Автор рисунка: MurDareik
Глава вторая. Сближение противоположностей.

Глава первая. Прыткая и потаскун.

Рэинбоу Дэш тренировалась. Она закончила свою работу еще в первой половине дня и теперь всецело отдавалась своему любимому занятию. Для разогрева она летала по кругу, выполняя простые кульбиты. Затем она резко взмыла, на долю секунды зависла в наивысшей точке, расслабила тело и, сложив крылья, позволила себе камнем упасть вниз. Ей нравилось отдавать себя силе тяжести и падать, глядя в небо, не видя приближения жесткой поверхности, лишь особое пегасье чутье позволяло почувствовать стремительное приближение земли, и за миг до столкновения расправить крылья и снова взять управление полетом на себя. Пегаска замедлила полет, чтобы немного прийти в себя после резкого прилива адреналина и рассмеялась:

-Это было круто! — сказала она сама себе и пошла на очередной вираж.

В это время на южном участке фермы Сладкое Яблочко в тени старой яблони, привалившись к дереву, в ковбойской шляпе на голове и соломинкой во рту стоял Биг Мак, отдыхая от стряхивания яблок. Он уже довольно давно наблюдал за странной птицей, что выделывала забавные трюки вдалеке, на окраине Вечнодикого леса. Конечно, он понял, что то была не птица, а какой-то пегас, упражняющийся в полетах, и даже догадывался кто именно, но ему было все равно. Подумаешь — пегас. Подумаешь — летает. Он всегда относился пренебрежительно к подобным личностям, которые могли себе позволить так бесполезно тратить свое время, все равно, что если бы он, Биг Мак, выбежал на полянку и, словно жеребенок, гарцевал на ней. Представив себе столь нелепую картину, он усмехнулся и натянул шляпу на глаза, чтобы не видеть этого безобразия. Вся его жизнь проходила в работе на ферме, а отдых служил только средством восстановления сил для продолжения работы, и он не мог себе представить, чтобы он находился в легкомысленной праздности.

Биг Мак даже слегка задремал, когда резкий порыв ветра скинул с него шляпу, как раз вовремя, чтобы увидеть, как далекий пегас, подхваченный мощным потоком ветра, кубарем полетел в сторону и скрылся за деревьями леса.

* * *

Очнувшись, Рэйнбоу Дэш продолжала лежать с закрытыми глазами, пытаясь восстановить в памяти, что же пошло не так. Придя к выводу, что во всем виноват ветер (будь он неладен!), появившийся в самый ответственны момент, когда она выходила из крутого виража, крылатая пони решила оценить свое состояние и обстановку вокруг. Сначала крылья — ой! Правое крыло, похоже, вывихнуто. Ноги, спина, голова — куча синяков и ушибов, но жить можно.

Пегаска открыла глаза и некоторое время наблюдала, как мимо проплывает летняя зеленая трава, цветочки, деревья, что росли подальше. Она обнаружила себя лежащей в довольно фривольной позе, на животе, раскинув ноги по сторонам. Лежала на чем-то живом, и это что-то размерено покачиваясь, двигалось в сторону города. Рэйнбоу Дэш чувствовала, как под ней перекатываются узлы мощных мышц при каждом движении ее “сухопутного корабля”. Она взглянула на шкуру своей лежанки, которая была выгоревшего на солнце красного цвета, уткнулась в нее мордочкой и сделала глубокий вдох. В нос ударили запахи пота, земли и яблок.

— Биг Мак, ты что ли?

— Агась, — кивнул ей жеребец.

Пегаска, впервые в жизни почувствовала легкий конфуз от положения, в котором сейчас находится, и попыталась поджать под себя хвост, насколько это было возможно в такой позе.

— А… А куда ты меня несешь? — Рэйнбоу Дэш спросила только чтобы поддержать разговор, но ответа не последовало. Красный жеребец только недовольно вздохнул, предпочитая не объяснять очевидные вещи, что в таком состоянии для голубой пегаски сейчас есть только одна дорога — в Понивильскую больницу.

Прождав некоторое время ответа и не получив его, пегаска поняла, что ее просто напросто игнорируют.

— Знаешь что!? Не нужна мне твоя помощь! Всю жизнь справлялась сама и сейчас справлюсь. Опусти меня на землю! — воспылала пегаска в праведном гневе, не привыкшая к такому к себе отношению. Она попыталась приподняться, упершись передними копытами о спину Биг Мака,

— Ай-ай-ай! — раздался хруст, и резкая боль прокатилась по спине бунтарки. Она упала в прежнее положение и тихонько похныкала о своем беспомощном состоянии, в котором она сейчас находится.

Некоторое время они шли молча. Биг Мак решил не идти через весь Понивиль с такой ношей — не известно, что могли подумать местные жители, представленные преимущественно кобылками, а слухи по городу распространяются очень быстро, преображаясь самым замысловатым образом и обрастая подробнейшими деталями — поэтому лучше было не рисковать и пройти по окраине города.

— Макинтошь, вот мы с тобой, вроде, не чужие друг другу пони, а практически никогда не общались. Все только: привет — привет, пока — пока. Почему так получается? А? — Рэинбоу Дэш все пыталась завязать неловкий разговор, чтобы хоть как-то разнообразить скучную дорогу.

Да потому что мы с тобой с разных планет: ты паришь в облаках — я работаю на земле; ты можешь позволить себе спать до полудня — я с первыми лучами солнца уже за работой; ты вспыльчивая, импульсивная сорвиголова, помешанная на полетах — а я спокойный и рассудительный рабочий пони, у нас нет общих тем для разговоров, если бы не твоя дружба с Эй Джей, мы бы даже не замечали существования друг друга, — подумал Большой Макинтош, но сказал только:

— Зачем? — имя в виду бессмысленность такого общения.

— Ну, не знаю… А зачем все общаются? Чтобы узнать друг друга получше, поговорить на интересные темы, например, — пегаска удивилась, что он что-то ответил на ее слова.

Жеребец покачал головой из стороны в сторону, поражаясь глупой кобылой, не понимающей, уже давно очевидных для него вещей.

— Хорошо. Начинай, — решил поддержать идею пегаски Биг Мак, чтобы на практике показать бесперспективность этой затеи.

— А… Что… Что начинать? — Рэинбоу Дэш растерялась от такого прямолинейного ответа.

— Ты хочешь, чтобы мы говорили на интересные темы. Начинай.

Крылатая пони впервые за всю дорогу, если не за все время их знакомства, услышала от своего спутнику фразу, длиннее одного слова, и заметила какой у него глубокий, мужественный голос, под стать внешнему виду.

— Ммм… Я… Эээ…, — почему то в этот момент все мысли вылетели у нее из головы, и она не нашла, что ответить на этот провокационный вызов, — Да ну тебя! — пегаска положила голову на бок и расслабилась, прижавшись всем телом к теплой, широкой, сильной спине земного пони, предпочтя дальше двигаться молча. Биг Мак почувствовал, что кобылка прижалась к нему плотнее, притормозил, усмехнувшись,

хмыкнул и побрел дальше — Понивильская больница уже была видна.

Почувствовав, что ее настигает сон, Рэйнбоу Дэш вспомнила, что так и не поблагодарила своего спасителя,

-Биг Мак, спасибо тебе, — пробормотала она, тот что-то ответил, но пегаска уже не слышала, погрузившись в объятия Морфея.

Ей снилось лучший день ее детства. Она, еще совсем юный жеребенок, со своими родителями — папой и мамой, отправились на шоу Вондерболтов. Маленькая Дэши целую неделю ждала этого события, и вот — свершилось! Кобылка была в полном восторге от шоу, подскакивала на спине у своего отца, радужногривого пегаса, при каждом захватывающем трюке, исполненным командой пилотов, тем самым оттоптав своему папе всю спину.

Когда возвращались домой, маленькая пегаска, переполненная эмоциями за весь день, без задних ног спала на спине своего родителя и подергивала маленькими крылышками, как будто пыталась во сне повторить трюки, которые видела на шоу.