Автор рисунка: Devinian
ГЛАВА 3 "Новый экспонат" ГЛАВА 5 "Элементы пазла"

ГЛАВА 4 «Ночь в музее»

ГЛАВА 4 «Ночь в музее»

Низкочастотный писк шёл словно отовсюду, но очень скоро стал затухать, пока совсем не прекратился, как и свечение звезды диадемы. Брат с сестрой посмотрели на статую, которая стояла как ни в чём не бывало.

 — Что это было? — осматривался Джон.

 — Не знаю. Я даже подумала, что она сейчас оживёт и нападёт на нас, — успокоилась Диана, аккуратно снимая со статуи диадему.

 — Забавно, но этот звук напомнил мне кое-что из детства, — Джон задумался.

 — И что же? — сестра посмотрела на брата.

 — Не важно, — жеребец не стал делиться секретом.

 — На сегодня хватит. Джон, пошли домой, — Диана спешно пошла в сторону своего кабинета.

Жеребец потрогал каменную статую правым копытом и поспешил следом за сестрой. Положив украшение в коробку, пони подошла к выключателю света.

 — Ты ведь проводишь меня домой? А то мне страшно, — прошептала кобылка.

 — Ну разумеется! — улыбнулся брат.

Как только комната погрузилась в темноту, Диана тут же из неё выбежала и заперла за собой дверь, словно за ней гналось привидение. Кобылка с детства боялась темноты, и это страх обещал преследовать её всю жизнь. Пара направилась к выходу.

В тишине и полумраке экспонаты казались какими-то невзрачными, словно это было не здание музея, а какое-то кладбище с монументами. Дальнейшая картина вынудила их остановиться. Теперь и у Джон почувствовал страх темноты…

 — А куда делась статуя!? — бледнея, прошептала кобылка.

Джон посмотрел на протёртое место, где некогда стояла принцесса Твайлайт. Теперь же там была самая обычная пустота.

 — Украли? — предположил брат.

 — Исключено. Никто не станет воровать экспонаты, это страшное преступление против истории Эквестрии и карается пожизненным изгнанием, — шептала пони.

Многие законы современной Эквестрии стали суровы, а порой немыслимо суровыми. Страна страдает от нехватки информации о своём прошлом и каждая находка древности даёт спасительную ниточку к прошлому. Пони трепетно относятся к своей истории, отчасти потому, что им стыдно за её утрату.

 — Не могла же она взять и раствориться? Нужно поговорить со сторожем, — Джон побежал к выходу.

Не желая оставаться одной, Диана побежала за ним. У выхода лежал красный коврик, на котором храпя, лежал сторож.

 — Канкарас, просыпайся! — рявкнул Джон.

В ответ, сторож захрапел ещё больше.

 — Эй! — не унимался жеребец.

 — У него плохо со слухом, так его не разбудить, — вздохнула Диана.

 — Да знаю. И как ему доверили охранять наше святилище? Пускай если даже его обворовывать некому, — возмущался Джон.

Жеребец толкнул его копытом, от чего сторож всё же проснулся.

 — Джонни? Ты газету принёс? — сонным голосом пробубнил сторож.

 — Ты не видел… а, забудь, — Джон закатил глаза и подтолкнув сестру, пошёл вместе с ней вглубь музея.

 — Вы только не задерживайтесь до глубокой ночи, — в след прокричал сторож и снова лёг спать.

 — Давай ещё раз посмотрим, может она на месте и это лишь игра воображения, — бормотал брат.

 — У нас обоих одновременно разыгралось воображение? Такого не может быть! Может, она растаяла? — нервничала кобылка.

 — Как каменная статуя может растаять? — усмехнулся Джон.

Пара вернулась к пустому месту, где стояла Твайлайт. Чуда не случилось — её не оказалось.

 — Может, она убежала? — испугалась пони.

 — Диана, опять ты за своё? Почему когда ты пугаешься, то начинаешь нести чушь? — говорил брат.

 — Потому что я не вижу рационального объяснения! — крикнула кобылка.

 — Так, успокойся, держи себя в копытах, — говорил Джон.

 — Сам успокойся! — истерила Диана.

 — Диана! — рявкнул жеребец.

 — Где статуя? Где она? Просто так вещи не исчезают! А вдруг она нападёт на нас? Вдруг это монстр из детских сказок? Помнишь сказку про Голиафа? Это был жуткий каменный монстр! Вдруг она Голиаф?- паниковала пони.

 — Диана! — Джон подошёл к сестре и обнял её.

Кобылка дрожала, словно в помещении была минусовая температура. Брат боялся тоже боялся. Нет, не статую. Если до утра они её не найдут, то о пропаже непременно узнают. А кто был в музее после закрытия? Джон, Диана и пожилой охранник, который по понятным причинам не войдёт в круг подозреваемых. Джон как-то не хотел отправляться в изгнание и был рад, что его страх ещё не передался любимой сестре. Возможно они отделаются, их признают невиновными, но все обстоятельства были против них.

У дальней стены промелькнула тень и раздался шорох. Ночные гости музея тут же обратили на это внимание. Джон ощутил, как сестру начало колбасить от страха, и хоть она была белого окраса, но побледнела ещё больше. Видя, что Диана на грани шока, жеребец решил хоть как-то ей помочь. Он хотел вывести беленькую на улицу, но там была ночь, а значит темнота, которая только усугубит ситуацию. Тогда он повёл дрожащую сестру к её кабинету.

 — Открывай, — сказал он, постоянно оглядываясь.

 — Я боюсь, — шептала пони.

 — Мы запрёмся там, ты будешь в безопасности и никакие монстры тебя не достанут, обещаю! — нервничал Джон.

Пони посмотрела в его глаза и, заметив в них уверенность, кое-как достала из сумочки ключ, которым поспешила воспользоваться. Первым делом, она включила свет и после этого, Джон запер за ними дверь.

Кабинет был не маленьким, но и не большим. В удивительном порядке находились все инструменты, книги Дианы. Окон не было, но вентиляция работала отменно. Центр комнаты занимал большой стол на котором тоже лежали инструменты и та самая коробка с диадемой. Помещение освещалось всего одной электрической лампочкой. Её свет был тусклым, неравномерным и крайне недостаточным для работы. Раньше помещение освещалось яркими факелами, благо вентиляция позволяла, но с появлением электропроводки, картина несколько изменилась и не в лучшую сторону. В углу же стоял целый ящик свечей, являющихся временной альтернативой скудному свету лампы.

Диана продолжала дрожать и чуть ли не каждую секунду поглядывать на лапочку, словно боялась, что та вот-вот перегорит. Лёгкое мерцание лампочки явно негативно влияло на пони, от чего она начала тяжело дышать.

 — Не смотри на свет! Мы это уже обсуждали! — Джон обеспокоенно силой отвернул сестру.

 — Не дай ей погаснуть, прошу, — шептала кобылка.

Другой жеребец принялся бы успокаивать Диану, но только не Джон. Он тут же достал из ящика несколько свечей и зажёг из с помощью огнива. Кобылка облегченно вздохнула.

Джон боялся за сестру и не просто так. Всего четыре года назад с ней произошёл страшный несчастный случай, который едва не стоил ей рассудка. Кобылка по невнимательности провалилась в старый заброшенный фермерский колодец. Учитывая его глубину, просто удивительно что она выжила и не пострадала, хоть на дне и была вода. Если бы не большой выступ, то она бы утонула… Два дня бедняжка провела в темноте, изредка видя лишь яркую точку света, что была наверху. Она кричала, звала на помощь и слышала как её искали другие, то же звали. Но колодец было трудно найти, а её усталых криков пони не слышали. Когда поисковые голоса стихли, Диана чудом нашла в себе силы чтобы не сдаться. По роковому стечению обстоятельств, её спасла стая коршунов, поджидающих свою добычу в виде пони. Благодаря своему острому зрению они видели её, но глупые птицы не могли добраться до Дианы. Эту стаю заметили местные пони и так они вышли к колодцу, после чего спасли девочку. не считая простуды, пони панически стала бояться не воды или замкнутых пространств, а темноты. Ей постоянно казалось, что она была не одна там, что кто-то находился совсем рядом и ждал, пока она потеряет бдительность. Она говорила, что слышала голоса и видела странные тени. Это были галлюцинации, вызванные нехваткой кислорода — так диагностировали врачи. Три месяца ушло на лечение её разума, пока кобылка вновь не вернулась в ритм нормальной жизни и даже вполне могла находиться в темноте. Со страхом, но могла. Сейчас же её потаённые воспоминания начали всплывать, врачи предупреждали, что такое может произойти, и говорили, что главное её отвлекать от неприятных мыслей, от вещей, провоцирующих всплеск мыслей о прошлом. Диана смотрела на лампочку, словно на яркий свет с верхушки колодца, и брат это понял по ужасу в её глазах. Он заставил её отвернуться и это, к счастью, помогло. Пони успокоилась, хоть и не полностью.

 — Я не хочу выходить, — шептала Диана.

 — Что же ты так перепугалась, сестрёнка. Мы останемся здесь до утра, — успокаивал брат.

 — А вдруг монстр найдёт нас? — беленькая посмотрела в глаза Джону.

 — Монстров не… кхм… я не дам тебя в обиду, ты же знаешь, — поправился брат.

 — Да, я знаю, — улыбнулась Диана.

Через час кобылка уснула прямо на животе брата. У того хоть и затекло всё тело, но он боялся её потревожить и продолжал терпеть неудобную позу. Так бы и провели они всю ночь, если бы в комнату кто-то не попытался войти. Ручка двери опускалась, незнакомец желал проникнуть внутрь. Сторож? Да он до утра не проснётся. Вор? Это каким нужно быть безумцем, чтобы пойти на кражу в музее? Джон понял, что за его спиной, на столе, лежит настоящая жемчужина музея — диадема. О ней мечтали многие богатеи страны, но даже им не хватит смелости и власти заполучить её в свою коллекцию. Тогда кто? Некто упорно продолжал осторожно ломиться в кабинет.

Диана проснулась. Её глазки открылись сразу, а мордашка моментально стала мертвецки бледной.

 — Не открывай, — тихо проговорила кобылка.

 — Даже не думаю, — шептал Джон.

Но названный гость не собирался отступать.

 — Уходи! — прокричал Джон.

 — Не надо, молчи, — затряслась Диана, всё сильнее прижимаясь к брату.

Ручка перестала дёргаться. Несколько минут была полная тишина, пони даже дышать боялись. Всё это время брат с сестрой смотрели на дверь. Диана боялась увидеть монстра в виде живой каменной статуи, а Джон прикидывал возможности для самообороны и защиты сестры. Он подумал перенести стол к выходу, но дверь открывалась наружу и такая мера была бессмысленной.

Неожиданный знакомый щелчок ясно дал понять, что замок открылся. У Джона спёрло дыхание, но он не мог позволить себе высказать страх при сестре, хотя испугался не меньше неё. Ручка опустилась вниз, после чего произошло предвиденное открытие двери.

 — Ах, вот вы где, я так переживала! Диана, Джон, что вы тут делаете? — спросила взрослая кобылица.

 — Мама! — Диана тут же вскочила и обняла родное существо.

 — Мама!? — удивился Джон.

 — Кого-то другого ждали? Я же просила сообщать, если будете задерживаться. Ух, как же вы меня напугали! Ладно, ночь на дворе и мне всё равно что вы тут делаете, пошли домой, — говорила мама.

 — Но там же монстр! — воскликнула девочка.

 — Что? — спросила кобылица.

 — Ничего, все устали, пора домой, — тараторя, Джон начал подталкивать сестру к выходу. которая противилась, но шла.

По просьбе Дианы, все пошли в обход секции со статуями. Кобылка не хотела не то что проходить в страшном для неё месте, но и знать, на месте статуя или нет. Джон же всё же заскочил в секцию, и увиденное озадачило его ещё больше. Тем не менее, он больше не желал оставаться в музее и поспешил присоединиться к семье.