Прибор

Не столь давно Эквестрия вступила с чейнджлингами в открытое вооружённое столкновение, знаменуя тем самым начало издревле закипавшей в жилах и сознании обеих сторон неизбежной войны. Но ведётся она во многом не на полях брани, а в кулуарах и закоулках, заставляя власть имущих постоянно распутывать многочисленные клубки шпионских интриг и тайных диверсий. Так, за одним из передовых достижений эквестрийской науки, неким "прибором", о котором хитрым путём прознали агенты королевы Кризалис, теперь ведётся беспрестанная охота, а потому молодой учёной по имени Синди совсем скоро придётся вступить в прямую конфронтацию с одним из лучших шпионов Улья, дабы, возможно, кардинально переломить ход всей военной кампании.

ОС - пони Чейнджлинги

Поступь Порчи

Это - второй из цикла рассказов о фестралах (и не только), посвященный истории Эквестрии. Основное действие происходит за несколько лет до Войны Сестер и событий рассказа "Звездная пыль". Принцессы-аликорны решаются впервые за долгое время посвятить учеников во что-то большее, чем обычно. Селестия - серебристого единорога, принца далекой северной страны, Луна - юную Поющую-в-Ночи из народа фестралов. Но что из этого получится?..

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Король Сомбра

В пещере горной королевы

Веками пони считали, что великолепная серебряная корона принцессы Платины утеряна. Но Твайлайт Спаркл, самопровозглашенная Принцесса Воров, нашла ее в Эребарке - давно павшем королевстве Алмазных Псов. Она добудет ее и уладит все между ней и принцессой Селестией. Маленькая проблема - воровать корону придется у одного из могущественнейших драконов мира.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Семейные ценности

Небольшой проступок Марбл заканчивается для её сестер ссорой, но способна ли эта ссора и этот поступок повлиять и на их дальнейшее отношение?

Лаймстоун Пай Марбл Пай

Два трека

Страсть. Она способна пробуждать красоту. Она может доводить до исступления. Кроссфейд живёт двойной жизнью: одна часть его существования наполнена страстью, другая же подчинена необходимости. Они должны были стать двумя треками, образующими гармонию, но теперь всё рассыпается под напором двух несочетаемых ритмов.

За чашкой чая

Кризалис повержена. Теперь новым лидером перевертышей стал Торакс, а прежняя королева скрылась от позора. Но однажды Флаттершай слышит подозрительный стук в дверь дождливым днем, после чего все ее представления о добре и зле меняются.

Флаттершай Кризалис

Быть злой легко, править - сложнее

Однажды Селестия ни с того ни с сего решает, что пора упиваться безграничной властью.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дэринг Ду

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

П.Д. Пай: Замкнутый круг.

История о Пинкамине Диане Пай.

Пинки Пай Другие пони

Конференция

Недолго пришлось их высочеству принцессе Твайлайт Спаркл сидеть без королевских обязанностей. Селестия отправляет ее руководить ежегодным съездом величайших умов единорогов. Но как же это тяжело, быть принцессой, перед теми, кем восхищалась всю жизнь. К счастью, от волнения есть отличное средство — бережно подставленное плечо друга.

Твайлайт Спаркл Рэрити ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Активация

Пролог

That kind of thinking starts a chain reaction

You are a time bomb ticking away

Disturbed − Violence Fetish

− Куда он мог подеваться?

− Иди за мной. Здесь проверим…

Из темного коридора, не заключенного полностью в объятия мрака только благодаря мелькающему калейдоскопу вспышек фонарей и магических аур, показались двое. Шедший первым земной пони, в годах, но не дряхлый, а, наоборот, двигавшийся быстро и плавно, в пику серебрящимся сединой усам и гриве, предательски выдающим истинный возраст хозяина, методично прочесывал помещение с помощью закрепленного на своей униформе артефакта, испускающего мягкое голубоватое сияние. Казалось, что суета и нервные возгласы оставленных позади товарищей нисколько не волновали его, полностью сосредоточенного на участках, поочередно выхватываемых из тьмы световым пятном.

Державшийся сразу за напарником молодой поджарый единорог в такой же светло-серой форме охранника выглядел куда менее уверенно: то ускорял, то замедлял шаг, дергался от малейшего шороха и постоянно оглядывался. Его магия панически пульсировала зеленым, удерживая длинную дубинку и наполняя комнату лихорадочно мечущимися тенями.

− Спокойнее, − твердо сказал ведомому старший товарищ. – Не мельтеши, мешаешь. Наблюдай строго за своим сектором, мы не зря в паре работаем. Этот ловкач не мог далеко уйти, а если он собирается ускользнуть, то никак не пройдет мимо нас

− О, тогда я спокоен! – ядовито отозвался единорог, буквально на мгновение повернувшись к напарнику. Это мгновение и стало решающим.

В темноте позади жеребцов что-то едва заметно шевельнулось. Некто быстрый и гибкий, пригибаясь, приближался к ним, осторожно, даже с долей грации ступая по гладкому полу. Ни единый звук не выдавал движение незнакомца, силуэт которого органично сливался с окружающим мраком. Перемещаясь подобно бесплотной тени, он подобрался почти вплотную к цели, подобрался, готовясь к прыжку…

В последний момент молодой охранник что-то почувствовал, вскинулся и даже успел замахнуться своим оружием, но неизвестный оказался быстрее. Молниеносно бросившись вперед, он проскользнул под описывающей дугу дубинкой, развернулся и нанес не успевшему среагировать земному пони два удара задними копытами: один – по ногам, заставляя противника упасть, второй – по как раз оказавшейся на линии атаки голове. Скорость резких, экономных движений поражала воображение. Седой жеребец еще только падал на пол без сознания, а нападавший уже плавно продолжил движение, будто перетек в следующую позицию, расправляя ранее сложенные вдоль тела крылья, на которых блеснули полоски металла. Оставшийся на ногах единорог попытался вновь достать врага, но всего пара отточенных выпадов – и крепкая, сделанная на совесть дубинка развалилась прямо в магическом захвате, разрезанная на три части.

На какое-то мгновение драка приостановилась, и охранник с ужасом уставился в круглые, слегка выпуклые глаза, засветившиеся зелеными огнями. Упругие мышцы под угольно-черной кожей незнакомца, матово блестевшей в свете магической ауры, напряглись и распрямились подобно пружинам, бросая его тело в очередную атаку. Единорог испуганно отпрянул, понимая, что не может ничего сделать, чтобы защититься, и следующий удар лезвий неминуемо пришелся бы ему в шею, если бы в ход событий неожиданно не вмешался еще один участник.

Вылетевший из-за поворота пони кремового цвета в облегченной броне королевской гвардии встал на пути нападавшего, разворачиваясь боком. Крылья двух пегасов столкнулись с металлическим звоном, на пол упало несколько высеченных искр, после чего некто в черном отскочил назад, рассматривая нового противника.

− Неплохой костюмчик, − проговорил стражник, сдвигаясь так, чтобы по-прежнему закрывать дрожащего у себя за спиной единорога от возможной атаки. – Не расскажешь, где взял?

Неизвестный явно не был настроен на дискуссию. Помедлив всего секунду, он все с такой же плавностью развернулся и бестелесным духом растворился во тьме коридора.

− Направь остальных за мной, − бегло приказал охраннику гвардеец и устремился следом.


Уходящий от погони пегас был очень быстр и хитер: часто и резко сворачивал, сшибал с петель мешающие двери, загромождая проходы, да еще и умудрился найти в практически пустующих коридорах оружие. В рабочее время в здешних помещениях работали развешанные вдоль стен светильники, декорированные под распускающиеся бутоны цветов; вот их он и использовал, периодически подлетая вверх и поразительно точными ударами задних копыт отправляя импровизированные снаряды в сторону преследователя, заставляя того маневрировать, теряя драгоценные секунды. При этом стражник был уверен, что его оппонент продолжает уверенно удерживать строго определенное направление движения, стремясь добраться до выхода.

Когда недалеко впереди замелькали проемы окон, впускающие внутрь здания ровный шум дождя и яркие вспышки молний, гвардеец понял, что времени у него почти не осталось, и решился на рискованный шаг. Разогнавшись изо всех сил, он поднялся в воздух и с силой запустил очередной светильник вслед преступнику. Остановить его не удалось, но выиграть пару мгновений – вполне. Несколькими мощными взмахами крыльев жеребец нагнал замешкавшегося незнакомца и обрушился на него всей своей массой, сбивая с ног. Словно озлобленные живые существа замелькали стальные полосы на крыльях, нанося быстрые уколы и ставя блоки, послышался глухой стук ударов копыт. Наконец, клубок сцепившихся в схватке тел распался, стражник парировал несколько выпадов и провел успешную атакующую комбинацию, завершившуюся молниеносным вертикальным росчерком лезвия. Со звонким треском распалась на несколько частей странная конструкция, закрывавшая глаза неизвестного пони, прошелестела разрезанная ткань. В тот же миг небо за окном раскололось пополам слепящим атмосферным разрядом, и в его свете на фоне темного маскировочного костюма засияла радужная грива.

− Я надеялся, что ошибаюсь… − выдохнул гвардеец.

Двумя днями ранее...

У смотрителя кантерлотского вокзала Райт Тайма было прекрасное настроение. Сегодня Погодная служба, то ли действуя в соответствии с официальным планом, то ли став жертвой начавшей брать свое ностальгии по прошедшему лету, устроила исключительно погожий осенний денек. На небе не наблюдалось ни облачка, титульное светило принцессы Селестии щедро одаривало землю мягким теплом, дул приятный легкий ветерок, колышущий еще не опавшую листву, сияющую яркой смесью красного и желтого цветов. На многочисленных позолоченных шпилях солнечные зайчики играли между собой в догонялки, придавая столице радостный, праздничный вид.

Еще немного понежившись под теплыми лучами, единорог несколькими движениями поправил форменный камзол и, улыбаясь, медленно пошел по платформе в сторону стоявшего под парами поезда. Райту очень нравилась его работа, не в последнюю очередь из-за исключительной красоты как самого города, так и его главной транспортной станции. После стольких лет Кантерлот по-прежнему восхищал смотрителя, и он совершенно не понимал приезжих, не останавливающихся хоть на пару минут, чтобы насладиться величественными видами высоких башен, ажурных фасадов и стрельчатых окон. Вот и сейчас Райт Тайм скользнул взглядом по возвышающемуся над городом королевскому дворцу, взглянул на циферблат часов главного здания вокзала, окруженный узором изящной лепнины, и намеревался двинуться дальше, как вдруг его внимание привлекла копошащаяся на путях фигура в ярко-оранжевой робе.

В принципе, присутствие рабочих рядом с полотном не было чем-то необычным, и, скорее всего, жеребец просто продолжил бы путь, максимум – приветственно кивнул, случись повстречать знакомого из ремонтной бригады. Но сейчас над рельсами склонилась совсем юная кобылка-единорог малинового окраса, настолько тоненькая, что униформа висела на ней мешком. В роли железнодорожника она смотрелась настолько чужеродно, что Райт замер на месте, раздумывая над тем, стоит ли подойти к ней и расспросить. Помявшись с полминуты, он все же решил махнуть на это дело копытом, рассудив, что знать абсолютно всех ремонтников он не может, а судить работника по его внешности – самое последнее дело.

Райт Тайм почти успел зайти внутрь вокзала, когда до его ушей донесся громкий, почти болезненный для ушей хлопок, раздавшийся как раз с той стороны, где над путями колдовала кобылка. Терзаемый мгновенно проснувшимися дурными предчувствиями, он оглянулся и похолодел. Прямо перед отправляющимся составом на полотне вспух огненный шар взрыва, разросся с пронзительным шипением, хлеща в разные стороны извивающимися протуберанцами вырывающейся из его недр энергии, и так же мгновенно схлопнулся. Страшная сила покорежила рельсы, разломала их как спички, завернула в дугу. Паровоз, машинист которого успел нажать на тормоз, избежал попадания в эпицентр, но практически не ослабленная ударная волна добралась до него и с душераздирающим скрежетом опрокинула на бок, разрывая сцепку с вагонами. Поршни сделали несколько конвульсивных движений и затихли, утонув в клубах пара, вырвавшихся из трубы.

Объятый ужасом смотритель не мог отвести взгляда от места трагедии. Произошедшее никак не желало укладываться у него в голове, он не понимал, зачем кому-то могло понадобиться совершать подобное. Только когда к сошедшему с рельс поезду начали подбегать работники вокзала, он опомнился и принялся оглядываться по сторонам, стараясь найти недавно замеченную кобылку. В том, что взрыв – ее копыт дело, Райт теперь не сомневался и мысленно ругал себя последними словами за то, что не проявил достаточной бдительности. Вскоре в толпе взволнованных пони он заметил малиновое пятно и бросился вдогонку, расталкивая встречных. По дороге он заметил двух спешащих к месту происшествия охранников и взял их с собой, бегло пояснив ситуацию.

Когда им удалось настигнуть единорога, и взять ее в кольцо, Тайм поразился трем вещам. Во-первых, подозреваемая не делала никаких попыток оказать сопротивление или сбежать, во-вторых, не сняла выдающую ее униформу, а в-третьих … в ее взгляде не было ни одной эмоции, которые жеребец ожидал увидеть у преступника. Ни следа злобы или страха. Только абсолютная растерянность.

− Где я?.. – еле слышно спросила кобылка. – Что происходит? Почему на мне эта одежда?