Автор рисунка: MurDareik

Однажды вечером

День подходил к концу и вечерний ветер постепенно усиливался. Большое количество скал делали очень опасным место для кораблей, а частое появление шторма и обилие «дружелюбной» морской фауны для пловцов. Это место идеально подходило для существ, которых пони называли сиренами. Огромные, чуть больше одномачтового судна, полупони полурыбы не очень дружили с обитателями Эквестрии. И всё из-за природного дара песнями околдовывать разум жителей и питаться тёмной энергией пони. Правительницы Эквестрии осознавали как природные особенности сирен, так и опасность местных жителей. Стремление к гармонии между всеми видами существ в Эквестрии давалась очень тяжело. Поэтому сёстры-аликорны искали оптимальное решение. Однако на это требовалось много времени. Во избежание конфликтов они попросили сирен временно как можно меньше не показываться на глаза жителям суши.

Убедившись, что никого рядом нет, фиолетовой окраски сирена вынырнула из воды и, сосредоточившись, через секунду оказалась в нескольких метрах над водой. Следом за ней вынырнула бирюзовой окраски с заплетённой в тугой хвост длинной гривой.

— Ария, как ты умеешь летать? – обратилась она к фиолетовой. – Ты уже неделю игнорируешь меня с этим вопросом. Так что хватит. Я! Хочу! ЛЕТАТЬ!

— Аргх, успокойся. Ты ведёшь себя как маленький жеребёнок: «Хочу то! Хочу это! Купите игрушку или будет истерика!». Перестань хотеть!!!

— Хочу хотеть! Хочу, хочу, хочу! – настойчиво повторила сирена, стуча копытами по воде.

— Соната, я понимаю, что после эксперимента с этой треклятой книгой по зебрикансокй магии твоё сознание вернулось в детство, но, пожалуйста, не будь истеричкой, хорошо? – сохраняя спокойствие, попросила подруга, затем, перейдя на шёпот, взмолилась, — Милостивая Селестия, надеюсь это обратимо. Она меня уже с ума сводит.

В ответ Соната Даск лишь ударила хвостом по воде, пытаясь окатить подругу.

— Если ты мне не покажешь, то я сделаю то, чего ты не ожидаешь!

Арию не на шутку встревожила фраза. Она и раньше слышала от Сонаты эти слова, но непринятие их всерьёз заканчивалось катастрофой.

— Давай, через полчаса, хорошо?

Даск с визгом нырнула в воду и направилась к скалам. Ария думала, что сумеет спрятаться за это время, однако бирюзовая сирена предугадала замыслы подруги и попытка избежать назойливой Сонаты Даск оказалась тщетной.

— Ладно, — вскоре сдалась Блейз, — рассказываю один раз. Запоминай. Повторять не стану. Итак: стихия нашей магии – вода, как у пегасов – воздух, земнопони – земля, у единорогов – светящаяся хрень, а драконов — огонь. Везде, где есть вода, наша сила, скорость и ловкость увеличиваются. Вода есть во всём: в земле, воздухе, в деревьях, в горах, правда везде разное количество. Короче, чем больше воды, тем лучше. Чем меньше воды, тем труднее. Когда мы были возле Зебрикании, хотя ты этого не помнишь, то нам зебры рассказывали, что особо злобных сирен отлавливали и отводили туда, где суша сплошь была покрыта песком, и там всегда очень жарко. Я не помню, как это место называется, но никто оттуда не возвращался живым.

— Ах, совсем никто?! – ужаснулась Соната.

— Никто, — с нажимом повторила Ария, стараясь как можно сильнее запугать Сонату.

— Какой ужас!

— Ага. Так, дальше. Как ты уже понимаешь вдобавок у нас есть сила, которая является одновременно и пищей – негативная энергия.

— Массивная? – не поняла Даск.

— Не-га-тив-на-я.

— Вау, а что это?

— Честно говоря, я сама толком не знаю. Это нечто вроде силы, которую вырабатывают существа, когда ссорятся друг с другом.

— Оу, звучит не очень весело.

— Ха, ещё как весело. Ещё втянешься – за уши не оттащишь. В общем, нам без этого не выжить. Это наша основная пища.

— А зачем я тогда рыбу ем? – удивлённо спросила Соната.

— Ты меня спрашиваешь? А я откуда знаю! У себя спроси, — опешила Ария.

— Я тоже не знаю. Может, потому что просто вкусно.

Ария Блейз устало выдохнула и посмотрела на небо.

— Всё, давай к делу. Скоро вообще темень будет.

Через мгновение фиолетовая сирена парила над морской гладью.

— Если хочешь взлететь, представь что воздух – та же вода, только прозрачная. Представь, как ты в неё ныряешь.

Соната закрыла глаза и что-то стала пытаться представлять. Спустя несколько секунд она напряглась и стала дёргаться, пытаясь «окунутся» в воздух. Соната начала энергично махать копытами и бить хвостом по воде.

— Так, стоп! – остановила её Блейз. – Что ты делаешь? Ты так до утра будешь плескаться.

Она подлетела к Сонате и, подключив гипнотический голос, начала медленно говорить, пытаясь ввести подругу в транс.

— Почувствуй во-о-о-оду... Расслабься. Закрой глаз-а-а-а... Представь открытое море. Ты в воде и вокруг тебя лишь вода. Ты поднимаешься выше. Ты поднима-а-аешься. Ты подни...Да поднимайся же ты, гадость хвостатая!!...Кхм, ты поднимаешься на поверхность и-и-и….вуаля!

Соната резко открыла глаза, обнаружив себя и подругу над водой.

— Ва-ха-ха! Я летаю, я летаю, я летаю!

Бирюзовая сирена светилась от счастья. От её искренней радости Ария не смогла сдержать довольной улыбки.

Соната бросилась обнимать подругу. Та еле вырвалась, ведь объятия радостной Сонаты Даск настолько крепки, что могут запросто переломать кости даже взрослому дракону.

— Ты…фуф…можешь…хоть иногда… себя…ууух... контролировать?! – возмущалась Ария, пытаясь отдышаться.

— Неа! – радостно ответила Соната, набирая высоту.

— Эй, эй, эй, а ну назад! Ты ещё не привыкла!

— Везде вода! Она моя! Только моя! – пропела Соната, набрав высоту. – Ух ты, облачка!

Белые пушистые облака мгновенно привлекли внимание любопытной сирены. Она летала от одно облака к другому, пытаясь схватить или укусить, но копыта и зубы лишь проходили сквозь дымчатую массу.

— Ай! – вскрикнула Соната. – Ясык прикусыса!

— Так тебе и надо. А теперь спускайся!

Однако расстроиться Сонате не дала проплывающая неподалёку грозовая туча.

— Ух ты. Чёрная, но мигает!

— Вернись. Она слишком далеко! – обеспокоенно повторила Ария, пытаясь догнать подругу.

— Она близко!

— До неё миль восемь!

Проигнорировав слова Арии, Соната ринулась к тучке. Через считанные секунды она перестала чувствовать лёгкость и ей всё труднее стало передвигаться по воздуху. Быстро обессилив, Соната начала терять высоту.

Запаниковав, Даск завизжала и начала хаотично дёргаться в воздухе, пока не упала на что-то твёрдое.

***

В пещере сирен.

— Знаешь, мне в последнее время кажется, что наша пещера превращается в лазарет для этой придурковатой особы, — возмущалась рыжегривая сирена, обрабатывая ушибы горе-сирены.

— Согласна, Адажио. С каждым днём она всё больше меня раздражает.

— А меня вы обе. Так, я закончила. Пусть теперь спит. Возможно, утром проснётся. А ты мне объясни, во что опять эта контуженная «милота» вляпалась?

— Не поверишь. В пальмы.

— В пальмы? Что она там забыла? – опешила Адажио.

— Укусить грозовую тучу.

— И-и-и-и? Чего ты её не остановила?! – недоумевала рыжегривая. – Ты же знаешь, что нам лучше не показываться местному населению.

— Ну знаю, и что? Она оказалась быстрее меня.

— «И что?», — передразнила её Адажио. – Уздечку бы на неё нацепила.

— Прости, пожалуйста, Рыжик, я сегодня без неё, — возмущённо ответила Ария.

— Как ты меня назвала?

— На цвет не обижаются, — отмахнулась сирена.

— А на удар по пустой голове обижаются? – серьёзно намекнула Даззл.

— Ох, ладно. Давай лучше ко сну готовиться, — перевела разговор Ария, но увидев вопросительное выражение мордочки Адажио, добавила, — Потом меня побьёшь.

— Ладно, сверюсь с ежедневником, — терпеливо ответила Адажио.

Кроватями для сирен служили огромные, клиновидной формы раковины гигантских мидий, а укрываться приходилось одеялами, плетёнными из различных видов водорослей, таких как: ламинария, фукус или вакаме. Плетением и вязание было увлечением Сонаты. Но как огромная сирена без подручных средств это делала, для подруг оставалось загадкой.

Потушив лампы, Ария под монотонный шум прибоя стала погружаться в сон. Темнота начала сменяться светом, а лёгкая прохлада – теплом. Она видит прозрачное море, безоблачное небо, как вдруг над ней нависает чёрная, как смола, тучка и ударяет молнией, от чего сирена закричала.

Ария Блейз подскочила на кровати, переводя дыхание.

— Чего подскочила, идиотка? – тихо засмеялась Адажио. – На мои вопросы можно лёжа отвечать.

— Что? Какие вопросы? – переспросила Ария, пытаясь понять что происходит.

— Я хотела узнать, не спишь ли ты, а ты подскочила, как по тревоге.

— Прекрати так делать, а то у меня сердечко может остановиться.

Облегчённо выдохнув, Блейз рухнула обратно. Однако теперь сон никак не приходил и, ей пришлось ждать, пора сердце перестанет так бешено колотиться.

— Не спится? – ехидно поинтересовалась подруга.

— Отвали. Ты опять мне всё испортила.

— Ой, хватит ворчать, как старая медуза. Лучше расскажи о том, как ты жила.

— В смысле?

— Ну, до того, как мы встретились. Я же вам рассказывала. Теперь твоя очередь.

— Давай завтра. Я спать хочу! – сказала Ария, возмущённо ударил хвостом по стене.

— Нет. Не хочешь.

— От-ва-ли!

Теперь пришёл черёд Адажио возмущаться.

— Либо ты сейчас рассказываешь, либо ты до утра не уснёшь!

— Аргх, ладно, кудрявая зануда, — прошипела фиолетовая сирена.

***

-Кхм, кхм. Первое, что я помню, как оказалась в копытах полосатой лошадки. Молоденькая зебра пыталась понять, кто я и звала своих сородичей. Подбежавшие зебры удивлённо посмотрели, с некоторым страхом в глазах, стали переговариваться. Они приняли решение отнести меня в их племя к какой-то «Зэмбе». Огромное поселение с множеством хижин в густых джунглях вызывало у меня лишь страх. Я прижалась к зеброчке, что несла меня, уткнувшись мордочкой в шёрстку. Вскоре она остановилась, и я почувствовала, как меня кто-то попытался взять. Я вцепилась, как могла, за шёрстку зебры, и после нескольких попыток меня оставили в покое.

«Амака, заходите», — услышала я. Для меня их наречие оказалось почему-то знакомым.

Зеброчка вместе со мной зашла в одну из хижин. Посреди помещения стоял большой котёл, а в углу несколько полочек с бутылочками разного цвета и формы.

К нам, звеня кольцами на шее и ноге, подошла зебра с длинной серой гривой, одетая в какие-то лохмотья. По всей видимости, шаманка. Нарисованные узоры на её мордочке вызвали у меня неподдельный интерес. Она пристально посмотрела на меня и, тщательно подбирая слова, грубоватым голосом спросила:

— Ты меня понимаешь?

В ответ я неуверенно кивнула.

— Удивительно. Говорить можешь?

— А-а-ва. Ва-ха. Васа, — попыталась сказать я

— Вода?

— Воса, водса.

— Зэмба, неужели в таком возрасте они умеют говорить? – удивлённо спросила зеброчка.

— Существо это магии и тьмы. Возможно она – предвестник беды, — серьёзно ответила зебра-шаманка. – Её способности могут быть очень сильны и опасны.

— И что же нам делать?

— Сёстрам нужно рассказать. Судьбу хвостатой им решать.

— Но откуда же она взялась? – спросила Амака, аккуратно погладив меня по гриве.

— Ответ попробую найти, но надежды очень малы.

Часа два сирена в хижине провела. Шаманка крутила надо мной маятниками, читала какие-то заклинания, даже срезала клочок гривы и бросила в котёл. И вот через…

***

Вдруг, Ария помимо храпа Сонаты услышала знакомое громкое сопение.

— Да что же ты за гадина такая! – возмущённо прошептала Ария. – Вот и кому я тут распинаюсь?!

Нащупав в темноте первый попавшийся камень, она бросила в сторону сопения, но через пару секунд послышался удар и храп прекратился.

— Не поняла. Соната? Ты это…слышишь меня?

Быстро включив лампу, она поняла, что пора рассказывала о своём прошлом, Адажио, предугадав, что может произойти, если она уснет, и незаметно перетащила на своё место Сонату.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь для отправки комментария.
...