S03E05
Селестия Что делать?

Надежда

Прошло где-то около недели с того момента, как солнцеликая Принцесса оказалась в чужом мире. Но она не отчаивалась — она понимала, что рано или поздно она вернётся. Должна вернуться, ведь на кону судьба и жизни всех её подданных и близких. Но для этого ей нужна сила. Магия. Которой здесь нет. Как вернуть её себе обратно, она не знала. Но, тем не менее, знала одно — её в беде не оставят. Гриша и его внук Рома хорошо о ней заботились. Поили, кормили и сидели вместе с нею в сарае, чтобы она не скучала и не горевала. По вечерам, вдали от чужих глаз, её выводили на свежий воздух. Всё время взаперти ей сидеть не получилось бы в любом случае. Ей же нужно иногда развеяться. Поэтому Гриша отводил её на огромную поляну, что разделяла его дом от леса. Там Селестия могла гулять и лежать на траве. Иногда она позволяла катать на себе Романа, что так быстро подружился с нею после той ночи. Да и ей этот маленький детёныш понравился. Она ещё послужила ему опорой, когда в деревне бушевала лютая гроза. Мальчик сильно испугался, когда произошла такая вспышка, от которой можно было ослепнуть и такой гром, от которого уши закладывало полностью. Он прибежал к ней в сарай, и та накрыла его своим крылом, чтобы защитить его от ненастной погоды. А перед сном Рома заходил к ней и просил рассказать что-нибудь об Эквестрии. И когда Тия хотела закончить очередной свой рассказ, мальчик засыпал и его дедушка относил его в дом.

Можно было сказать, что всё шло замечательно. Необычное существо вторглось в жизнь этих людей, и это не было проблемой. Оно скрасило и без того безмятежную деревенскую жизнь старика и мальчика.

До тех пор, пока...

====================

— Какое вкусное молоко, Гриша!

— Самое лучшее в наших краях, Ваше Сиятельство.

— Я же просил называть меня Тией, — с небольшой долей укоризны сказала Принцесса.

— Простите. То есть, прости, — спешно исправился Григорий.

Вечер удался на славу — аликорн позволила себе порезвиться по полю с такой долей веселья, что она вся измотанная вернулась вместе с Романом, что распутывал её гриву, когда та была в беспомощном положении. Проводив Селестию к сараю, мальчик побежал в дом за дедушкой. Через некоторое время, она вместе с ним и его внуком пили самое лучшее молоко, которое только доводилось пить правительнице Эквестрии. Было всё тихо и спокойно.

— Рома, можешь принести ещё молока? Пожалуйста, — ласково спросила мальчика Селестия.

— Без проблем, тётя Тия, — радостно ответил он и вышел из сарая. Но открыв её двери, он остановился.

— Что такое, внучок?

— Дедушка, к нам кто-то едет.

Гриша подошёл к мальчику и устремил свой взор на легковую машину вдали, что приближалась к их дому.

— Я никого сегодня, вроде, не ждал. Останься с Тией, — сказал он своему внуку, прикрыв дверь сарая за ним, и пошёл в сторону дома.

Мальчик вернулся к аликорну и присел рядом с ним. Его гложило простое детское любопытство от того, кто мог к ним нагрянуть. Принцесса же беспокоилась, но не подавала виду. Её не должны были увидеть посторонние люди. Их бы шокировала лошадь с крыльями и рогом на голове. Не прошло и трёх минут, как послышался странный шум, доносящийся из дома. Селестия насторожилась. Ей это всё не нравилось. Если бы она знала, что будет дальше, то попыталась бы остановить...

— Дедушка!

— Рома! Нет!

Мальчик быстро выбежал из сарая и побежал к дому, не обратив внимания на крик Селестии. Он испугался за него. Когда он подбежал к заднему выходу из дома, из которого быстрее всего можно добраться до сарая, Роман осторожно открыл дверь и медленно вошёл в неё. Пытаясь быть тише, он шёл к главному выходу из дома, куда его дед и отправился встречать гостей. Но постепенно приближаясь, он слышал чьи-то разговоры на повышенных тонах. И они точно принадлежали гостям.

— Где она?

— Я не знаю, о чём вы говорите.

— Не притворяйся, старик. Мы знаем, что она у тебя. Признавайся, и мы тебя оставим в живых. Может быть...

— Выметайтесь из моего дома, мерзавцы! Вы не...

Послышался удар, и старческие стоны от боли.

— Дедушка! Не трогайте... его... — крикнул на весь дом Рома и побежал к выходу, но он остановился на полпути к нему, произнеся последние слова столь медленно, что он увидел ужасную картину.

Двери из дома были нараспашку, а гостями были двое высоких мужчины, одетые во всё чёрное. Обувь, перчатки, мантии с капюшоном — всё это давали устрашающий эффект. Но ещё ужаснее было то, что один из них держал Григория и приставил острый кинжал к его горлу.

— Дедушка?

— Спасайся, Рома! — крикнул Григорий, приготовившись к неизбежному.

— Майлз! — крикнул второй человек первому, что держал старика.

Тот замахнулся и стремительно вонзил лезвие кинжала в горло старика. Мальчик побледнел от увиденного. Происходящее на его глазах не описать одними словами. Много крови потекло из раны его дедушки и его тело упало навзничь. Слёзы начали наворачиваться на глазах ребёнка, но следующий выкрик не позволил ему тут оставаться:

— Схватить мальчишку!

Роман быстро среагировал и побежал обратно к сараю. Приближающиеся шаги непрошенных "гостей" заставили мальчика буквально пулей выбежать из дома. Как только неприятели вышли оттуда, они заметили, как мальчик захлопнул двери сарая. Подойдя туда, Майлз и его товарищ вскинули руки и на их ладонях образовались огненные шары.

— Выкурим-ка их оттуда, Аджар. Поджигай!

Они направили весь огонь, что был в их руках на сарай. Постройка тут же загорелась, как спичка, начиная от крыши и заканчивая дверьми. Злодеям не пришлось долго ждать — за дверьми сарая послышались быстрые стуки.

— Так я и думал, — довольным тоном сказал Майлз и подошёл к горящему сараю, чтобы открыть двери.

И всё бы ничего, но произошло удивительное. Убийцы знали, зачем идут и кого они встретят. Но они не подумали, что встреча с их целью окажется столь неожиданной. Как известно, зверь, загнанный в угол — крайне опасен. И это испытал на себе Майлз, когда он только-только захотел дотронуться до ручки дверей, как те распахнулись от гулкого удара задних копыт аликорна. Он улетел в сторону и упал на землю. Аджар же увидел живую Тию с мальчиком на ней. И если мальчик был в паническом состоянии, то Селестия была настроена решительно и враждебно с этими людьми. Она уже догадалась, чьих рук это дело и кто эти монстры. Она повернула свою голову в сторону поляны. Решив, что спрятаться там, среди густой и высокой травы — единственный выход из положения, Принцесса устремилась туда.

— Не так быстро, дорогая, — с издёвкой сказал Аджар и кинул ещё один сгусток огня из своих рук.

Его огонь попал на поляну, которая мгновенно начала загораться. Поляна хоть и большая сама по себе, но огонь вскоре уничтожит её. А ждать не получится — Аджар и оклемавшийся Майлз подходили уже к ним. Тия и маленький мальчик теперь в западне и помощи ждать неоткого.

— Тебе привет от Люциуса, — холодно проговорил Майлз и приготовился нанести удар.

"Неужели, это всё?" — подумала про себя Тия и закрыла глаза, готовясь к худшему и продолжая защищать ребёнка.

— Не так-то быстро! — прозвучал знакомый голос.

— Что за... — обернулся Майлз на голос, но получил в ответ синий луч, что отшвырнул его в сторону. Аджар же стоял, как вкопанный, смотря на нарушителей их незаконченного дела.

— Неужели это...

— Да, Ваше Высочество. Шайнинг Армор — целый и невредимый, — торжественно представился белый жеребец.

— Осторожно! — прозвучал незнакомый голос.

Армор вовремя среагировал, заметив Майлза, готовившийся пустить на него заклинание и жеребец вновь выстрелил в него своим лучом. Но противник ловко уворачивался. "Приноровился же, гадёныш", — злобно подумал про себя Шайнинг. К Майлзу присоединился и Аджар.

— Миха, дай выпить зелье Принцессе! Я отвлеку их!

К Принцессе подбежал незнакомец, что появился вместе с начальником её стражи. В правой руке он держал металлическую бутылку.

— Выпейте это.

— Кто вы?

— Нет времени объяснять! Пейте же! — рьяно просил этот человек аликорна.

Принцесса немного пригнулась, чтобы человек смог взять на руки Романа и дать ей выпить содержимое бутылки. Тем временем, Армор продолжал обстреливать своим рогом неприятелей. К сожалению, его магические силы начали иссякать, и враги воспользовались этим. Аджар выстрелил в него лучом и статный жеребец потерял равновесие. Когда он упал на землю, Майлз накинулся на него, вытащил кинжал и попытался им проткнуть горло единорога. Шайнинг своим копытом пытался сдерживать его натиск, но ненадолго.

— Твоё последнее слово, тварь? — спросил Майлз в предвкушении своей победы.

— Иди ты к чёрту.

— Нашему господину это понравится, — сказал злодей и уже приготовился нанести смертельный удар, как...

— Я, Принцесса Селестия, приказываю вам остановиться!!! — могучим кантерлотским голосом проговорила она.

Аджар с Майлзом увидели её, горящие белым светом, глаза, и как от неё самой исходила её сила. Они почувствовали её. Один из них попробовал напасть на неё, но Принцесса просто подняла его в воздух и отправила в сторону их автомобиля, где он и отключился уже навсегда. Второй же попытался сбежать, бросив свою затею прикончить Армора. Тия стрельнула в неё лучом, и он просто упал на землю. После этого, она воспарила над местом действия и пустила из своего рога очередной луч, но уже в небо. Малооблачная погода изменилась — собрались огромные кучевые облака, из которого полил ливень, сопровождаемый громом и молниями. Огонь, что распространялась по полю и по всему сараю, начал затухать. Спустившись, Селестия обратила внимание на почти сгоревший сарай и на поляну, которая была сожжена уже наполовину. За нею всё это время наблюдали в шоке Армор и его незнакомый товарищ, держа в своих руках мальчика с засохшими слезами на личике.

— Я чувствую магию внутри себя, — подойдя к ним, сказала Тия.

— Да, Принцесса. Это, правда, ненадолго, но у нас есть в запасе ещё зелье, что придаёт нам силы, — объяснил Армор.

— Я, конечно, всё понимаю, но что нам делать теперь с ним? — спросил насущный вопрос человек, посмотрев на ребёнка, который уже спал, — И что делать с ними?

— С ними?

— Да, Шайни. Смотри, — показал он пальцем на деревню, из которого в их сторону шли люди.

— Надо убираться отсюда, Принцесса.

— Согласна. Подойдите ко мне — я постараюсь нас перенести подальше отсюда.

Они подошли к ней, та засияла рогом, прикрыв свои глаза.

— Шайни? — спросила она удивлённо его.

— Объясню потом, — с глупой улыбкой ответил он.

Яркая вспышка и ферма Сафроновых опустела. Жителям деревни, что приближались к ней, суждено было увидеть почти сгоревший сарай, тела незнакомцев и труп достойного их жителя на пороге его дома. Его кончина породит множество вопросов, ответов на которые они уже не получат.

Никогда...

====================

Слуги Кантерлотского замка всегда выполняли свою работу качественно и добросовестно. Официанты, уборщики, массажистки, горничные, садовники, повара — все они высоко ценились. Их работа никогда не проходила мимо глаз правительниц Эквестрии. Им была дорога работа каждого, кто вкладывал свои усилия в жизнь замка. Они были лучшими в своём деле. И даже тогда, когда зло застало их врасплох, они не перестали работать по одной лишь простой причине — принуждение. Их принудила работать под карой смерти королева чейнджлингов — ей они были необходимы, поскольку её Рой не подходит для этой роли. Они больше выполняют силовую функцию. И сегодня королеве понадобились слуги Принцесс для...

Обеда.

Королевского обеда.

Звучит, вроде, глупо. Но тут была одна маленькая деталь — обед она решила устроить в компании с бывшей правительницей Кристального королевства — с Каденс. По собственной воле она бы ни за что на свете не позволила себе подобного. Но не теперь — жрица любви была полностью раздавлена глубоко в душе. Для неё всё было кончено. Это было видно по её опустевшей мордашке, когда её двое перевёртышей привели в трапезную Селестии и Луны. Роскошный зал, который был омрачён лишь присутствием насекомовидных чудовищ. Слуги приготовили всё для "пиршества": салаты, фрукты, пунш, пироги и многое другое. Кризалис сидела на противоположном конце стола от Каденс, которую привели прямо к её сидению.

— Садись, дорогая, не стесняйся, — промурлыкала она с невинным взглядом.

Стражники Кризалис толкнули вниз розовую Принцессу, куда она и соизволила сесть.

— Спасибо, — сказала чейнджлинг и довольно хихикнула.

После этого, стражники вернулись за двери, а остальные слуги разбрелись кто-куда на выполнение своих обязанностей. В самом зале остались те, кто должен был следить за проведением трапезы и подавать новые порции яств.

— Хорошо, что ты решила потрапезничать вместе со мною, Каденс. После того, как я вас посадила в темницы, стало так скучно, — начала свой разговор Кризалис, притворившись, что она зевает.

Её собеседница лишь молчала и покорно покусывала салат с опущенной головою.

— Как ты понимаешь, ты должна знать, что я буду делать в дальнейшем. Итак — я прихватила к своим копытам всю Эквестрию. Хороший подарок я себе сделала, как ты считаешь? — спросила Кризалис.

Ответом послужило лишь молчание и небольшой хруст салата во рту Каденс.

— Но ко мне в голову пришла идея — а что, если приобрести себе не только Эквестрию? Помимо неё, есть же твоё королевство, Грифонье, Зебрика, Минотаврия, Седловая Арабия. Хотя из этого списка можно вычеркнуть лишь твоё царство, поскольку оно и так у меня.

Она встала со стола и пошла на другой конец с Каденс.

— С моими новыми силами мы одолеем воинственных грифонов, могучих минотавров, полосатых зебр и этих пустынников заодно. Я объединю всех в одну огромную империю, где все будут подчиняться мне и только мне. И мне никто не помешает в сотворении моего плана. Вы все раздавлены, ваш дух пал, Элементы под домашним арестом, ваша магия исчезла, а твой противный муженёк где-то там — далеко-далеко. Что скажешь? — повышая свой надменный тон с каждым разом, говорила Кризалис, подходя всё ближе и ближе к Каденс.

Приблизившись к ней почти вплотную, наступило молчание. Её речь о дальнейших планах услышали слуги в зале. Страх и отчаяние читались в их глазах. Они и подумать не могли, что может быть ещё хуже. Её мысли о дальнейших завоеваниях не сулили ничего хорошего как для них, так и для их соседей. Королева перевёртышей смотрела на свою пленницу, предвкушая очевидный ответ в качестве покорного молчания, раз уж ей ничего не остаётся делать. Но так уж вышло, что в этом зале наступил переломный момент. Да. Именно переломный, поскольку следующие действия Принцессы любви были внезапны даже для самой Кризалис.

— Н-н-нет...

— Что? Что ты сказала?

"Её тон... Я слышу решительность в её ответе. Что за..." — подумала в этот момент она, как вдруг...

— Нет!!! — закричала Каденс с высоко поднятой головою, схватила пустую тарелку из под салата и ударила ею по ошеломлённой морде ведьмы с такой силой, что та схватилась за свою мордашку.

— Аааа!!! — крикнула она от боли, но не успела она отойти от неё, как на неё повалилась Каденс и начала её бить копытами.

— Мы никогда тебе не подчинимся, слышишь?! Никогда! — говорила она, с каждым словом всё сильнее делая удары Кризалис.

Сама Королева пыталась сосредоточиться и использовать магию, но стремительные удары копыт её узницы не давали ей шанс на отпор. Вокруг них собрались слуги зала и близлежащих помещении вместе со стражей Роя. Они с большим удивлением смотрели на то, как Каденс в порыве гнева била Кризалис. Стражи схватили пленницу и попытались быстро вывести её из зала. Та брыкалась и бешеными глазами смотрела на Королеву. На её лице было много порезов от осколков тарелки.

— Мы никогда не станем твоими рабами, Кризалис! Ты не одолеешь всех нас! Мы будем бороться до конца! Я буду бороться! И Шайнинг Армор обязательно вернётся, откуда бы он ни пришёл и уничтожит тебя! — громко кричала Каденс до тех пор, пока стража не исчезла за дверьми трапезной.

После этого выступления, Кризалис посмотрела на всех вокруг собравшихся. Наступило молчание.

— Чего уставились? Совсем страх потеряли?? Все вон!!!

Повторять дважды не пришлось — все слуги поспешно разошлись, а сама она не без помощи своих перевёртышей поднялась на копыта и удалилась из зала. И когда она исчезла из поля зрения, началось невиданное — начали расходиться слухи о случившимся среди слуг Принцесс. Они добрались до темниц, где об этом конфликте знал каждый заключённый. Весть о том, как Каденс напала на предводительницу чейнджлингов, взбудоражило всех пони. По прошествии нескольких дней, слухи о дальнейшем положении в замке сумели добраться и до остальных за её пределами. Понивилль, Мейнхеттен, Эпплуза — все прознали про это событие. Постепенно нарастало волнение. Это был первый акт неповиновения со времён полного захвата власти Кризалис. Это вселило пони...

Надежду.

Надежду на то, что скоро всё закончится. Но для этого нужно было совершить такие действия, от которых бы у Кризалис возникли проблемы. И единственное, что могли попытаться сделать все, так это взбунтоваться против чейнджлингов. Чтобы весь понячий народ давал отпор безо всякой магии. Пока будет надежда, она будут биться до конца.

Восстание... грядёт...