Автор рисунка: Devinian

Глава первая и она же последняя

Меpтвые знают этот дождь, от него они pастут,

из земли pостки зеленые пуская.

Спи, не тpевожься ни о чем, мы-то знаем, что почем,

дождь идет, и снова pозы зацветают.

Я уже и не помню, когда все пошло не так; когда я свернул с правильной дороги; что послужило мотивом. Но я все еще помню свое имя — Сеттенаил. И сейчас я набираю высоту с поражающей скоростью, только чтобы не передумать сложить крылья и больше их не раскрывать. Никогда.

+++

— Эй, смотрите, я получил кьютимарку!

Радостный и взволнованный, от самого дома я бежал со всех копыт. Мне не терпелось похвастаться, ведь я был первым, кто получил метку в моем классе. Просто лучась от счастья, я гордо выпрямился, чтобы все могли полюбоваться моим бочком.

— Ух ты...

— Красивая!

— Такая аккуратная и изящная.

— А что она обозначает?

Все маленькие кольты и кобылки окружили меня, с нарастающим любопытством поглядывая то на мою кьютимарку, то на свой бок. Осуществляя задуманный план, я выдержал драматичную паузу и сказал:

— Моя кьютимарка — сердечко, обозначает мой талант рождать идеи, воплощать их в искусство, наделять творения душой!

После моих слов все сразу затопали копытцами и радостно засмеялись. Как же хорошо иметь столько классных друзей, которые порадуются моему счастью. Жаль это было только в детстве...

+++

— Поглядите кто пришел!

Видя злорадные ухмылки на мордочках моих одноклассников, я понимаю, что сегодня снова не мой день. Прохожу к своему месту, стыдливо поправляя челку на левый глаз.

— Ты не думай, что все так быстро забудут о твоей оплошности! — вскрикнула лиловая кобылка с гривой цвета аметиста, сидящая прямо рядом со мной, — Мы напомним всему городу, ЧТО ты сделал!

Силу ты свою не спрячешь, от забвенья ты заплачешь! — выкрикнул молодой кольт с задней парты и все дружно подхватили.

Силу ты свою не спрячешь, от забвенья ты заплачешь! Силу ты свою не спрячешь, от забвенья ты заплачешь!

Мне было очень тяжело не обращать внимания на эти издевательства и я лег головой на парту, накрыв копытами голову. Это не помогало ничуть, но я старался.

Когда пришла учительница, все послушно замолкли и сели ровно. Я сидел прямо напротив учительского стола и вообще раньше был "любимчиком", как это принято называть. Но даже не это было причиной такой ненависти окружающих ко мне. Учительница, взрослая пегаска светло-небесного цвета, с опрятно уложенными завитушками сапфировых волос, боязно осмотрела класс, стараясь не смотреть на меня совсем.

— Итак, начнем урок.

Так и прошел день.

Только вечером, когда я прилетел домой, меня встретила подруга кобылка, немного старше меня. Из-за слабого здоровья она почти не выходит из дома и учится у родственников вместо школы. Хорошо, что хоть она и ее семья не отвернулись от меня. Иначе я бы лишился и крыши над головой.

— Потерпи, Сетти, — ласково проворковала она и погладила меня копытцем по макушке, — Нельзя же вечно помнить обиды. Вскоре они все забудут.

Я улыбнулся и поверил ее словам, глядя в прекрасные озера ее темных глаз.

И зря.

+++

Сколько воды утекло, кажется все уже позабыли о том дне, когда я по случайности открыл в себе способность к забвению. Эта случайность лишила взрослого пони его кьютимарки, потому что он забыл обо всей своей жизни и вел себя подобно младенцу. При воспоминаниях в ушах тут же зазвучали противные голоса одноклассников, кричащие "силу ты свою не спрячешь, от забвенья ты заплачешь".

Сидя на облаке, я всматривался в горизонт. Солнце еще не встало, хотя уже скоро должно. Каково же было мое удивление увидеть опустившегося на мое облако грациозного кольта Караса. Его кьютимарка завиток, часть знака солнца, символ жизни, удачи, благодетеля. Не могу сказать, что он когда-либо был моим другом, он просто присматривает за мной. Все же это разные вещи.

Некоторое время он молча смотрел туда же, куда и я. Все же терпение есть у всех и он сказал:

— Темные времена настали...

Я лишь кивнул.

— Ты думаешь что-либо исправлять?

— Нет. Мне хватает друзей, все хорошо, Карас. Не волнуйся.

В ответ он промолчал. Еще какое-то время мы наблюдали за поднимающейся меж гор яркой полоской, затем кольт спустился с облака, плавно приземлился и неторопливо пошел по своим делам.

Что-то менять? А разве оно надо?

+++

— Ты не можешь так поступить! — крикнула мне та, что я считал супер спешл пони.

— Но..Ноар, мы же вроде говорили об этом...

— Нет! Мы говорили о том, что у тебя есть твои друзья, есть какие-то замашки, что ты не похож на остальных пони, но это..! — она просто задохнулась от возмущения и убежала, оставив меня одного у скамейки в парке.

Ох, ну почему я не умею управлять своими чувствами? Почему я люблю сразу нескольких? И почему некоторые из них кольты? Почему?

С лютой ненавистью я посмотрел на свой бок.

Изящный контур черного сердечка по-прежнему был там. Моя кьютимарка. Талант.

Так в чем талант? Творить искусство или любить без разбору? Кажется судьба жестоко надо мной подшутила.

Не зная уже, что и делать, я просто поплелся домой, зарылся в перину облаков и заплакал. Горько, сильно и надолго.

+++

— Сетте, что ты делаешь?!

Да, и в правду, что я делаю? Стою в комнате, зажав в зубах кухонный нож, и уже целюсь в свой бок со столь ненавистным мне изображением. И плачу. Найт, подруга у которой я живу, подошла ко мне и дрожащим копытцем отобрала нож, положила его на пол и обняла меня.

— Не в кьютимарке дело, это лишь талант... Неужели тебе так сложно жить? Так сложно понять, что тебе есть ради чего жить и метка на боку ничего не меняет?

В тот момент я понял, что мне есть, ради кого жить и стараться.

Но было немного поздно.

+++

Пробудился Дискорд и пришла война.

Было много крови, много битв и сражений, атак и наступлений...

Земные пони, пегасы, единороги объединились и пытались сразить ненасытное чудовище, порождающее хаос.

Я участвовал с самого первого дня и до последнего, когда, не без моей помощи, Дискорд был повержен. И я выжил. Но мои друзья... Только когда сражение было закончено, зверь повержен, я осознал до самого конца, что все мои друзья погибли. Их тела уже преданы земле... А я твердо стою на этой самой земле, всеми четырьмя копытами, жив и целехонек.

Сам того не осознавая, я завыл, вздернув голову к небу. И в моем вое утонули стоны и плач других пони. Все они собрались вокруг меня, роняя слезы на окровавленную землю и слушая этот дикий, полный боли вой, проникаясь им до глубины души. В этот момент я понял.

Больше никогда не будет хорошо. Ни для меня, ни для этих выживших пони. Лишь спустя поколения эта война станет лишь легендой, витражом в окне Кантерлотского Королевского замка.

А сейчас это боль, скорбь и слезы...

+++

После финального сражения стали известны все погибшие. Имени одной моей подруги не было названо и я поспешил узнать, что с ней.

— Привет..., — неуверенно я подошел к больничной койке, — Прости, что без подарка... Я слишком торопился к тебе. Как ты?

Ответом мне было лишь мерное пиканье аппарата жизнеобеспечения. Антайл лежала с закрытыми глазами, как будто просто спала. Врач все мне рассказал... Во время одного из сражений, она была ранена в голову. Спасти ее тело удалось, но разумом с нами ее нет.
"Она в коме, если Вам это о чем-то скажет".

Глупо улыбаясь, я поправил накрахмаленное одеяло, присел на небольшой табурет и начал говорить. Я очень много говорил... В том числе того, что боялся раньше сказать. И я до сих пор жалею, что она меня не слышала.

+++

Один или два раза в неделю я приходил к ней и рассказывал о происходящим. Как пони оправлялись после войны, как заново все отстраивали. Я рассказал про дом, что сам построил из туч и облаков. Небольшой, но уютный. Я пытался рассмешить ее шутками, ностальгировал о временах, когда мы были еще совсем маленькими кольтами и кобылками.

Кроме нее у меня никого не осталось. На работу в погодную службу меня едва взяли, только из-за нехватки рабочих крыльев. Остальные сторонились меня, как бы я ни пытался снова стать своим. Я продолжал проклинать кьютимарку, как знак судьбы. Но все же в чем виновато черное сердечко на боку такого недопони, как я?

В желании развеяться хоть немного, я отправился в парк. Надо же, скамейка, у которой Ноар бросила меня, все еще была цела, только потемнела немного от грязи, а краска кое-где полопалась и отлетела.

Горько усмехнувшись, я опустился рядом с частичкой воспоминаний и возвел взгляд к пасмурному небу. Вскоре закапал дождь. Я вообще очень любил и люблю дождь, хотя от него шерстка неприятно липнет к телу.

+++

На следующий день я пришел навестить Антайл.

Мне сказали, что еще утром ей вдруг стало хуже и она умерла.

+++

Я уже и не помню, когда все пошло не так; когда я свернул с правильной дороги. Что послужило мотивом. Почему судьба так жестоко со мной обошлась.

Вспоминая все эти моменты моей жизни, я уже поднялся выше облаков, выше города пегасов, к самому солнцу. Щурясь, я посмотрел вниз. Думаю такой высоты хватит наверняка.

— Друзья... Не волнуйтесь, я скоро буду с вами...

Уверенность немного отпустила меня и слезы все же скатились с глаз. Больше медлить я себе не позволил.

Перевернувшись в воздухе головой вниз, я сложил крылья.

Навсегда.