Пинки И.

Пинки неожиданно не приходит на встречу с Дэши, пропадая на пару дней неизвестно где, а по возвращении отказывается говорить на эту тему. В чём же дело? Подруги решают найти ответ на этот вопрос…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Дар Стихий

Мы их не видим, но они есть. Они во всём помогают нам, но вынуждены скрываться от глаз любопытных зевак. Их гнев пораждает извержения вулканов, цунами, землятресения и ураганы. Они-это маги и жрецы, древние хранители значения стихий. Их знания и дар передавались из покаления в поколение. Но обыденность вытеснила жрецов с обжитых земель и их знания были утерены во времени. И с тех пор великий дар звёзды открывали лишь избранным. Для таких жеребят и существует школа-интернат Боя и Магии. Они учатся управлять своей стихией и драться с существами Сумрачного Мира.

Дорога из желтого кирпича

Рейнбоу Дэш с прим-фамилией Вендар вызывала неоднозначную реакцию как среди читателей, так и среди героев/антигероев мира Гигаполисов. Гладиатор, убийца, пьяница. Но это лишь внешняя оболочка. А какие тайны скрывает нелюдимая пегаска, чье тело и душа покрыты застарелыми шрамами? Перед вами история, которая должна пролить свет на жизнь этого неоднозначного персонажа. История, которая так не похожа на сказку...

Рэйнбоу Дэш Человеки

Другие миры в пещерах

Три любопытные кобылки отправляются навстречу своей судьбе в тёмную и страшную пещеру

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Слушай, всё, что я хочу…

Человек прибыл в Эквестрию с одной целью. Как оригинально. Но ... Он не ищет друзей? Не ищет романтики? И он не умер? Почему же тогда он пришел в земли пони? Лично он винит Обаму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Мэр Человеки

Неуважение к Хаосу

Порядком заскучавший Дискорд заскакивает на вечернее чаепитие Селестии, чтобы снова поныть о своей скуке. Ждал ли он, что ему и правда найдут развлечение?

Дискорд Стража Дворца

Fallout Equestria: Mutant

История эльдара оказавшегося на Эквестрийской Пустоши и превратившегося в нечто... странноватое.

ОС - пони

Dystopia

Дистопия - чистая противоположность утопии: мира, где во главу угла поставлена не истина, добро или справедливость, а безупречность. Бессмертие - не вечная жизнь, но лишь отсутствие смерти: оно не заключает в себе именно «жизни». Разум - система организации способа мыслить, нуждающаяся в гибкости, как способе самосохранения. Сложите всё вместе, и вы получите справедливую плату за то, что сделает бессмертный разум в безупречном мире.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Другие пони

True face of justice

Горячая и засушливая страна Вармсендс граничит с западом Эквестрии. Из песчаной соседки в сторону Кантерлота движется Армия Освобождения, которая, по их мнению, собирается свергнуть тысячелетний гнет правления четырех принцесс. Эта армия, состоящая только лишь из земнопони и, вовсе не имеющая магии, собирается выступить против могущественных Аликорнов! Храбрость или безумие? Глупость или расчет?

Другие пони ОС - пони

Прекрасные заграничные рассказы. Избранное.

Изумительные рассказы западных пейсателей в моём переводе. Перевод макисмально близок к оригиналу,хоть и адаптирован. И таки да, разрешения на перевод добиться мне удалось.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Лира Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Спасти Эквестрию! 2

Глава 15

Полдень

ГЛАВА 15 «Полдень»

В тронном зале наступила гробовая тишина. Никто ни мог поверить в услышанное. Смертный приговор Флаттершай? Селестия совсем сбрендила...

Зрачки жёлтой пегаски сузились, давая тем самым понять, какой панический ужас охватил прекрасное создание. На её мордашке читался испуг и непонимание, словно она не верила своим ушам. Да и я никак поверить не мог. Ножки кобылки дрожащее подогнулись, от чего, пони легла на пол и тихо, но горько зарыдала.

— Принцесса Селестия, что вы такое говорите? — дрожащим голосом спросила единорожка.

— Так будет правильно, Твайлайт Спаркл. Я пресеку возможные угрозы безопасности страны в самом зародыше неповиновения — сказало белое существо.

— Она невинное создание! Казнив её, вы уничтожите всё доброе, на чём держится этот мир! — сказал я с опаской.

— Я приняла решение, человек — сказал аликорн и подошёл к сломленной жёлтой кобылке.

Флаттершай подняла свою мокрую мордашку и с последним лучиком надежды заглянула в глаза Селестии. Я видел, как на миг, безумные нотки взгляда принцессы отступили, и Селестия, с невообразимой болью и состраданием, посмотрела на желтокрылого ангелочка. Белоснежное создание нежно провело копытом по розовой гриве Флаттершай. Неужели, она наконец образумилась? Она осознала, что творит? Но тепло взгляда могучего аликорна испарилось, заменяя его холодом безумия. Селестия задом отошла от пегаски и, развернувшись, с трудом поковыляла к своему трону. В походке принцессы не было ничего грациозного. Такое ощущение, что она едва держится на ногах и вот-вот упадёт без чувств. Силы покидали аликорна. Жизненные силы.

Селестия заползла на трон. Каждое движение ей давалось с непосильными усилиями. Неужели, так сказывается усталость? Не знаю. Я не знаю, как устроена физиология аликорнов и ничего не могу даже предположить.

— А как же Элементы гармонии? Она же хранительница! — пыталась зацепиться за факты фиолетовая волшебница.

— Значит, найду нового хранителя. Не переживай, будет у тебя новая подружка — грубо ответила принцесса.

Единорожка подбежала к пегаске и обняла её.

— В Эквестрии никогда не было смертной казни. Ссылки, изгнания, но не казнь! Так могут поступать только дикари, мы разве одичалые? — слёзно кричала Твайлайт.

— Ссылки не эффективны. Всегда есть шанс, что изгнанный может вернуться. Взять тех же, Луну и Артура. Умудрились же найти путь обратно. Пришло время надёжных мер — говорила Селестия.

Интересно, принцесса Луна была в изгнании? Да уж, характер Селестии и не без того не сахарный.

— Она моя подруга... — хныкала единорожка.

— Принцесса, при всём уважении, вы совершаете роковую ошибку! Если хотите кого наказать, накажите меня! — крикнул я.

— Человек, хватит повышать на меня тон, а то без языка останешься! Твоё наказание ещё настигнет тебя, но к сожалению, ты мне ещё нужен! — прошипел аликорн и продолжил.

— Тоже мне, драму устроили. В следующий раз будете знать, как идти против своей принцессы! — гневно сказала Селестия.

— В частности, это касается тебя, Твайлайт Спаркл — белоснежное существо посмотрело на удивлённую единорожку.

— Да-да, моя не преданная ученица. Я знаю, что ты укрывала человека. Тебе повезло, что не тебя я первой поймала. Надеюсь, казнь мятежницы тебя наставит, в противном случае, на её месте окажешься и ты — сказала Селестия.

— Так убейте и меня! Чего вы ждёте? — вскочила на копыта единорожка.

— Твайлайт, перестань — сказал я.

— Не искушай меня, Спаркл — медленно произнесла принцесса.

Кобылка приготовилась ещё покричать, но видимо сообразив, что своей смертью ничего не добьётся, замолчала.

— Если тебя утешит, то Флаттершай покинет нас совершенно безболезненно. Я использую древнее заклинание по магическому усыплению. Она просто заснёт. Но в отличие от сна, она больше никогда не проснётся, ибо бездыханное тело жить не может — хладнокровно говорил аликорн.

— Но это запретная магия! — сказала кобылка.

— Запретная для пони, но не для меня. Всё, я устала, мне ещё солнце опускать. Стража, отведите Твайлайт Спаркл на вокзал, а пленников, в их тюремные апартаменты. Казнь состоится завтра в полдень. Приглашённых не будет — сказала Селестия и отвернулась к окну.

Меня отвели в мою камеру. Флаттершай — в камеру на другом этаже. Недавние события просто не укладывались в гудящей голове. Я заехал ногой по двери тюремной камеры со всей дури и та лишь тихонько дрогнула. Посмотрев на массивные каменные стены и толстую, но изящную, решётку окна, я понял, что из заточения мне не вырваться. Спасти кобылку я не мог. Мысль об предстоящей гибели Флаттершай разрывала мне душу. Несправедливая смерть. Смерть вообще не бывает справедливой. Через несколько часов, миру дружбы и доброты настанет конец. Я очень захотел вернуться на Землю и забыть этот мир.

В течении ночи я несколько раз пытался позвать Гришу, но он видимо спал. Не было собеседника, который помог бы облегчить мне душу. Я всю ночь пролежал на кушетке, глядя в потолок. Спать не хотелось. Я не мог заснуть.

Рано утром, я увидел то, что совершенно не хотел видеть — лучи восходящего солнца. Селестия подняла дневное светило, сулящего только страдания. Мне принесли завтрак. Я не голоден. Я не могу есть.

Голова болела от бессонной ночи и ужасных мыслей. Я продолжал лежать и внимательно наблюдать, как большая стрелка моих часов, медленно двигалась к часу «икс». За полчаса до рокового часа, я подошёл к двери и забарабанил по ней что есть силы. В коридор темницы вошёл стражник и подошёл к моей камере. Я настойчиво попросил встречи с принцессой, но он отказал. Тогда, совсем отчаявшись, я попросил прощальное свидание с пегаской. Гвардеец только хотел было сказать «нет», как губы его безмолвно застыли. Он сочувственно посмотрел на меня сквозь дверное окошко и тяжело вздохнув, открыл дверь.

— Пошли, только быстро. Если принцесса об этом узнает, сам понимаешь, что меня ждёт — сказал храбрый, благородный солдат.

— Спасибо — тихо сказал я, понимая, что стражник рискует своей жизнью ради меня.

Мы спустились на этаж ниже. Коридор темницы был гораздо мрачнее. Гвардеец подвёл меня к одной из камер.

— У тебя пять минут — сказал он, открывая дверь.

— Может, поможешь ей сбежать? — шёпотом спросил я.

— Нет, даже не проси — ответил гвардеец.

Я прошёл в камеру. Тёмную камеру. Она оказалась в два раза меньше моей. Каких либо удобств в ней не было. Лишь маленькое оконце едва заметно отбрасывало свет. Я удивлённо посмотрел на гвардейца.

— Это самые первые камеры, которые были построены в Кантерлоте. В них никто не сидел. Принцессе не понравились здешние условия, и она распорядилась пристроить сверху более безопасные и удобные помещения. С тех пор, этот этаж именуется, как «камеры для особых заключённых», которых здесь никогда и не было — объяснил страж и, закрыв дверь, оказался снаружи комнаты.

Я подошёл к маленькому ангелку. Флаттершай лежала на полу и бесцельно смотрела в стену. На её мордочке не было никаких эмоций. Она даже не плакала. И не дрожала.

— Флаттершай? — сказал я, но пони ничего не ответила.

Я подошёл к кобылке и сел рядом с ней. Нежно погладив её по гриве, я аккуратно повернул её мордашку ко мне. От увиденного, у меня обильно потекли слёзы. На мордочке пегаски было безразличие. Она смирилась с тем, что её ждёт. Это ужасно.

— Флаттершай, моя маленькая пони... — сказал я плача и нежно обнял желтокрылую кобылку.

— Не переживай, Артур. Мы ещё увидимся, но не в этом мире — тихо ответил ангелок, обнимая меня в ответ.

— Я не позволю им забрать тебя, Селестия не имеет право... — говорил я.

Шёрстка кобылки была необычайно гладкая и мягкая. От розовой гривы веяло луговыми цветами, приятно щекотавшими мой нос.

— Не надо геройствовать. Меня уже не спасёшь, как бы ты не хотел. Артур, но ты можешь мне кое-что пообещать? — сказал ангелок.

— Всё что угодно! — ответил я.

На мгновенье, наступила тишина.

— Живи — пегаска отпустила меня и улыбнулась чудесной улыбкой.

— Флаттершай... — я вновь обнял юную кобылку и услышал, как та начала тихонько всхлипывать.
— Я буду скучать по тебе — говорил я.

— Я тоже — прошептал ангелок.

Дверь в камеру открылась.

— Тебе пора возвращаться — сказал стражник.

Мне не хотелось отпускать жёлтую пони.

— Я не хочу применять к тебе силу, но прошу, не подставляй меня. У меня есть семья и дети. Я не хочу, что бы они остались одни — объяснился гвардеец.

Я неохотно отпустил кобылку. Она проводила меня мокрыми глазками и дверь темницы захлопнулась. Затем, солдат вернул меня в камеру и, заперев дверь, ушёл из тюрьмы. Я сел на кушетку и старался запомнить её чудесную улыбку, которую, мне не суждено больше увидеть.

Я ненадолго заснул и проснулся от шума. Наручные часы показали «11-40». В коридоре послышался цокот копыт. Я тут же прильнул к дверному оконцу.

Мимо моей камеры прошло два стражника, ведущих пегаску.

— Флаттершай! — крикнул я, но конвой уже успел покинуть коридор.

Спустя пару минут, меня привлёк новый звук.

— Тсс! — неожиданно окликнул меня голос.

Я обернулся, и на фоне окна заметил контур пегаса. Подойдя ближе, я несказанно удивился от увиденного.

— Рэйнбоу? — спросил я.

— Ну а кто же ещё! Я понимаю, ты меня, как и Твайлайт, ненавидишь и все дела, но сейчас не об этом. Я бы на твоём месте отошла от окна. А то больно будет — сказала сорванка и улетела по лини горизонта.

Я понял, что она задумала. Конечно знал, что она дурная, но что на столько?

— Ты разобьёшься! — крикнул я, но было поздно.

Едва я успел отскочить от стены, как оконная стена вдребезги разлетелась от шизанутой кобылки, неуклюже приземлившейся на полу.

— Но как такое возможно? — удивился я.

— Понимаешь, эти стены очень старые и согласно направлению трещин на ней и неровностям стыков, мне удалось определить слабую часть стены, которая позволила разрушить весь свой массив. Не первый раз так делаю. Ой, как не первый — улыбнулась пони.

— Я не об этом. Мне говорили, что камеры опечатаны магией — уточнил я.

— Ах, ты про это. Ну... скажем, благодаря одному брату одной фиолетовой пони, магия ненадолго сдала сбой — улыбалась пегаска.

— Дэши, ты умничка! — сказал я.

— После благодарить будешь. Если я не ошибаюсь, то твой друг находится в одной из соседних камер? — задумалась пони.

— Ну да — ответил я.

— Тогда не будем терять времени, пока сюда не набежали ну очень крутые стражники — сказала кобылка и, подойдя к двери, лихо вышибла её задними копытами.

— Куда дальше? — спросила сорванка, глядя на мою отвисшую челюсть.

Даже не верится. Я со всей дури пинал эту дверь, а она лишь насмешливо дрожала от моих ударов. Я пришёл в себя и побежал по коридору. Камера Гриши находилась всего в нескольких метрах от моей. Выбив очередную дверь, кобылка заулыбалась гордой улыбкой. Из дверного проёма неуверенно выглянула голова друга.

— Что за бобуйня? — спросил он.

— Помнишь наш любимый сериал про побег из тюрьмы? — спросил я.

Объяснять технику ничего не пришлось, и он сразу присоединился к нам.

— Времени до полудня осталось совсем мало. Где камера Флаттершай? Мне не сообщили, где она находится — озорным голоском спросила кобылка.

— Флаттершай забрали к принцессе — сказал я.

— Что? Уже? — удивилась пони и побледнела.

— Да! — сказал я.

В коридоре послышалось гулкое эхо копыт и приглушённые крики. Видимо, к нам направлялись стражники. Много стражников.

— За мной! — скомандовала пегаска и побежала по коридору. Мы с Гришей последовали за ней и забежали в мою камеру, с огромной дырой, вместо стены.

— Что-то я не учла, что вас будет двое. Втроём мы не долетим до Понивиля — задумалась пони.

— Понивиля? А как же Флаттершай? — крикнул я.

— Я не знаю! Может, я и справлюсь со стражниками в коридоре, но в замок нам не попасть! Нужно убираться отсюда, пока не явилась принцесса Селестия. Я смутно верю, что после «такого», она оставит нас в живых! А учитывая, что о ней мне рассказала Твайлайт, я уже в этом не сомневаюсь! — кричала сорванка, тряся меня копытами.

Кобылка успокоилась и посмотрела мне в глаза.

— Артур, мне тоже больно от мысли, что моей близкой подруги возможно скоро не станет и поверь, Селестия ответит за это сполна. Но представь, какого будет Твайлайт, когда не станет и меня, и тебя... — пегаска продолжала смотреть мне в глаза.

Я не верил своим ушам. Она не собирается спасать Флаттершай? Где её бунтарский характер, который нужен сейчас как никогда?

— Нет, Рэйнбоу. Я не могу так — сказал я.

— Да пойми ты наконец, мы не в сказке находимся, где крутые супергерои способны справиться с армадой монстров! Нам даже до дворца не добраться! — кричала пегаска.

— Но я же когда-то умудрился спасти Эквестрию — спорил я.

— И что дальше? Тебе повезло, что тебя самого тогда спасли! Сейчас не тот случай, пойми! — орала пони.

— Если потребуется, то я в одиночку всех тут нагну и если трусишь, то иди ты в... — начал я, но не закончил.

Едва я договорил, как радужная кобылка силой выпихнула меня в дыру, отправив при этом, в свободное падение.

— Дэээш! — орал я, глядя, как быстро приближается земля.

Спустя несколько секунд, я почувствовал, как пегаска обхватила меня копытами и мы, перестав падать, полетели над поверхностью. Краем глаза я заметил на пегаске Гришку, испуганно вцепившегося за всё, за что только можно вцепиться у пони.

— Прости, Артур — сказала радужная и прибавила скорости.

Спустя некоторое время, мы долетели до небольшого леска и приземлились там. Рэйнбоу отпустила нас, и устало плюхнулась на траву, пытаясь перевести дыхание.

— Ах ты мелкая крылатка! — заорал я и грозно направился на пегаску.

Но не дойдя до неё пару метров, кобылка шустро повалила меня на землю и прижала к ней сильными копытами.

— Ты можешь меня ненавидеть и призирать, но я это сделала ради тебя, Твайлайт и твоего дружка! — разозлилась пони.

— Но Флаттершай... — выдавил я.

— Думаешь, мне было легко принять такое решение? Да я теперь до конца своих дней буду проклинать себя, что не смогла уберечь всех своих друзей и вместо, спасла такого нытика, как ты! — кричала голубая пегаска и несколько раз фыркнув, отпустила меня.

— Так почему ты сразу не спасла подругу? — спросил я гневно.

— Я не знала, где её камера! Темница очень большая! Такой ответ тебя устроит? — прокричала пони.

— Спасибо, что спасла нас — дрожащим голосом сказал Гриша.

Кобылка недовольно посмотрела на него и ничего не ответив, отстранилась от нас на несколько метров, при этом, повернувшись к нам спиной.

— Будьте бдительны, нас уже ищут. Ещё немного отдохнём и отправимся дальше — предупредила сорванка.

— Куда мы идём? — спросил я.

— В безопасное место — сухо ответила пони, даже не оборачиваясь.

Я осмотрел местность. Небольшой смешанный лесок, достаточно густой, чтобы на время скрыть нас от глаз гвардейцев. Я посмотрел на часы с неровной трещинкой на стекле: «12-14». Прощай, Флаттершай.