Подарок принцессы

Принцесса Рарити готовится к самому важному дню рождения в Эквестрии - дню рождения Твайлайт Спаркл. У нее все спланировано, и это будет грандиозный сюрприз. Что, вообще, может пойти не так?! Третий рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Pony Story: Любовь и детектив

Второй рассказ моего сборника "Pony Story". Через расследование к истине, к любви.

Принцесса Селестия ОС - пони Дискорд Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

It's been a long time.

Пинкамина не может прийти в себя после пришествия со смертью Рэйнбоу Дэш. Многие психологи со всего мира не могут привести юную пони в разум. Лишь виды прошлого и будущего смогут вернуть пони рассудок.

Доктор Хувз

По дороге судеб или Полет сквозь миры

Не все на свете держится на плечах всемогущей Селестии. По ту сторону всех реальностей находиться цитадель могучих богов, следящие за всем мирозданием. Однако, когда просыпается могущественное зло, привычная жизнь Амур поворачивает в самый неожиданное приключение. Мир Эквестрии- один из многих миров, где побывает наша героиня в поисках носителей утерянных Элементов мира- прототипов Элементов гармонии. Так что возьмите побольше попкорна, берите с собой Дитзи Ду и Доктора с Тардис и вперед!

Дерпи Хувз ОС - пони Доктор Хувз

Хищник

"Я - пони", - уверенно сказал он, улыбаясь во все шестьдесят клыков. Мы поверили. Мы доверили ему свои жизни, когда страшный враг постучался в ворота нашего мира. Будет ли он верным другом или вонзит нож в спины доверчивых и наивных?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Одиночество ночи

Луна обходит ночную Эквестрию.

Принцесса Луна

Fallout: A Post Nuclear Equestrian Story

Цветущие зелёные поля Эквестрии уступили место бесплодной пустыне, таящей в себе множество загадок и опасностей. Кто-то из выживших пони пытается пробиться в самые верха пост-ядерного общества, а кто-то просто старается выжить – всё идёт своим чередом. Но однажды в жизнь радиоактивных пустошей приходит хорошо скрытая, но от того не менее серьёзная угроза, способная изменить к худшему этот и без того настрадавшийся мир…

Флаттершай Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия

За семьи и свободу

Всего через двенадцать часов Сильверстрим уедет на каникулы, оставив Галлуса одного в Школе Дружбы. Несмотря на все уговоры, он наотрез отказался поехать с ней и даже не объяснил почему. Но вскоре всё изменилось, когда поздней ночью к нему в дверь постучалась очень необычная пони и задала каждому простой вопрос: “Зачем вы приехали в Школу Дружбы?” И если ответ их будет “Затем, чтобы найти друзей”, то… Почему?

Другие пони

Теория хаоса

О чем повествует Древнейшая история Эквестрии? Каков был мир до установления в нем Гармонии - или она существовала вечно? Вопросы, подобные этим, волновали многих. Поэтому когда археологи в Алмазных копях обнаружили следы цивилизации, которая жила еще раньше - и была очень продвинута в техническом плане - историки возликовали: появилась возможность получить ответы! Открытие это, несомненно, должно было принести мир и просвещение. Впрочем (как и всегда), всех ждал жестокий облом...

Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд Кризалис

Слендерпонь

Кошмар для маленькой кобылки начинается.

Эплблум

Автор рисунка: BonesWolbach

Fly, Freaky, fly!!

Небо. Мы привыкли смотреть на него снизу вверх, и для большинства из нас оно навсегда остаётся недоступным и манящим секретом, который способны разгадать лишь немногие посвящённые, те, кого природа наградила с особой щедростью – пегасы. И, хотя большая часть нелетающих пони привыкли смотреть на небо именно так, многие даже научились изображать равнодушие, глядя вверх – подсознательно каждый из нас мечтает о способности оторваться от скучной земли и взмыть вверх – туда, где нет границ и пределов, где есть только птицы, Солнце и свобода…

— Ну, я не знаю, Арчи… — пробормотала пепельно-серая единорожка, примеряя очки-консервы.

— Что тебя беспокоит, Фрикстер?

— Меня ничего не беспокоит, просто меня несколько пугает перспектива полётов в…эм…этом, — копытом будущая мастерица трав и зелий указала на странного вида конструкцию, которую несколько минут назад ей продемонстрировали её лучшие друзья – братья-пегасы Арчер и Спир. Своё изобретение они представили как «уникальное приспособление, способное подарить нелетучим пони ощущения, доступные только пегасам». Уникальное приспособление, по сути, являлось рыболовной сетью, к которой с двух сторон были прикреплены ремни, которые в свою очередь, как сбруя, одевались на пегасов – таким образом, когда они взлетали, сеть превращалась в некое подобие гамака, в котором, по задумке Четырёхкрылых братьев, и должна была сидеть Фрики, наслаждаясь полётом.

— Фрики, ты же сама говорила, что хочешь летать – так вот тебе такая возможность! – Фрики собиралась было возразить, что говорила она немного не так, да и вообще не о том, да и тем более…но Арчи смотрел на неё такими глазами, что она поняла: он искренне хотел сделать для неё чудо, и если она сейчас не позволит ему с братом поднять её в воздух – их дружбе уже не быть такой, как прежде…

— Ну… Хорошо, Арчи, полетаем… — обречённо произнесла она. Селестии ради, если бы это был не Арчи, а кто угодно другой – он уже давно получил бы копытом по зубам и отправился восвояси – с такими-то дурацкими затеями… «Правильно мне мама говорит – у этого пегаса точно пары шариков в голове не хватает…»

— Отлично! Завтра на рассвете приходи на это же место, подруга! – крикнул счастливый пегас и, взвалив на спину приспособление для полётов, трусцой направился по направлению к дому.

— Эм, ну… До завтра, Фрики! – пробасил Спир и поспешил вслед за младшим братом.

— До завтра, Спир! – махнула копытом серая. И добавила, когда братья оказались достаточно далеко: — На рассвете…так в древности казни назначали…

— Ну что, Спир, как ты считаешь, ей понравилось? – спросил Арчи брата, когда они остановились у фонтана на полпути домой.

— Не знаю, Арч… Честно говоря, она не выглядела очень уж счастливой.

— Да брось ты, она же сама говорила, что хочет полетать с пегасами.

— Мда? – Спир с сомнением поглядел на брата. – И как она это выразила, позволь спросить?

— Она сказала: «О, Селестия, хотела бы я полетать так же…», по-моему, это звучит вполне однозначно, нет?

— И когда это было?

— Это было на выступлении Вандерболтов на Дне Основания Города, а что?

— Арчи… — вздохнул старший брат. – Я почему-то сомневаюсь, что ты верно понял её тогда. Это «хотела бы» — совсем не то «хотела бы», как ты подумал. Ну, то есть… Ты прочёл красивый рассказ, он тебя тронул, и ты думаешь: «Ох, хотел бы я писать так же!», но это совсем не значит, что ты хочешь именно писать так же, понимаешь?

— Спирстер, если я говорю, что хочу чего-то – это значит, что я именно что хочу чего-то, я, если честно, не вижу тут никаких сложностей.

— Ты либо слишком молод, либо слишком сильно стараешься ей понравится, я даже затрудняюсь сказать, что тут важнее. Скорее всего, оба фактора вместе.

— Зачем мне стараться ей понравиться? Глупости какие… — Арчи отвернулся, стараясь скрыть непрошенный румянец.

— Ну, как знаешь. Хотя весь Лас-Пегас видит, что ты неровно дышишь к этой единорожке. Ладно, пошли, хватит разглагольствовать… — и Спир торопливо взвалил на спину сеть, видя, что Арчи распушил перья на крыльях и приготовился серьёзно спорить.

Следующее утро выдалось не по-летнему прохладным, туман лежал на шпилях зданий Лас-Пегаса, а немногие пони, оказавшиеся в предрассветный час на улице, ежились от прохлады влажного воздуха.

— Ну что, готова повеселиться? – бодро спросил Арчи, как всегда, лучась оптимизмом. Пегас выглядел слегка смущённым, от чего его оживлённость выглядела немного ненатурально.

— А, ну… Да, конечно, готова как никогда, — ответила единорожка, изо всех сил стараясь поддержать настроение Арчи. Выходило не очень, о чём свидетельствовали тяжкие вздохи Спира, которые тот неубедительно маскировал под зевки. «Утро фальши» — мелькнула мысль в голове Фрики.

Но отступать уже некуда – вся троица уже в защитных очках, ремни надёжно крепят сеть к крепким телам пегасов, а Фрики, испытывающая непонятную смесь из тревоги и какой-то не вполне понятной радости, сидит в «гамаке».

— На счёт три, братишка… — командует Арчи, ставший внезапно непривычно серьёзным. – Один… Два… Три!

Резко хлопнули пегасьи крылья, так что потоки воздуха взъерошили и без того растрёпанную гриву единорожки. Взмах, взмах, взмах…на миг Фрики даже показалось, что братья не смогут поднять её в небо – но это ощущение было обманчиво, миг – и она почувствовала, что больше не чувствует землю под копытами, а верёвки, из которых сплетена сеть, натягиваются… Полёт! Необычно выглядящая троица взмыла в небо над Лас-Пегасом, невольно притягивая взгляды редких прохожих, заставляя их замедлять шаги и глядеть в небо, приоткрыв рты.

Выше, выше, ещё выше! Показались шпили зданий, которые Фрики никогда не видела так близко…показались – и после нескольких слаженных взмахов крыльями скрылись внизу – и небо, на которое единорожка привыкла глядеть снизу вверх, внезапно распахнулось перед ней, распахнулось во все стороны до горизонта, во все стороны сразу сразу – и душа пепельной кобылки растворилась в глубокой синеве. Фрики закричала тем первобытным криком, который в мире пони знаком только пегасам, криком существа, которое понимает, что нет больше тех вершин, на которые нельзя будет взглянуть сверху вниз. А братья без устали били крыльями, поднимая необычную упряжь всё выше и выше, туда, где бывают только пегасы и золотая колесница принцессы Селестии…

Тридцать минут спустя, когда братья опустили сеть на землю, и Фрики встала на дрожащих ногах, не в силах вымолвить ни слова от переполняющих её эмоций, никто из троих уже не думал, что идея Арчи была неудачной. Тяжело дышащий пегас сбросил с себя ремни, и Фрики потёрлась щекой о его щёку и прошептала:

— Спасибо, Арчи… Это было…было…

— Это было, — с нежной улыбкой кивнул будущий журналист.