Автор рисунка: Siansaar

Я тебя люблю… Я тебя тоже нет

Глаза цвета поздневечерней лазури смотрят сверху вниз – в глубины бирюзовых глаз. Фиолетовое копыто настойчиво касается нежно-розовой гривы. Застенчивая улыбка и стыдливый румянец на мордочке цвета солнечного блика на осеннем листе. Желтые, нервно подрагивающие, запястья стараются прикрыть маленький уголок нетронутого лона. Губы шепчут дуэтом двух ветерков:

«Я тебя люблю…» «Я тебя тоже нет.»

Грива с ручейками зари, протекшими на бархат предчувствия ночи, волнами опускается по сиреневой шее. Эти чужие волосы, пахнущие мёдом и загадками, мягко касаются нежно-золотой шерстки, заставляя сердце в груди то в страхе затихать, то трепетать в волнении. Пегасочка смотрит снизу вверх, со страхом и благодарностью одновременно. И снова посылает беззвучные слова, получая такое же многозначительное беззвучие в ответ:

«Я тебя люблю…» «Я тебя тоже нет.»

Простынь благоухает травами и лимоном. Наволочка под цветущей нежностью розовой гривы почему-то промокла. На сердце иногда набегает легкая тень и тогда одинокая слезинка прокатывается по желтой скуле и исчезает, потерявшись в пунцовости щечки. Лежащая на спине пони чувствует себя маленькой и беззащитной в этих фиолетовых объятиях. И она благодарно позволяет подруге продолжать. А в солнечном луче, застывшем над ними, пылинки в очередной раз тщетно пытаются сложиться в слова:

«Я тебя люблю…» «Я тебя тоже нет.»

Дыхание учащается. Кажется, двум пони не хватает воздуха для вдохов и выдохов. Капельки пота и слюны смешиваются в пряный яд, одной молекулы которого достаточно, чтоб свести с ума навсегда. Тела двигаются все быстрее и быстрее, и наконец… Это похоже на космический взрыв, испепеляющий целые миры, самое сильное и самое непостижимое ощущение во всей Вселенной. И чудятся в электронеоновых волнах этой головокружительной бури крики:

«Я тебя люблю!» «Я тебя тоже нет!»

Мокрая растрепанная единорожка валится на постель рядом с пегаской. Та приподнимается на локотке и с нежностью смотрит на подругу, но фиолетовая пони отсутствующим взглядом смотрит в потолок и о чем-то думает. Почему она даже не поцелует? Не улыбнется, не обнимет еще раз? Розовогривая пегасочка сделала что-то не так? Она умоляюще смотрит на подругу:

«Я тебя люблю…» «Я тебя тоже нет.»

Единорожка соскальзывает с постели и исчезает в ванной комнате. Слышен суетливый плеск воды. Пегасочка лежит на сбившейся простыне и ждет – с томной и глупой улыбкой, какая бывает у всех, познавших это в первый раз. Она хочет, чтобы фиолетовая пони побыстрее вышла из ванной и снова легла бы рядом, и тогда… Они же могут поселиться здесь вместе: домик просторный. Желтая пони вздыхает, но в ответ слышит лишь плеск воды о кафель:

«Я тебя люблю…» «Я тебя тоже нет.»

Единорожка выходит из ванной. Пегасочка со смущенной улыбкой чуточку подвигается в постели, освобождая местечко для своей подруги, но фиолетовая пони бросает полотенце на кушетку и направляется прямо к дверям. На пороге она оборачивается и отвечает на недоуменный взгляд пегасочки ехидным подмигиванием, после чего уходит с гордо поднятой головой, а желтая пони зарывается мордочкой в подушку, оставаясь наедине со своим в первый раз разбитым сердцем.

«Я тебя люблю…» «Я тебя тоже нет.»