Автор рисунка: Devinian

Свадьба для злодейки

Я королева. Королева перевёртышей. Почему же, несмотря на всё воспитание, полученное от матери, я сейчас так волнуюсь? Ведь у меня уже давно появились мысли о том, как захватить Эквестрию и получить столько любви, сколько нам надо для питания. И вот уже прошло около двух лет после смерти моей матери, я свыклась со своей новой ролью полноправной королевы, план захвата проработан достаточно хорошо. В чём же причина сомнений? Всё должно пройти идеально.

— Моя королева?

Я обернулась на голос. Меня звал Ризи – один из тех перевёртышей, что всегда были мне преданы. Он обычно хорошо меня понимал, хотя частенько вёл себя с излишней наглостью.

— Отряд готов. Можно начинать наше… путешествие.

Я вздохнула, но опомнилась и гордо вскинула голову.

— Отлично. Тогда вылетаем. Я сейчас приду.

Но Ризи не сдвинулся с места.

— Ты сомневаешься, да? Или просто… боишься? – поинтересовался он.

— Что? – сразу возмутилась я.- Ты вообще помнишь, с кем говоришь?

— Криз, я когда-то разговаривал иначе, что ли?

И это действительно было так. Ризи всегда обращался со мной на равных, хотя в начале, когда я едва начала его хоть как-то отличать из толпы остальных, он больше молчал. Как я теперь полагаю, он просто старался получше меня изучить.

— Но план-то у тебя действительно несколько безумный, этого нельзя не признать.

— Я не собираюсь упускать такой шанс!

Тут пришёл ещё один перевёртыш, прервав наш спор. Он был в шлеме, как и Ризи, и также отвечал за часть нашего войска. Всё-таки народ у меня достаточно многочисленный, хотя и не все могли хорошо сражаться.

— Выступаем, — скомандовала я.

Мы не сразу направились к Кантерлоту. До этой королевской свадьбы было ещё достаточно времени, а мы все голодны. Так что нам пришлось устроить небольшой налёт на маленький городок у окраины Эквестрии, названия которого я забыла. Мы провели всё очень осторожно, сделав так, чтобы его жители даже нас не запомнили. Теперь у нас было достаточно сил, но разведчики вскоре прослышали о новом препятствии: и без того хорошо защищённый Кантерлот ещё и накрыли магическим щитом. Видимо, принцессы всё-таки что-то заподозрили, как мы не старались заметать следы.

Пришлось немного менять планы. Теперь ещё надо будет позаботиться о том, чтобы убрать ещё и щит. Но я все равно вперёд пойду одна, ведь целому народу будет трудновато затеряться в толпе. Это потом, когда всё получится, нам нечего будет таиться… А сначала надо проникнуть к пони.

Наконец мы добрались до места, где планировали разделиться. Дальше мне самой нужно будет проникнуть в Кантерлот и всё приготовить для нашего нападения. Играть роль принцессы Ми Аморе Каденцы, наверно, будет не так уж просто, но придётся постараться

Я приняла вид единорожки, которую видела где-то совсем недавно. Надеюсь, у неё не окажется знакомых или родственников в Кантерлоте.

Я с интересом оглядела новую себя. Шерсть бледно-оранжевая, грива розовая, а на боку ещё и значок в виде компаса. Я впервые приняла облик существа, которое меньше меня по росту, но, вроде бы, всё получилось.

Я повернулась к Ризи. Теперь я стала даже чуть ниже его.

— Неплохо, — прокомментировал он.

В этот момент кто-то врезался в меня сзади, сбив с ног. Во всём Рое только одно существо было способно передвигаться столь неуклюже.

— Рэк! – простонала я, с трудом поднимаясь.

Перевёртыш, отличающийся от остальных только немного другой формой крыльев, беспокойно повис в воздухе надо мной. Я сначала тоже по привычке попробовала воспользоваться крыльями, но у моего нового обличия их не было.

— Госпожа, я извиняюсь…

Но обижаться на Рэка не было смысла. Он и без того был достаточно неуклюжим, а как-то, когда я вместе с несколькими перевёртышами устроила вылазку из нашего убежища тайком от матери, Рэк повредил крылья. Кто-то предложил бросить его, но я попыталась залечить рану. Сделано всё это было не потому, что мне так уж его было жалко, а из-за моей тогдашней боязни гнева матери, что она заметит отсутствие одного перевёртыша и поймёт, что я отлучалась без разрешения. Но Рэк, у которого тогда и имени-то не было, после заживления крыльев неожиданно бросился мне в ноги и стал с жаром благодарить, клянясь в преданности. И он, хоть и был по характеру трусом, но действительно всегда старался угодить и вечно крутился где-то рядом. Время от времени его подобострастие начинало меня раздражать, но он бывал и полезен. А крылья Рэка так окончательно и не выправились. Чаще всего он летал нормально, но иногда что-то случалось, и Рэк терял контроль над полётом.

— Ладно уж, — пробормотала я.

Рэк казался немного напуганным. А мне не хотелось больше тянуть время.

— Ведите себя осторожно, — сказала я. — Не хочу, чтобы кто-нибудь из вас пострадал. Из гор лучше до нужного момента не высовывайтесь.

— Ты бы сама поосторожней была, — заметил Ризи.

Я только фыркнула в ответ.

Сначала я направилась в небольшой городок неподалеку от Кантерлота. Здесь мне надо было сесть на поезд, чтобы без особых препятствий преодолеть барьер. Билет я украла у одного земного пони. Тот, когда заметил пропажу, лишь с удивлением осмотрелся по сторонам и, видимо, решил, что просто сам потерял его.

Такой способ передвижения, как поездка на поезде, был для меня в новинку, так что я не удержалась и большую часть пути провела у окна, словно маленький жеребёнок, с интересом наблюдая, как деревья и домакак будто убегают назад.

Путешествие прошло бы нормально, если бы не один момент, когда поезд должен был проехать через магический щит.

Хотя он и приподнялся, пропуская поезд, но я почувствовала головокружение и слабость, в глазах потемнело, и я потеряла сознание. Очнулась я тогда, когда поезд уже остановился. Меня окружало несколько взволнованных пони.

— Ты в порядке, девочка? — заботливо спросила пожилая пегаска.

Я в ужасе вскочила и оглядела себя. К счастью, мне удалось сохранить чужое обличие. Хорошо, что я была одна, моя магия ведь сильнее, чем у остальных перевёртышей, другой бы вряд ли

выдержал бы это испытание.

Пока эти пони пытались предложить мне свою помощь, я резко оттолкнула их и выбежала из вагона на платформу.

Теперь мне нужно было добраться до замка. Это оказалось легким делом, но появился вопрос, как же попасть внутрь. Мне ведь ещё нужно будет время, чтобы изучить замок и саму принцессу Каденцу.

Пока я оглядывала замок, раздумывая, что же мне сейчас делать, кто-то окликнул меня:

— Тебе не нужна помощь?

Это оказалась белая единорожка с нежно-розовой гривой. Голубые глаза простодушно смотрели на меня, эта пони буквально излучала наивность и дружелюбие.

— А ты вообще кто? — хмуро поинтересовалась я.

— Твинклшайн. Я на свадьбе буду подружкой невесты! — радостно сообщила единорожка.

После этих слов я проявила интерес к этой белой пони. Посмотрев на неё в упор, я сказала:

— Сейчас ты пойдёшь домой. И до завтра не появишься тут.

Твинклшайн, завороженно глядя на меня, кивнула. Гипноз быстро начал действовать.

— Ты сегодня посидишь дома и не будешь ни с кем встречаться. Но обо встрече со мной забудешь.

Единорожка медленно, словно во сне, побрела прочь. Я, немного понаблюдав за ней, пошла искать место, где можно было снова сменить облик.

Меня, превратившуюся в эту Твинклшайн, стража пропустила без вопросов. Но, возможно, сыграло роль ещё и то обстоятельство, что ко мне почти сразу кинулись две единорожки — одна голубая, другая зелёная.

— Твинки, ты знаешь...

Они, продолжая болтать, увлекли меня внутрь. Отделаться от их компании мне удалось не скоро. Я сказала им, что должна кое-что сделать, и они отстали от меня.

Я не была уверена, что мне и дальше стоит оставаться в таком виде,но не зря же я настоящую Твинклшайн домой отослала! Надо играть свою роль до конца.

Я немного походила по замку, изучая его. Всё здесь казалось мне необычным. От обеда я отказалась, поскольку не знала, чем именно они питаются.

Но до вечера у меня получилось увидеть нужную мне принцессу. Она постоянно выглядела такой счастливой, что я слегка засомневалась, что у меня получится убедительно изображать её. А вот нашего предполагаемого жениха мне удалось увидеть лишь на следующий день. Я приняла облик одной из служанок. С Твинклшайн вчерашний трюк прошёл неплохо, сегодня она снова выглядела безмятежной и радостной и не помнила о том, что с ней случилось. Её подруги тоже ничего не заподозрили.

Принцессу Ми Аморе Каденцу и Шайнинга Армора я увидела, когда они разговаривали в коридоре. Единорог выглядел сильно уставшим. Я решила послушаться к их разговору.

— Милый, как ты?

Шайнинг что-то негромко ответил. Каденс выглядела очень обеспокоенной. Она обняла своего жениха.

— Я думаю, всё будет хорошо.

"Думай дальше", — произнесла я про себя.

Парочка ещё немного мило поболтала. Ничего нового для себя я из этого разговора не узнала. Скоро принцесса и единорог разошлись по своим делам.

А я решила всерьез изучить замок. Ночью мне удалось тайком пробраться в библиотеку. К счастью, наши языки не различались, а читать я умела. Я, лишь мельком проглядев книжные полки, стоявшие ближе к двери, обнаружила в глубине библиотеки шкаф с более древними книгами, сразу заинтересовавшими меня.

Там было много интересных книг. Из одной из них я узнала про то, что под замком есть подземелья. Но книга, из которой я это вычитала, была просто сборником легенд, так что я сначала не особо в это поверила. История про неких жадных единорогов показалась мне неубедительной. Но на следующий день я сама смогла найти эти подземелья. Убедившись, что тут никого нет, я ненадолго приняла свой настоящий облик и с наслаждением расправил тонкие прозрачные крылья. В этом виде мне было удобнее передвигаться и изучать местность. Это место хорошо подходило в качестве убежища и,возможно, тюрьмы...

Ещё несколько дней я провела, внимательнее приглядываясь к Каденс, а заодно и к вечно занятому Шайнингу Армору. В свободное время я посещала библиотеку и прислушивалась к разговорам местных жителей, стараясь извлечь из всего этого как можно больше информации. В конце концов, настало время действовать. Я решила принять уже знакомый мне облик той белой единорожки с длинным именем — Твинклшайн. Принцесса ей, похоже, доверяла.

Я направилась к комнате Ми Аморе Каденцы. Мимо меня устало прошествовала принцесса Луна — темно-синий аликорн с развевающейся гривой. Мне до сих пор приходилось её видеть только мельком и издалека, как и Селестию. Ночная принцесса, не обратив на меня никакого внимания, ушла в свою комнату. Моя жертва обитала совсем рядом.

Я без стука вошла в комнату Каденс. Принцесса стояла перед зеркалом, что-то напевая и не сразу обратив на меня внимание. Я невольно прислушалась к её песне. У меня самой была нелепая привычка временами сочинять песни просто так, слова словно сами появлялись в голове.

Каденс обернулась. Она приветливо улыбнулась мне.

— Ой, Твинки, извини, не услышала тебя. Ты очень вовремя. Как раз хотела спросить...

— По-моему, ты ждала не меня, — усмехнулась я.

Меня окутал зелёный вихрь, и я приняла свой настоящий облик. Каденс вскрикнула и отшатнулась.

— Кто ты?

Я не стала тратить время на ответ и отправила себя вместе с принцессой в пещеры под Кантерлотом. Каденс и не успела ничего толком понять.

— Кто ты? — повторила она, с ужасом глядя на меня.

-Я? Королева. Пока лишь небольшого народа, но скоро и всей Эквестрии.

Каденс поднялась на ноги. Я решила действовать дальше. Через несколько секунд принцесса была прикреплена к стене зелёной слизью.

— Побудешь пока так, — объявила я.

— Зачем тебе всё это? Кто ты? У тебя имя хоть есть?

— Кризалис, королева перевёртышей. И конкретно ты мне не нужна. Мне нужен твой любимый Шайнинг.

Я наслаждалась выражением ужаса на мордашке Каденс. Уж очень эмоционально она реагирует.

— Нет!

Каденс попыталась освободиться, но тщетно. Я задумчиво окинула её взглядом.

— Вы поглощаете любовь? — вдруг тихо спросила она.

— А ты откуда знаешь? — слегка удивилась я.

Мне казалось, что о нашем племени здесь вряд ли кто-то помнит. В последние века перевёртыши вели довольно тихий образ жизни, редко нападая на большие поселения пони. Моя мать предпочитала не рисковать. Это я, считая всё это неправильным, решила идти на крайние меры. Ну и мне действительно хочется иметь больше, чем сейчас.

— Принцессе много чего изучать приходится, я в книгах читала...

В этот момент я заметила, что рог Каденс окружило светло-голубое сияние, и отскочила в сторону. Но этого можно было и не делать, магический удар был довольно слабым — просто луч света.

— И это всё? — с издевательской усмешкой спросила я.

Каденс испуганно вскрикнула, когда я резко приблизилась и зависла в воздухе, глядя прямо в фиолетовые глаза принцессы, в которых отразился страх и ещё кое-что — тревога за близких.

— Может, мне и не мучиться с тобой, а просто... — задумчиво произнесла я, но тут мой взгляд упал на метку Каденс.

На розовой шерсти красовался рисунок в виде голубого сердца. В памяти всплыло то, что я слышала об особенном таланте принцессы.

— Твой талант... Связан с любовью? — спросила я, голосом выделив последнее слово.

— Ты наверняка не поймёшь, — тихо ответила Каденс, не глядя на меня.

Я не стала ничего у неё выпытывать, ещё раз оглядела принцессу, отошла и изменила свою внешность. Через несколько минут в пещере находились уже две одинаковые принцессы-аликорна. Я критическим взглядом оглядела себя. Розовая шерсть, крылья, точная копия метки принцессы, грива, ставшая трёхцветной, — всё идеально. Моё отражение в камне тоже подтверждало это.

— Ну что, похожа?

Каденс молчала.

— Тебя я, пожалуй, пока оставлю. Ты ещё можешь пригодиться.

И я оставила принцессу в одиночестве. Путы у неё непрочные, она скоро сможет освободиться и побродить по пещерам, но все выходы я постаралась получше закрыть. Да и от гипноза она не сразу отойдёт, хотя и сопротивляется. С аликорнами в этом плане сложнее, у них больше устойчивости к чужой магии.

Я вернулась в комнату Каденс, чтобы изучить и это помещение, которое раньше было мне недоступно. Ничего интересного тут обнаружить не удалось, если не считать того, что я нашла личный дневник принцессы. Но большинство записей были короткими и непонятными, да ещё и промежутки между датами довольно большими. Новой информации я оттуда практически не извлекла, только узнала, что с Шайнингом Армором она знакома уже давно. Похоже, у Каденс было не так уж и много времени на всякие безделушки.

Теперь мне надо было как-то встретиться с Шайнингом Армором. Но он капитан королевской стражи, да ещё и поддерживает этот щит, так что неизвестно, как мне его найти.

Кто-то постучался в дверь. Эта оказалась какая-то пони, напомнившая мне про ужин. Я сказала, что не голодна, но мне все равно принесли еду прямо в комнату. Местная пища все равно казалась странной и не особо-то съедобной, так что я пока отложила поднос с едой в сторону.

А Шайнинг Армор сам ко мне заглянул.

— Как хорошо, что ты зашёл! — с почти искренней радостью воскликнула я.

Для гипноза мне нужен был зрительный контакт. А его любовь к Каденс ощущалась даже на расстоянии нескольких метров. Я подошла к нему и захлопнула с помощью магии дверь, отметив, что моя магическая аура так и осталась ядовито-зелёного цвета. Оставалось только надеяться, что никто не обратит на это внимания.

С точки зрения пони, наверно, Шайнинг был симпатичным. Мне самой этот белый единорог с синей гривой казался обычным, ничем не примечательным.

— Каденс, всё в порядке? — заботливо поинтересовался Шайнинг Армор.

— Всё отлично, — пропела я, приблизившись почти вплотную.

Усталость постепенно исчезала, сохранять чужое обличие стало легче, силы прибавлялись, как физические, так и магические. Я облегчённо вздохнула.

Шайнинг неожиданно поморщился.

— В чём дело? — спросила я, на всякий случай обернувшись в сторону зеркала и проверив внешность.

— Голова раскалывается, — признался единорог.

Я не сдержала улыбки и сказала:

— Я могу помочь.

На сей раз мои действия были более быстрыми, уверенными и эффективными. Из моего рога вырвался зелёный луч, устремившийся к Шайнингу Армору и заставивший его слегка присесть. Голубые глаза единорога ненадолго стали зелёными, но быстро вернули свой прежний цвет.

— Тебе лучше? — заботливым тоном поинтересовалась я.

Шайнинг выпрямился и, слегка опустошённо глядя на меня, кивнул. Я отослала его дальше заниматься своими делами. Настроение у меня было превосходное. Пока всё идёт так, как задумывалось.

Еду я магией отослала к настоящей принцессе Каденс, пусть она там сама разбирается, если уже освободилась от "оков".

Но на следующий день я от завтрака отвертеться не смогла. Более того, завтракали члены королевской семьи вместе. Когда я пришла в зал, тут уже находились принцесса Селестия и ещё белый единорог-принц со светлой гривой, кажется, его звали Блубладом. Забавное имечко. У дверей на всякий случай стояли два стражника, расступившихся, чтобы пропустить меня. Знали бы они, что пропускают совсем не свою любимую принцессу Ми Аморе Каденцу!

— Доброе утро, Каденс, — поприветствовала меня Селестия.

— Да, доброе утро, — откликнулась я.

Принц смерил меня недовольным взглядом. Я заняла место, которое, похоже, предназначалось мне, и с недоумением посмотрела на свою тарелку. Продукты на ней явно были растительного происхождения, но я не знала, что это за еда конкретно.

Селестия хотела ещё что-то спросить, но в этот момент в зал вошла принцесса Луна, выглядевшая заспанной.

— Луна? — удивилась Селестия. — А спать ты не собираешься?

— После обеда посплю, — мрачно ответила Луна, усевшись рядом с сестрой.

— Эй! Иди тогда после завтрака, ты и вчера толком не спала! — возмутилась старшая.

Я чувствовала, что Селестия любит свою младшую сестрёнку и беспокоится о ней, поэтому постаралась отвлечься, чтобы случайно не выдать себя. Например, можно попробовать эту их еду...

— Знаешь, замуж отдавать надо тебя, — заметила Луна, вяло усмехнувшись. — Может, хоть от меня со своей заботой отвлечёшься.

Блублад совершенно не обращал на них внимания. Он доел и аккуратно ушёл, вид при этом у него оставался всё таким же самодовольным. Этот тип ничем меня не заинтересовал, осталось ощущение, что он не способен на сильные эмоции. Луна молча проводила его взглядом.

— Мне и вас троих хватает. Да и... — Селестия замолчала.

— Но ко мне-то не обязательно относиться, как к жеребёнку, — обиженно произнесла младшая принцесса, заметив заминку сестры.

Селестия покачала головой в ответ, потом улыбнулась и ответила:

— Но выспаться ты все равно должна, сама ведь ночью хотела дежурить.

Пока они разговаривали, я без всякого удовольствия сжевала половину еды с тарелки, а другую половину тайком уничтожила. Принцессы так и не обратили внимания на то, что моя магия зелёного цвета, занятые собственным разговором.

Из этого зала я вышла раньше Селестии и Луны. Тут на меня сверху спикировала красно-оранжевая птица и вцепилась в гриву. Я закричала от неожиданности и зажмурилась.

— Отпусти, глупая птица! — воскликнула я, не зная, как от неё отвязаться.

— Филомина! — послышался грозный оклик.

Это была Селестия.

 — Сейчас же успокойся! Что на тебя нашло?

Птица отпустила меня, но при этом она вырвала у меня целый клок волос. Жёлтая прядь упала на пол. Филомина ненадолго зависла в воздухе рядом со мной, глядя на меня жёлтыми глазами, похожими на огоньки. Птица оказалась фениксом. И, судя по её виду, она если и не догадывалась о том, кто я на самом деле, но подозревала.

— Каденс, ты в порядке? — обеспокоенно спросила Селестия, подойдя ко мне.

— Кажется, да, — я поморщилась, голова теперь болела. — Это... спасибо.

Селестия облегчённо вздохнула и переключила внимание на птицу.

— Филомина, что это за поведение?

Птица улетела, не удостоив принцессу каким-либо ответом. В это время Луна присоединилась к нам.

— Каденс, а ты не обидишься, если я твою свадьбу пропущу? — неожиданно спросила она, зевнув.

— Эй! — возмутилась Селестия. — Ты и так в подготовке почти не участвуешь, и почти все официальные мероприятия пропускаешь. А тут, тем более, свадьба родственницы.

— Я даже не знаю откуда эти родственники взялись.

— У меня родословная в кабинете висит, там посмотри, — ответила старшая принцесса. — Каденс, ты точно хорошо себя чувствуешь?

Я кивнула и сказала, что пойду к себе в комнату. Но сама тайком отстала от остальных, чтобы поднять свою прядь волос, вырванную этой птицей. У меня появились насчёт этого некоторые подозрения, которые надо было проверить.

Жёлтая прядь заметно побледнела. Я спрятала её и быстро ушла в комнату, а там снова решила проверить. Вырванные волосы к тому времени почти вернули себе натуральный цвет — сизый. Неужели птица действительно поняла, кто я? Видимо, фениксы лучше чувствуют, какое создание перед ними. Моё счастье, что эта Филомина не умеет разговаривать.

Но Филомина все равно ещё несколько дней подстерегала меня, пытаясь как-нибудь напасть или просто напакостить. Я опасалась, что сильное применение магии меня выдаст, а Селестия замучилась, стараясь успокоить свою питомицу. Заодно я узнала, что принцесса даже угрожать не умеет, Филомину она чуть ли не умоляла прекратить, а ещё при этом жалела меня, извиняясь за свою птичку.

В конце концов птица-феникс, похоже, поняла, что никаких улик против меня не сможет раздобыть и отстала. После я видела эту птицу очень редко, но она всегда во время этих встреч внимательно смотрела на меня.

Свадьба медленно приближалась. Никто меня больше ни в чём не подозревал, так что я решилась на один отчаянный поступок. Я уговорила Шайнинга Армора приподнять немножко барьер для меня. Единорог сомневался, говоря, что это опасно, но, поскольку я его всё-таки контролировала, в итоге послушался.

Я впервые решила использовать крылья. Они были для меня непривычными. Я сначала отошла подальше от замка и Кантерлота в целом, чтобы меня было труднее увидеть, а потом взлетела. Сначала меня слегка относило в сторону, из-за чего я чувствовала себя почти такой же неуклюжей, как Рэк, но вскоре дело пошло на лад.

Я легко определила, куда мне именно лететь. Я могла почувствовать, где же находятся мои подданные в данный момент. И этим местом были пещеры в горах рядом с Кантерлотом. Пони не так уж и часто туда ходили, разве что шахтёры добывали полезные ископаемые.

Я спокойно вошла в одну из пещер, не рассчитав того, что там кто-то может охранять вход. Два перевёртыша спрыгнули откуда-то сверху, придавив меня к земле. Я даже не успела среагировать.

— Эй, отпустите её!

Двое послушно отпустили меня. Я встала и, на всякий случай обернувшись назад, чтобы проверить, нет ли никого из пони, вернула себе настоящий облик. Те перевёртыши, что охраняли вход в пещеру, испуганно пискнули и прижались к самой земле.

Подошедший Ризи, которому и принадлежал прозвучавший приказ, оглядел меня и сообщил:

— Я тебя сразу узнал. А эти... — он пренебрежительно махнул на них копытом.

— Как устроились? — поинтересовалась я, входя в пещеру.

Два "стражника" всё ещё не решались выпрямиться.

— Да успокойтесь вы, — усмехнулась я, посмотрев на них. — Занимайтесь тем же, что и до этого делали.

Я заметила, что Ризи внимательно меня разглядывает.

— Чему смотришь? — возмутилась я.

— Ты стала выглядеть получше, более здоровой.

— Да? — удивилась я и подошла к стене, превратив её во что-то вроде зеркала.

Раньше я совсем не задумывалась о своей внешности, разве что иногда разглядывала своё отражение в воде, так что сравнивать мой вид сейчас и раньше было трудно. Тело чёрное, волосы в гриве сизого цвета, глаза большие, сине-зелёные с узкими зрачками, да ещё и клыки, как и у остальных перевёртышей. Ну и в чём изменилась-то?

— Ай, ладно, — решила я, вернув обычную стену. — А где наш катастрофический друг?

Ризи, сразу поняв, о ком я, показал наверх, издав смешок. Я подняла голову и увидела Рэка, висевшего на потолке.

— А почему в таком месте?

— А он там теперь живёт, — мстительно сказал Ризи. — Он и не хочет слезать. Так ведь, Рэк?

Висящий перевёртыш промолчал. Тут откуда-то сбоку раздался незнакомый мне голос:

— А чего ещё следовало ожидать? Сильные побеждают, а слабые вот... на потолке сидят.

Я посмотрела на говорящего. Им оказался ничем не примечательный перевёртыш, которого я даже и не помнила.

— Твоё имя? — потребовала я.

— Нет. Номер тринадцать.

— И не надо имени, номер хороший, — заметила я.

— А зачем ты решила прийти? — спросил Ризи.

— А ты попробуй хотя бы неделю пожить отдельно от своих, среди незнакомых существ.

— Я несколько месяцев отдельно от вас всех жил, — заявил Ризи. — Правда, незнакомцев рядом не было. Неразумные существа не в счёт.

Такое откровение меня удивило. Про это я еще не слышала.

— Когда и почему я не знаю об этом? — возмутилась я.

— Давно, при твоей матери. Я от наказания сбежал.

— За что? — не поняла я.

— За то, что вбил в голову юной принцессы неподобающие мысли! — бойко ответил перевёртыш. — Она почему-то считала, что я тебя против неё подговаривал. А я понял, что мне лучше ненадолго скрыться, и сбежал. Сначала один бродил, питался чем придётся, потом парочку наших встретил, они ко мне присоединились. А потом уже все вместе вернулись, про нас и забыли. Ладно, неважно это. Ты же сейчас обратно?

— А как же ещё? Я же Шайнинга одурачила, сказала, что мне там тоскливо сидеть в одном месте и прочую ерунду...

 — Тогда я тебя провожу, — решительно заявил Ризи.

— Ты что? — возмутилась я. — А если увидят?

Ризи неловко стянул с себя шлем, положил его куда-то к стене и сказал:

— Я ж не в своём облике буду, да и далеко не пойду. Не увидят. Я решил, меня не отговоришь.

Поскольку отвязаться от него было трудно, я согласилась и снова превратилась в Каденс. Перевёртыш изменил внешний вид уже на улице, причём выглядел он как типичный стражник-пегас, разве что без доспехов.

— Так странно тебя таким видеть, — хихикнула я.

Псевдопегас раправил белые крылья, неловко взмахнул ими и взлетел. Я тоже поднялась в воздух. Ризи, к моему удивлению, долго молчал, почти всю дорогу.

Ближе к Кантерлоту мы спустились на землю. Тут уже перевёртыш снова заговорил.

— Вы точно не пострадаете? — спросил он.

— Да кто знает? — ответила я.

Перевёртыш всё не хотел меня отпускать, опасаясь за меня, старательно тянул время, даже на "вы" перешёл в нашем коротком разговоре. Но я твёрдо заявила, что мне уже точно пора. Мы расстались. Я пошла к Кантерлоту, а Ризи вернулся к остальным.

Шайнинг подошёл к тому же месту, где и выпустил меня, и поднял немного барьер. После я его отослала, приказав больше не вспоминать об этом происшествии.

Вечером Селестия неожиданно сообщила мне о том, что завтра меня будет ждать сюрприз. Я тайком бросила взгляд на Филомину, прилетевшую вместе с принцессой. Но птица вела себя как обычно, то есть недружелюбно, даже попыталась меня клюнуть. Главное, чтобы этот самый сюрприз не разоблачил меня.

Сюрприз прибыл в Кантерлот на следующий день. Я узнала об этом, когда в коридоре меня чуть не сбили три жеребёнка, крича:

— Меткоискатели — разбрасыватели цветов!

Поскольку такую шумную компанию я не могла раньше не заметить, значит, они новенькие. Я решила на всякий случай пойти проверить Шайнинга Армора. Я нашла его, когда он разговаривал с сиреневой единорожкой на мостике, перекинутом между двумя башенками. Слов мне расслышать не удалось, но когда я подошла, единорожка радостно прыгала вокруг Шайнинга.

— Надеюсь, я не помешала чему-то важному? — иронично спросила я.

Последовавшие за этими словами действия единорожки я не поняла. Она произнесла какой-то стишок, сопровождая это непонятными движениями.

— Что ты делаешь? — спросила я, раздражаясь из-за того, что не знала, кто она и зачем эти манипуляции.

— Каденс, это я, Твайлайт! — радостно воскликнула пони.

Я, не ответив ей, прошествовала к Шайнингу. Единорог сообщил, что вернётся на пост, а я должна вместе с этой Твайлайт проверить, как идёт подготовка к свадьбе. Меня вовсе не радовало присутствие этой пони, но я согласилась.

Этим и был сюрприз, обещанный Селестией. Эта Твайлайт, оказавшаяся сестрой Шайнинга Армора, и её подруги должны были помочь с подготовкой к свадьбе.

Первым местом была кухня. Там сновала куча земных пони, чем-то похожих между собой, может, родственники. Твайлайт пришла сюда раньше меня. Когда оранжевая пони, бывшая тут за главную, предложила мне попробовать, что они тут наготовили, я изобразила энтузиазм, хотя местная еда по-прежнему не доставляла мне удовольствия. Пакетик с данными мне кексами я выбросила, почти не скрываясь.

Хор птичек у некой Флаттершай я проверила одна. Одна из этих мелких тварей жутко фальшивила, что я, и без того нервничавшая,не сдержалась и накричала на эту живность. Хорошо, что эта Флаттершай явно не была знакома с Каденс, она лишь испуганно сжалась и что-то пролепетала в оправдание птицы. Я не стала больше терять на них времени.

На сегодня это было всё. Остальным я занялась завтра.

На проверку платьев со мной пошли три подружки невесты: Твинклшайн, Менуэтт и Лира. Твайлайт уже была тут. Белая пони-единорог по имени Рарити отнеслась ко мне с почтением и принялась показывать свои творения. Я уже немного разбиралась в местной моде, так что сумела высказать все возникшие у меня претензии. Три подружки начали говорить, что им нравится, но смолкли под моим взглядом. Зато Рарити всё послушно выслушала и записала.

Следующая проверка оказалась самой забавной. Кудрявая розовая пони, которую звали Пинки, должна была устроить вечеринку и, похоже, была искренне уверена, что вещи, приготовленные ей, должны всем-всем понравиться. Когда я заметила, что всё это идеально для дня рождения шестилетней пони, Пинки не заметила иронии и восприняла это как похвалу.

К счастью, последнюю подругу Твайлайт мне не нужно было проверять, она сама по себе тренировалась, чтобы исполнить какой-то трюк.

Я уже действительно начала уставать от всего этого и мне стало куда труднее сдерживаться. Но я обнаружила, что Твайлайт следит за мной, так что нужно было контролировать себя. Похоже, она тоже либо что-то подозревала, либо просто ревновала старшего брата. Во всяком случае, лучше было держать её под присмотром и не дать ей ослабить мою власть над Шайнингом.

На всякий случай я отправила подружек невесты в пещеру, где сейчас томилась Каденс, загипнотизировав их. Принцесса ещё не нашла выхода, но лучше подстраховаться, когда до свадьбы осталось так немного времени. В качестве новых подружек я выбрала подруг Твайлайт, сообщив об этом Рарити. Белая единорожка заодно напомнила мне про свадебное платье, сказав, что она уже успела подправить его. Пришлось мне полчаса потерять на эту примерку.

Я посмотрела на себя в зеркало и была вынуждена признать, что платье получилось очень даже неплохим, придраться не к чему. В этот момент в комнату через открытое окно влетела голубая пегаска с радужной гривой, едва не сбив манекены с платьями.

— Рейнбоу Деш! — возмутилась Рарити. — Поосторожней! Не сбей больше ничего, и лучше не приближайся к украшениям, там есть уникальные экземпляры!

Пегаска повисла в воздухе над столиком, заглянув в шкатулку с украшениями, а потом перевела взгляд на Рарити и усмехнулась:

— Такой же раритет, как ты, Рарити?

— Лучше не мешай, — сообщила Рарити. — Но пока не уходи, платье тоже мерить будешь. Принцесса Ми Аморе Каденца назначила нас новыми подружками невесты!

Белая пони явно была в восторге. Похоже, из этого получился неплохой способ переманить подружек Твайлайт на свою сторону и усыпить их подозрения.

— Круто! — прокомментировала Рейнбоу, но без особого восторга.

 — Я уже не успею сшить ничего нового, но могу переделать наши уже готовые платья так, чтобы они больше подходили к случаю... И надо остальным сообщить.

 — Я пойду, — сказала я, перебив единорожку. — Платье нормальное.

Избавившись от модельера, я ушла искать Шайнинга и опять нашла его с младшей сестрой.

Когда Твайлайт хотела поговорить с братом, я отозвала его под предлогом "поговорить". Сначала я высказала ему замечания насчёт его одежды, а потом перешла к тому, ради чего пришла. Единорог заявил, что мне не уступит, но тут как раз на него напал приступ головной боли. И я "помогла" от неё избавиться, подкрепив заодно своё влияние.

Его сестра за это время куда-то убежала. Похоже, она успела что-то подглядеть. Надо будет её убрать.

На рассвете я вышла наверх, где принцесса Селестия и Луна как раз поменялись на посту наблюдения.

— Знаешь, сестра, я видела что-то подозрительное в горах, — услышала я голос Луны и остановилась, прислушиваясь.

Две сестры-аликорна меня ещё не заметили. Поэтому я встала так, чтобы они и не смогли этого сделать, пока я не дослушаю.

— Я, пожалуй, слетаю туда и проверю.

— Одна? Но это может быть опасно! Возьми кого-нибудь с собой! — забеспокоилась Селестия.

— Нет, вдруг мне просто показалось. Если опоздаю на свадьбу, извинись перед Каденс за меня.

Луна слетела с башни и вылетела через купол, послушно пропустивший её. Я запаниковала. Место, которое она приметила, судя по всему, было тем, где скрывались мои перевёртыши!

"Бегите, перепрячьтесь! Сейчас же!" — послала мысленный сигнал я им.

Они должны были меня услышать. Но теперь я за них волновалась, и мне уже было труднее сосредоточиться на том, что твориться в замке. А ведь ещё надо разобраться с Твайлайт.

Утром следующего дня была репетиция свадьбы. Всё шло прекрасно, пока в зал не ворвалась Твайлайт, набросившись на меня с обвинениями. Я изобразила недоумение и обиду, а после в слезах выбежала из зала, зная, что Шайнинг должен будет выдать ей то объяснение, что я успела вложить в его голову. На самом деле единорожка, кричащая, что я злая, меня даже забавляла. Как же ты ошиблась в своих действиях, маленькая пони!

Я подождала, пока все её оставят одну, а потом потихоньку прокралась внутрь. Когда я подошла к ней, она что-то тихо и грустно напевала, слёзы струились у неё по щекам. Я сначала притворилась сочувствующей и погладила её по голове.

— Я так сожалею! — произнесла Твайлайт.

Перед тем, как я применила магию, мои глаза, похоже, ненадолго вернули свой прежний вид.

— Ещё бы! — воскликнула я, создав вокруг пони кольцо зелёного огня, превратившегося в небольшой купол.

Твайлайт провалилась под пол. Я ушла из зала, готовясь понаблюдать с ней уже из другого места — через зеркала в своей комнате. Через них я посылала своё изображение на стены пещеры, достаточно гладкие, чтобы в них без помех отражаться.

Пока Твайлайт очнулась, я как раз успела добраться до своей комнаты и даже объяснила ей, куда она попала. Единорожка, как и многие другие, раньше не слышала об этих пещерах. На вопрос про мои планы я коротко ответила, что у меня они относительно её брата.

— Помешать мне можно, только поймав меня! — заявила я, когда пони пришла в гнев.

Нет ничего страшного в том, что я её немного подразню. Она ведь не знает, что меня там на самом деле нет. Твайлайт начала стрелять по моим многочисленным изображениям, а я лишь смеялась. Тут кто-то постучался в мою комнату. Я быстро убрала изображение пещеры с зеркала, вернув обычное отражение, и сказала:

— Входите!

Дверь осторожно прикрыла одна из подружек Твайлайт — Рарити. Она выглядела очень расстроенной.

— Принцесса, извините, но уже пора, скоро свадьба. Я принесла платье...

— Отлично, — произнесла я, забрав свёрток у единорожки. — Можешь идти, дальше я сама соберусь.

Я одела платье и как-то уложила волосы сама, хотя не рассчитывала, что у меня это получится. Подойдя к зеркалу, я вытащила из вазы розу, воткнув её в причёску. Смотрелось очень даже неплохо.

— День этот станет идеальным,

мечтала с детства я о нём и так ждала...- напела я ту мелодию, что услышала у Каденс перед тем, как я ее заточила.

Продолжение песни само лезло в голову.

— Пони все меня окружат,

прекрасен будет мой наряд,

не поймёт никто,

что я всех провела!

И я снова поняла, что потеряла контроль над формой и цветом глаз. Зеркало отражало мои настоящие глаза, которые мне снова пришлось превращать в очи Каденс. Главное, чтобы на публике такого не случилось, а то это обычно получается тогда, когда я не контролирую свои чувства.

— Неважно платье мне совсем,

и пусть я сладкий торт не съем! — я отпихнула столик со стоящей на нём корзинкой с яблоками.

— Да, я солгу пред алтарём...

Я обняла манекен, костюм на котором принадлежал неизвестно кому. У Шайнинга он совсем другой, а кто будет носить этот, я не имела понятия.

— Что любовь его награда,

что я счастлива с ним рядом,

но на самом деле мне не нужен он!

Зелёная шляпа с манекена взлетела в воздух и почти сразу кучкой пепла и остатков ткани упала на пол, на которую я наступила передней ногой, прижав другую к сердцу.

— Да, любовь здесь не при чём,

лишь холод в сердце моём,

но хочу, чтоб был он только мой!

Надо было поторопиться, пока снова кто-нибудь не заглянул. Убедившись, что я по-прежнему внешне похожа на Каденс, я отправилась на свадьбу.

Пони в зале собралось очень много. Шайнинг стоял рядом с Селестией.

"Торжества мгновенье настаёт, он меня женою назовёт,"- крутилось в голове продолжение моей песни.

Все смотрели на меня. Три девочки-жеребёнка пробежали передо мной, разбрасывая цветочные лепестки. Я уверена прошла к своему жениху и принцессе Селестии, которая должна была нас поженить.

Когда правительница произнесла свою речь и уже почти объявила нас мужем и женой, в зал ворвалась Твайлайт, приказав остановить свадьбу. И как она выбралась?

Между прочим, реакция её подружек была довольно забавной. Рарити прикрыла мордашку копытом, а судя по выражению лиц остальных, они считали её поведение проявлением ревности, как и предполагалось.

Я снова постаралась изобразить обиду.

— Зачем она портит этот важный для меня день?

— Потому что он важный не для тебя, а для меня! — тут в дверях показалась Каденс.

Принцесса выглядела очёнь потрёпанной, но её появление изумило меня ещё больше.

— Что? Но как вы сбежали от подружек?

Ответ меня тоже удивил, я бы не подумала, что три загипнотизированные пони могут повестись на такой трюк с букетом.

Когда Каденс сообщила, что я самозванка, я поняла, что дальше нет смысла продолжать этот спектакль и вернулась в нормальный облик, засмеявшись.

— Ты права, принцесса.

И в этот же момент я отправила сигнал перевёртышам:"Нападайте!".