Автор рисунка: Noben
1 глава 3 глава

2 глава

Эпплджек: Война это бизнес.

Деревья выглядели жалкими. Большинство из них уже погибли, остальные еще только умирали без ухода и питания на протяжение уже многих лет. Они даже отказались приносить плоды. Только десяток деревьев по-прежнему регулярно давали яблоки, хотя это были всего лишь безвкусные оболочки с месивом. Кормить их приходилось лишь водой и удушающим дымом ближайших фабрик, просто чудо, что деревья все еще стояли. А ведь эта земля когда-то давала самые вкусные яблоки на многие мили вокруг, но настали трудные времена, работникам по сельскому хозяйству приходилось туго. Все их сельскохозяйственные орудия фермы «Сладкое Яблочко» пришлось сдать на переработку на военные машины.

В амбаре, когда-то переполненном мычанием коров, сейчас эхом отдавались скрежет металла и строгие человеческие окрики. Непробиваемый запах пота висел в воздухе, словно сами стены впитали это зловоние. В загонах для животных теперь стояли огромные металлические гиганты. Сами орудия были построены в другом здании, но собраны уже здесь.

Эпплджек хлопнула молотком по поверхности металла. Потом еще и еще, пока упрямый материал не согнулся под ее волей.

— Сделано, Макинтош! – Эпплджек спрыгнула со своего насеста вниз к лестнице.

Смахивая светлые волосы с глаз, она оставила полоску навоза на щеке. Она вытащила гаечный ключ из заднего кармана и закрутила винты. Они непрестанно скрипели, пока плотно не встали на место. С каждым поворотом ее мускулистые руки становились все более влажными от пота. Она трудилась, пока последний винтик не был надежно вставлен, ее потрясающие зеленые глаза видели каждую брешь.

Эпплджек вздохнула с облегчением и вытерла лоб еще раз, а затем спустилась по лестнице. Она похлопала брата по плечу.

— Твоя очередь, Биг Макинтош. Пусть подавятся, эти буржуи, , – сказала она.

Она продолжала наблюдать как ее брат, самый высокий человек в Понивилле, с легкостью поднялся. Лестница слегка качалась, рискуя сломиться под его весом. . Макинтош чертыхнулся, приложив пальцы к губах так, что оттуда слышался только свист. Двое молодых людей, чья сборка была хороша, но ничто по сравнению с их мастером, появились с кусками металла и древесины, которые, видимо, отодрали от внутренней части сарая.

— Ред, будь добр, подержи лестницу, иначе я свалюсь, – Макинтош говорил голосом строгим, но одновременно вежливым, – Голд, тащи сюда шлем.

Братья Делишес работали быстро, Голд передал Макинтошу сварочный шлем. Работа закипела. Братья работали вместе, убедившись, что лестница не падала, поверхность все больше принимала желаемую форму с неповторимым дизайном.

Макинтош снял шлем.

— А теперь, ребята, работаем над общей картиной! – заорал он вниз, – Эта детка должна сиять как восходящее солнце, чтобы мисс Рэрити смогла оценить его.

Голд убежал за поставками, в то время как Ред продолжал поддерживать лестницу, пока Макинтош благополучно не оказался на земле.

Довольная, Эпплджек сняла перчатки и поспешно облила себя из большого ведра, на ее руки и лицо выплеснулась прохладная вода. Она схватила полотенце и вытерла грязь с лица. Эпплджек сделала глубокий вдох и вытерла руки о штаны, выходя наружу, чтобы подышать относительно чистым воздухом.

— Эпплджек! – позвал ее детский голос.

Эпплджек обернулась.

— Эпплблум! Я же говорила тебе, держись подальше от амбара!

Девушка сложила руки на груди, мотая головой из стороны в сторону, красные волосы разметались по лицу.

— Я же не ребенок! – заявила она, – Меня послала сюда Эппл Фриттер, чтобы сказать, что к нам зашла гостья, которая очень хочет с тобой поговорить.

— Кто?

Эпплблум опустила глаза, а потом снова медленно подняла их.


Она стояла перед яблонями. Ее фигурка стала тоньше, чем Эпплджек помнила, но она выглядела более авторитетной, более уверенной, более замкнутой. Сам ее образ был печальным напоминанием, ее тонкая рука лежала на стволе одного из деревьев, темные волосы шевелились под легким ветерком. Даже привычка стоять, упершись на правую ногу, а левую убирать чуть назад сохранилась. Она казалась гораздо меньше своих двух охранников, которые были чуть позади. Похудевшая, она казалась выше, нежное лицо стало совсем тонким, появился хитрый прищур.

— Чем могу помочь? – хмуро спросила Эпплджек.

Глаза Твайлайт, цвета аметиста, сосредоточились на механике. Эпплджек обратила внимание, что теперь она ходила лишь с высоко поднятой головой.

— Эпплджек, давай перейдем прямо к делу.

Она улыбнулась.

— Прямо в точку, да, Твайлайт?

Твайлайт уже открыла рот.

— Даже не говори мне этого, – перебила Эпплджек, – Я не буду называть тебя этим титулом. И ты не заставишь меня.

Твайлайт впилась взглядом в ее самодовольную усмешку.

— Так, – продолжила она, она сломала ветку от упавшего дерева и начала убирать грязь под ногтями, – чем же я могу тебе помочь?

— Эпплджек, – начала Твайлайт, – Империя желает, чтобы ты присоединилась к нашему делу.

Эпплджек подняла бровь, она откусила ноготь и использовала его острые края, чтобы очистить его сотоварищей.

— Мы знаем, что ты чувствуешь, но мы не можем дальше тебе позволять строить бизнес на продаже обеим сторонам. Империя обещает до пяти раз больше, чем мы платили до этого, за твои услуги и лояльность.

— Никогда не отличалась лояльностью.

— Мы готовы предложить тебе материал и больше работников, – невозмутимо продолжила Твайлайт, – Мы также хотели бы помочь тебе в создании большой фабрики, кто знает. Может быть, мы даже нашли бы людей для восстановления твоих яблонь.

Эпплджек прекратила ковыряться с ногтями, и так уже безнадежно испорченными. Она жила ради яблонь, а сейчас ей приходилось просыпаться и видеть коричневые уродливые поля каждое утро. Сейчас они производят отходы, дымное место, чтобы распространить смерть в виде убийственных машин.

Эпплджек вздохнула.

— Твайлайт, позволь мне показать тебе кое-что.

Они подошли к одному из немногих уцелевших деревьев, которое все еще приносило плоды. Эпплджек протянула руку и сорвала яблоко с ветки. Это был скучный фрукт, никакого блеска на кожице неаппетитного цвета. Она держала его так, чтобы Твайлайт могла его рассмотреть со всех сторон.

— Ты видишь? – спросила она, – Что это?

Глаза адмирала сузились.

— Это какая-то игра?

— Просто ответь на вопрос.

— Это яблоко.

— Когда это яблоко было еще семечком, то у него уже было предназначение, – сказала Эпплджек, – Оно знало, что ему нужно расти, что условия должны быть хорошими, и что в конце концов оно нарвется, и его съедят. Или же оно упадет на землю. Но даже если оно упадет, из его семечек появятся новые деревья. А то есть, оно продолжит свой род.

Твайлайт ждала.

— И этому яблоку все равно, кто победит в этой войне, Твайлайт. Ему только важно, что ему предназначено сделать! Ему главное выжить и стать хоть чем-то, прежде чем его растопчут в земле. Ему ничего не нужно от Империи, ему ничего не нужно от Республики.

— Вот как это будет, верно? – сказала Твайлайт.

Эпплджек кивнула.

— Интересно, – она оглянулась на одного из своих лейтенантов, – твои коллеги согласны с твоим мнением? Если так, то нам придется убрать кого-нибудь из них, чтобы…

Эпплджек ударила яблоком по дереву, делая из него жалкое месиво, сочившееся сквозь пальцы.

— Не угрожай мне, Твайлайт!! – воскликнула она, – Мне наплевать, чего хочет твоя Империя! Ты не имеешь права угрожать мне! И знаешь, почему? Потому что мы сможем выжить на деньги Республиканцев, а потом мы вообще сможем отказаться от средств и быть вне закона! Но без нас, ваша армия ничто! Ничто, черт побери! Откуда вы возьмете оружие без нас?! А?! Да неоткуда! С чего ты решила, что ты можешь вот так сюда явиться в вычурной форме с парочкой головорезов и просто купить меня?! Даже если яблоко исчезнет, семена по-прежнему будут распространяться и расти!

Охранники выхватили пистолеты, но в воздух предупреждающе выстрелили. Трех Имперцев окружала вся семья Эппл, они выглядывали из бочек, тюков сена и даже окон фермы «Сладкое Яблочко». Макинтош и Эпплблум стояли за своей сестрой, у каждого из них было в руках ружье. Они настолько погрузились в разговор, что даже два охранника не заметили, как на ферме умолкли звуки производства.

Эпплджек скрестила руки на груди.

— Тебе здесь не рады, Твайлайт. Мы не любим, чтобы звуки выстрелов мешали здешнему спокойствию.

Твайлайт поколебавшись, кивнула, круто повернулась, лейтенанты шмыгнули за ней.

— Спасибо за предложение, это было любезно с твоей стороны! – крикнула Эпплджек насмешливо.

Однако, как только они скрылись из виду, она начала падать, благо, что брат успех подхватить ее. Она положила голову на руки, плечи судорожно вздымались, она плакала сухо, без слез. Остальная часть семьи Эппл опустили оружие, переглядываясь со своими родственниками с грустью в глазах.

— Я ненавижу эту войну! – всхлипнула Эпплджек тихо, что только Макинтош смог ее услышать.

— Я знаю, – он погладил ее по волосам, но затем повернулся к остальным, – Ладно, все возвращаемся к работе, у нас еще один заказ от мисс Рэрити, она приедет на следующей неделе.

Быстро, они разбрелись по ферме, оставив брата и двух сестер одних.

— Эпплблум, – позвал Макинтош тихо.

Самая младшая в семье вцепилась в руку сестры и посмотрела вверх.

— Проведай бабушку и спроси, хочет ли она чего-нибудь.