Зеркало

Каждый брони втайне мечтает о том, как однажды найдёт в своей постели спящую пони. Иногда желания сбываются. Но далеко не всегда так, как представляет анон в своих фантазиях...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Брейберн Дискорд Человеки

Специальные эксперименты Твайлайт

Типичный попаданец в Эквестрию живёт в типичном подвале библиотеки Твайлайт. Куда же приведут их эксперименты и закончатся ли они когда-нибудь ?

Твайлайт Спаркл Человеки

Забытая Твист.

Меткоискатели решают стать дизайнерами и устроить свою выставку коллажей, на которую попадает непрошеная гостья.

Эплблум Скуталу Свити Белл Твист

Мистер Диск

Мистер Диск, учитель рисования в старшей школе "Кантерлот", поссорился со студентом и был вытолкан в портал в Эквестрию. Будучи совершенно изумлённым, он попытается понять, почему всякое живое существо убегает в страхе едва завидев его.

Флаттершай Эплблум Дискорд

RPWP-2: "За тысячу лет Эквестрия изменилась"

Луна вернулась в Эквестрию. Что ждёт её там?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

История камня v2

Решение, которое принял гг едва добравшись до "взрослой" жизни.

Пинки Пай ОС - пони

Солдаты неба

Порой, такое случается в любых мирах. Война, война на истребление. Грифоны по каким-то причинам набросились на мирную Эквестрию и пони придется сплотиться, что бы выжить и прогнать захватчиков со своих земель. Однако, в этой войне они не одиноки, кое-кто, о ком раньше не знали ни пони, ни грифоны примут непосредственное участие в этом столкновении.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош ОС - пони Человеки Шайнинг Армор

Из Зоны Отчуждения

Так как в Зоне сантиментам, не место, а сострадания и доброта, первый шаг к могиле, Сталкеру попавшему в доброю и мирную Эквестрию будет не легко приспособится к гармонии. Он недружелюбен и ко всему относится с недоверием, слушая лишь свои сталкерские инстинкты. Но Эквестрия уже готова ,и теперь покажет бродяге из Зоны, что такое семья, дружба, и простое поняшное счастье.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Зекора Биг Макинтош Диамонд Тиара Спитфайр Сорен Совелий Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони Октавия Найтмэр Мун Кэррот Топ

Фейерверки

Темпест Шедоу нашла себе доброе призвание в жизни, веселя жеребят фейерверками. Как хорошо дарить радость!

Принцесса Селестия

Fallout Equestria: Last Project

Представьте себя на месте кобылки, которая, однажды заснув, проснулась через две сотни лет. Друзья, родные и близкие, мир, в котором она жила – все это она потеряла в одно мгновение. Каково ей будет, когда она узнает, что того, привычного ей мира больше нет?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Книга раздора Эпилог

Обычная жизнь

Я медленно открыл глаза, и в них сразу-же ворвался яркий свет, застив всё белой пеленой. Каждая клеточка, каждый нерв вопил от боли, казалось, по ним тёрли наждаком, сразу по всем. В голове свистело и завывало. Постепенно, зрение сфокусировалось, и из яркого света проступили контуры... белой лошади, с рогом на лбу и струящейся разноцветной гривой. Мордочка у этой лошади была укороченной и довольно симпатичной, её большие фиолетовые глаза смотрели на меня с нежностью и тревогой.
Зрение постепенно становилось всё лучше и лучше, и я видел всё больше деталей окружающего. Я лежал в какой то большой комнате, с высоким сводчатым потолком, нежно голубого цвета, на котором были нарисованы облака и солнце. Свет в комнату вливался через два больших стрельчатых окна, задёрнутых легкими полупрозрачными занавесями, волнами шевелящимися от влетающего в эти окна сквознячка. Желая осмотреть другую часть комнаты, я повернул голову... Это было ошибкой. В голове разорвался разряд страшной боли, я зажмурился, пережидая её и мечущиеся перед глазами цветные сполохи. Постепенно, эта свистопляска более-менее угомонилась, и я рискнул вновь открыть глаза. Красивая белая лошадь, что-то с тревогой говорила на непонятном языке. В поле зрения, показались ещё две лошади, одна поменьше, тёмно синего окраса, так-же с рогом на лбу, невесомая, полупрозрачная, темно синяя грива, так-же мягко развевалась, искрясь мелкими белыми искорками. Она отвечала белой лошади, её голос был нежным и певучим, но слова так-же непонятны, она смотрела на меня с нежностью и тревогой, большими лазурными глазами. Третья лошадь была ещё меньше, совсем небольшой. Она была светло-фиолетового цвета, у неё так-же был рог на лбу, а тёмно синяя грива, с фиолетовой и розовой прядкой, лежала ровно и была подстрижена на уровне чуть выше глаз. Она на меня смотрела с печалью, и из её фиолетовых глаз текли слёзы, оставляя на щеках мокрые дорожки. Мне очень хотелось, чтобы эта маленькая лошадка не плакала, из всех, она была самой милой. Я хотел погладить её, но стоило мне шевельнуться, как разряд адской боли, вновь погрузил меня во тьму.


Я лежал на кровати, всё в той-же комнате. Боли не было, а в голове была звенящая пустота. Медленно и осторожно, боясь возвращения боли, я попытался пошевелится. Боли не последовало. Тогда я осторожно повернулся на бок. Рядом со мной, свернувшись клубочком, лежала та печальная лошадка. По мимо рога, у неё ещё была пара красивых крыльев, сложенных на спине, они легонько шевелились, в такт дыханию. Почувствовав моё движение, она подняла голову и посмотрела на меня. А потом сказала мягким, с лёгкой хрипотцой голосом:
 — You're awake. You have nothing hurts? Are you okay? Oh, I'm so sorry that it happened. Please, forgive me, it's all my fault!
Я не понимал, что она говорила, но её голос был приятным, и она на меня так печально смотрела. "Почему она плакала тогда? И сейчас печально смотрит. Я что-то сделал не так?" На всякий случай, я улыбнулся ей, и протянув руку, легонько погладил по гриве и щеке. Она робко улыбнулась мне в ответ, и прижав мою руку копытцем, потёрлась о неё щекой. Потом, закрыла глаза и печально вздохнув вновь посмотрела на меня.
 — Why are you silent? You do not remember anything? Oh, what have I done! Why did I barged into this damn book! Please, forgive me! *всхлип*
В уголках её глаз вновь начали собираться слёзы. Похоже, что-то случилось, страшное, и она по этому поводу очень переживает. Но я ничего не помнил дальше вчерашнего дня. Я притянул её к себе и прижал к груди, она обняла меня в ответ, положив голову мне на плечо, всхлипывая шептала.
 — Oh, Anton, what have I done. Please, forgive me.
Я легонько гладил её по голове и спине, пытаясь успокоить. Какая же у неё была мягкая и шелковистая грива. От лошадки исходило приятное, даже немного жаркое тепло, проникающее казалось в самую глубь меня, её сиреневая шёрстка поблёскивала и переливалась мягкими тонами, когда я гладил по ней. Я даже слышал лёгкий стук сердца в её груди. Мне было так хорошо в её объятиях. И похоже, я её знал раньше, что-то на грани сознания всё мелькало, но, как я не силился, всё никак не мог вспомнить. "Она сказала "Антон", что-то знакомое. Она обращалась ко мне, значит меня так зовут?" От усилий вспомнить, вернулась вчерашняя боль, разрядами проскакивая в голове, перед глазами замельтешили цветные пятна. Я попытался расслабится. "Потом, наверное всё-же вспомню. Очевидно, это я пострадал от чего-то, а она переживает из-за этого". Постепенно, боль и цветные пятна прошли и мне стало лучше. Лошадка перестала плакать и дышала ровно, похоже, она уснула. Я тоже постепенно провалился в сон.


Я проснулся от мелодичного звона колокольчика. Лошадка, прикорнувшая у меня на груди зашевелилась, очевидно тоже им разбуженная.
 — Wow, we slept all day, I hope you feel better.
Она глянула на напольные часы, башней возвышающиеся в углу комнаты.
 — Um dinner time. You need to eat to gain strength.
Она поднялась и села рядом. На лестнице, ведущей с нижнего яруса, показалась ещё одна лошадка с рогом на лбу, но правда крыльев у неё не было. "Единорог", — вспомнил я название. Этот единорог был кремового окраса, а грива и хвост его были тёмно-коричневого цвета. Его рог светился голубоватым светом. То-же сияние окутывало два подноса, накрытых серебряными крышками, висящими над его головой. На его спине лежала свёрнутая белоснежная скатерть. Поднявшись, он поклонился нам. Скатерть, окутавшись тем-же сиянием, слетела с его спины, и, разворачиваясь в полёте, накрыла прикроватный столик. Затем, на столик спланировали подносы. Проделав всё это, он с поклоном сказал:
 — Dinner is served for a princess and human.
 — Thank you! — Сиреневая лошадка кивнула головой. "Она тоже единорог, только с крыльями".
 — [Спасибо.] — Я тоже несмело кивнул головой.
 — Enjoy your dinner, if that is required, please, ring the bell. — На стол опустился колокольчик.
Ещё раз поклонившись, единорог ушёл.
 — So, let's see, what we have here, — лошадка подняла крышку с подноса, проделав это так-же с помощью свечения рога, — m-mm, looks so delicious, you should taste. — Она сняла крышку и с моего подноса.
Там было много разных вкусностей. Только увидев это, почувствовав витающие ароматы, я понял как был голоден, и сразу накинулся на еду. Лошадка смотрела на меня и улыбалась, сама она ела медленно и степенно, обращаясь со столовыми приборами с помощью лилового сияния. Заметив это, я подумал, что веду себя не очень-то культурно, сразу поумерил пыл и ел уже гораздо спокойнее. Всё было потрясающе вкусно, в животе появилась приятное чувство наполненности, и в целом, самочувствие и настроение значительно улучшились. Я взглянул на единорожку, и улыбнулся ей.
 — [Как всё вкусно, спасибо большое!]
 — I see that you liked it. Let's go for a walk, fresh air will go good for you.
Лошадка соскочила на пол и прихватив рукав рубашки зубами, потянула меня за собой. Я осторожно встал, опасаясь боли или головокружения, но ничего такого не было, я чувствовал себя вполне неплохо и последовал за резво сбежавшей вниз единорожкой. Мы прошли кабинет, чувство, что я тут был и мне всё знакомо не покидало меня, а становилось всё сильнее. Странное ощущение, как-будто видишь что-то впервые, но кажется, что был здесь раньше. Мы вышли в ещё один зал, гораздо больший, чем поделённый на два уровня кабинет-спальня. Здесь были книжные стеллажи вдоль всех стен, от пола до потолка, огромный библиотечный зал. Копытца единорожки звонко цокали по выложенному затейливыми узорами паркету. И это всё знакомо. Я не удивился, увидев при выходе двух серых единорогов, в сияющих золотом доспехах, слева и справа от дверей. Длинные, богато украшенные позолоченной лепниной и огромными гобеленами коридоры дворца, витражные окна, во всю высоту от пола и до потолка, изображающие всё тех-же лошадок. На одном из витражей, был изображён какой-то странный дракон, тело его словно было составлено из частей разных животных. "Дискорд", пришло на ум странное слово, я слегка задержался, рассматривая этот витраж, но потом, поспешил догнать ушедшую вперёд единорожку. Нам по пути никто не больше встретился, и я чувствовал себя не очень уютно, в этих огромных, богато украшенных залах.
Вскоре, мы вышли из дворца, и пройдя увитую плющом мраморную арку, углубились в дворцовый сад, спланированный в виде гигантского лабиринта, из ровно и аккуратно подстриженных деревьев и кустов. Из-за очередного поворота, выскочили разом пять лошадок, разных цветов. Весело выкрикивая и гомоня, они обступили нас.
 — Hi, Anton!
 — How do you feel?
 — How are you?
 — We are very worried!
 — Twilight, why he is silent, he does not recognize us?
 — Looks like he's lost his memory. Please, calm down, you're scaring him so much noise.
От неожиданности, я резко остановился, и стоял, оторопело смотря на всё это. "Антон, Твайлайт, знакомые имена. Антон, похоже это я, а Твайлайт, единорожка, моя спутница". Сиреневая лошадка что-то ответила белой лошадке, с красиво вьющимися фиолетовыми локонами гривой и хвостом, после чего, они все разом угомонились и вели себя тихо. "Да и не лошадки они вовсе, а пони!" — Память стремительно возвращалась ко мне. Я вспомнил их всех, вспомнил Понивилль, то как я попал в Эквестрию, и жил здесь, вот уже несколько месяцев. Вспомнил библиотеку Твайлайт, её неудачный магический эксперимент, яркую вспышку... Но дальше всё было как в тумане, потом, уже сразу шли воспоминания вчерашнего дня. "Тот эксперимент, по использованию магии непосредственно из окружающего эфира, вышедший из-под контроля. Меня как видно и оглушило той вспышкой выделившийся магической энергии, хорошо хоть не убило, ни меня, ни её. А приложило здорово, даже язык забыл".
 — Всё в порядке? Ты как-то стал совсем тихим. — Твайлайт с тревогой смотрела мне в глаза. Теперь, я отлично понимал, что она говорила.
 — Всё хорошо, даже лучше, я вспомнил, вспомнил всё!
 — Вспомнил? — Тревога в её глазах растаяла, а мордочка растянулась в широкой улыбке. — О, это так здорово! Как-же я за тебя волновалась и переживала, но теперь всё будет отлично! Тебе просто нужно восстановиться, набраться сил.
Она, встав на дыбы, обняла меня передними ногами, прижавшись головой к моей груди. Остальные пони с протяжным "а-а-а-а-х", тоже присоединились к объятиям.
 — Прости меня, ведь это всё моя вина, если-б я только, хоть чуть-чуть подумала о последствиях. — Она вновь пристально и просяще посмотрела мне в глаза.
 — Теперь всё в порядке, Твайлайт, не нужно беспокоиться.
Проведя рукой пару раз по её пышной гриве, я почесал её за ушком. Упругие и остроконечные, её ушки постоянно были в движении, то припадая к голове, то вставая торчком, поворачиваясь в разные стороны, они так умилительно торчали по бокам её тёмно-синей гривы. Твайлайт улыбнувшись, прикрыла глаза и вновь положила свою голову мне на грудь, замерев на несколько секунд, ловя каждое движение моей руки. Я уделил так-же и остальным пони по нескольку поглаживаний и чёсов. Они прикрывали глаза от удовольствия, подставляя ушки для почёсывания. Флаттершай досталось чуть больше внимания, её очарование просто неотразимо, а лёгкий румянец, проступивший на её щеках и вовсе, заставил сердце пропустить пару ударов. Грудь просто разрывало от счастья и умиления, я был на вершине блаженства, даже не берусь сравнивать с чем-то свои ощущения, всё по сравнению с этим выглядело бледно и нелепо.
Наконец, наши объятия распались, и мы продолжили неспешную прогулку по дорожкам садового лабиринта, развлекая себя такими-же неспешными разговорами.
 — Какое странное ощущение, — задумчиво промолвила Рарити, — странное, но очень приятное, ни у кого в Эквестрии нет таких нежных и чутких пальцев, как у тебя. Даже у Спайка, пальцы оканчиваются острыми коготками.
 — Хотя, когда Спайк почесал мне спинку, однажды, было тоже приятно, почти как сейчас, — добавила Эпплджек.
 — Да, пальцы это супер! — Воскликнула Пинки, — копыта тоже конечно хорошая штука, но ими не почесать за ухом так здоровски, правда, ими вполне удобно брать разные предметы.
 — Поверь, Пинки, пальцы тоже с этим справляются, не хуже копыт.
 — Но они такие маленькие, тонкие, как ты ими удерживаешь что-то? Конечно, пальцы тоже супкрские, если ими за ушком чесать, но копыта всё-же лучше, гораздо лучше!
Как-бы невзначай, Пинки подставила свою кудрявую голову мне под руку, я, усмехнувшись такой нехитрой уловке, прочесал её за ушком. Она прикрыла глаза и даже чуть высунула оранжевый язычок от удовольствия.
Так прогуливаясь, мы прошли мимо пустого постамента статуи Дискорда, и все пони как-то слегка погрустнели.
 — Вот здесь, на этом самом месте, мы сразились с Дискордом, и он заставил нас забыть о нашей дружбе, нашем долге, о том, кто мы есть, рассорил нас, превратил в наши-же противоположности, и если-бы не магия Твайлайт, мы бы и не вспомнили о нашей дружбе, стали бы чужими друг к другу, а Эквестрия погрузилась бы в вечный хаос. — Спустившись на землю промолвила Рэйнбоу Дэш.
 — Даже я тогда стала злобной-злобной злючкой! Но самое ужасное, знаешь, что самое ужасное? Я возненавидела шоколадное молоко!
 — Я тоже тогда отчаялась и никак не могла найти выхода, враг был слишком силён, мои друзья отвернулись от меня, хотела всё бросить, уехать, но куда я могла уехать, хаос уже был повсюду. Да и куда уедешь, от себя-то? И только письма, что мне присылала Селестия, мои-же отчёты о изучении магии Дружбы, напомнили мне, кто я есть, кто мы все есть, и мы победили Дискорда, все вместе!
 — Но... Но ведь, Дискорд теперь наш друг, и хотя он и превратил меня в злобную пони, даже вспоминать страшно, но я простила его и подружилась с ним. Он очень хороший.
 — Ну да, теперь он друг нам.
 — Точно.
 — Ага.
 — Ну, в общем, да.
Дальше мы продолжили путь в молчании и вскоре вышли на кентерлотские улицы. По пути, нам попалось заведение Пони Джо, и мы решили перекусить, тем-более, его пончики с экстра посыпкой, славились по всей Эквестрии.
 — Хей, кого я вижу, Элементы Гармонии, полным составом, а с вами этот знаменитый пришелец из иных Миров! Ха-ха! Во истину, вам достаётся всё самое интересное! Заходите, давно вас не видел.
Мы заказали себе его фирменных пончиков и горячий шоколад, Пинки заказала себе целый торт, и проглотила его за один кус, немало меня удивив этим, но прочие пони не обратили на это особого внимания, похоже, для неё это обычное дело. После перекуса, настроение пони улучшилось и мы продолжили неспешные разговоры "за жизнь". Часы на замковой башне пробили половину восьмого, и пони засобирались.
 — Вечерний экспресс в Понивилль скоро, на ферме ещё куча дел.
 — Да и в бутике меня ждёт срочный заказ.
 — Утром у всех пони должны быть свежие тортики, а я ещё не продумала пять вечеринок!
Мы, попрощавшись с Пони Джо, отправились на вокзал, где к перрону уже был подан поезд. Пони направились по вагонам, и я вместе с ними, но, Твайлайт остановила меня.
 — Нет, Антон, нам придётся остаться здесь, ещё на день или два, принцесса Селестия должна тебя осмотреть.
 — Но почему обязательно меня должна осматривать именно принцесса Селестия? Ведь она правительница и кроме меня у неё забот хватает. Есть-же врачи и в Понивилле есть больница.
 — Так получилось, что она единственный во всей Эквестрии специалист по человекам. Она тебя обследовала после того случая с Рэйнбоу Дэш и назначила лечение, да и в этот раз она тебя лечила своей магией.
Пони Друзья заняли места в вагонах и высунувшись в окна, махали нам копытцами.
 — Пока Антон!
 — Увидимся!
 — Не скучай!
 — До встречи!
 — Выздоравливай скорее!
Я тоже махал им рукой. Паровоз издал протяжный гудок, и окутавшись паром, тронулся и начал разгоняться всё быстрее. Твайлайт тоже помахала им копытцем.
 — Мы скоро приедем!
Вскоре, состав скрылся в туннеле, мы развернулись и не спеша направились к замку Двух Сестёр.


Утро лишь легонько тронуло нежными красками восточный горизонт. Я лежал, размышляя над событиями этих дней. Меня всё не покидало странное ощущение, собственно даже, скорее отсутствие ощущения. Я не чувствовал касания той Силы, которой пронизан этот Мир, то что я ощущал с самого первого момента, как оказался в Эквестрии, к чему уже успел привыкнуть, за время жизни здесь. Было похоже, как-будто я вновь попал в свой старый Земной мир. Сердце кольнуло холодной иглой, я, оглянувшись, увидел Твайлайт. Она спала, свернувшись клубочком подле меня, тихонечко посапывая, она никак не хотела оставлять меня одного, даже на мгновение. Я протянул руку и осторожно погладил её. Мордочку тронула лёгкая улыбка, она, глубоко вздохнув, потянулась, вытянув ноги вверх и расправив крылья по одеялу, затем, повернувшись на другой бок, продолжила посапывать дальше. Я с умилённой улыбкой наблюдал эту картину. Потом, осторожно, стараясь не потревожить её, встал и вышел на балкон. Ощутимо прохладный предутренний ветерок вызвал лёгкий озноб, но я не стал сразу возвращаться, продолжая смотреть на светлеющий горизонт и ждал. Спустя какое-то время, с заметной для глаз скоростью, разгорелось зарево, возвещая рассвет, и солнце поднялось из-за горизонта, озарив мир своим мягким и тёплым светом. Задумчивая и загадочная, ночная тишина растаяла, наполняясь птичьим пением и звуками просыпающегося города.
Оглянувшись, я увидел на балконе замковой башни Солнечную принцессу, её взгляд был устремлён вдаль, а рог постепенно тускнел. Ночной принцессы не было видно, должно-быть, она, сдав пост Дневной сестре, отправилась отдыхать.
Селестия, заметив, что я смотрю на неё, улыбнулась мне и помахала копытцем, я тоже помахал ей рукой. Постояв ещё какое-то время на балконе, она ушла. Я вернулся обратно в комнату, зашёл в уборную, умылся и привёл себя в порядок. Присев на край кровати, я продолжал размышлять о том чувстве. Я вообще не чувствовал Силу эти несколько дней, но тогда я этого не осознавал, да и было по началу слегка не до того. В прочем, в одиночестве я оставался не долго. Бесшумно ступая, с нижнего яруса поднялась принцесса Селестия. Как она это делала, для меня было загадкой, ведь её ноги были обуты в массивные золотые накопытники, а ростом она была побольше меня, тоже, как видно, какая-то магия. Я соскочил с кровати и поклонился.
 — Доброго утра, принцесса!
 — Доброго утра, Антон, не нужно всей этой официальности, я просто зашла проведать тебя. Как ты себя чувствуешь?
 — Всё хорошо, принцесса, только, какое-то странное ощущение, скорее, отсутствие оного.
 — Какое ощущение?
 — С самого первого момента, как я оказался в Эквестрии, я ощущал, как воздух здесь буквально пропитан магией, как ощущение чего-то волшебного, замечательного, пришедшего из самых сокровенных детских грёз, что произойдёт вот-вот, прямо сейчас. Это ощущение всё время было со мной, не исчезало ни на секунду, я привык к нему, принимая как естественное свойство, а сейчас, я не чувствую ничего такого.
Она внимательно посмотрела на меня.
 — Приляг на кровать, я осмотрю тебя. — Её рог озарился мягким жёлтым свечением.
Я лёг, и меня окутала золотистая искристая дымка. Она пронизывала меня всего, вызывая ощущение лёгкой щекотки, не удержавшись, я хихикнул.
 — Сосредоточься Антон, сейчас всё пройдёт.
Золотистое сияние, волной прокатывалось от головы до ног и обратно. А взгляд фиолетовых глаз, становился всё внимательнее, серьёзнее, и мне на самом деле стало уже не до смеха. Вскоре, сияние угасло, но принцесса хранила молчание. Я встал с кровати.
 — Присядь, разговор будет серьёзным. — Она прошла, сев на кровать, похлопала копытцем подле себя. Я сел рядом.
Молчание затягивалось, я со страхом ждал слов принцессы, наконец, она промолвила тихим голосом.
 — Пару месяцев назад, когда ты потерял сознание, после лечения Рэйнбоу Дэш, я осматривала тебя, меня поразило обилие энергетических каналов, их густая сеть опутывала всё твоё тело, выходя даже немного за его пределы, над головой, а вдоль позвоночника, было несколько особенно ярких узлов. Эта сеть ярко светилась в магическом видении, хотя энергии по ней циркулировали вяло. Ты тогда сильно истощил свои силы, но, потом восстановился, без особых последствий. Плотность энергоканалов у тебя в несколько раз выше, чем у пони. Даже, пожалуй, выше чем у аликорнов, если не считать концентрации в роге. Должно-быть, это такое приспособление, чтобы жить в Мире бедном магией. Три дня назад, я так-же осмотрела тебя, но всё обстояло совсем по другому. От прежнего, остались лишь небольшие обрывки, в голове. Скорее всего, лишь благодаря им, ты и сохранил разум. Всё остальное тело оставалось полностью магически инертным, не светилось даже крохотного энергетического волокна. Я попыталась своей магией восстановить каналы, но, к сожалению, этого сделать не удалось. Сегодняшний осмотр не показал никаких изменений. Твои каналы были слишком чувствительны и выгорели от мощного потока магии. Я очень надеюсь, что со временем, они всё-таки восстановятся. Удивительно вообще, что ты выжил. Магическая вспышка была столь мощной, что даже здесь, в Кентнрлоте, на несколько секунд спутались все заклинания.
Селестия оглянулась на спящую Твайлайт, лёгкая улыбка тронула уголки её губ, она глубоко вздохнула и продолжила рассказ.
 — Через пару минут, после той странной вспышки, Твайлайт телепортировалась прямо в тронный зал, во время заседания комиссии по ресурсам и демографии, она была в панике, кричала что ты умер, молила о помощи, я незамедлительно отправилась с ней, в библиотеку, так-что принцу Блюбладу пришлось вести заседание дальше собственнолично. Когда мы появились в библиотеке, ты лежал у стены, без сознания, но дышал. Магический фон в Понивилле, а в особенности в библиотеке, был сильно возмущён, так что я не смогла тебя сразу обследовать и забрала в Кентерлот, где и смогла осмотреть. Твайлайт не желала покидать тебя, даже на минуту, она очень беспокоилась о тебе. И было с чего. Сильный ожог правой передней ноги, шок, повреждение энергоканалов. Ногу мне удалось подлечить, но, энергоканалы так и остались инертными, несмотря на все мои усилия. Сегодняшний осмотр, к сожалению, не показал никаких изменений. Ты пролежал двое суток, сначала полностью неподвижно, потом, метаясь и стоная от боли. Несколько раз ты приходил в себя, на короткое время, но, после вновь отключался. Когда ты уже пришёл в себя окончательно, оказалось, ты потерял память и не узнавал никого. Дальше, ты уже знаешь.
Я оглянулся на спящую Твайлайт, протянув руку, легонько погладил её по по гриве, почесав за ушком. Её мордочка растянулась в блаженной улыбке, она потянулась с глубоким вздохом и открыла глаза. Несколько секунд, она смотрела на нас, потом вскочила. По её мордочке щедро разлился румянец.
 — Ой, принцесса, простите меня, я задремала немного.
 — Не стоит беспокоиться, Ваше Высочество, и прошу простить меня за вторжение. И доброго утра, Вам, принцесса Твайлайт! — Селестия легонько кивнула, на её губах играла лёгкая лукавая улыбка, а в глазах были смешинки.
 — Ох, ну... — щёки Твайлайт стали и вовсе пунцовыми, а взгляд метался, выискивая что-то у её передних копыт, — пожалуйста, не называйте меня так, ух, я ведь просто...
 — ...Такая-же принцесса, как и я. И я не обижусь, если ты будешь называть меня просто по имени. Ведь мы равны.
 — Хорошо, принц... то-есть, Селестия.
 — Ну вот, так гораздо лучше. Привыкай, Твайлайт.
 — Хорошо. Да, Селестия, вы осматривали Антона, как он?
Принцесса вздохнула и после небольшой паузы ответила.
 — Физически, он здоров, и память к нему вернулась, это хорошая новость...
 — ...А плохая? — Ушки Твайлайт прижались к голове.
 — Его энергоканалы остаются инертными. С прошлого обследования никаких изменений. Я полагаю, надеюсь, для их восстановления просто нужно больше времени. Надеюсь, с ним всё будет в порядке.
Твайлайт прижалась ко мне боком, и я приобнял её.
 — Я буду его осматривать, периодически, чтобы отслеживать динамику, надеюсь, он скоро пойдёт на поправку. Ну а сейчас, я вынуждена покинуть вас, к сожалению, дела не ждут.
И она, грациозно и величественно, и вновь бесшумно, "как она это делает?", прошла к выходу из комнаты.
 — Не переживай, Твайлайт, я отлично себя чувствую, и со мной всё будет в порядке. — Промолвил я, когда за принцессой закрылась дверь в кабинет.
 — Да, разумеется. Я просто очень за тебя волнуюсь.
Я потянулся к стоящему на прикроватном столике стакану с водой, дабы промочить пересохшее горло, и понял, что мне не дотянуться, не выпуская Твайлайт из объятий, а выпускать не хотелось. Тогда я просто пронизал стакан полем и потянул его к себе. Точнее, представил, что потянул. Стакан не шелохнулся. И течения Силы тоже не ощущалось, я нахмурился, странно это как-то. Сосредоточившись сильнее, я приложил к нему уже ощутимое усилие, от которого, он должен был разлететься на мелкие кусочки, ударившись в потолок. Но он не сдвинулся даже на миллиметр, на поверхности воды и легкая рябь не пробежала. От всех этих усилий, у меня на лбу выступила испарина, но стакан стоял, как приклеенный.
 — Антон, что-то случилось? — Твайлайт обеспокоенно смотрела на меня.
 — Твайлайт, подними этот стакан.
 — Да. — Лиловое сияние окутало стакан и перенесло его мне в руку.
 — Ты ощущаешь какие-нибудь странности, когда применяешь магию?
 — Нет, всё как обычно.
 — Это хорошо. — Я успокоенно выдохнул, "по крайней мере, её не зацепило". — Понимаешь, я не могу колдовать. Я сейчас приложил к этому стакану такое усилие, что он должен был разлететься в пыль, пробив дыру в потолке, но он даже не сдвинулся с места.
 — Ты, что-о?! — Она в ужасе смотрела мне в глаза. — Пожалуйста, не шути так!
 — Это не шутки, Твайлайт, я не могу применять магию.
 — Но, я же тебе... Я... Аргх-х! Зачем, зачем ты тогда туда сунулся?! Ты же... Ты!... Зачем?! — Она, довольно чувствительно колотила мне в грудь передним копытцем, сурово сверля меня взглядом.
 — Твайлайт, энергия заклинания вышла из под контроля и лавинообразно накапливалась, надо было срочно что-то с этим делать. Я направил один зондирующий импульс в центр земли, а другой, внутрь твоего тела. В нашем Мире, для безопасности энергоустановок, их хорошенько заземляют. — Я усмехнулся, но Твайлайт не приняла, или не поняла шутки, и продолжала осуждающе смотреть на меня. — И я решил воспользоваться этим методом и хорошенько тебя заземлил, как выяснилось, метод отлично сработал, всё напряжение было сброшено, ты восстановила контроль над заклинанием и рассеяла его.
 — И разумеется, сделал это через себя, сжёг свои энергоканалы, лишился магии, сам чуть не умер! Ты! ТЫ!... Спас меня... — Она сидела опустив голову и тихо промолвила. — Спас, от моей собственной глупости, сам встав под удар. Почему всегда так... Стоит мне совершить малейшую ошибку, и страдают мои друзья. Мои подруги, когда я прочла то заклинание, из тетрадки Старсвирла Бородатого, они потеряли свои предназначения и были глубоко несчастны. А ведь всё это сделала я! Ведь я даже не потрудилась посмотреть описание, не изучила, как это заклинание будет взаимодействовать с Элементами Гармонии. Если-б только я... *Всхлип* Только была-бы ответственнее, всего этого не случилось-бы. Даже когда я была ещё жеребёнком, я умудрилась разнести всё в университетской аудитории, на вступительном экзамене, проломить там крышу, уважаемых профессоров подвесила в воздухе вверх ногами! Да что там... Своих родителей превратила в кактусы! И если-бы только принцессы Селестии не было-бы рядом. Она всё исправила. Она всегда всё за мной исправляла и была всегда так добра и терпелива со мной. Даже тогда, когда из-за мой гордыни весь Понивилль передрался между собой!... Она... *Всхлип* Лучше-б она отправила меня тогда в магический детский сад, где мне самое место! Так нет-же, мне всё мало, скорей-скорей, попробовать заклинания из этой расчудесной книжки! Ведь ты предупреждал, создать заклинание-нагрузку... *Шмыг* Но как-же, умница Твайлайт и сама всё прекрасно знает! *П-х-х* И снова меня спасли, рискуя жизнью, магией, всем!... Зачем? Я спрашиваю тебя, ЗАЧЕМ?! — Она грозно воззрилась на меня, наставив копытце мне в грудь, потом вновь опустила голову. — От меня вокруг одни только неприятности, от меня страдают все окружающие пони, и вот, ты тоже пострадал! Лучше-б меня! *Всхлип* Лучше-б меня не было!
На этих словах, я порывисто обнял её, и она расплакалась на моём плече. Я сидел, поглаживая её гриву, пока она изливала свои горести и печали, щедро орошая мою рубашку слезами.
 — Твайлайт, никогда не говори так, это плохо. Это даже по меркам моего прежнего Мира плохо. У тебя есть родители, которые растили и воспитывали тебя, которые готовы отдать всё, что у них есть, лишь бы у тебя всё было хорошо. Они всегда очень переживают о твоих неудачах и искренне радуются твоим успехам. Они любят тебя! У тебя есть верные и преданные друзья, с которыми вместе, бок о бок, ты прошла через столько опасностей и невзгод, и они, твои друзья, тоже любят тебя. Твоя наставница, принцесса Селестия, которая обучала тебя, щедро делясь с тобой сокровенным Знанием, поддерживая тебя в самые сложные твои времена, тоже очень любит тебя! И я, тоже люблю тебя, я полюбил тебя ещё в том, прежнем Мире, ты всегда была для меня примером. Неужели ты хочешь, чтобы у всех них, и у меня, не было-бы тебя?!
Она крепко прижалась к моей груди, глубоко со всхлипом вздохнув.
 — Нет, не хочу. Спасибо тебе, Антон. Спасибо, что напомнил мне обо всём этом. Я, тоже, люблю тебя!
Постепенно, она успокоилась и дыхание её стало ровнее. Мы ещё какое-то время просидели так. Идиллию момента нарушило звонкое бурчание её животика, к моему смущению и её смеху, мой басовито присоединился, составив дуэт.
 — Пойдём, позавтракаем. Утро началось как-то уж очень эмоционально. — Сказал я выпуская её из объятий.
 — Да, пойдём. Подожди меня немного, мне нужно привести себя в порядок. Не хорошо, когда пони видят свою принцессу в таком состоянии. — Она печально усмехнулась и направилась в уборную, умыться и расчесаться.


По скольку в Кентерлоте, по сути, делать было больше нечего, к вечеру того-же дня, мы вернулись в Понивилль. Пинки Пай устроила в честь нас "С возвращением, с выздоровлением, добро пожаловать домой, в Понивилль" вечеринку, где было много вкусных угощений, веселья, танцев, забавных конкурсов, и, похоже, приглашены были все пони города. Такое обилие внимания смущало меня, но, я старался не подавать виду, принимал участие во всех конкурсах, постепенно, стеснение и смущение прошло, и я уже с искренней радостью отдался всеобщему шумному веселью. Вечеринка отгремела далеко за полночь, и все пони, усталые и довольные, стали расходиться по домам, и я так-же, поблагодарив Пинки за столь замечательно проведённое время, отправился домой.


Дни сменялись днями, ровной размеренной чередой проносясь мимо меня. Я Занимался переводами, в промежутках между ними прогуливался по окрестностям. Лишённый магических сил, я уже не рисковал заходить в Вечносвободный лес, и прогуливался больше по городу, Белохвостому лесу и окрестным холмам. Я пробовал применять магию, но, каждый раз с нулевым результатом, и в конце концов, оставил эти попытки.
Наведывался в гости к разным пони, чаще всего в библиотеку к Твайлайт, где мы вели неспешные беседы под чашечку ароматного чая. Она расспрашивала меня о моём прежнем Мире, я рассказывал о жизни, о наших успехах и неудачах, о нашей технике и культуре, конечно, я старался по мере сил сгладить острые углы, не всегда в прочем это получалось. В свою очередь, я расспрашивал об Эквестрии и окружающих странах, о нормах культуры и морали, о технике и искусстве. И Твайлайт, порой часами рассказывала о каком-нибудь известном художнике или музыканте. Так мы и просиживали вечерами, за неспешными разговорами, или чтением книг, под мерное потрескивание камина.
Осень всё настойчивее заявляла о своих правах и деревья уже полностью сменили свой зелёный наряд на багряный и золотой, утреннюю росу уже всё чаще прихватывало инеем, а небо, обрело пронзительную голубизну, усилиями Рэйнбоу Дэш и её погодной комманды, на нём не было ни малейшего облачка. Сейчас время уборки урожая, и пони нужны для работы ясные и погожие деньки. Городок жил своей жизнью, пони, напряжённо работали, собирая щедрые земные дары, заботливо убирая их в погреба и амбары, суша на прохладном сквознячке, или, готовя различные варенья и соления.
Приближался праздник Урожая, с его богатыми ярмарками и кульминацией, забегом листьев.
И вот, этот день настал, когда в поле был сжат последний колос, на огороде выдернута последняя свёкла или морковка, сбито с дерева последнее яблоко, в погреба заботливо убрана последняя банка с вареньем. Городок преобразился, украшенный разноцветными шариками и лентами, площадь перед ратушей запестрела разноцветными палатками и навесами, тележками и фургонами, всех видов и размеров, их хозяева зазывали купить свой товар. На Понивилльскую ярмарку съезжались пони со всех окрестных деревень, продать свой товар, приобрести то, что нужно в хозяйстве, или что-то, что просто порадовало глаз, повстречаться с друзьями или знакомыми, а так-же узнать и обсудить новости, за кружкой другой сидра, в местной таверне.
В воздухе витал аромат выпечки бойких лотошников, буквально угрями сновавших туда-сюда, в плотной толпе, предлагая пирожки с пылу-жару, всего за пару бит, звенело от задорных выкриков зазывал, перекрикивающих общий гомон, на все лады расхваливая товар. Да пестрело в глазах от разноцветья шкурок и грив пони, снующих с деловым видом туда-сюда, или праздно шатающихся от прилавка к прилавку.
Я тоже прогуливался от прилавка к прилавку, таская за собой, по случаю позаимствованную у Эпплов тележку для покупок. Настроение было умиротворённым и мечтательным. Но, не смотря на общий мечтательный лад, с продавцами я торговался от души, скидывая цену частенько раза в два, в три, а то и в пять, но всегда после приплачивая, зачастую и больше начальной цены, на удивлённые вопросы продавцов, я отвечал, что сам процесс мне доставляет удовольствие, цены и без того невысоки, а торговался я чисто из любви к искусству. Я сделал уже пару ходок домой, отвозя закупленное и складывая в погреб, в третий раз, я отправился уже без тележки, намереваясь просто прогуляться по рыночной площади, в своё удовольствие, не загружая голову насущными закупками. Проходя мимо прилавка Эпплджек, перекинулся с ней парой слов о погоде и урожае яблок, а также спросил:
 — Интересно, кто прибежит первым, на забеге листьев?
Она глянула на меня, как на дурачка, и хихикнув низким голосом, ответила.
 — Ясно дело, я буду первой! О чём ты таком говоришь?! — И залихватским движением надвинула шляпу на глаза.
Я выбрал на прилавке самое красное и сочное яблоко, выудил из кармана монетку и подбросил её большим пальцем в воздух. Ловким, почти неуловимым движением, пони поймала монетку ртом и положила её в сундучок с выручкой. После чего, приподняв шляпу копытцем, пожелала мне приятного вечера. Я, в свою очередь, пожелал ей удачной торговли и продолжил свой неспешный путь, хрустя сочным, сладким яблоком. Ярмарочный день постепенно подходил к завершению, приближаясь к своей кульминации, забегу Листьев. Пони сворачивали свои прилавки и направлялись на окраину Понивилля, к Белохвостому лесу, где и будет проходить забег. Я тоже поспешил в том-же направлении.
В вышине парил воздушный шар, с которого звонкими голосами вещали Пинки и Спайк, комментируя состязания.
 — Кобылки и жеребцы, добро пожаловать на ежегодный Понивилльский забег Листьев! Как вы все конечно же знаете, деревьям, чтобы они сбросили свою осеннюю листву, нужна хорошая встряска, от пробегающих пони.
 — О, эти ленивые деревья, не хотят сами сбрасывать свои листья!
 — В этом году, мы возможно всё-же узнаем, кто-же победит, Эпплджек или Рэйнбоу Дэш, а может, это будет какая-то другая пони? Как думаешь, Спайк?
 — Даже не знаю. У Эпплджек сильные ноги, ведь она очень много работает на ферме, но с другой стороны, Рэйнбоу Дэш очень много тренировалась к этому забегу, а мы все знаем, какая она атлетка. Полагаю, у них всё будет отлично, если конечно они снова чрезмерно не увлекутся состязанием, в ущерб собственно бегу.
Я вышел к месту старта забега. Ко мне подошла Твайлайт. На её боку, поверх кьюримарки, была приклеена бумажка, с номером сорок два.
 — А ты, будешь участвовать в забеге?
 — Нет, Твайлайт, я просто побуду зрителем. Бег не самое лучшее моё умение, а тебе, я пожелаю удачи в забеге.
 — Спасибо! — И она направилась к стартовой линии.
 — Все пони готовы? На старт. Внимание. Марш!
И поднимая клубы пыли, толпа пони побежала в глубь леса, заставляя листья осыпаться с деревьев дождём. Вскоре, они скрылись из виду, и лишь воздушный шар, парящий над деревьями, был ориентиром, где проходил забег.
 — ... Вот Эпплджек снова вырывается вперёд. Но Рэйнбоу Дэш не отстаёт и сокращает дистанцию. Корпус. Пол корпуса. Десять носов, пять носов, два, один, вот она вновь лидирует...
Судя по всему, состязания весьма жаркие. Я, как и пони, не участвовавшие в забеге, ждал окончания у финишной черты, которая была здесь-же, на опушке леса. Спустя какое-то время, стал отчетливо слышен нарастающий топот множества копыт, я с интересом вглядывался меж деревьев, а многие пони вокруг меня даже заключали пари, кто победит, и то слева, то справа слышалось: Эпплджек, Рэйнбоу Дэш. Они бесспорно были фаворитами. Вскоре, в промежутках между деревьев, замелькали оранжевое и лазурное пятна, Рэйнбоу Дэш и Эпплджек бежали бок о бок, нос к носу, сосредоточенно глядя вперёд, на финишную ленточку, ловко лавируя меж деревьев. Они были увлечены гонкой, каждая хотела победить, но не забывали о культуре и взаимной спортивной вежливости. Вскоре, за ними показалось и разноцветье остальных пони.
Пони вокруг меня просто взорвались радостными криками и возгласами, приветствуя и подбадривая своих фаворитов, шум стоял неописуемый. И сквозь этот гвалт, едва долетал голос комментатора.
 — ... Они бегут вровень, нос к носу, никто не хочет проиграть и прийти вторым! Так кто-же победит? Узнаем ли мы, или это вновь так и останется тайной?
Эпплджек и Рэйнбоу Дэш, неслись к финишной ленточке склонив голову вниз, бросив все силы на финальный рывок. За ними мелькало лавандовое пятно, Твайлайт отставала от лидеров всего на пару корпусов. Она так-же сосредоточенно смотрела вперёд, её ноги мелькали так, что их и различить было сложно, а крылья слегка раскрылись от усердия. Остальные пони, лишь немногим отставая, бежали плотной группой.
 — ... И вот, финишная черта, и-и-и-и... Рэйнбоу Дэш и Эпплджек пересекли её одновременно! Ничья, дорогие кобылки и жеребцы, вновь ничья!
 — Третьей, финишировала Твайлайт Спаркл.
 — Мы так и не узнали, кто-же победил в забеге листьев! Кто быстрейшая пони?
 — Ничего, Пинки Пай, возможно в следующий раз, мы узнаем!
Сразу после забега, было награждение победителей. Мэр Понивилля вручила ленточки, а пони радостно приветствовали награждённых топотом копыт. Эпплджек и Рэйнбоу Дэш, получили медали с синими ленточками, разделив между собой первое место, Твайлайт получила медаль с красной и синей ленточкой, награду за третье место.
 — Эпплджек, ты очень неплохо бежала, но я в следующий раз точно буду первой!
 — Рэйнбоу, сахарок, ты конечно здорово бегаешь и всё такое, но тебе всё-же далековато до меня, и я точно буду первой, в следующий раз!
 — Нет я!
 — Нет я!
 — Нет я!
 — Ха-ха-ха...
 — Ха-ха...
 — Ну что, подруга, разомнём ещё копыта?
 — Спрашиваешь!
И они, смеясь, ускакали бок-о-бок, в сторону Белохвостого леса. Ко мне подошла довольная собой Твайлайт.
 — Я всегда говорила, как важно знать теоретические основы бега! Уметь грамотно распределять силы на протяжении всего забега. Думаю, после нескольких тренировок, я даже смогу обогнать и Рэйнбоу с Эпплджек, ха-ха!
Улыбка на мордочке Твайлайт была от уха до уха, довольная собой, она прохаживалась передо мной, гордо вскинув голову, лукаво поглядывая на меня. Но, в какой-то момент, её улыбка растаяла, а взгляд стал пристальным и внимательным.
 — Что это у тебя, наклонись ко мне, нет, лучше присядь.
Слегка встревоженный переменой в её настроении, я сел на траву, а она принялась рассматривать что-то у меня на голове, вороша волосы копытцем.
 — У тебя проседь в гриве, вот здесь. — Она ткнула копытцем в висок. — Да и в целом, везде седые волоски. Когда это появилось?
 — Я не знаю, не обращал как-то внимания...
 — Ты себя хорошо чувствуешь, нигде не болит?
 — Да не, всё нормально.
 — Откуда тогда это? Раньше этого не было. — Она нахмурилась сильнее. — Завтра, утренним-же экспрессом едем в Кентерлот! Я напишу принцессе Селестии, попрошу ещё раз тебя осмотреть.
 — Но я себя хорошо чувствую, зачем беспокоить принцессу по пустякам?
 — Не спорь! Это не пустяк, ты не пустяк! А сейчас, иди отдыхать, вставать завтра рано.


Валик золотистого сияния, слегка жужжа и потрескивая, плавно прокатывался по моему телу, от ног до головы и обратно, к ногам. Я лежал на кровати, всё в той-же комнате, в Кентерлотском дворце. Сияние пронизывало меня насквозь, легонько щекоча, казалось, миллионами маленьких пушинок. Вот только мне было не до смеха. Взгляд принцессы Селестии был сосредоточенным и напряженным, а ещё, в нём сквозила грусть. Казалось, она мысленно борется с диагнозом, неотвратимым, как приговор, бесчисленное количество раз проверяя и перепроверяя всё. Твайлайт переводила взгляд с меня на Селестию, и снова на меня, в её глазах билась дикая надежда, а крылья немного раскрылись, от едва сдерживаемого волнения, но она хранила молчание, боясь и единым звуком нарушить концентрацию и помешать обследованию. Спустя какое-то время, валик сияния угас, рассеявшись, а Селестия, закрыв глаза, слегка опустила голову, собираясь с мыслями. Я поднялся и сел на кровати, тоже ожидая слов принцессы. На сердце, как ни странно, воцарилось спокойствие, я уже понимал, что ничего хорошего она не может мне сказать, и тревоги и волнения ушли вместе с неопределённостью. Я готов был принять свою судьбу, какая бы она не выпала мне.
 — Не могу ничего сказать обнадёживающего, Антон. Твои энергоканалы не восстанавливаются, и более того, лишившись их сети, твоё тело не может принимать и усваивать необходимую для жизни магическую энергию. Лишившись внешнего питания, оно расходует внутренние запасы и ускоренно стареет. Рано или поздно, запасы исчерпаются. Боюсь, тебе остался месяц, или два. Я сожалею!
 — Нет-нет-нет-нет-нет! — Скороговоркой проговорила Твайлайт. — Пожалуйста, принцесса, пожалуйста, скажите что это не так! — Твайлайт переступала всеми четырьмя ногами от волнения, моляще смотря на принцессу Селестию. — Пожалуйста, скажите, что можно сделать?
Белая аликорн склонила голову.
 — С этим ничего нельзя поделать. — Она печально вздохнула. — Я надеялась, что его энергоканаллы восстановятся, или прорастут новые, но всё осталось так-же, как и при прошлом осмотре. Всё оказалось значительно хуже. Эта травма отразилась не только на его магических способностях, начисто лишив их, но и его тело перестало получать необходимую для жизни магическую энергию и начало ускоренно стареть.
 — Но ведь наверняка можно как-то подпитать его магией, для пополнения запасов.
 — Это так-же не получится сделать, он просто не сможет усвоить эту энергию. Представь себе, что вокруг тебя океан воды, но ты не можешь напиться, поскольку у тебя нет рта, и сколько не добавляй воды в этот океан, положения это не изменит.
 — Но ведь, в прошлом, наверное, были такие случаи и с ними ведь справлялись?
 — Очень давно, пятьсот семьдесят три года назад, была единорожка, её звали Морнинг Стар, она была такая-же непоседа как и ты, Твайлайт, её тяга к знаниям была огромной, и так-же, были поразительны успехи в магии. Она была неугомонна, мне стоило большого труда сдерживать её исследовательский пыл. Да, она была моей персональной ученицей, и я прочила ей великое будущее. Но однажды, она нашла мощное заклинание, в записях Старсвирла Бородатого, я не успела вмешаться. В том магическом выбросе, она пережгла свои энергоканалы. И хоть её травма была не столь тяжёлой, как у Антона, но, магических способностей она полностью лишилась.
 — А что потом с ней стало? Её способности восстановились?
 — Нет. Её рог более не озарялся ни разу. Она состарилась, за каких-то пять лет и в скорости умерла.
Твайлайт, остолбенев, выслушала рассказ принцессы, её ушки прижались к голове.
 — Я всё-же надеялась, что Антон, как принадлежащий к другому виду, сможет восстановить каналы, но, этого не произошло.
 — Но ведь, есть-же какой-то выход, может в каких-то более старых справочниках, может даже, в древних книгах.
 — Я сожалею, но, боюсь что нет. Когда Морнинг Стар получила травму, я перерыла все архивы Кентерлота, я отправила весь штат Кентерлотской академии в экспедицию, в самые дальние уголки Эквестрии, на поиски средства. Они перерыли буквально всё! Наверное, не осталось ни одной книги, не просмотренной ими. Но, средство так и не было найдено. Мои попытки восстановить её энергоканалы магическим воздействием так-же, не увенчались успехом.
 — Но ведь книги, древние книги, в них наверняка есть средство!
 — Не думаю...
 — ...Антон, скорее в библиотеку! Я найду это средство!

И мир вновь вывернулся на изнанку, в лиловой вспышке. Меня бросило на каменный пол. Я, кое-как, борясь с тошнотой и головокружением поднялся, сев, потирая ушибленные при падении локти и колени.
 — О-о-х-х... — Не смог удержать я стона и огляделся.
Мы были в Кентерлотских архивах, в секции Древностей. Из полумрака едва проступали книжные шкафы рядами уходившие во тьму зала, их полки были уставлены запылёнными фолиантами. Лишь ближайшие к входу были свободны от пыли, там, где я сам просматривал их, выбирая книги для перевода. Рог Твайлайт полыхнул вспышкой, и, повинуясь ему, все свечи и светильники в зале зажглись.
 — Ну, что-же, возьмёмся за дело! Нам нужно... — Она, обернувшись, глянула на меня. — Ох, прости, я забыла, что ты не очень хорошо переносишь телепортацию.
 — Ничего-ничего, сейчас пройдёт. Дай мне пару минут.
 — М-мм, так, хорошо, с какой полки начнём?
 — Думаю, с начала стоит составить каталог и рассортировать книги по дисциплинам.
 — О-оо, а тебе, как я погляжу, начинает нравиться чёткий порядок во всём. Мысль великолепная, с этого и начнём! Я сейчас. — И она исчезла.
"Как-же ей нравится перемещаться, даже лишних несколько сотен метров пробежать или пролететь для неё слишком большая трата времени". Пока её не было, головокружение и боль в коленках и локтях более-менее утихли, и я смог подняться на ноги. Сидеть на холодном камне было не очень приятно. В прочем, в этот раз мутило меня уже гораздо меньше, чем в прошлый раз, и прошло значительно быстрее, наверное привыкаю.
К тому времени вернулась Твайлайт, левитируя несколько ящичков с каталожными карточками, стопку пергамента, чернильницу и стаканчик с перьями. Всё это она поставила на стол, стоящий около единственного окна в зале.
 — Отлично, ну, приступим. — Лиловое сияние окутало все книги на полках, вынесло их на середину зала и довольно бесцеремонно бросило на пол, подняв облако пыли, заставившее нас закашляться. Твайлайт начала наводить порядок в библиотеке в своём фирменном стиле.
 — Кхе-кхе, так, это что за книга, кхе?
Я зачитывал названия и авторов, краткое описание, на ходу переводя, а Твайлайт отмечала всё это в каталожных карточках, так-же, меж страниц вкладывался листок с каталожным номером и кратким описанием. Затем, я ставил книгу обратно на полку и брал следующую. Мы сделали перерыв лишь на лёгкий ужин, присланный для нас принцессой Луной, очень мило с её стороны, и продолжили "разбор завалов". За окнами уже потихоньку светлело, когда на прочтённое мной, уже заплетающимся языком, название, Твайлайт ответила довольно немелодичным всхрапом. Я оглянулся, увидев просто умилительную картину:

Автор картинки Harwics

Она спала, сидя на стопке книг и используя листы пергамента в качестве подушки. Я отложил книгу и бережно взял её на руки, осторожно закинув на плечо. Просто нести её на руках, без использования магии, было довольно тяжело.
 — С-сеймая полка, вто-ой ря, истоисскаяа лиираура... — Невнятно пробормотала она во сне.
Я задул свечи на столе, выключил верхний свет и направился в жилое крыло. По пути встретился ночной стражник, он проводил меня до спальни, едва сдерживая смех, предложив помощь в транспортировке принцессы. На что я вежливо отказался, так-же едва сдерживая смех, но пытаясь сохранить серьёзность.
Каталогизация книг у нас заняла три дня, как оказалось, больше всего было художественной литературы, почти половину, значительную часть составляла историческая литература. Несколько книг меня очень заинтересовали, там рассказывалось о странных двуногих существах, они были весьма технически развиты, но их культура и мораль были на очень низком уровне и они были весьма воинственны и агрессивны. Почитать конкретнее мне не удалось, Твайлайт всё время подгоняла меня, но я отметил для себя эти книги, дабы разобраться с ними позже. Похоже, в них описывались события при которых и возникла та древняя Эквестрия, развившаяся в современную. Твайлайт тоже проявила к ним немалый интерес, но всё-же торопила меня, сказав, что есть более срочные дела, чем читать старые пыльные книги. (А чем-же мы занимались?) Далее шла разного рода техническая литиратура. Значительное количество составляла учебная литиратура, по самым разным дисциплинам. И далее, что уже как-раз и представляло для нас непосредственный интерес, шли книги по магии и медицине, по сравнению с прочими разделами, их было не так много, что сильно сужало круг поисков.
В общем, пони достался богатейший кладезь знаний, и до недавних пор они не могли им воспользоваться. "Надо решать эту проблему, я не вечен. Да, так оно и есть". Я печально оглядел книжные стеллажи, посмотрел в окно, на дворцовый сад, где неспешно прогуливались пони. Кентерлотская погодная комманда дарила им последние погожие деньки, прежде чем они пригонят с клаудсдейловской погодной фабрики серые снеговые тучи и принесут зиму. "Скоро мне придётся покинуть этот прекрасный мир, пони, что приняли меня, окружив душевной теплотой и заботой, подарив свою дружбу, сердечное тепло и поддержку". Я чувствовал себя здесь дома, где-бы не находился, но скоро, совсем скоро, мне придётся уйти из этого мира.
Твайлайт неслышно подошла ко мне и встав на дыбы, обняла меня, укутав плечи крыльями, посмотрев мне в глаза, и я вновь утонул в бездонных озёрах её глаз, цвета вечернего неба, цвета сумерек.
 — Я найду это средство, я обещаю тебе, я всё сделаю, чтобы ты жил, чтобы тебе не пришлось уходить! — Прошептала она и потянувшись, потёрлась о мою щёку.
Я также обнял её, легонько прижав к своей груди и прошептал в ответ:
 — Спасибо тебе! Спасибо за твою поддержку, доброе отношение, бескорыстную помощь во всём. Я очень ценю это, и я ни о чём не жалею! Судьба подарила мне самые прекрасные моменты жизни, что я провёл в этом Мире, провёл рядом с тобой, этот подарок бесценен, и если она хочет за него такую плату, я готов заплатить!
Я провёл рукой по её шелковистой гриве, почесав за трепетным ушком, и ощутил на своём плече прикосновения горячих капель её слёз.


Вставать с утра становилось всё тяжелее, спина недовольно отзывалась хрустом, а в голове появился назойливый шум. Может я просто устал от каждодневного засиживания над старыми книгами, с утра до вечера, а может, именно так и подкрадывается старость, тихо и ненавязчиво, хрустом в позвоночнике, непрекращающемся шуме в ушах, усталости, не только вечером, но и с утра, и полном нежелании шевелиться. Но я всё-же пересилил себя, сбросил с кровати и направился в ванную, зная, что Твайлайт уже в архиве, если бы я сам частенько не относил её в постель вечерами, можно было подумать, что она сидит там вообще безвылазно.
Наскоро ополоснувшись и одевшись, я тоже отправился в архив, как и ожидая, встретил там сиреневую единорожку, она склонилась над очередным томом, перебирая свитки с вчерашними переводами и пытаясь разобрать исходный текст.
 — [Ра-зом-к-ну-т ко-л-цо сев-е-з]... не, не так, [се-вя-зи]... фу-у-ух, тяжеловато! И что, во имя Луны, это значит? — Накануне, по её настоянию, мы прошлись пару раз по алфавиту и она пыталась понять смысл написанного, читая тексты.
 — Утра, Твайлайт!
 — А, эм-м, привет! Я вот тут решила немного заняться сама, пока тебя не было, не волнуйся, я спала хорошо и пришла только-что, перед твоим приходом.
Мы продолжили наши изыскания. Я помог Твайлайт разобраться с этим фрагментом, подумав про себя, что стоит заняться с ней языком плотнее, тем-более, что мы перебрали уже практически вые книги, хоть как-то относящиеся к теме и не нашли там и намёка на решение. "Забавно. Всего несколько месяцев назад, она учила меня языку, а теперь, похоже, мой черёд". Нас прервал звук открывающейся двери, впускающей пони принесшей нам завтрак.
 — Ваш завтрак, принцесса Твайлайт и человек Антон. А ещё, принцесса Селестия просила передать вам, чтобы вы не засиживались долго и отправились на прогулку, иначе, она явится лично и проследит за этим.
Поставив подносы на стол, пони с поклоном удалился. Угрозы были не беспочвенны. Однажды, принцесса действительно спустилась в архив, ни слова не говоря, подхватила меня и Твайлайт телекинезом, как котят, вынесла нас из замка, поставив перед аркой, ведущей в дворцовый сад.
 — Прогулки весьма полезны для вашего здоровья, постарайтесь впредь не нарушать режим и не пропускать их. Удачного вам дня!
И не дожидаясь нашего ответа, развернулась и величественно направилась в замок.

На разбор литературы по теме и поиски решения, ушло ещё дней пятнадцать. За это время настала зима, и на улице довольно ощутимо похолодало, так-что те самые прогулки пришлось сократить по времени, минут до десяти-пятнадцати. Без тёплой зимней одежды, я довольно сильно мёрз. Пони, покрыты хоть и короткой, но довольно густой шёрсткой, холод переносили гораздо лучше.
Я всё ещё не до конца привык, что в Эквестрии не только погода, но даже смена сезонов проходит точно по расписанию. Просто в один день, пегасы пригнали с Клаудсдейла серые снеговые тучи и устлали ими всё небо плотным ковром, задул холодный ветер, и из туч повалил снег, укрывая белым пушистым одеялом дома и улицы. Жеребята, будто по команде, высыпали на улицу и с весёлым гомоном и криками принялись носиться друг за другом, обкидывая снежками, строя снежные крепости и снежных пони. Их весёлые задорные крики слышались даже в замке, поднимая всем настроение.
Здесь не было службы прогноза погоды, вместо неё, была Клаудсдейлская погодная служба, которой подчинялись все региональные погодные команды. Так что, здесь погоду не предсказывали, а делали, именно такой, какая нужна здесь и сейчас.
 — Ты о чём-то задумался? — Твайлайт отвлекла меня от созерцания заоконных пейзажей.
 — Да вот, думаю, мы перебрали уже все книги, которые хоть мало-мальски могли-бы содержать решение и оставаться здесь дальше наверное не имеет особого смысла.
Опустив ушки, она с грустью смотрела на меня.
 — Мне так и не удалось найти средство. Все мои знания оказались бесполезны, и...
Я обнял её.
 — Твайлайт, того что сделано не воротишь, и не всё удаётся исправить. Я ни о чём не сожалею. Давай думать о будущем и раз уж времени осталось не так много, распорядимся им более рационально.
Она глубоко вздохнула.
 — Так чем мы займёмся дальше?
 — Займёмся языком. Я не хочу, чтобы этот богатейший кладезь знаний так и лежал здесь совершенно бесполезной грудой. Всё-же, пони должны использовать всё это. Но, среди всего этого богатства есть и опасные вещи, и тебе решать, что допустить в общее пользование, а что нет.
 — Ты думаешь, я смогу это понять?
 — Кому, как не тебе это знать лучше?
 — Ох...
 — Извини.
 — Но ты прав! Что-ж, давай не будем терять времени даром.
Её рог осветился, вынимая с полок учебники по языку и левитируя их на стол, по пути раскрывая один из них.
 — Ага, так, алфавит более-менее понятен, он немного похож на Эквестрийский, хотя и пишется совершенно странными символами, так, разберём грамматические правила...
 — Твайлайт, я думаю, нам ничего не мешает заниматься в Понивилле, честно говоря, от этих каменных стен, у меня уже спина хрустит и суставы ноют. Дома оно всё-же лучше.
 — Тебе не нравится замок?
 — Замок замечательный, очень красивый и роскошный, но, я чувствую себя в нём маленькой букашкой, всё такое огромное.
 — Хи-хик! Ну, я тоже себя так чувствовала, после коронации, я очень скучала по своему дому-дереву, по подругам, по маленькому и славному Понивиллю. Я тебя вполне понимаю.
Я направился к полкам, добавляя к выбранным Твайлайт учебникам ещё, а так-же, пару художественных книг, для закрепления материала. "Больше вряд-ли успею, надо постараться дать самую суть, как мало времени!"
 — Надо оставить записку Селестии, что мы уезжаем, я сейчас. — Она написала несколько строк на листке и прихватив его, исчезла. Я же, пока перетянул набранные книги в тючок, к тому времени вернулась Твайлайт.
 — Отлично, идём на вокзал.
 — Тут может возникнуть проблема. Без тёплой одежды, я могу замёрзнуть, пока мы доедем до Понивилля.
 — Да, действительно, что-же делать? — Она сидела, поглаживая копытцем подбородок, задумчиво переводя взгляд с меня на книги и обратно.
 — Идея! Если ты не возражаешь против телепортации, мы могли-бы перенестись туда за минимальное время, только перемещаться нужно находясь в воздухе, поскольку на таком большом расстоянии накапливается неточность и можно запросто впечататься в стену или пол. Да! Отличное решение, сотворяй полётное заклинание, полетели.
 — Э-м-м, Твайлайт, я не могу.
 — Ох, извини.
И мы направились к выходу из замка обычным образом. Шагом. Выйдя на свежий воздух, Твайлайт подхватила меня телекинезом, и, расправив крылья, взлетела сама. Затем, привычно в общем уже, мир вывернулся наизнанку. Мы парили над припорошенными снегом улочками Понивилля. Перемещение отозвалось лишь легким головокружением, и, на пару мгновений, потерей ориентации в пространстве. "Должно быть, уже привык". Спланировав к моему дому, она оставила меня перед входом. — Увидимся завтра! — И направилась к себе.
Зайдя домой, я первым делом растопил печь, дабы прогреть выхолодившийся за время моего отсутствия дом, поставил чайник на плиту и сел у окна, слушая умиротворяющее потрескивание дров в топке, с наслаждением ощущая тепло, всё больше и больше идущее от печи, я смотрел как большие, затейливо вырезанные снежинки, плавно кружась, танцевали за окном свой медленный вальс. Из задумчивого созерцания меня вырвал стук в дверь.
 — Войдите, не заперто.
 — Привет! — Весело выкрикнула Пинки, настежь распахнув дверь и буквально влетая с улицы, неуловимым от скорости движением, она закрыла дверь за собой, проделывая всё это пока выкрикивала приветствие. — Сегодня-будет-вечеринка-в-шесть-не-опаздывай!... Ой, а у тебя вся грива в снегу! Почему ты её не отряхнул, когда зашёл?
Я машинально провёл рукой по волосам, они были сухими.
 — Это снег Последней Зимы, Пинки Пай, к сожалению, его нельзя стряхнуть.
 — Глупышка! Почему это нельзя стряхнуть снег? Смотри! Б-р-р-р-р!... — Она по собачьи отряхнулась, разбрасывая брызги и не успевшие растаять снежинки в разные стороны. — Видишь, всё просто! И что это ещё за Последняя Зи-ма?... — Она плюхнулась на зад, прямо где стояла, ошарашенно уставясь на меня, её кудри распрямлялись на глазах, а цвет поблек.
 — То есть, как? Это... А как-же... Селестия, Твайлайт? Как, почему? — Она смотрела на меня огромными щенячьими глазами, её ушки горестно повисли, а подбородок дрожал — Почему?!...
Я сел перед ней на колени и обнял её, ощутив ответные крепкие объятия.
 — Видишь ли в чём дело, Пинки Пай. — Собираясь с мыслями, я почёсывал её ушко и поглаживал гриву. — Когда я, э-эм, получил травму, во мне перегорело что-то важное, что есть в каждом пони, человеке, или в любом другом живом существе, то, что может принимать живительную энергию и питать ею, давая силы для жизни.
 — Ты говоришь о энергоканалах?
 — Да, Пинки. — Я был удивлён её осведомлённости. — Они у меня выгорели почти полностью, и моё тело сейчас расходует накопленные запасы, рано или поздно, они закончатся и...
 — ...*Всхлип* Пожалуйста, не надо. — Она ещё крепче обняла меня, прижавшись ко мне.
 — Принцесса Селестия старалась помочь мне, но, не смогла. Мы с Твайлайт всё это время искали средство в Кентерлотских архивах, но, так-же не смогли найти ничего подходящего. Пинки, все в свой срок приходят и уходят, кто-то раньше, кто позже, это нормально, это жизнь.
 — Да, я знаю это, но, это всё-равно так печально! Ты пришёл из своего, грустного и печального Мира, но пробыл здесь так не долго. Это не правильно, так не должно быть! Хоть ты и не пони, снаружи, но внутри ты такой-же, и... *П-х-х-х* И всё-равно, это неправильно, это совсем не весело!
 — Но ведь, я всё-ещё здесь, так-что, выше нос!
 — Да, точно. — Она выпустила меня из объятий и посмотрев в глаза робко улыбнулась. — Грустить не правильно. Всем пони нужны радость и смех, а также дружеские объятия! Так-что, не смотря ни на что, шоу должно продолжаться!
Я вытер ладонями слёзы с её щёк и вновь оказался заключённым в крепкие объятия. Потом, выпустив меня, она повернулась к двери, собираясь уходить, оглянулась на меня через плечо.
 — Вечеринка у Твайлайт, сегодня в шесть, не опаздывай! — И скрылась за дверью.


Допив уже остывший чай, я отвлёкся от бездумного созерцания снежинок за окном, обернувшись, глянул на часы, время подходило к шести. “Не стоит заставлять себя ждать”, накинув тёплую куртку и шапку, я вышел за порог, “как мне их не хватало в Кентерлоте, но я и не предполагал, что мы там задержимся так надолго”. Снег тихо похрустывал под ногами. Встречные пони, прогуливаясь по своим делам, покупали подарки в канун праздника, или украшали свои дома. Встречая меня, они приветственно махали копытцем и желали счастливого Дня Согревающего Очага. Я так-же махал им рукой, отвечая на приветствия и пожелания. Славный маленький городок и его счастливые обитатели, занятые приятными предпраздничными хлопотами. В детстве, Новый Год был моим любимым праздником. Это ожидание чуда, зимней сказки и чего-то волшебного. Сама атмосфера располагала к приятным воспоминаниям, кольнувшим сердце ностальгической грустью. Как жаль, что так мало времени осталось, насладиться всем этим! За этими раздумьями, я и сам не заметил, как оказался перед домом-деревом Твайлайт. Стоило мне постучать в дверь, как она тут-же распахнулась, здесь были все пони-Друзья.
 — С Днём Согревающего Очага! — Хором воскликнули они, приветствуя меня.
Интерьер был украшен лентами, гирляндами и шарами, в углу, возвышалась до потолка, пышная, разлапистая ель, наряженная разноцветными ёлочными игрушками. Подскочившая Пинки вручила мне большую деревянную кружку с ароматным молочным коктейлем и коробку, перевязанную ярко-красной лентой.

— Это чтобы тебе не мёрзнуть, а эгг-ног, поможет тебе согреться сейчас! Заходи скорее, присоединяйся!

— Ох, а я вот не приготовил подарка.

— Это не страшно, подарков и веселья здесь хватит всем! — Пинки подтолкнула меня в комнату и ловким движением хвоста закрыла дверь. — У нас здесь есть всё необходимое, музыка, угощения, танцы, игры! А если хочешь, можешь просто устроиться в кресле у камина.
Я так и сделал, сняв верхнюю одежду расположился в кресле, поставив кружку на журнальный столик, принялся за подарок. аккуратно распаковав ленточку и цветную бумагу, вынул из коробки пушистый шерстяной шарф, синего цвета, с вышитыми на нём пони. Там были все пони Друзья. Я широко улыбнулся, а сердце ещё раз кольнуло от умиления. Затем, обернул его вокруг шеи.

— Шикарно выглядишь! — Прокомментировала Твайлайт, остальные пони отплясывали в центре комнаты под зажигательный мотив, затем и она присоединилась к ним.
Потягивая из кружки, я наблюдал за ними. В кружке был горячий молочный напиток, с ярким пряным ароматом специй, и похоже, содержащий градус, но пился очень легко и был невероятно вкусным, приятно согревая и настраивая на мечтательный лад. Как-же здесь хорошо и уютно, веселящиеся пони добавляли просто вагон милоты. Сердце ещё раз кольнуло и непонятная тяжесть в груди усилилась. Я сделал ещё один большой глоток, надеясь её разогнать, но ничего не получилось, тяжесть наваливалась всё сильней, от колющей боли становилось труднее дышать.
Твайлайт, скользнув по мне взглядом, внезапно остановилась, отчего едва не была сбита с ног, улыбка с её мордочки моментально слетела.

— Что с тобой, ты весь белый?!

— Не знаю. — Сказал я внезапно осипшим голосом, вздохнуть удавалось уже с трудом.

— Ох, нет-нет-нет-нет-нет! — Она выскочила на улицу, и за окном сверкнула лиловая вспышка. Все пони встали как вкопанные, уставясь на меня, Рарити телекинезом сняла иголку с проигрывателя, в тишине лишь потрескивали поленья в камине. Пони стояли молча, ошарашенно переглядываясь, смотря то на меня, то на открытую дверь.

— Ой, что произошло?

— С тобой всё в порядке?

— Тебе плохо?

— Нужно скорее свежий воздух!

— Ох, нет, не вставай!

— Врача, нужно скорее врача!

— Твайлайт отправилась за ним.

— Неужели время… — Пинки смотрела на меня, в её глазах плескался ужас. Остальные пони озадаченно посмотрели на неё.

— П-похоже… Я легонько кивнул, боясь лишний раз шевельнуться.
За окном вновь сверкнули вспышки. Твайлайт влетела в дверной проём, едва успев затормозить около дальней стены.

— Скорее принцесса, скорей!
Следом, быстрым шагом вошла принцесса Селестия. Она лишь мельком скользнула взглядом по поклонившимся пони и сосредоточилась на мне. В её глазах читались тревога и грусть, она без лишних слов и вопросов поняла всё. Прекрасный белый аликорн, невероятной щедростью одарившая меня в своё время, пусть и решая свои задачи, но, счастье не может длиться вечно.
Раскалённая игла адской боли пронзила мою грудь, отдавая в левое плечо, я не мог ни вдохнуть не выдохнуть, багровая пелена заволокла всё вокруг, в ушах гулко бухали барабаны. Сквозь них, я всё-же отчётливо услышал голос принцессы Селестии.
 — Тебе уже пора.
Её рог засветился, и меня окутала золотистая искристая дымка, сгустившись в районе груди, она притупила боль, так что я смог наконец вздохнуть и прошептать.
 — Прощайте, прощайте мои дорогие любимые пони, я счастлив, что был с вами! Счастлив, что судьба подарила мне радость видеть вас, пусть и не так долго, как хотелось бы! Твайлайт, не плачь! Я ни о чём не жалею и рад нашей встрече. Не забывайте меня, я тоже возьму с собой память о вас всех!
Золотистое сияние нежно и плавно подняло меня в воздух, и засветившись ярче на ногах и руках, начало растворять их, постепенно поднимаясь всё выше. Больно не было, я просто переставал их ощущать. Страха тоже не было, сквозь полупрозрачную искрящуюся пелену, я наблюдал, как сияние постепенно поднимается, поглощая и растворяя моё тело, когда сияние добралось до груди, боль резко отпустила, также растворившись в нём, я перестал дышать, мне незачем было делать это, да и нечем уже. Валик сияния размеренно поднимался всё выше, я бросил последний взгляд на сидевших на полу обнявшихся пони, они смотрели на меня, а по их щекам катились слёзы. "Не плачьте, пожалуйста, со мной всё будет хорошо!" — Хотел сказать я, но, уже не смог. Вскоре, их скрыло искрящееся золотистое сияние, разгораясь вокруг меня всё ярче и ярче, и я уже ничего не видел вокруг, кроме этого сияния.
Я сам стал этим сиянием, разлившись в бесконечность вокруг. Невообразимо сложную и прекрасную бесконечность! Я вобрал в себя все тайны всех Миров и пространств, таинства Рождения и Смерти, созидания и разрушения всего Сущего! Я готов был раствориться, в этой сияющей бесконечности Истинного Знания, но, неизъяснимо красивые и прекрасные, ослепительно-белые крыла нежно и по матерински заботливо укрыли меня, затенив всё это великолепие, собрав из бесконечности в точку, принеся чувство нежной материнской любви и заботы, и это чувство было самым прекрасным и ярким, что я когда-либо испытывал! Оно затмило собой даже притягательную бесконечность пространств Истинного Знания, манящую раствориться в нём, принесло покой и чувство защищённости, которые проявились вокруг меня, сияющими и прекрасными гранями идеального кристалла, укрывшего меня от всего, что могло-бы повредить мне. Я зачарованно смотрел, скорее, ощущал-понимал, идеально ровные грани этого кристалла, точные и сложные многомерные переходы его граней, наслаждаясь гармоничностью сего прекрасного творения.
Бег времени остановился вокруг меня, преломляясь в сияющих гранях этого кристалла. Всё застыло в безупречном, идеальном покое.