кому бы то ни было, – продолжил Крэлкин. – Информация находится под грифом “Совершенно секретно” в специальном архиве Кэнтерлота. Вы поняли?

Шайнинг и Твайлайт кивнули, и рассказчик со вздохом изрек:

– Если вы хотите понять, что произошло, то нужно вернуться к самым истокам истории, к Майту Вседержителю.

– Мы знаем эту детскую легенду, – тут же сказала библиотекарша. – Она написана в каждой книжке для жеребят дошкольного возраста. Майт первый, кто сдвинул Солнце и Луну…

– И нарушил хрупкий баланс космических объектов, – закончил Крэлкин, и кобылка с недоумением посмотрела на него. – Тем не менее, именно благодаря его глупости и родился Аукторитас – первое образование единорогов, которое поняло, какая власть находится в их копытах. Они управляли небесными светилами, взамен же правили Юникорнией.

– Но Юникорнией испокон веков правили принцессы, – вставила Твайлайт. – Это знают даже жеребята.

– Хорошо, я не буду на этом останавливаться, – отмахнулся земной пони. – Я говорю о временах, которые были до принцесс. Единороги были эти необычайной силы и использовали опасную и смертельную магию. Ты, Твайлайт, нашла у себя в Понивиле такую книгу и воспользовалась ее знаниями вместе с Трикси.

– Фолиант по слиянию магии, – догадалась единорожка и с недоумением добавила: – Но эта книга кажется не такой уж и старой.

– Древняя не книга, а знания, – пояснил чужак. – В любом случае, пойдем дальше. Был еще один единорог Изабор Проникновенный. Он занимался тем, что создавал таких пони, как Эмбер или Вайт. Он был генетиком, причем с большой буквы.

– “Генетиком”? – переспросила ученица Селестии.

– Как это относится к нашему отцу? – с напором спросил Шайнинг.

– Всему свое время, – спокойно проговорил Крэлкин. – И был третий выдающийся единорог – Старсвирл Бородатый. Эти трое имели огромное множество последователей, которые впоследствии соединились в один огромный альянс. Альянс этот контролирует практически все сферы…

Внезапно дверь тихонько приоткрылась, протяжно скрипнув и привлекая к себе взгляды тройки, и в комнату заглянул красный единорог с нежно-голубой гривой. Он окинул взором помещение и тепло улыбнулся. Крэлкин непонимающе смотрел на гостя, пытаясь понять, кто он, но тот покачал головой и протиснулся внутрь. Грязные копыта жеребца оставляли на полу следы, тело было испачкано свежей грязью. Все указывало на то, что пони недавно работал на поле и копался в грязи.

Прикрыв дверь, красный единорог подошел к Крэлкину и окинул взглядом тележку со снедью. Не заметив ничего, что бы его заинтересовало, он залпом выпил налитый чай и уселся около командира отряда, решающего проблему драконов в Гегори. Земной пони заметил у незнакомца на крупе кьютимарку, изображающую радугу над поселком, и поморщился, пытаясь понять, каким талантом был награжден пони от рождения.

– Я прошу прощения, а ты кто? – спросил чужак.

– Старсвирл Бородатый, – невозмутимо ответил гость.

Твайлайт открыла рот и во все глаза уставилась на него. Шайнинг вторил сестре, лишь взгляд его выражал настороженность и недоверие. Бывший человек лишь фыркнул, не до конца веря в то, что перед ним сидел неформальный лидер Целеберриума.

– Я так понимаю, Крэлкин, что здесь произносятся слова, которые должны были оставаться в тайне, – проговорил красный жеребец.

«Он знает мое имя? Значит ли, что это все Старсвирл? Или же приближенный к нему подчиненный? Не думаю, что я узнаю, однако можно поиграть в некие игры, чтобы узнать правду. Но если это и вправду глава скрытого альянса, то… почему он помогает простым пони и не следит за своей организацией? По словам Эмбера он должен вести политику тотального контроля. А какой контроль без постоянных проверок?»

– Это не твое дело, – парировал чужак.

– Нет, Крэлкин, мое, – с нажимом произнес гость. – Ты пренебрегаешь расположением Принцессы Селестии – это раз. Ты рассказываешь то, что не должен услышать ни один пони – это два. Ты хочешь играть на два фронта – это три. Это все делать категорически воспрещено.

– “Воспрещено”? – с отвращением переспросил Крэлкин.

– Всенепременно.

– И что ты мне сделаешь, если я все же осмелюсь пойти против тебя?

– Подвергну высшей степени наказания, – пресно отозвался собеседник, словно судьба земного пони, сидящего подле него, его не интересовала.

– Изгнание… – в ужасе прошептала кобылка.

– Позвольте… – подал голос Шайнинг.

– Не позволю, – тут же прервал тираду Старсвирл, и потентат осунулся. – Вы правите Кристальной Империей и Ваше Высочество не должно вмешиваться во внутренние дела Эквестрии. То, что Вы приставлены к этому земному пони, и этот земной пони приставлен к Вам – не имеет никакого значения.

– Но…

– Будьте благоразумны и не вмешивайтесь в разговор, который Вас не касается, – сказал красный жеребец и повернулся к чужаку. – Крэлкин, у меня достаточно большие планы на твой счет, и я не хочу, чтобы ты хоть как-то навредил Твайлайт Спаркл или Шайнингу Армору. Это приведет к очень печальным последствиям.

– Уж кто бы…

– Цыц! – бросил Старсвирл и посмотрел собеседнику прямо в глаза, и тот ответил не менее горячим взглядом. – Не вздумай мне перечить. Не знаю, откуда ты появился и что замышляешь, но…

– Знаешь, ты… – с напором начал земной пони, но единорог вновь его вульгарно перебил:

– Цыц! Не смей перебивать других пони, тем более тех, кто стоит намного выше тебя по иерархии. Ты допустил утром большую оплошность, которая разрослась большим грибом непонимания у тех, кто к тебе прикоснулся. Из-за тебя Кресцент находится в скверном расположении духа, из-за тебя Элемент Гармонии недоумевает, что твориться вокруг, из-за тебя Принц Кристальной Империи обескуражен и хочет получить знания. Лишь одной фразой ты сгубил сразу трех пони. Ты не следишь за своими словами. Задумайся о своем поведении.

– Я все делаю для того, чтобы разрешить ситуацию без жертв, – с вызовом произнес Крэлкин.

– Тебе был предоставлен Эмбер для этого, однако ты ввел в игру помимо него еще трех пони. Как понимать твои действия?

– Я не собираюсь уничтожать драконов, – заявил белый жеребец. – Есть другие выходы из ситуации и в случае с драконами убийство – не лучший вариант.

– Я не стесняю тебя в действиях.

– Стесняешь, – со злобой в голосе проговорил Крэлкин.

– Значит, придется действовать в тесных рамках, – беспристрастно отозвался единорог. – И даже не думай выходить за них. Мы сразу это поймем.

– Эти пони готовы принять информацию, – не сдавался чужак.

– А понять? – осведомился Старсвирл, и бывший человек тяжело вздохнул, понимая, что на этом поле боя он проиграл. – Выложить им все сразу и не удостовериться, что информация будет принята адекватно, будет очень глупо и грубо.

– Но это наследие, это история! – воскликнул белый жеребец, пытаясь прорвать блокаду собеседника. – Ее должен знать каждый житель Эквестрии!

– Я неясно выражаюсь? – спросил красный пони и отвернулся от Крэлкина. – Твайлайт и Шайнинг, – обратился он к единорогам и тепло улыбнулся. – Я мечтал встретиться с вами и поговорить, но не при таких обстоятельствах. Сейчас я помогаю на полях в этом замечательном поселке, так что большим количеством времени не располагаю. Да и мы все не готовы к подобной встрече и разговору, который последует за ней. Однако я вижу, что вы хотите узнать правду о вашем отце. Что же, это желание мне понятно. Кресцент присоединился к нам, группе единорогов, чтобы сохранить наследие былых времен, улучшить Эквестрию и обезопасить ее. Он выполняет очень опасную и ответственную работу, однако какую – я не могу рассказать. Это в целях его безопасности и безопасности всей нашей группы.

– Он поломал крыло Айрону Трепу, – жестко проговорил Шайнинг.

«Его интересует такой пустяк? Перед ним сейчас сидит член скрытого альянса и даже не скрывает этого, а этот единорог хочет узнать о своем отце и его проступке… Нет, у пони не будет никогда сильной страны, пока правители стран ставят на первый план родителей и друзей, а не граждан своей державы».

– И я искренне сожалею этому пегасу, – продолжал гость немного погрустневшим голосом. Он настолько искусно выбирал интонации, что Крэлкин стал завидовать его умению. – Действительно потерять возможность летать – это сверх его сил. Кресцент был наказан за свою вольность. Были приняты меры, чтобы такого больше не повторилось. Мы готовы были вмешаться и помочь Айрону Трепу восстановить утрату, однако нас опередил ваш отец. Он понимает, что поступил плохо, и что он был в ответе за свой проступок. Однако я не виню его: он защищал своих детей.

– Но чем вы занимаетесь? Почему такие подробности об отце мы с сестрой узнали только сейчас?

«Наконец-то правильный вопрос. Посмотрим, что ты ответишь на это, Старсвирл».

– Мы помогаем Принцессе Селестии сохранить Гармонию в землях, только и всего, – ответил с едва заметной гордостью, но без напыщенности глава Целеберриума.

Крэлкин нахмурился и изрек, глядя исподлобья на пони, сидящего рядом с ним:

– Даже в обществе тотальной дружбы и навязанной Гармонии все равно кто-то страдает.

Старсвирл недовольно покосился на него, но промолчал. Внезапно с улицы послышался тоненький детский голосок:

– Мистер Ландо! – звала кобылка. – Мистер Ландо!

Красный единорог поднялся, бодрой рысцой подбежал к окну и, раскрыв его, закинул передние ноги на подоконник.

– О, Лаванда, привет, – добрым голосом отозвался гость и призывно помахал копытом. – Я тут.

– Мистер, меня послали найти Вас, – произнес жеребенок и недовольно добавил: – Папа хочет опять посоветоваться.

– Хорошо, я сейчас выйду, – пообещал жеребец. – Прости, что задержался. Друзей тут давних встретил.

Развернувшись и спрыгнув на пол, он мрачно посмотрел на Крэлкина.

– Ты все понял? Ради их же безопасности держи свой язык за зубами. От них зависит судьба Эквестрии.

– Вы ведете неверную политику, – отозвался чужак.

– Неверную? – зловеще осведомился глава Целеберриума. – А что ты вообще знаешь о политике? Что для тебя лучше: кровавые бойни или мирное сосуществование? Думаешь, что Принцесса Селестия ведет государственные дела без каких-либо планов на будущее? Считаешь, что справишься лучше?

– Мне хватает теоретических знаний, чтобы увидеть крах цивилизации, – парировал земной пони.

– И откуда же ты взял эти знания? – брезгливо спросил красный единорог.

– Из книг, – заявил Крэлкин.

– “Из книг”? – переспросил Старсвирл и фыркнул. – А ты хоть поинтересовался, кто был их авторами? Такие же теоретики, как ты, которые до написания своих книги читали труды каких-то фермеров по политологии? Если тебе пристало слушать извращенные и перекрученные мысли фермеров – слушай. Только не забивай голову Твайлайт и Шайнингу этим мусором.

– Вот увидишь, что я говорю правду, когда Эквестрия падет, – злобно проговорил чужак.

– Тысячелетие уже не падает, а тут вдруг падет. Из-за кого? Из-за тебя? У тебя даже никаких внешних связей нет, не говоря уже о внутренних. Такие, как ты, лишь воздух могут сотрясать да книжки читать, до реальных же дел им очень и очень далеко. Так что учись у своих любимых авторов и размышляй о бренности своего существования где-нибудь в углу. Не лезь туда, где ты ничего не понимаешь.

– Хорошо, – легко согласился бывший человек.

«Это точно Старсвирл. Он достаточно хорош в своем деле. Его уровень не ниже уровня Селестии, а то и выше. Понимание ценности знания… Немногие на это способны. Вдобавок к этому, он показал при Твайлайт и Шайнинге достаточно хорошее владение информацией и, думаю, вывел потентата из того скверного состояния. Но он некрасиво надавил на меня, чего не позволяла себе Селестия. Методы его грубы, но, тем не менее, действенны. Вероятно, чтобы сдержать восстание клана Майта необходимо быть именно таким».

Красный единорог вышел из комнаты, помахав на прощание всем присутствовавшим и захватив для жеребенка булочку, и тихонько прикрыл дверь. Шайнинг сидел и смотрел на грязные следы от копыт на полу. Твайлайт так и не смогла проронить ни слова, лишь смотрела на земного пони немигающим взглядом. Крэлкин подбежал к окну и уставился вниз. Старсвирл подошел к маленькой зеленой кобылке, вручил сладкое яство и вдвоем они отправились по своим делам, переговариваясь и смеясь.

«Этот единорог идеально владеет эмоциями. Давно я не видел такого искусного владения своей мимикой. Но с какой целью сам Старсвирл показался мне, да еще и при Твайлайт и Шайнинге? И почему помогает на земле фермерам? В грязи перепачканный весь… Разве нормально, что управленец такого высокого уровня делает работу простых пони? Но… если он тут, то я ошибся на счет пони, которые поддерживают иллюзию помещения Целеберриума. Однако железные куклы управлялись главами… должно быть».

Белый жеребец спрыгнул на пол, повернулся к Твайлайт и Шайнингу и обвел их взглядом.

– Поздравляю, – изрек он спустя некоторое время. – Вы только встретились с главой этой самой организации.

– Ты с ним хорошо знаком? – обескуражено осведомился принц.

– “Знаком”? – переспросил чужак и вздохнул. – Глаза бы мои его не видели… Эмбера мне в подчинение дал именно он. В любом случае, хоть он мне не нравится, но я ему полностью доверяю, как и Селестии.

– И мой папа находится под его руководством… – словно в трансе проговорил Шайнинг.

– Он позаботится о нем, – заверил земной пони. – Скоро вечер, а я не хочу тратить еще один день на проблему этого города. Твайлайт, расскажи, пожалуйста, своему брату, как пользоваться Элементом Гармонии, а мне необходимо поговорить с Вайтом.

– Но Элемент Гармонии… – попыталась возразить кобылка.

– Я знаю, просто расскажи.

Крэлкин вывалился из номера и посмотрел на клонящееся к горизонту солнце через окно. Рядом напротив двери стоял болотный пегас и наблюдал, как одинокие белые облачка снуют по бескрайнему небу, подчиняясь силе ветра. Заметив своего командира, он поприветствовал его, махнув копытом, и вновь уставился на небо. Чужак не ответил, лишь тяжело вздохнул и подошел к двери, за которой должен был отдыхать черный жеребец с белым рогом. Скорая встреча со Старсвирлом подкосила его, но он вспомнил слова, что на его счет у главы Целеберриума есть какие-то планы и, приободрившись, зашел в номер.

На узкой кровати, которая стояла у стены, лежал Вайт и безучастно смотрел в потолок. Он даже не обратил внимания на вошедшего пони. Крэлкин окинул усталым взглядом небольшую комнатушку и прочистил горло, привлекая внимание единорога. Он хотел заручиться поддержкой Вайта, чтобы иметь союзника с геномом дракона и настраивался на быстрый и достаточно жесткий разговор.

– И снова здравствуй, – проговорил чужак.

– Зачем ты меня сюда поселил? – осведомился тот и сел на кровати. – Я сам могу найти себе ночлег. Если бы не Твайлайт…

– Слушай, я не доверяю тебе, – перебил Крэлкин.

– Почему? – с недоумением осведомился собеседник.

– Ты защищал драконов, – с обвинением произнес земной пони.

– Я их защищал, потому что твой знакомый хотел их убить, – с жаром в голосе проговорил единорог.

Крэлкин вздохнул и, подойдя к окну, посмотрел на задний двор постоялого двора. Не так он представлял разговор, но выбирать сейчас было не из чего, и необходимо было выбирать быстрые, хоть и не совсем корректные способы воздействия на черного жеребца.

– Я тоже не хочу их уничтожать, – признался чужак, смотря, как жеребят с улицы забирают взрослые пони. – Они… живые существа.

– Тогда почему помогал тому… как его… Эмберу, – вспомнил Вайт.

– А что мне оставалось делать? – страдальчески вопросил Крэлкин. – Принцесса Селестия отправила меня сюда, дала в распоряжение двух пегасов и одного единорога. Как мне противостоять таким сильным противникам, как драконы? Им можешь противостоять ты и Эмбер. Таких пони, как вы, найдутся единицы во всей Эквестрии. Я просто хочу защитить и хищников, и жителей Гегори.

– Это хорошо, – одобряюще отозвался единорог, – но как ты собираешься помочь и тем и другим. Как мне сказали драконы, вы забрали у них еду, которую они уже давно тут ели. Тем более что они настроены прочесать все в округе.

– Ну, и что, что забрали? – недоуменно спросил Крэлкин.

– Давай отдадим то, что вы забрали, и они прекратят поиски.

– Я не собираюсь им ничего отдавать, – отмахнулся единорог. – Александрит – собственность пони. Он находится на их территории.

– У драконов все по-другому, – сказал Вайт.

– И как же у драконов выглядит разделение собственности? – с презрением осведомился жеребец.

– Они просто говорят, что камень принадлежит им. И только с боем можно забрать у них этот камень. И ты сейчас вынудишь драконов драться.

– Откуда тебе вообще известно о драконах? – с подозрением спросил Крэлкин. – Мало того, что в тебе течет их кровь, так еще и личные знакомства есть.

– Это давно уже случилось, – признался Вайт с толикой гордости. – Я тогда помог ЭплДжек поймать воришку, который ворует у нее яблоки. Им оказался дракон. Его зовут Ворд. Он молодой еще. Мы с ним потом сдружились, и порой разговариваем. Хотя можно сказать, что не разговариваем. Но все равно, мы с ним как бы друзья.

– Он может напасть на тебя?

– Нет, конечно, – поморщился единорог. – Зачем ему это?

– Просто интересуюсь.

Крэлкин отвернулся от окна и посмотрел в глаза собеседнику. Он заметил в них слабую заинтересованность ситуацией и полную уверенность защитить драконов.

– Значит, Вайт, ты приехал в Гегори по указке своего ручного дракона за александритом, который тут жрали те четыре дракона, и впоследствии ты отдашь его Ворду. Я прав?

Знакомый Твайлайт открыл рот, не зная, что сказать.

– Но как ты узнал? – выдавил он.

– Не важно, – отмахнулся земной пони. – Александрит спрятан по моему прямому приказу, и его вытащат только по моей просьбе. Что с ним делать дальше – посмотрим, но я гарантирую, что его не получат те, кому он абсолютно не нужен.

– Но он мне нужен, – заверил Вайт.

– Он нужен не тебе, а дракону, с которым ты знаком, – парировал жеребец.

– И без тебя я его не получу?

– Именно так, – кивнул чужак.

– И как мне получить кусок той драгоценности? – без энтузиазма спросил единорог.

– Если он тебе так нужен, то придется мне помочь справиться с проблемой в Гегори, – просто сказал Крэлкин.

– Хорошо, я помогу, – сразу же согласился Вайт.

– Если не получится, то будем вместе отчитываться перед Принцессой Селестией о нашем просчете, – пригрозил белый жеребец и увидел, как собеседник сглотнул. – Тем не менее, мне нужно поговорить и с Эмбером. Он тоже достаточно сильная фигура в нашем небольшом противостоянии.

– Я не хочу работать вместе с ним , – недовольно заявил черный пони.

– Мы все не хотим много чего делать, – проговорил чужак. – Эмбер мне тоже не нравится, однако я обязан с ним уживаться. А тебе будет особенно полезно научиться нести бремя ответственности за свои деяния. Впрочем, если не хочешь, то я и без тебя смогу справиться.

– Но… мне нужен тот камень.

– Тогда придется пойти на какие-то жертвы, – меланхолично отозвался Крэлкин.

Вайт замолчал, а гость перебирал в голове возможные варианты развития событий.

– Знаешь, я передам александрит твоему дракону сам, – в задумчивости проговорил бывший человек.

– Что?! – воскликнул единорог.

– С ситуацией в Гегори я могу справиться и без тебя, а вот с драконами не каждый день представится случай пообщаться. К тому же, интересно изучить их, так сказать, изнутри.

– Но…

– Ладно, не буду задерживать, – бесцеремонно перебил собеседника чужак и направился к выходу. – Если будешь готов – скажешь Айрону, он за дверью стоит. Только никуда не уходи… ради твоего же блага.

Крэлкин вышел из комнаты и оглянулся. Никого, кроме пегаса, смотрящего в небо, в коридоре не было. Айрон обернулся на шум, без интереса посмотрел на нарушителя спокойствия и вернулся к своему занятию. Земной пони тяжело вздохнул и услышал такой же тяжелый вздох от Трепа.

«Значит, и его что-то беспокоит… А он почему грустит? Вроде бы далеко от драконов находится».

– Что у тебя случилось? – спросил командир.

– Ты случился, – проговорил тот, не отрывая взгляда от облачков.

Белый жеребец фыркнул, но промолчал, проглотив выпад, и принялся ждать новой порции горьких слов.

– Вот зачем ты мне Альтуса навязал? – страдальчески спросил пегас. – Ему плохо со мной. Теперь в больнице лежит…

– Он поправится, – заверил его Крэлкин.

– Конечно, поправится, – с жаром произнес ловец, словно земной пони сказал какую-то несусветную глупость. – Но я ответственность за него несу.

– Не ты, – спокойно проговорил чужак, и крылатый жеребец повернулся к нему. – Не ты, Айрон, а я. С того времени, как мы с ним пришли в Эквестрию, ответственность целиком и полностью за него несу я. И то, что с ним произошло полностью моя вина. Я и не виню тебя, ведь не по твоей указке он полетел сражаться с драконами. Но что ты предлагаешь сейчас делать? Сидеть и придаваться самоистязанию? А каков в этом смысл? Нужно двигаться вперед. Слезами делу не поможешь.

– Это верно, – согласился Треп и поморщился, – но… даже это не отменяет того факта, что Альтус в больнице.

– Не отменяет, – кивнул Крэлкин, – но сидеть, сложа копыта…

– Я не намерен сидеть, сложа копыта! – прикрикнул пегас. – По велению Принцессы Селестии я должен выполнять абсолютно все, что ты мне скажешь, но ты ничего не говоришь! Ты носишься с какими-то единорогами, а мы с Альтусом сидим в этом отеле, словно мы не пони, а балласт!

– Вы ничего не сделаете, – сухо произнес белый жеребец. – Драконы просто вас разорвут, и это в лучшем случае. Вам несказанно повезло в первый раз, и я не намерен подвергать вас смертельной опасности еще раз. Если бы драконы в пищу потребляли мясо, то вы бы умерли еще раньше.

Айрон отвернулся к окну и уставился на подоконник.

– Я понимаю, – с горечью сказал он, – но все равно сидеть в городе и трястись от страха… даже не за свою жизнь, а за жизнь других пони – это невыносимо.

– Потерпи до захода солнца, – попросил Крэлкин.

– Ты решил еще раз напасть на драконов, пока они не успокоились?! – вскрикнул ловец и, подскочив, развернулся всем телом к собеседнику. – Это просто безумие!

– Если я правильно понимаю работу магических артефактов…

– Какое отношение это имеет к драконам?! – с вызовом проговорил пегас.

– Самое что ни на есть прямое, – недовольно парировал жеребец. – Эмбер использует магические артефакты, Вайт использует магические артефакты. Они очень важны. Если кого-то знакомого увидишь, попроси, чтобы принесли сумку, бумагу, перо и чернила. Если не трудно.

– Но… Как… Ты же… – Айрон мотнул головой. – Почему ты решил, что можешь распоряжаться жизнями, которые тебе не принадлежат?!

– Потому что это право мне дала Принцесса Селестия. – Глаза собеседника расширились и он, тяжело дыша, немигающим взглядом уставился на земного пони. – Успокойся, я никого не собираюсь подвергать смертельной опасности. В конечном счете, у всех есть уязвимые места.

Треп дернулся и тяжело вздохнул.

– Ладно, если кто-то будет идти, я попрошу сумку, перо, чернила и бумагу.

– Спасибо. Ты не подскажешь, где сейчас Эмбер?

– Третья дверь от лестницы в конец коридора, – недовольно проговорил Айрон.

– Благодарю, – кивнул чужак и двинулся к цели.

– Зови, если что, – с нотками страха бросил пегас в спину своему командиру.

Крэлкин не ответил.

Подойдя к нужной двери, он учтиво постучал и зашел в комнату. За столом сидел Эмбер и, не придавая никакого значения появлению гостя, продолжал трапезничать. На шее у него висел знакомый чужаку артефакт и блестел в лучах солнца. В комнате стоял отчетливый запах еды, и живот гостя отозвался жалобным урчанием, однако и на это единорог никак не отреагировал. Он даже не взглянул на Крэлкина, когда тот забрался на стул перед ним и уставился на подчиненного.

– Я тебе не мешаю? – осведомился земной пони.

Член Целеберриума склонился в очередной раз над тарелкой, откусил кусок поджаренного хлеба и, запив его вишневым соком, промокнул платочком уголки губ. Затем он неспешно сложил копытами грязную посуду в одну стопку, отставил на край стола и лишь после этого соизволил взглянуть на посетителя.

– Что тебя интересует? – осведомился он.

– У нас вышли разногласия…

– Ты не первый, – хладнокровно изрек член Целеберриума, нагло перебив белого жеребца, – кто смог подчинить мой разум магией иллюзии, однако то, как сделал это ты – меня очень сильно расстроило.

– Я прошу прощения, что расстроил тебя своими действиями… – начал гость, однако вновь бы перебит.

– Использовать мощь единорога против его воли – верх неуважения к нему, – с нажимом произнес Эмбер. – Использовать мощь единорога против своего собрата – верх подлости.

– Я пытался с тобой говорить, но ты…

– Цена такого проступка велика, – вновь перебил жеребец своего командира. – Изгнание из Эквестрии для тебя будет лишь во благо. Целесообразнее лишить тебя жизни и не позволить больше творить бесчинства.

Крэлкин ничего не сказал, лишь вздохнул, понимая, чего хочешь добиться его собеседник, и несколько минут они просидели в тишине, смотря друг другу в глаза. С улицы доносились приглушенные стеклом трели птиц и игра ветра на растущих кронах деревьев.

– Не слышишь, как красиво? – меланхолично спросил Эмбер, и земной пони кивнул, проникаясь игрой своего подчиненного.

Они просидели еще несколько минут, не проронив ни звука и размышляя о своем. «Вот, что он хотел показать мне, а я, дурак, не понимал. Он очень похож на меня: ему надоели всяческие приказы, он устал от ответственности. Он хочет отойти от дел и просто отдохнуть, остановится в немыслимой гонке жизни и немного переждать. А Твайлайт еще одна преграда на пути к его размеренной и независимой жизни».

– Я смогу тебе помочь, – почти шепотом сказал Крэлкин. – Я понимаю, что тебя гложет. Просто доверься мне.

– Довериться непонятно кому? – с некоторым удивлением осведомился Эмбер. – А доверишься ли ты мне?

– Я доверю тебе свою жизнь, – твердо проговорил земной пони.

«Не доверю, но мне необходимо с тобой поиграть в эти игры, тебе они так необходимы».

– Ты готов идти до конца? Ради Твайлайт?

– И ради Твайлайт, и ради тебя, – с уверенностью произнес белый жеребец.

– А готов ли ты сделать то же самое ради себя? – осведомился Эмбер.

– Нет, – выдохнул Крэлкин и опустил взгляд.

«Правильно, необходимо все делать правильно, – судорожно думал бывший человек. – Критически необходимо. Если я проколюсь хотя бы на каком-либо малейшем движении, то не видать мне помощи от этого единорога. А мне необходима его искренняя поддержка, чтобы он меня защищал самозабвенно и, главное, самостоятельно, без указок».

– Я хочу завершить нашу работу сегодня, – осторожно сказал земной пони, – но я не хочу вредить хоть кому-то.

– Драконы – не пони, с ними нельзя договориться, – напомнил Эмбер.

– Я это понимаю, – вздохнул гость, – но у меня есть решение и этой проблемы. Если у меня ничего не получится, то я соглашусь на твои условия игры.

– Что требуется от меня? – осведомился единорог.

– Просто защищать Принца Кристальной Империи, – проговорил чужак.

– Значит, ты не пойдешь с нами?

– Пойду.

– Ты без защиты не выживешь, – оповестил член Целеберриума.

– Я знаю, – со вздохом сказал земной пони, – но я не смею тебя просить брать в балласт еще и меня. Возможно, с нами пойдет Вайт и…

– Вайт? – перебил водный маг и нахмурился. – Этот пони должен быть изолирован от драконов.

– Я понимаю, почему ты так реагируешь на него, но мне необходима и его помощь, чтобы полностью и безоговорочно победить. Однако, вы вдвоем можете стать отличным дуэтом.

– Я не собираюсь работать с кем-либо. Ради его же блага.

– Надеюсь, до силового воздействия на наших противников не дойдет, – неуверенно проговорил жеребец. – А на счет Вайта, то я не уверен, что он вообще соизволит пойти.

– Давишь на всех подряд, – понимающе произнес Эмбер.

– Отнюдь, – отмахнулся земной пони. – Просто от него мне необходима некая информация, только и всего.

– Ты за помощь еще и информацию какую-то требуешь? – с некоторой долей восхищения вопросил единорог.

– Не за помощь, – поморщился Крэлкин, – а за вполне конкретную вещь.

– И что же это?

– Думаю, что тебе не нужно об этом знать.

Эмбер открыл рот, но внезапно ухмыльнулся и выдавил:

– Как скажешь… командир.

Он поднялся и выгнул спину, разминая затекшие мышцы. На боку у подчиненного Крэлкин заметил рану. «Видимо, сюда пришелся удар драконьего хвоста». Синий жеребец, заметив взгляд земного пони, показно проигнорировал его, набросил на себя грязный балахон и устремился к выходу. Чужак проследовал за ним и увидел в коридоре Айрона и Вайта. «Все же он пришел… Неужели дракон заставил его принести александрит, пригрозив, что убьет всю его родню? Нет, Вайт бы тогда так не держался, его взгляд бы блуждал, а о драконе он и слушать бы не захотел. Тут что-то другое…

В любом случае, не хватает Шайнинга. Как только он присоединится, наш отряд будет готов выступить. Надеюсь, что все получится, ибо драконы – слишком лакомый кусок, чтобы его просто так обойти. Конечно, самые соки достанутся не мне, да они мне и не нужны, но и я хочу откусить малюсенькую, но очень важную часть. По крайней мере, драконы в моем плане участвуют в довольно сложной партии, и если не выгорит с ними, то необходимо будет действовать как-то иначе, а этого совершенно не хочется».

Крэлкин двинулся вперед, и единорог последовал за ним.

– Эмбер, как только мы справимся с драконами, ты должен будешь незамедлительно покинуть нас, хорошо? – спросил земной пони с озабоченностью в голосе и добавил шепотом: – Только ударь меня магией, когда будешь уходить. Я тебя спровоцирую как-то…

– Зачем? – шепотом осведомился член Целеберриума.

– Не спрашивай, так нужно, – отмахнулся чужак. – Только после этого сразу же уходи и никого не трогай.

Подчиненный фыркнул и остановился следом за земным пони рядом с другими жеребцами. Командир окинул взглядом группу и бросил взгляд на солнце. «Необходимо поторопиться, иначе придется ждать до завтра, а я бы не хотел оттягивать разговор со Старсвирлом в долгий ящик. Необходимо кровь из носу успеть все сделать до прилета Селестии, а лучше вообще избежать и его».

– Подождите здесь, я сейчас приведу Шайнинга и двинемся, – сказал он и подошел к двери в номер, где тренировались два Элемента Гармонии – Магия.

– Я тоже? – с надеждой спросил Айрон.

– Это исключено, – произнес Крэлкин и открыл дверь в номер.

Тут же навстречу его любопытному взгляду из небольшого проема ударила сильная вспышка света. Он оступился, не понимая, что только что произошло, и плюхнулся на круп. Несколько секунд перед глазами ничего не было видно, лишь белая пелена, затем стала прорисовываться взволнованная мордочка Твайлайт. Кобылка что-то лепетала, но он не разбирал ни единого ее слова. Мотнув головой, он вернул себе нормальное восприятие и поднялся. Шайнинг извинялся перед другими пони, которые потирали глаза и недоуменно озирались. Только Эмбер стоял и смотрел немигающим взглядом вперед, и нервно дергал хвостом.

– Получилось? – шепнул Крэлкин, обращаясь к подруге.

– Не знаю, – честно призналась библиотекарша. – Я еще не понимаю, как ты узнал, что Шайнинг может…

– Старсвирл рассказал, – отмахнулся жеребец и поднялся. – Шайнинг, Эмбер и Вайт – за мной. Все остальные – оставаться на местах. Мы скоро вернемся. И где мои письменные принадлежности?

– Зачем они тебе нужны? – посетовал пегас. – Ты же к драконам идешь сражаться.

– Мне просто нужно записать кое-что.

Через несколько минут четыре пони бежали в предзакатных лучах навстречу огнедышащим существам, которые маячили невдалеке гротескными абрисами. Они вновь принялись за поиски и уже рыскали в поисках камня около горы. Крэлкин пристально следил за ними и видел, что движения драконов стали отрывочными, резкими, словно их что-то раздражало, и они были готовы дать жесткий отпор обидчикам. «Надеюсь, что мой план сработает».

– Итак, пони, – сказал чужак на бегу, как только до драконов осталось меньше полукилометра, и посмотрел на подчиненных. – Мне не нужны вольные движения. Бьете магией по противникам, только если я разрешу. В первую очередь защита. Защищать Шайнинга любой ценой. Плюйте на мои приказы, если от этого будет зависеть жизнь Шайнинга. Если необходимо будет выбрать между моей жизнью и жизнью Шайнинга, то выбирайте его. Он центральная фундаментальная фигура в борьбе с драконами.

– Хорошо, – послышалось от Вайта.

– Эмбер? – подтолкнул бывший человек второго защитника.

– Ага, – бросил тот без особого энтузиазма.

– Шайнинг, на тебя ложится самая важная часть всей работы. Знаешь, что должен делать?

– Теоретически, – с некоторым сомнением ответил принц.

– Слейся с Элементом Гармонии, как тебя учила Твайлайт, и используй свою магию иллюзии, чтобы ударить силой артефакта прямо в сознание драконам. Остальное должна сделать магия Гармонии.

– Это не так просто? – со вздохом ответил жеребец.

– Именно поэтому здесь находятся Вайт и Эмбер. Они выиграют для тебя необходимое время. Надеюсь, что осложнений не возникнет.

Никто не ответил. Эмбер метнул взгляд в разные стороны небосвода, наблюдая за кем-то. Прыгнув вперед, он ударил мощной струей воды в огненную атаку, прилетевшую неизвестно откуда. Крэлкин подпрыгнул от неожиданности и увидел хищников, устремившихся к ним. Драконы напали, и теперь член Целеберриума отражал их атаки, следуя приказам своего командира, хотя изредка контратаковал ледяными глыбами. Вайт подключился спустя несколько секунд и тоже стал отражать магию огнедышащих существ. Шайнинг остановился в нескольких метрах от новых напарников по команде и моментально надел на голову золотую тиару, выуженную из сумки. Принц зажмурился, и рог его окутала яркая белая аура. Вокруг почувствовалось несильное движение воздуха.

Крэлкин, удовлетворенный слаженными действиями команды, одобрительно хмыкнул и посмотрел на других единорогов. Эмбер, защищаемый щитами Вайта, смог отогнать драконов на несколько десятков метров и теперь вел с ними бой на дальней дистанции, блокируя любые попытки приблизиться к нему или кому-либо из пони. В дальних атаках перевес был на стороне пони. Бывший человек напряженным взглядом рассматривал потоки пламени, льющиеся с неба, и поражался искусности Эмбера блокировать не только огонь еще на подлете, но и контратаковать, не давая противникам приблизиться и ударить кого-либо хвостом или когтем. Вайт значительно уступал ему, как реакцией, так и быстроте используемой магии. Крэлкин даже не ожидал от члена Целеберриума такой самоотдачи. Артефакт на шее синего единорога светился мерклым красным светом, и тонкой, едва уловимой струйкой перетекающей магии соединялся с рогом.

Прошло несколько минут, прежде чем Шайнинг воспользовался Элементом Гармонии, и яркая вспышка, озарила окрестности. Вверх от тиары устремился поток радуги, ударил в драконов, окутал их и через десяток секунд выбросил на землю. Поднялось облако пыли.

Как только все закончилось, Крэлкин посмотрел на потентата и увидел, что тот тяжело дышит и смотрит в траву. Вайт и Эмбер стояли и напряженно смотрели в пыль, готовые отбить любую атаку, вылетевшую в их сторону. Однако драконы затихли, словно магия Элемента гармонии дала осечку и убила их. Земной пони поежился от такой перспективы, но старался не показать, что беспокоится за жизнь врагов Гегори. Не хотел он отпускать просто так чешуйчатых.

Пыль стала оседать, и сквозь пелену Крэлкин увидел четыре исполинских фигуры, грозно поднимающиеся с земли и закрывающие закатные солнечные лучи. Эмбер тут же заковал себя в воду, а Вайт накрыл всех щитом. Однако драконы вопреки ожиданиям не атаковали, лишь стояли и недоуменно озирались. «Неужели получилось? – не поверил своим Крэлкин. – По крайней мере, они не атакуют, а это уже прогресс».

– Привет! – крикнул земной пони. – Мы не хотим сражаться!

– И мы не хотим, – буркнул в ответ рычащий голос.

«Теперь осталось понять, насколько драконы стали опасны, но кого отправить? Эмбер может с перепуга убить кого-то, а Вайту не хватит боевого опыта, чтобы отразить мгновенную атаку. Шайнинг сейчас не в состоянии что-либо делать, да и защищать его надо. Остаюсь только… – Чужак вздохнул и направился вперед. – Надеюсь, что заклинание сработало и теперь драконы смирные. Даже если они разгадают того, что мы сделали, я смогу с ними поговорить и объяснить, зачем необходимо было применять именно такую магию. Но если они применяют тактический прием, успеют ли единороги придти на подмогу?»

Он остановился и, повернув голову назад и окинув взглядом напряженные морды своих подчиненных, произнес:

– Если драконы будут атаковать, то вы должны будете дать им достойный ответ и, если не получится усмирить, – уничтожить.

– Но… – попытался вставить Вайт, однако Крэлкин перебил его:

– Никаких “но”. Считай это приказом.

Земной пони неодобрительно фыркнул и вновь устремился к драконам. Сердце его замерло в ожидании развязки, и чужак хотел как можно быстрее понять, насколько магия одного Элемента может быть смертоносной или сильной; как она взаимодействовала с магией подчинения разума Шайнинга и насколько слияние таких разных магий могло отразиться на результате. Но ноги с трудом передвигались, словно не хотели нести хозяина на верную гибель.

Пыль осела толстым слоем и стелилась пушистым ковром по самой земле. Вместе с закатывающимся темным кроваво-красным солнцем она казалось бывшему человеку входом в ад, сулящий вечные муки и страдания. Чешуйчатые звери стояли и лишь перебрасывались робкими взглядами, пока в поле из зрения не попал пони. И четыре исполинских создания непонимающе уставились на него. «По крайней мере, они не атакуют», – повторил он про себя.

– Он пони, – донесся рык от одного из драконов.

– Я сам вижу, что пони, – произнес другой рычащий голос. – Но что он делает так далеко от города в таком месте, да еще и таким поздним вечером? Скоро ночь будет, а тут недалеко до беды.

– Кажется, мы с ним встречались, – с сомнением проговорил третий. Крэлкин увидел, как говорящий склонился над ним, поднес огромный нос и втянул его запах. – Это точно он, – сказал упавшим голосом дракон.

– Но мне казалось, что он это…

– Как видишь, нет.

– Здравствуйте, меня зовут Крэлкин, – сказал пони, и драконы затихли.

Исполинские звери стояли каменными изваяниями, не смея даже пошевелиться. «Что с ними? Почему так отреагировали на меня?»

– Все в порядке? – осведомился жеребец, однако ответа опять не последовало, и он сделал несколько шагов вперед.

Солнце скрылось за горизонтом, озаряя окрестности последними лучиками света, и природа готовилась погрузиться в непроглядную ночную мглу. Один из драконов лег и придвинул морду к чужаку, и тот увидел его взволнованный взгляд.

– Ты как? – спросил хищник.

– Я в полном порядке, – заверил пони, – а с вами что?

– Не знаю, – честно признался тот. – Это с нами впервые. – Он немного помялся и закончил: – Нам тебя жалко.

– Почему? – изумился собеседник. – Потому что я пустобокий?

– Кто? – непонимающе переспросил зверь. – Пустобокий?

– Пони без кьютимарки, – пояснил чужак.

– Без чего?

«Понятно, – облегченно вздохнул бывший человек. – Кажется, драконы находятся намного дальше от Эквестрийской Державы, чем я предположил с первого раза. Откуда же тогда взяли Спайка? Хотя это уже второстепенный вопрос».

– Ну, раз вы не знаете, тогда не стоит уделять этому хоть малейшее внимание, – отмахнулся пони. – Так почему вам меня жалко?

– Мы тебя хотели… – Дракон поежился, отвел взгляд и выдохнул: – зажарить заживо.

«Он чувствует угрызения совести? Значит, магия сработала. Необходимо уводить Эмбера, пока я не стал претворять свой план в жизнь».

– Это неважно. Все живы, все здоровы, – уже спокойно произнес чужак. – Подождите тут, я сейчас приду.

Зверь едва заметно кивнул, и Крэлкин моментально подбежал к своей команде.

– Все сработало, как надо, – заявил он с радостью в голосе. – Шайнинг, тебе необходимо остаться со мной. Вайт, а ты должен незамедлительно возвращаться в Гегори. Эмбер… – Единорог поднял заинтересованный взгляд. – Катись отсюда к дохлым параспрайтам, чтобы даже запаха от тебя тут не оставалось.

В ту же секунду земной пони почувствовал сильную боль в левом плече и увидел, как из маленькой раны устремилась темной тонкой струйкой к копыту кровь. Он сжал зубы, чтобы не закричать и услышал надменный голос:

– Не думай, что можешь меня оскорблять безнаказанно.

В потасовку вмешался Вайт, но член Целеберриума с легкостью отразил его незамысловатую атаку и заковал все его тело в лед. Синий единорог метнул на своего командира холодный взгляд. Крэлкин кивнул, и губы его непроизвольно дернулись в улыбке. Эмбер накинул капюшон и легкой рысцой скрылся в полутьме.

– Шайнинг, можешь убрать Элемент Гармонии, – попросил чужак, – а то еще потеряешь?

– Дурак этот Эмбер! – сетовал черный жеребец, пытаясь выбраться изо льда. – Я даже эту гадость не могу рассеять. Это что, лед какой-то особый?

– Ты вообще колдовать не можешь? – осведомился земной пони.

– Да! – с вызовом воскликнул знакомый Твайлайт.

– Не кричи, – попросил бывший человек и скривился от боли. – Сейчас вытащим тебя.

Он заковылял к драконам, терпя боль и смотря под ноги. Не заметив хищника, с которым общался, он столкнулся с его носом и его передернуло от новой порции боли. Пони отступил, виновато улыбнулся и увидел теплую улыбку на морде чешуйчатого. «Думаю, что проблем с драконами больше не будет в этом регионе. Рано или поздно пройдет слух, что здесь пропали четыре дракона, и сюда не посмеет сунуться ни один зверь».

– Вы бы не могли помочь моему другу? – спросил Крэлкин.

– “Помочь”? – переспросило огнедышащее существо.

– У нас тут небольшая… оказия произошла, и он оказался закованный во льду. И так получилось, что он не может выбраться. Не будете так любезны освободить его, а то еще простудится?

– Не вопрос, – бодро отозвался дракон и, подняв голову, обратился назад: – Кассандраго, поможешь?

– Ну, если ты настаиваешь, – язвительно отозвался тот.

Чужак услышал шум перепончатых крыльев, шорох чешуи и истошный ор Вайта, что его нельзя есть потому, что он невкусный. Следом по округе разнесся звук растрескивающегося льда, гулкий удар об землю и стон единорога. Крэлкин ухмыльнулся. Дракон, лежащий напротив него, вторил.

– Меня зовут Хризофилакс , – проговорил хищник. – Я как бы главный тут. Твоему другу помог Кассандраго, сзади меня Сарканира и Фафнир .

– Приятно с вами познакомиться, – елейным голосом проговорил Крэлкин и склонился в поклоне, как некогда кланялся Селестии. – Для меня большая честь подружиться с вами.

– “Подружиться”? – с непониманием переспросил дракон.

– Да, дружба, – кивнул жеребец и увидел недоуменный взгляд собеседника. – Я тоже вначале не понимал, что это такое несколько месяцев назад, но раз уж я понял, то и вы поймете и, тем более, проникнитесь ею.

– Зачем? – осведомился Хризофилакс.

– На этот вопрос вы получите ответ, когда поймете, что это такое, – снисходительно проговорил пони, и дракон понимающе кивнул. – А пока я хотел бы у вас попросить оказать мне две услуги. Конечно же, если вы согласитесь.

– Поможем, если сможем.

– Думаю, это в ваших силах, – заверил жеребец. – Вы тут кушали александрит…

– Да, но он пропал, – встрепенулся дракон и оглянулся.

«Думаю, что к исчезновению причастен я – не имеет смысла скрывать. Тем более, необходимо понять, как теперь мои бывшие враги относятся к собственности».

– Я знаю, он сейчас у меня, – как можно спокойнее проговорил земной пони.

– Но зачем ты забрал его?

«Значит, они не разорвут меня из-за похищения того дурацкого камня. И не убьют из-за того, что я присвоил его себе. Очень хорошо. Заклинание сработало даже лучше, чем я полагал».

– Понимаете, вы залетели на территорию пони, – объяснил Крэлкин. – Эквестрию. Все, что находится в этой стране, – наша собственность Принцессы Селестии, Принцессы Луны и их граждан. Мы лишь защищаем то, что принадлежит нам, только и всего.

– Значит, это мы нарушители… – в задумчивости протянул Хризофилакс. – И что с нами будет?

«Дракон согласился с тем, что они забрались туда, где им не место… Это уже странно. Не играет ли со мной в глупую игру?»

– Заверяю, что никто ничего вам плохого не сделает. Пони не такие. – Крэлкин зарылся в сумку и вытащил оттуда письменные принадлежности и бумагу. Боль в плече утихла, как только рана слегка затянулась, и белый жеребец понял, что Эмбер искусный не только в магии, но и в физиологии. Оглянувшись в поисках источника света, он скривился и, обернувшись назад, прокричал: – Шайнинг! Можешь посветить?

Спустя несколько секунд послышался вздох и неуверенный топот. Из темноты появился уставший Шайнинг, волоча за собой хвост, за которым по пятам следовал Вайт. Единороги робко смотрели на драконов.

– А ты что здесь делаешь? – рассержено спросил Крэлкин. – Я же тебе сказал, чтобы ты шел в Гегори.

– После того, как меня чуть не слопал один из драконов? – возмутился черный единорог. – Что ты с ними сделал?

– Элемент Гармонии, – просто сказал жеребец.

– Что “Элемент Гармонии”? – не понял Вайт. – У Пинки тоже есть Элемент Гармонии.

– Шайнинг использовал Элемент Гармонии, чтобы проникнуть в сущность этих замечательных существ и показать им красоту этого мира.

– А если поконкретнее?

«Как же ему сказать, чтобы он отстал? Необходим какой-то каверзный термин, который займет его разум, но что бы выбрать? Личностное зомбирование? Или социальное программирование? А, может…»

– Позитивная реморализация, – сухо произнес Крэлкин. – Почитай, может интересно будет.

– Это не ответ, – запротестовал единорог.

– Иди в Гегори, мне и Шайнингу необходимо поговорить с новыми знакомыми. Если тебе нужна та вещь, за которой ты приехал, то ты сейчас же пойдешь в Гегори. Не заблудишься?

Вайт буркнул что-то под нос, развернулся и потопал в сторону, где были видны огни города. Вскоре, подобно Эмберу, скрылся во тьме и он. Крэлкин вздохнул, и рядом с ним разлился мерклый лиловый свет. Из темноты показались абрисы четырех исполинских зверей, смотрящих на двух жеребцов с нескрываемым интересом. Глаза их отражали свечение рога, играя бликами и переливами. Чужак улыбнулся, разложил листики перед собой и улегся.

– А ты уверен, что они не нападут? – неуверенно спросил правитель.

– Нет, не нападут, – уверенно сказал земной пони. – Эти драконы хорошие.

– А как зовут твоего знакомого? – спросил Хризофилакс.

– Шайнинг Армор, – тут же отозвался Крэлкин, пытаясь найти подходящую для письма поверхность, но получалось у него это скверно. – Правитель Кристальной Империи. С ним вам придется подружиться намного ближе, чем с каким-либо другим пони потому, как вторая просьба относится к нему напрямую.

– Ко мне? – изумился единорог и посмотрел испуганным взглядом на четырех хищников.

– Но начнем по порядку, – деловито сказал Крэлкин, бросив свое занятие и посмотрев снизу вверх на хищников. – Я знаю, что вы любите александрит, потому должны знать, где находятся его залежи на территории Эквестрии.

– “Залежи”? – переспросил дракон, стоящий сзади.

– Это они так называют место, где лежит камень, – пояснил мягким рычащим голосом другой дракон. Крэлкин присмотрелся и увидел, что говоривший был немного меньше своих собратьев. «Видимо, это самка. Сарканира», – подытожил он.

– Ааа…

– Я не уверена, что кто-то знает хотя бы о части залежей. Может быть, Фризи, но он ни с кем не разговаривает, да и не любит, когда с ним говорят. Нам же известно только об этой залежи. Ходят слухи, что была огромная залежь под какой-то высокой горой, но на ней потом построили город, а отбить назад место не смогли. Там была темно-синяя крылатая и рогатая пони. Она многих покалечила. А если ты хочешь, чтобы мы тебе ответили на вопрос, то нужно, хотя бы, облететь земли и поискать, – предложила Сарканира.

– Сколько вам нужно времени? – тут же спросил чужак.

– Если будем спешить, то за день и ночь справимся, – заявила драконесса. – Все-таки, территория пони большая.

– Значит, александрит выделяет какой-то специфический запах или источник энергии? – осведомился жеребец.

– Да, – неуверенно потянул вожак хищников. – Только почувствовать мы можем его вблизи. Но в поселок пони мы не решились залететь…

– Там стражи много, – посетовал соратник вожака.

– Это хорошо, что вы не намерились к пони приближаться, – похвалил Крэлкин. – Свободное перемещение по Эквестрии я вам постараюсь предоставить, однако до этого попрошу не делать поспешных действий.

– А какая вторая просьба? – спросил Хризофилакс.

– Так как мы к вам применили заклинание позитивной реморализации, – объяснил бывший человек, – то другие драконы могут вас не принять, да и в обществе вы можете не ужиться. – Четыре хищника нахмурились. – Потому я вам предлагаю альтернативу драконьей стране: Кристальную Империю.

– Что?! – воскликнул единорог и подскочил от такой неожиданности.

– Я что-то не совсем понимаю, – с недоумением изрек Хризофилакс, никак не отреагировав на восклицание Его Высочества.

– Крэлкин, мы так не договаривались, – распалялся потентат. – Я не стану рисковать жизнью граждан своей страны.

– Разве правильно, что драконы и пони будут жить на одной территории? – осведомился Кассандраго.

– А если мы друг друга будем обижать? – вторил Фафнир.

– Драконы дело говорят, – поддержал Шайнинг огнедышащих существ.

– И все же… – попытался вставить Крэлкин, но его перебила драконесса:

– Подумай о будущем. Мы живем намного больше, чем эти разноцветные пони. Если сейчас нас сможет при желании сдержать твой знакомый, то что будет через несколько поколений? Не забывай, что ты использовал заклинание, и как долго оно будет держаться ни тебе, ни нам неизвестно.

– Не бывать этому, – в один голос сказали принц и вожак драконов и переглянулись.

«Это та реакция, которая и должна быть. Шайнинг и Хризофилакс подошли к одному решению, причем довольно быстро. Чувствуется, что Шайнинг забил своей личностью личность драконов, но это не значит, что заклинание не сработало. Напротив. Сейчас драконы впитают жизнь пони, проникнутся дружбой с непарнокопытными представителями фауны и будут защищать их от любых катастроф и вторжений извне».

Крэлкин выдержал паузу, обведя собеседников назидательным взглядом:

– Хризофилакс и его соратники понимают ответственность в полной ее мере. Ты тоже понимаешь, Шайнинг. Драконы не нападут на пони, тем более, что в пищу они потребляют не мясо, а драгоценные камни, которых у тебя в государстве предостаточно.

– Я не уверен в магии Элемента Гармонии, – заявил августейший.

– В конечном счете, вы пришли к единой точке зрения. И это уже хорошо. Вопрос перевоспитания – лишь дело времени.

– Это не хорошо, – изрек Хризофилакс. – Мы с единорогом понимаем, что сулит такое сотрудничество. Почему же ты не понимаешь?

– Я прекрасно понимаю, во что это может вылиться, – заверил земной пони. – И я прекрасно представляю все возможные последствия.

– Тогда почему заставляешь драконов идти в Кристальную Империю? – с удивлением спросил Шайнинг.

– Потому что это правильно, – просто ответил командир. – Они будут защищать вас. Драконы же будут жить в свое удовольствие. У них будет много еды, к тому же, несколько месторождений александрита они могут полностью выесть. Помимо всего этого, вы сможете многое почерпнуть друг у друга.

– Почему ты распоряжаешься нашей с Каденс страной? – возмутился венценосный. – Принцесса Селестия сказала, что ты обязан выполнять мои требования.

– Сейчас ты мой подчиненный, – парировал Крэлкин. – К тому же, у тебя меньше опыта, чем у Селестии, а Селестия мне полностью доверяет.

Земной пони склонился над бумагой, взял зубами перо и написал краткое обращение к старшей эквестрийской принцессе.

– Не отправишь письмо Селестии? – спросил он у единорога.

– Крэлкин, я не согласен принять драконов в Кристальную Империю, – твердо сказал потентат.

– Ты готов, – легко парировал жеребец. – И тебе это необходимо. Твоя страна не такая сильная, как Эквестрия, и у тебя нет таких сильных пони, как Селестия, Луна или Старсвирл со своими единорогами. Тебе необходима поддержка. Жизненно необходима. В любой стране нужна силовая составляющая. – Шайнинг закусил губу и посмотрел на драконов, те в свою очередь уставились на него. – К тому же, тебе помогут аликорны Эквестрии, я об этом позабочусь. Не бойся.

– Тебе просто такое говорить, – возмутился Его Высочество. – От твоего решения не зависят тысячи жизней.

«Значит, он не знает, какую работу мне предоставила Селестия. Впрочем, это правильно: дела Эквестрии должны оставаться в Эквестрии».

– Если я возьму ответственность на себя, тебя это не успокоит? – спросил Крэлкин.

– Конечно, нет, – поморщился Шайнинг.

– Отправь, пожалуйста, письмо Селестии.

Единорог вздохнул, подхватил магией письмо и сверкнул рогом. Бумага пропала, и земной пони удовлетворенно кивнул.

– И что теперь? – осведомился Хризофилакс.

– Я попросил у Селестии разрешения вам перемещаться по стране пони, – пояснил чужак.

– Тебе так сильно необходимы залежи александрита? – осведомился дракон.

– Жизненно необходимы, – заверил жеребец.

– Не расскажешь, для чего?

– Для повышения стабильности внешних связей Эквестрии с другими государствами, – пояснил Крэлкин.

– Почему у вас все так сложно? – осведомилась Сарканира. – Драконы живут, не думают о том, кто к ним приходит, и никто их не трогает.

– Потому что у каждого из вас есть когти и сила, а у пони только копыта и знания. А за знания необходимо платить.

Внезапно перед носом земного пони что-то вспыхнуло и упало на траву. Он рассмотрел свиток, перепоясанный красной ленточкой с золотой печатью, и моментально развернул его. Наскоро пробежавшись глазами, он ухмыльнулся и, передав бумагу принцу, обратился к драконам торжественным голосом:

– Селестия одобрила мое прошение. С завтрашнего утра вы должны разбиться на пары, дождаться пегасов из команды “Вандерболтс” и отправиться выполнять поставленную задачу. Вам выдадут сумки и письменные принадлежности вашего размера, а также карты Эквестрии. Думаю, вы разберетесь. Только я вас прошу: не вздумайте перечить пони. Они укротили Найтмэр Мун, они смогут укротить и вас. – По ряду драконов пробежал ропот. – Пожалуйста, выполняйте свою работу с особой тщательностью, но не забывайте слушать и пони, они все же главнее. Я не хочу, чтобы с вами что-то случилось. К тому же, я поручился за вас своим местом в этой стране, так что я вылечу вслед за вами.

Земной пони посмотрел на принца:

– Относительно сотрудничества драконов и Кристальной Империи, Селестия ответила примерно следующее: “Так, как Твайлайт Спаркл смогла найти общий язык со Спайком, так и четыре дракона смогут стать надежными партнерами для правителей Кристальной Империи и их народа, как сегодня, так и в необозримом будущем. Драконы помогут подарить Гармонию, как самой стране, так и каждому ее жителю, невзирая на разные видовые принадлежности”. Так что хватит отнекиваться, даже сама Селестия одобряет мою задумку и ваш союз.

Единорог проворчал себе что-то под нос, но Крэлкин не разобрал, потому не придал значения и посмотрел на драконов. Он увидел их заинтересованные взгляды и понял, что они хотят попробовать пожить в новом месте, словно их всегда туда тянула неведомая сила. Все замолчали и стали слушать тишину, нарушаемую лишь копошением насекомых да ночных зверей, их перекликами и зовами. Прикинув, сколько нужно пройти, чтобы добраться до города, земной пони сбросил сумки, небрежно сгреб туда писарскую утварь и принялся укладываться, выбирая позу, в которой бы меньше болело поврежденное плечо.

– Что ты делаешь? – осведомился Шайнинг.

– Укладываюсь спать, – пояснил чужак. – Чего и тебе советую.

– А как же Гегори? – недоуменно спросил потентат. – Твайлайт будет волноваться, что мы не пришли.

– Ну, можешь отправиться в Гегори, коли хочешь, – отмахнулся бывший человек. – А Вайт про ситуацию доложит.

– Ты же не собираешься остаться в обществе этих… драконов? – с нотками страха осведомился единорог.

– Очень даже собираюсь, – возразил командир. – Я им доверяю, советую довериться им и тебе.

– Но как же…

– Шайнинг, – мягко перебил земной пони правителя Кристальной Империи, – если ты хочешь уйти отсюда, то я не держу тебя. Если Кассандраго или Хризофилакс пожелают меня съесть, то я в любом случае ничего не сделаю и неважно, когда я отправлюсь в поселок. Если считаешь, что прогуляться по ночной равнине будет прекрасным времяпровождением, то я за тебя рад. Я же ночью привык спать.

– И ты их не боишься?

– По правде говоря, нет, – признался Крэлкин. – Они мои новые друзья.

– “Друзья”? – переспросили драконы и принц в один голос и переглянулись.

– Вы уже даже думаете одинаково, Шайнинг. Так что не артачься. От судьбы не уйдешь.

Крэлкин, наконец, нашел удобную позицию, замер и прикрыл глаза. «Позитивная реморализация… – с ухмылкой подумал он. – Какой нелепый термин. Но, тем не менее, это сработало. Элемент Гармонии передал прямо в мозг драконам необходимый импульс и перестроил их мысли. Они стали гораздо умнее, они стали спокойными и рассудительными. Однако Шайнинг передал им частичку себя, и это очень сильно отразилось на их индивидуальности. Драконы и единорог мыслят одинаково и задают одинаковые вопросы. Хотя это может быть просто совпадение, но почему-то мне кажется, что это не так».

Рядом начали укладываться хищники. Земной пони даже чувствовал дрожание земли и улыбался про себя. Около него стал копошиться и потентат, бормоча нос что-то про безрассудность действий и нестабильность магии, но Крэлкин уже даже не хотел заводить новый спор. Он не знал, проснется ли завтра или нет, погибнув от когтей или зубов драконов, но точно мог сказать, что к месту ночлега его чешуйчатых друзей не посмеют приблизиться даже мантикоры и грифоны с оружием.