Нипони не заметит!

У Твайлайт проблема. За час до приезда в Понивиль принцессы Селестии на праздник Летнего Солнцестояния она непреднамеренно убила всех насмерть. Теперь ей нужно всё исправить, пока её наставница ничего не узнала. Ну, или, по крайней мере, сделать так, чтобы Селестия не заметила, что они мертвы.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Призраки иного мира

Попаданец (вселенец) в мире Fallout Equestria. Действие происходит сразу после окончания оригинального фанфика - десять лет спустя после "Дня солнца и радуг". Вселенцу, который никак незнаком с MLP тематикой, предстоит: сражаться против персонажей оригинального «Fallout: Equestria», изучить историю предшествующих событий, и всячески выживать в этом мире победившей гармонии и добродетели, ища путь назад - на Землю. "Война никогда не меняется" - не верьте тем, кто так говорит. Война - крайне переменчивое и непредсказуемое явление. Мир «Fallout Equestria» повидал многие "прелести" войны, но благодаря самопожертвованию «выходца из стойла» получил безоблачное небо и шанс на благополучное развитие. Что может этому помешать? Не тот человек, оказавшийся в не то время, не в том месте, может изменить многое - не в лучшую сторону.

Флаттершай Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Лира Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки

Чувственная Пинки

Безумно влюбленный в Пинки Пай человек наконец переезжает к ней в Сахарный Уголок, чему и он, и она несомненно рады...

Пинки Пай

А пони так легко обнять руками...

Стихотворное повествование о становлении одного брони. // Дополнено. Теперь - сборник стихов.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Найтмэр Мун Человеки Король Сомбра

Сладкие яблочки

Что случилось с фермой Эпплов?

Эплджек

September

Фанфик написанный к песне "September" музыканта The Living Tombstone.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Когда падает звезда

Все радуются звездам, а самый лучший момент - звездопад. Но что таит в себе это действо, чьи трагедии происходят там...

Принцесса Луна

Любовь и потеря

Рассказ, основанный на очень странном сне. Среди друзей был очень хорошо оценен, поэтому выкладываю сюда.

Твайлайт Спаркл

Грехи прошлого: Найтмэр или Никс

Продолжение Грехов прошлого.

Спайк ОС - пони Найтмэр Мун

Иллюзорность иллюзий

Небольшая зарисовка, представляющая альтернативный взгляд на историю с Кристальной Империей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: MurDareik
Пролог Неспокойная ночь

Служить и Защищать

Ночь — самое подходящее время для отдыха. Во всяком случае, так считали те, кто уже в девять вечера уютно посапывал в своей кроватке, наслаждаясь приятными сновидениями. Но ведь были и такие пони, работа которых тесно переплеталась со второй половиной суток и более слабым освещением. И трудно представить себе, чья работа была сильнее связана с ночью больше, чем работа Принцессы Луны. Когда от тебя зависит восход ночного светила, ты же не можешь опоздать на пару часиков, верно?

Здесь, конечно, следовало бы сказать, что Принцесса любит ночное время всем сердцем — оно поражает своей волшебной красотой, и никто не в силах устоять перед ее чарами. И это было бы абсолютной неправдой — Луна уже давно привыкла к ночи, как рабочий привыкает к своему станку, а художник к своей кисти. Но ведь ни рабочий, ни художник не любуются на свои инструменты и не воспевают им хвалы и не погружаются в воспоминания и размышления каждый раз когда их увидят?
Время восхода Луны уже давно прошло — городские часы показывали без пятнадцати полночь, и Принцесса Луна решила прогуляться по дворцу, который почти не поменялся за время ее тысячелетнего отсутствия. В отличие от города. Город из большого поселения превратился в поистине гигантских размеров муравейник — каждый день строились новые дома, по городу ходило в сотню раз больше жителей, а многие знакомые Луне улицы сменили свое название (так, например, улица Лунного Сияния, представлявшая из себя скорее лабиринт из поворотов, стала Прямой улицей, а улица Узкая — самая длинная улица в городе, назвалась Короткой). Это был совсем не тот Кентерлот, каким помнила его Принцесса.

Луна прошла мимо картинной галереи дворца, где были собраны величайшие творения художников за последнюю тысячу лет. Принцесса в свое время с удовольствием полюбовалась на шедевры, которые критики посчитали гениальными — особенно ей понравилась картина " Четыре черных машиниста перебирают ночью уголь в темном подвале«, хотя ей и не удалось разглядеть все мелкие детали.

Она продолжила свою прогулку по дворцу, наслаждаясь тишиной, спокойствием и странным чувством умиротворения, которое приходило к ней в такие минуты. Возможно, дело было в истинно домашнем аромате пыли, который, не смотря на старание слуг, упрямо возвращался или в звуках ночного города и шелеста деревьев в саду...

Впереди показался свет, впрочем, в комнате ее сестры он горел всегда. Луна не знала, почему она пришла именно в это крыло дворца, но раз уж она здесь, то не мешает проведать Тию — может ей надо обсудить какие-нибудь важные вопросы. Ну и конечно всегда можно просто поболтать.

Принцесса Селестия, правительница Эквестрии, в этот поздний час читала очередной доклад. Рядом с ее столом стояла небольшая деревянная чаша, наполненная клубникой. Периодически одна из ягод против своего желания взмывала в воздух, и ее пока что более удачливые сородичи с замиранием сердцевинки следили за внезапным исчезновением и лихорадочно пересчитывали количество оставшихся собратьев, прикидывая свои шансы на спасение.
Селестия отложила изящный белый платочек в сторону.

— Луна, это ты? Проходи, не стой там, — заботливо произнесла она.

Где-то в глубине души Луна понимала, что каждому пони необходим как минимум восьмичасовой сон, и это правило никоим образом не минует Принцесс, но каждый раз, в какое бы время ночи она не зашла к сестре, у той был такой бодрый вид, словно она только что выпила чашечку отличного кофе после сеанса утренней гимнастики. Луну, как пони, которая ложилась спать на рассвете, а просыпалась поздним вечером, этот факт всегда немного смущал.

— Привет, сестра! — поздоровалась Луна, входя в кабинет. — Все в порядке?

— Да, да, конечно, — задумчиво ответила Селестия — И пусть ночь будет спокойной?

— Будет спокойной? — Луна посмотрела на нее непонимающим взглядом. — Это же приветствие Ночной Стражи, не так ли?

— Да, и я тут навела кое-какие справки, как ты просила, помнишь?

И как она все успевает?

— Конечно помню. И что же там?

— Не хочешь клубничку?

— Не хочу. Что там написано?

— Ну как тебе сказать... — протянула Селестия.

— Что случилось? — с тревогой в голосе спросила Луна — Ночная Стража была ее гордостью — она была самой дисциплинированной, самой организованной, самой...

— Ну, понимаешь... — протянула Селестия.
— Просто. Скажи. Мне. Что. Случилось.

— Скажем так, Ночная Стража несколько гм... уменьшилась в размерах.

Да нет, этого не может быть. Только не Ночная Стража. В любом случае, всегда найдется пара новых рекрутов, это ведь не страшно, правда?

— И сколько же их осталось? Двести? Сотня?

Селестия улыбнулась.

— Двое.


Ночь, безусловно, самое чарующее время суток. Во всяком случае, так считают романтики и поэты, которые видят это самое время суток только из окон теплой квартиры, чаще всего с чашечкой горячего чая в копытах. Легко рассуждать о красоте и чарах, когда вам не холодно, на вас не льет как из ведра и вы не ночной стражник.

К своему глубокому сожалению капитан Хейдэн Корэдж испытывал на себе все те вышеописанные трудности, что не очень способствуют вдохновению и размышлениям. А еще он спрашивал себя о том, что же заставило его оказаться на этой работе. Впрочем, этот вопрос он задавал уже целых пять лет, с самого первого дня, точнее ночи, своей службы.

Капитан ютился под маленьким козырьком одного из домов Сенной улицы и был очень благодарен тому безумному гению архитектуры, который водрузил над дверью дома статую пегаса с широко расправленными крыльями. Уже целых десять минут воинственно настроенная скульптура защищала стражника от нежелательного для него знакомства с холодной жидкостью.

Патрулирование входило в обязанности Ночной Стражи, поэтому с наступлением темноты командующий должен отправлять своих подчиненных хранить порядок на ночных и чаще всего мокрых улицах города, причем каждому стражнику отводился его собственный участок. Именно поэтому капитан Хейдэн сейчас патрулировал первую половину города, а капрал Нерд вторую. Каждую ночь они подбрасывали монетку и определяли свой маршрут. Когда у тебя под началом всего один стражник, не стоит особо задумываться над распределением постов.

Когда-то служба в Ночной Страже была действительно достойным занятием — сияющие фиолетовые доспехи вызывали уважение горожан и страх нарушителей порядка. Стать стражником мечтали все дворовые жеребята, размахивающие палками и представлявшие себя защитниками закона и порядка. Стража дала нам так много прославленных героев: командор Айронхёрт, сержант Деринг , капрал Стронг и, конечно же, командор Шеопард. О, кто не знал командора Шеопарда, героя Эквестрии, спасителя Кентерлота! Хейдэн и сам в детстве воображал себя отважным заступником слабых и угнетенных, пони в сияющих доспехах без страха и упрека, всегда готовым прийти на помощь. Правда, простор фантазии всегда ограничивали деревянные палочки, но не в этом суть.

А сейчас? Ночная Стража медленно умирала целую тысячу лет, но почему-то именно ему досталась доля быть последним командующим. Он ведь даже не получил звания командора! Выпускник офицерской академии, один из лучших, подающий такие большие надежды, мог бы стать капитаном Дворцовой Стражи и входить в число самых доверенных лиц самой Принцессы...

...Если бы не Шайнинг Армор! О да, вот кто умел поражать всех — его карьера стремилась вверх со скоростью ужаленного пегаса, казалось, что ему стоит только улыбнуться, и повышение у него в кармане, но что поделаешь, он был единорогом из знатной семьи — куда уж простому земнопони тягаться с обаянием и белоснежной улыбкой? Но Корэдж не был бы Корэджем, если бы не старался изо всех сил. И в один не совсем прекрасный день он все же получил свою награду — Хейдэну пришло письмо о повышении в звании и переводе в Ночную Стражу. Капитан до сих пор хранил обрывки.

Дождь лил, не переставая, и капитан начал задумываться о передислокации в более удобное и теплое место. Возможно, оно находилось возле кружки пенящегося сидра и пылающего камина в каком-нибудь уютном заведении. Он часто наведывался в подобные места, называя это «сбором информации» и «работой с населением», очень важными занятиями для Стражи во все времена, с этим некому было спорить.

Городские Часы пробили полночь — капитан тяжело вздохнул. В такую погоду уже никто и не выйдет из своего дома — что может случиться? А если что-то и случиться, то как он сможет этому помешать? Пора бы уже и возвращаться в штаб-квартиру Стражи, Гриффинлэнд — Ярд, а то здесь и простуду подхватить недолго, но сначала...

Он вынул небольшой колокольчик и осмотрелся по сторонам. С удовлетворением убедившись, что ни один пони его не видит, он потряс колокольчиком и крикнул:
— Двенадцать часов и все спокойно!

Выполнив свой долг, капитан в последний раз окинул взглядом улицу, убрал колокольчик и поскакал в направление штаба. Он даже не догадывался, что его ждет.


Луна плавно опустилась на каменную кладку Гриффинлэнд-Ярда, ее крылья захлопали при приземлении , разгоняя пыль и мелкий мусор по краям улицы — бесполезное, но эффектное зрелище.

«Жаль, что никто не видит» — подумала Луна.

Нет, конечно, Принцесса вовсе не гордилась такими невинными забавами и вовсе не хотела, чтобы какая-нибудь пони с восторгом следила за каждым изящным движением ее крыльев, за отточенностью, плавностью, грацией и изяществом, с которыми Принцесса Луна любила приземляться. Вовсе нет. Ну, может быть чуть-чуть, совсем капельку...

Луна стояла перед входом в главную штаб-квартиру Стражи в Кентерлоте, местом, которое было символом Защиты — любой пони мог прийти сюда и попросить защиты, и ему бы обязательно помогли решить его проблему, будь это хитроумное преступление или котенок, застрявший на дереве.

Ad Servite et Protege.

Служить и Защищать.

Именно такие символы раньше были выгравированы над массивными двустворчатыми дверьми, ведущими в обитель Порядка. Но время беспощадно ко всему, и некоторые буквы потускнели, а некоторые и вовсе были не видны. Луна нахмурилась — в былые времена за такое беспечное отношение могли бы выставили из Стражи.

Двое.

Если она выставит их, то кто у нее останется?

Всего двое.

Она вздохнула и постучалась в дверь. Ей никто не ответил.
Кто тут Принцесса? Она или нет? Соберись, Луна — здесь ты главная. Это все еще твоя Стража. Сейчас ты найдешь командора и уладишь все вопросы, все очень и очень просто. Если не принимать во внимание то, что все сложнее некуда.

Она распахнула дверь.

Ни единой живой души не было во всем штабе, не считая трех тараканов в банке из-под сахара, серой мышки и короткоусого черного кота, который спал на столе в кабинете командора. Осмотрев штаб, Луна спустилась вниз, в приемную, откуда и начала свои поиски. Они ведь даже не заперли дверь! Конечно, если бы кто-то и зашел сюда, что было маловероятно при таком бардаке, ему было бы определенно нечего взять. Но сам факт!

Луна была вне себя — это неслыханно! Конечно, ее не было целую тысячу лет, но это же не повод, чтобы не убираться в штаб-квартире. Совсем не повод.
Какой она была в былые времена... Сверкающие чистотой стены, прекрасный мозаичный пол, большие хрустальные люстры. Стражники сновали туда-сюда, еле-еле успевая перекусить, и мгновенно замирали по стойке «Смирно», увидев командора, который шел со своей ежевечерней проверкой.

— Готовы ли вы к службе сегодня? — спрашивал он.

— Да, командор! — ответом ему неизменно служил хор голосов.

— И пусть ночь будет спокойной, — напутствовал командующий.

И их службы начиналась. В те времена ночные стражники охраняли все важные места в городе, они распутывали самые сложные дела, выходили сухими из самой мокрой воды и жеребята, встретив стражника, всегда отдавали ему честь (конечно, после того как он доставит их очень недовольным родителям — ночного стражника вы могли увидеть в основном по ночам).

Да, были стражи в наше время...

Из приятных воспоминаний Луну вывел скрип двери. Похоже, что явился один из ее горе-стражников.

— Капитан, вы здесь? Поч-чему не горит свет? — дрожащим голосом спросил он.

Луна отошла в тень — пора устроить этому хранителю порядка небольшую проверку.

Из темноты показался небольшой фонарь, в который вцепился зубами невысокий единорог, казалось, что он держится за светильник, чтобы не упасть в случае чего.

— К-кто здесь? — жалобно спросил он, словно надеясь, что мнимые монстры появятся из-за угла, застенчиво пошаркают копытцем и пробормочут неловкие извинения, за то, что сидят в темных местах.

А всего через мгновение он испытал самое большое потрясение в своей жизни.

— МЫ — ПРИНЦЕССА ЛУНА, ИСТИННАЯ ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА НОЧИ, ПРИВЕТСТВУЕМ ТЕБЯ, НОЧНОЙ СТРАЖНИК, — произнесла Луна, появляясь перед ним и расправляя крылья.

Все-таки она любила производить впечатление на подданных — одним из ее любимых способов был плащ из летучих мышей, который она хотела надеть и сегодня, но в последний момент передумала — с мышами было много хлопот. Но, похоже, что в этот раз и плаща не потребовалось — капрал лежал на полу без единого признака сознания.

Вздохнув, Луна осторожно подняла его в воздух и перенесла на небольшой диванчик, который при прикосновении к нему тут же скрылся в облаке пыли.

— Кто здесь? — ужасный скрип, порожденный годами несмазывания петель, объявил о новом госте.

— МЫ ПРИВЕТСТВУЕМ ВАС, КОМАНДОР — на этот раз Луна решила не прятаться, а то мало ли что?

Наверняка, для капитана Корэджа это был не самый удачный день, точнее не самая удачная ночь — его любимый паб закрылся раньше обычного и по пути сюда он встретил старого знакомого, которому оказался должен половину своего жалованья, что уже является достаточным поводом считать ночь загубленной. Но и в самом кошмарном своем сне он не ожидал увидеть такое

— ВЫ НЕ БОИТЕСЬ МЕНЯ, КОМАНДОР? — с улыбкой спросила Луна.

Капитан сглотнул. Когда вас с улыбкой спрашивают о чем-то подобном, это определенно не сулит ничего хорошего.

— Нет, абсолютно нет, Принцесса, — лицо капитана принимало все оттенки мертвенно бледного — еще никогда в жизни он так близко не встречался с перспективой изгнания.

— НУЖНО БЫТЬ ОЧЕНЬ СМЕЛЫМ ПОНИ, ЧТОБЫ БЫТЬ ТРУСОМ В НОЧНОЙ СТРАЖЕ, КОМАНДОР- произнесла Принцесса. Капитан кивнул — его глаза больше напоминали чайные блюдечки, разве что не было видно каемочки. — НАДЕЮСЬ, МЫ ПОНЯЛИ ДРУГ ДРУГА?

— Да, Ваше Высочество. Но только...

— МЫ КРАЙНЕ НЕДОВОЛЬНЫ ВАМИ И ТЕКУЩИМ ПОЛОЖЕНИЕМ ДЕЛ.

Луна с интересом наблюдала за реакцией командора, она даже не думала, что можно побледнеть еще сильнее. Она обладала великолепным ночным зрением и даже смогла различить блеск капельки пота, стекавшей по лицу командующего. Она выдержала небольшую паузу.

— ПОЭТОМУ МЫ ПРИНЯЛИ РЕШЕНИЕ.

Принцесса увидела в глазах стоявшего напротив пони аккуратные строчки завещания.

— МЫ, ПРИНЦЕССА ЛУНА, ВЫСОЧАЙШЕЙ МИЛОСТЬЮ СОГЛАСНЫ ПРИНЯТЬ НА ВРЕМЯ КОМАНДОВАНИЕ НОЧНОЙ СТРАЖЕЙ. ВЫ БУДЕТЕ НА ВРЕМЯ ПОНИЖЕНЫ В ЧИНЕ ДО КАПИТАНА.

— Да, Ваше Высочество, — к Хейдэну постепенно возвращались краски, но его все равно было больше похоже на кусок штукатурки. — Но должен заметить, что...

— ПРИШЛО ВРЕМЯ КЛЯТВЫ, — произнесла Луна и, немного подумав, с легкой ноткой сомнения спросила. — ВЫ ДАВАЛИ КЛЯТВУ?

Хейдэн с тревогой посмотрел на капрала — тот лежал на диване, приоткрыв один глаз и всем своим видом стараясь показать свою неспособность пошевелиться до скончания веков.

— Технически нет, но... — начал, было, капитан, но от взгляда Принцессы его фраза сдулась как проколотый воздушный шарик. Если бы у капитана был выбор: стоять здесь и сейчас перед Принцессой или отправиться с корзиной сухарей на утлом бревнышке по Великому Океану в места, которые на карте были обозначены как «Здесь водятся драконы», он бы не задумывался. Правда, сухарей надо было бы взять побольше.

Нельзя сказать, что Принцесса была удивлена этим фактом, нет. Она была просто сражена наповал, словно если бы вдруг узнала, что деревья вдруг начали расти вниз или у кобылок появилась борода. Она вздохнула про себя, стараясь успокоиться тем фактом, что поправив положение дел, она придумает для этого стражника достойное его наказание.

— Капрал! Встать по стойке смирно! — гаркнул капитан и, выпятив грудь колесом. Рядом с ним засуетился второй стражник, умудрившийся встать в позу гордого бочонка.

Определенно, когда капитан окажется на сковородке, он будет там не один...

— ТОГДА ПОВТОРЯЙТЕ ЗА МНОЙ. ВАША СЛУЖБА НАЧИНАЕТСЯ СЕЙЧАС.

Ну , может она еще сделает из них настоящих стражников. Но это будет настоящим Чудом.

Луна выдержала торжественную паузу, припоминая слова клятвы:

«Ночь собирается, и начинается мой дозор. Я — свет во тьме; я — Страж во мраке; я — огонь, который разгоняет холод; я — рог, который будит спящих; я — щит, который охраняет царство закона. Я отдаю свою жизнь и честь Ночной Страже среди этой ночи и всех, которые грядут после нее
И пусть будет ночь спокойной...»