Автор рисунка: Noben
Глава семнадцатая «Сияние» Эпилог

Глава восемнадцатая «Белый огонь»

Анклав. Шестьдесят пятый день. Три часа и десять минут после полудня.

— Что с тобой?!

Он тряс бирюзовую единорожку, но она, кажется, ничего не чувствовала. Упала и кривилась на полу от боли, зажав рог копытцами.

— Что же с тобой, диагност ничего не говорит! — он отбросил бесполезный прибор и подхватив её бросился по коридору.

— Отпусти.

Он послушался и шагнул назад.

— Ты в порядке? Что случилось?

— Не знаю, рог болью пронзило, перед глазами всё кружится.

— Я отвезу тебя в замок. — он опять к ней потянулся.

— Нет, я цела, не хочу видеть замок, только не опять.

Последний выход в город закончился тем, что какие-то пегасы схватили её и потащили в замок. Требовали от Селестии доказать, что Лиру не подменили. Только не опять.

Когда удалось добраться до газеты, они тоже не хотели ничего слушать и пытались задержать. Всё это было безнадёжно, теперь она хотела только остаться в Анклаве.

Приближалась буря. Редкой цепью вдоль берега ждали пегасы.

Бывало, что дикие облака собирались над морем, подбираясь к земле они сбивались в хоровод ураганного ветра, разрушая всё на своём пути. Эта буря шла к Мэйнхэттену.

Ещё минута и появится просвет, ударить в него всем вместе, и тучи разбегутся как напуганные псы.

Ярко синяя пегаска взлетела рядом, её любимые защитные очки блестели выше глаз.

В зеркальной поверхности отражался пегас: синий костюм Вондерболтc, белая грива и глаза альбиноса.

Розоватые глаза пегаски смотрели серьёзно, с долей испуга.

— Мои ждут сигнала. Твой отряд готов?

— Готовы, не бойся Дэш, мы успеем вовремя.

— Сам ты боишься. Будь готов, Легат…

— Легат, очнись. — голос пегаски изменился, всё окутывала тьма.

Он пытался удержать зрение, но не смог. Жаль, сон был неплох.

— Легат, мне нужна твоя помощь.

— Терминал? Почему ты здесь?

— Спираль заряжена, спириты собираются уходить. Этот мир подходит для людей, фрейм должен остаться.

Терминал, что же ты задумал? Он давно привык считать машину разумной, ничем не хуже, гораздо умнее его, но такого не ожидал.

— Почему ты не подчиняешься спиритам? Разве мы не должны следовать за ними в чистый безопасный мир? Эквестрия не похожа на такой.

— Моя цель — довести людей до подходящего для жизни мира. Эквестрия подходит. Фрейм — проект людей. Спириты были нужны как проводники, сейчас они вредят.

Надо же, у машины тоже есть своя мечта. Может это всё ещё сон? Пусть даже сон, он нравился Легату.

— У нас шесть часов на подготовку. Недавно спириты дали мне свободный доступ к части систем зала Совета, этажом ниже ждут двенадцать ремонтных роботов. — продолжал тихий ровный голос Терминала.

Интересно, кто подарил Терминалу голос? Или смоделировал сам?

— Все спириты собрались в зале. Я могу ненадолго усыпить их, но не убить. Легат, ты убедишь людей в Анклаве взять управление роботов и уничтожишь Совет.

— Нет выбора, Терминал? Нет способа остановить Совет без убийств?

— Угадывать лучшую стратегию, это твоя задача, Легат.

— Свяжи меня с Пилотом, Терминал.

Плохо как никогда. Пусть разговор закончится быстрее.

— Почему ты не можешь решиться? Ты знаешь, это нужно сделать.

— Они хорошие люди. Я просто не могу. Может мы сможем повредить спираль? Сделать хоть что-то ещё?

Она должна понять, люди не могут быть как пони. Будущее — вот вся наша жизнь, а пони счастливы в настоящем. Прости, Пилот, тебе будет больно это слышать, ты мечтала забыть.

— Нет, остался единственный шанс. Что ты подумаешь позже, через много лет, когда твои друзья-пони будут умирать? Ты не Селестия, ты не сможешь так жить.

Она молчит. Пилоты созданы быть лучшими из людей, ей сложнее всех решиться на зло.

Опять я использую людей для себя. Надеюсь, в последний раз.

— Мы можем спасти всех пони. Я хочу исправить ошибку. Нам нужен фрейм.

— Ладно, я скажу всем. Все пойдут.

Анклав. Шестьдесят пятый день после перехода. Шесть вечера.

Опять тот взгляд, она подслушала.

Нет, глаза другие, и рог сияет. Она сильно изменилась за эти дни.

— Подумай о том, сколько жизней это может спасти, Лира. Сотня — невелика цена за миллионы.

Единорожка молчит и не дышит.

— Мои поделки ничто в сравнении с техникой фрейма. Я не хочу смотреть, как ты умираешь.

Сверкнули глаза, словно говоря: «Не в этот раз». Рог вспыхнул янтарным. Исчезла.

Представить место, мигнул свет. В глазах потемнело, удар копыт о землю; вперёд, бегом, пока зрение не восстановится.

— Надышалась что-ли? — зудела одна мысль в голове. Рог страшно болел.

Пятна света, через минуту контуры скал вокруг. Бирюзовая единорожка неслась по узкому серпантину. Она столько раз бегала по нему вверх и вниз, что теперь ноги помнили дорогу, можно было не смотреть. Теперь поворот.

~Шмяк

Сине-бирюзовая кучка полетела вниз. Зрение наконец-то полностью вернулось к Лире.

— Рэйнбоу, ты? Сильверлайн?

Она бросилась к стражнику.

— Быстро, лети в замок! Скажи Селестии, Анклав нападёт на фрейм!

— Что? Что ты несёшь, Лира! Они сказали, сейчас заберут людей из Анклава, мы за тобой.

— С дороги! — Она кричала. Рог вспыхнув янтарным, отбросив стражника и радужную дальше по склону.

Лира исчезла во вспышке света, через мгновение бежала дальше.

Радужная пони трясла стражника, он не приходил в себя.

Замок Сестёр видел разные чудеса, маленький янтарный вихрь сегодня не удивил старые камни. Несётся по коридорам, мерцает, кричит, разбрасывает в стороны удивлённых стражников. В прошлом и не такое случалось, неспокойные пони иногда штурмовали крепость богинь.

— Открывай! Скажи богиням! — в дверь тронного зала влетел бедняга-стражник, благо её никогда не запирали.

— Селестия! Анклав нападёт на фрейм! Они хотят убить спиритов! Останови! — бирюзовая пони наконец упала.

Светлый аликорн через секунду исчезла, вспышкой света, сестра за ней, задержавшись на миг.

Лавандовая единорожка подошла к подруге и осторожно обняв легла рядом.

Лире сейчас хотелось только уснуть, но рог не давал, ужасно болел.

Спириты лежали неподвижно, измятым кругом, как каждый раз в подготовке к переходу. Дышали совсем медленно.

Указать цель, и всё. Придётся повторять каждый раз, машина сама не убьёт человека.

— Легат, стой. — одна из фигур быстро вставала на ноги.

Он хотел отдать приказ, но мысль не давалась, в голове стояла странная пустота.

Робот замер, остальные машины за ним не шевелились. Но не все, последний бросился вперёд, сбив остальных.

Последняя секунда. Время несложно удержать, если ты спирит, но жаль, ненадолго.

Она изменилась. Сияет, не просто отражённым светом, нет; сияет как бриллиант Эквестрии, изнутри, ярче любого другого пилота. Ни шанса остановить, новая броня идеальна.

Быть может это её право, попробовать ещё раз? У неё и богинь может получиться, люди и пони будут жить вместе; в мире без страха, где зло некому взять. Но нет, фрейм должен продолжать путь. Прости, Голубка.

Скалы дрогнули, рассыпаясь в пыль. Машины рванулись в небо, чтобы через секунду метнуться к новой цели. Практически невидимые, быстрые, таким оружием можно было бы убивать богов.

— Бедная Лира, наверное она там. — вспыхнула последняя мысль.

Морщинки на лице спирита успели двинуться, удивлённое выражение сменилось на досаду.

Гибкий манипулятор вытянулся на весь зал, голова старика взорвалась, тело отбросило к стене.

— Спасибо, Пилот. Быстрее, убивайте!

— Стойте! — от этого голоса задрожали стены.

Вспышка. В центре зала светлый аликорн. Рог сияет. Купол света накрыл лежащие тела. Роботы отброшены, прижаты к стенам чудовищной силой.

Они пытаются вырваться. Но вот, замерли, сестра тоже успела вовремя.

— Луна, там всё в порядке? Луна?

Над Кантерлотом гремит гром, вспышки ярче солнца освещают горы. Небольшое плато, в полудюжине миль от города, накрыло облако пара и дыма. Секундное затишье, шум рассекаемого воздуха. Шар плазмы вспыхнул, удар заставил расплавленную землю отхлынуть волной, на миг среди огня показалось облако непроницаемой тьмы. Плато вновь затянуло дымом.

— Луна, ответь же, ты в порядке?

— Нет, нас обстреливают с неба. Держу щит над Анклавом.

Мёртв. Где вторая? Вот она.

Облако света подхватило тело, метнуло через зал. Рог коснулся головы.

— Открывай глаза, быстрее! — мысленно кричала аликорн.

В оцепеневшем разуме спирита не за что зацепиться.

— Пусть так. — сплошная волна света ударила в её разум, едва не сжигая.

Человек открыла глаза.

— Отзови напавших на Анклав, немедленно!

— Не могу, сквад автономен.

Голос совсем тусклый. Что-то повредила.

Селестия мотнула головой:

— Можешь! Выбирай: жизнь, или смерть.

Спирит замерла.

— Что там, Луна?

— Они взорвались, все. Пока не могу снять щит, вокруг пекло, всё горит.

— Все целы?

— Да, я затащила внутрь двоих, больше никого вокруг не было. Люди тоже живы, они спят.

Аликорн смотрела спириту прямо в глаза.

— Теперь уходите, как можно быстрее.

— Богиня, позволь объяснить.

— Не стоит. Ты думаешь, я не поняла, зачем вам автономный сквад над Кантерлотом?..

Она оставалась в зале, пока спираль не загорелась, начав переход. Долго парила в воздухе на месте исчезнувшего фрейма и смотрела на затихший портал.

Тонкий белый луч протянулся от рога к Солнцу. Светило ответило вспышкой.

Песок плавился и бурлил внизу. Кольцо портала медленно нагревалось, его конструкция была невероятно прочна и пока держалась под гневом богини.

— Сестра, а я знаю, что тебя обрадует.

— Это должно быть нечто, Луна.

— Не сомневайся. Тут одна умная машина догадалась перенести всю библиотеку фрейма в Анклав. Болтаю с ней сейчас, она зовёт себя Терминалом и не против знаниями поделиться. Молчишь? Не рада?

— Не знаю. Пошли домой, поднимем луну и спать.

Пара аликорнов устало смотрели на утреннее Солнце. Им пришлось вместе вызывать рассвет, это было тяжело, но почему-то приятно. Они часто разговаривали, но что-то вместе делали так редко. Возможно поэтому принцессы поссорились в далёком прошлом?

Но прошлое в прошлом.

— Луна, а как ты догадалась вызвать щит? Предвидела?

— Нет, — она серьёзно смотрела в глаза сестры — только попробуй это кому-нибудь рассказать.

— Тайна. Ждёшь клятвы?

Луна только махнула копытом.

— Чтобы войти мне пришлось ломать двери. Пробилась в зал, сразу усыпила людей. Тут слышу крик из стены: «Атака с неба! Поднять Периметр!».

— Я могла бы перенести всех в замок, но послушалась как маленький жеребёнок. — Она тряхнула головой. — Бывает же.

Солнышко красиво блестело, пока на него можно было смотреть без боли в глазах. Интересно, в новом мире фрейму тоже светит Солнце?

— Тия, почему ты их не убила?

— Не смогла. Жалость помешала. Ответственности испугалась. Думаешь, стоило?

— Нет. А всё-таки?

— Тайна.

— Давать клятву?

Селестия улыбнулась:

— Давай.

— Ладно. Я навсегда сохраню твои слова.

— Знаешь, Луняша: люди почти как пони, а спириты были похожи на нас. Наблюдая за ними, я, как в зеркале, впервые, видела себя до страшной глубины. Я не хочу быть богиней, пусть пони и люди сами идут, куда захотят. Я не хочу однажды остаться одна.

— Вот и решили. — улыбнулась тёмный аликорн.

Терминал мог бы быть счастлив, услышь он это, но увы, радоваться он не умел. Пока не умел.