Автор рисунка: Stinkehund

Пролог

Пролог
Я сидела на крыше своего небольшого дома, наблюдая за плавно опускающимся за горизонт солнцем. Закат — лучшая часть дня, я думаю. Нет ничего красивее мягкого солнечного света, придающего всем цветам вокруг нежный оранжевый оттенок.

Я вздохнула, в последний раз взглянув на эту красоту, и повернулась к двери. Окуратно толкнув её копытом я спустилась в своё скромное жилище.

Из-под копыт при каждом шаге раздавался раздражающий скрип. Никогда не занималась этим коридором, даже пыль не вытирала, не говоря уже о ремонте лестницы. Всё таки, здесь никто кроме меня не ходил. Хотя, даже в остальной части дома редко кто появлялся. Те немногие друзья, которых я имею, большую часть времени, как и я сама, заняты работой.

Дойдя до низу и повернув за угол, я на мгновение остановилась перед переходом в комнату. Остановилась лишь для того, чтобы вытереть копыта о маленький, прибытый мною же к полу, коврик. Всё же, об основной части дома я ухаживала достаточно усердно.

Первым делом я решила сходить на кухню. Она распологалась на первом этаже и занимала совсем немного места, при том, что вмещала в себя всё необходимое. Попасть в кухню можно было только через главный зал.

Главный зал дома являлся самой большой комнатой, хоть и был обставлен лишь шифонером, диваном и шкафом-стенкой с прикреплённым к ней телевизором. Центр пола занимал прямоугольный серый ковёр, с примятым ворсом и несколькими затертыми пятнами. Мельком взглянув на старый скрипучий диван, я уже в который раз подумала о том, что его надо бы поменять. Правда, особого желания заниматься этим у меня никогда не было, поэтому... это подождёт.

Настенные часы сообщили мне о том, что сейчас десять часов вечера. Времени готовить что-либо у меня не было, так что я решила просто перекусить. Из холодильника вылетела небольшая форворовая тарелка с двумя слегка побитыми ромашковыми бутербродами. Обёрнутые оранжевым магическим сиянием, они поплыли в закреплённую на стене микроволновую печь. Разогрев займёт примерно три минуты.

Пока еда разогревалась, я вернулась в главную комнату и включила телевизор. Экран поменял цвет на белые, и мгновением позже на нём вспыхнул логотип компании-производителя: стилизованный рисунок солнца, сильно похожий на кьютимарку принцессы Селестии и отчасти закрытый шестиконечной жёлтой звездой. Ещё через секунду под ним высветилась надпись "Солярис. Мы рады видеть Вас, использующих нашу технику".

Я хмыкнула. Будто существует ещё один производитель электроники.

Солярис — это компания, производящая всё, что есть в Эквестрии. Почти всё. Я, кстати, именно там и работаю. Провожу расчёты, сверяю доходы и расходы... в общем, я обычный бухгалтер. Ничем не примечательная работа, но я и не жалуюсь. Сегодня как раз выходной, поэтому...

— Здравствуй, Эквестрия, — радостно приветствола всех зрителей телеведущая. Если не ошибаюсь, её завут Санниньювс. Интересное имя. — Вас ждут воистину невероятные новости, ибо в этом году за организацию Летнего Солнцестояния будет отвечать всеми нами любимая компания Солярис, которая уже в следующий четверг...

Я пропустила мимо ушей остальную часть. Это и вправду удивительно. В смысле, то, что праздник, всегда организовывавшийся Принцессой Селестией, будет доверен Солярис... хотя, если учесть, что Принцесса всегда поддерживала компанию и, осмелюсь сказать, являлась её лицом... в этом мало чего удивительного.

—... а теперь о драконах... — я выключила телевизор, услышав доносящийся из кухни писк микроволновой печи. Мои бутерброды уже согрелись.

Я одиноко села за столом на кухне и принялась есть разогретые бутерброды. Не особо вкусно, если честно. Закончив с едой, я собрала магией все крошки в один комок и сбросила его в мусорный бак.

Я стояла в ванной комнате, смотря на своё отражение в зеркале. Белая шерстка, местами покрытая пылью, потрёпанная красная грива и светлые глаза алого цвета. Моя взгляд перешёл к кютимарке. Никогда не понимала, что может значить шестиконечная жёлтая звезда, если не учитывать её поразительное сходство со свездой на логотипе Солярис.

Ладно, нет времени искать смысл кютимарки, уже слишком поздно.

Я уже левитировала зубную щётку с тюбиком пасты и начала чистить зубы, как услышала звук входящего звонка. Нахмурившись, я сплюнула пену от зубной пасты и направилась на второй этаж в спальню.

Именно там, на прикроватном столике стояло специальное устройство, голофон, предназначеное для быстрой передачи и работы с информацией. Оно представляло из себя что-то вреде длинного белого металического бруска с тонкой желтой полоской сверху. Если быть точнее и описывать его подробно, то голофон — это небольшая коробка с двумя, расходящими из неё в противоположные стороны брусками с закругленными концами. На самой коробке был лишь логотип Солярис и всего одна кнопка под ним: кнопка включения.

Из голубой полоски голофона вверх поднимался полупрозрачный голографический экран оранжеватого цвета. Примерно тридцать сантиметров в высоту той же ширины, что и прибор под ним.

Я мягко улыбнулась, увидев по центру экрана изображение одного из моих немногих друзей — Стилстейна, и соответствующую подпись под ним.

Коснувшись копытом экрана, я ответила на звонок.

— Привет, Старлайт! — радостно прокричал мне мой друг. Оранжевый голографический экран не мог передать зелёный цвет шерсти моего собеседника. Равно как и окрас его гривы, которая, как я знала, была соломенной.

— Рада видеть тебя, Стил, — я спокойно улыбнулась в ответ. Думаю, я могу назвать его своим лучшим другом. Мы очень часто выдимся и проводим время вместе, хотя в последнее време таких встреч стало меньше... Я перестала думать об этом, как только Стилстейн спросил:

— Ты завтра после работы свободна? — я задумалась на мгновение, мягко постукивая копытом по подбородку.

Этот вопрос мне понравился. Это могло означать, что мы завтра снова встретимся. И, к счастью, мне ничего не мешало. Я медленно кивнула, улыбаясь короткой улыбкой, отражающей внутреннюю радость.

— Это хорошо, просто замечательно! — жеребец широко улыбнулся, после отвёл взгляд и постукал передними копытами друг об друга. — Я подумал... может завтра после работы... ну, встретимся? — готова поклясться, он чутка покраснел. — К тому же, у меня есть к тебе интересный разговор, — это звучало интригующе.

Тем не менее, я была только рада этому предложению и несомненно согласна. Это я и сказала.

— Отлично. Тогда завтра в девять? — спросил Стилстейн, на что я кивнула. — Ну почему ты так много молчишь? — выдал он, вогнав меня в ступор. Увидев мой недоумевающий взгляд, он оъяснил: — За весь разговор ты так мало говорила.

Я рассмеялась.

— Ты же знаешь, я не особо разговорчивая, — я пожала плечами.

— А зря, — ухмыльнулся жеребец. — У тебя просто замечательный голос, — он подмигнул мне. — Ладно, до встречи.

— Спокойной ночи, — я послала ему воздушный поцелуй и выключила голофон.

Я уже привыкла к его комплиментам, как и большинство знакомых с ним кобыл. Хотя он был не единственным пони, дарящим мне приятные слова. Многие жеребцы и даже кобылы считали меня довольно симпатичной, несмотря на то, что я ухаживала за собой меньше большинства кобыл. Взять, к примеру, мою почти всегда спутанную гриву.

Я разговаривала со Стилстейном, сидя на кровати, и поэтому, закончив разговор, откинулась назад и оказалась лежащей на кровати.

Обернувшись мягким белым одеялом и слегка поерзав, я приготовилась выключить свет. Зубы я так и не почистила, но мне было уже всё равно. Всё мои мысли состояли из вариантов того, что мы завтра будем делать.

Глубоко вздохнув, я взглянула на плакат Солярис на противоположной стене. На нём был изображён полностью заключённый в золотые доспехи пегас. За ним, отбрасывая лучи солнца, сиял силуэт Принцессы Селестии. Красная надпись под пегасом гласила: "Солярис возносит Её свет над всей Эквестрией".

Свет в комнате погас.

Продолжение следует...

Комментарии (1)

0

Я вижу начало очень занимательной истории, хотелось бы увидеть развитие событий.

Kobza
#1
Авторизуйтесь для отправки комментария.