Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3. Неудача. Глава 5. Как сделать из обычного перевёртыша принцессу.

Глава 4. "Мамочка!"

— У меня тут такая идея! — воскликнул Ризи, влетев к Кризалис.

Принцесса вздрогнула и обернулась, но тут же успокоилась, увидев, кто прилетел.

— Это какая? — с подозрением спросила она, не зная, чего ей ожидать.

Ризи опустился на пол, но все равно не стоял на месте, а ходил по пещере, рассуждая вслух:

— Вот ты когда-нибудь нормально практиковалась в превращении?

— В смысле? — осторожно переспросила Кризалис, поправив прядь гривы, сползшую на глаз.

Её сине-зелёные глаза настороженно следили за ним.

— С ума сойти! — фыркнул Ризи. — Перевёртыш, почти не превращавшийся?

Кризалис немного обиделась, но с достоинством ответила:

— Сама для себя практиковалась, применить умения в реальной ситуации не было возможности.

Ризи снова фыркнул и повис в воздухе.

— Тоже мне... Короче, есть тут неподалёку одна деревня, в ней даже если и выдашь себя случайно, вряд ли до серьёзных поней дойдёт, там уж точно ничего страшного не случится. Хочешь, можно там побывать. Только надо сразу понимать, что нас тут несколько дней не будет.

— Ты же сказал, что недалеко? — с сомнением произнесла Кризалис.

— Ну, сравнительно недалеко. Могло быть дальше. У меня тут где-то карта запрятана, пойдём покажу.

Карту Ризи спрятал в одном из тайных ходов. Этот проход был довольно узким, с невысоким потолком, пролететь здесь было нельзя, только пройти пешком. Кризалис один раз стукнулась головой об потолок и дальше стала идти более осторожно, пригибаясь.

— Может, я тебя лучше снаружи подожду? — предложила она, устав так идти.

— Да не, мы потом тут и выйдем, — беззаботно отозвался Ризи.

Он явно хорошо знал дорогу и ни разу даже не споткнулся, но ей подсказать и не подумал. Впрочем, перевёртыши хорошо видели в темноте, так что Кризалис быстро привыкла к кривой дороге.

— Это что, вечный коридор? — пробурчала она, осторожно обходя небольшую ямку. — Такое ощущение, что здесь целое стадо танцевало.

Ризи издал короткий смешок в ответ и остановился. Около стены, в небольшом углублении, лежал свёрнутый лист бумаги. Теперь коридор слабо освещал зелёный свет, окутавший карту и рог перевёртыша. Тут уже Кризалис посмеялась, потому что Ризи немного не рассчитал, как здесь применять телекинез, поэтому сначала стукнул карту об стенку, а зачем чуть не врезался туда же. В итоге он с самым невозмутимым видом взял карту в зубы и пошёл дальше.

Проход наконец-то закончился. Кризалис невольно зажмурилась, когда яркий свет ударил в глаза и прикрылась копытом.

— Пошли, прелес-сть, — усмехнулся Ризи, уже убрав карту изо рта и снова держа её магией.

Кризалис нахмурилась в ответ. Ризи опустил карту на землю, развернул её, прижимая передними ногами к земле, и стал внимательно разглядывать

— Лучше сама посмотри, — позвал он принцессу.

Кризалис подошла и посмотрела на карту, на которой была изображена вся Эквестрия. Принцесса с интересом вглядывалась в изображение страны, на территории которой им приходилось обитать. Географию она почти не понимала, так как некому было научить её этому, поэтому всё пространство вокруг представляла очень приблизительно.

— Где ты это взял? — поинтересовалась она.

— А так, поделился один, а он её, похоже, стащил. Потом могу поподробнее рассказать.

Тут один перевёртыш словно с неба свалился. Кризалис испуганно отпрыгнула в сторону, едва не запустив в прибывшего зарядом магии.

— А мне можно тоже? — раздался голос, в котором звучали совсем детские интонации.

Чудик завис над землёй. Ризи что-то пробормотал, а потом сказал:

— Все равно двоих для такого путешествия мало. Криз, ты решилась?

Кризалис, немного поколебавшись, кивнула и заметила, что Чудик глядит куда-то ей за спину. Принцесса обернулась. Неподалёку на возвышении стоял Филипп, который наблюдал за ними.

— Временами я жутко хочу, чтобы про меня все забыли хотя бы на денёк, — раздосадовано произнесла Кризалис.

— Значит, решилась, — определил Ризи.

Кризалис закатила глаза и сказала:

— Только ты можешь вывести вывод из фразы, совсем не относящейся к делу.

Ризи на этот раз не ответил. Он снова обратился к карте, внимательно её изучая. Он уже научился в ней хорошо разбираться. После перевёртыш снова скрылся в проходе, но быстро вернулся. Выглядел он довольным. А Кризалис задумчиво произнесла, глядя на Филиппа:

— А говорил кое-кто, что проход тайный.

Ответ она ждала от Ризи, но получила его от Филиппа:

— Так я стараюсь далеко не отходить от вас, вот и узнал.

Кризалис сморщилась, изображая недовольство. Ризи огляделся по сторонам и сообщил, что лучше бы уже пойти. На расспросы Кризалис, волнующейся о том, точно ли он знает дорогу, перевёртыш отвечал утвердительно.

На прощанье Кризалис оглянулась. Её сине-зелёные глаза с узкими зрачками на несколько секунд встретились с точно такими же, только бледно-голубыми. Кризалис испуганно моргнула. Никого не было. Показалось? Или всё же нет? Принцессе стало не по себе, и она ускорила шаг.

Но не прошло и пяти минут, как она услышала хруст веток и снова обернулась. Ризи, посмотрев туда же, куда и она, вздохнул и сказал:

— Балласт пришёл. Кривокрыл, вылезай, тебя засекли.

Рэк, обиженный прозвищем, вышел на открытое пространство. Кризалис сразу обратила внимание на его крылья: хоть они и были теперь несколько иной формы, но не безжизненно висели, а находились вполне в привычном для перевёртышей положении.

— Да пусть идёт с нами, если хочет, — отозвалась Кризалис.

Ризи, похоже, это не очень понравилось, но возражать он не стал.

Путь до этой деревни, про которую говорил Ризи, действительно оказался неблизким, но обошёлся без особых происшествий. Только Чудик один раз пропал на несколько часов, но благополучно вернулся, а на вопросы о том, где он был, ответил довольно невнятно.

— Его вообще понять трудно в последнее время, — негромко сообщил Ризи. — У него раньше был один... Не знаю, как назвать, Чудик его младшим братцем называл. А потом что-то случилось, этот, второй, похоже, умер. А Чудик...

Ризи окликнул перевёртыша:

— Эй, Чудик, что с твоим вечно сопровождающим произошло?

Тот обернулся и, видимо, не сразу понял, о чём его спрашивают. Сначала он бессмысленно смотрел на них голубыми глазами без зрачков, а потом всё же ответил:

— А-а... Он насовсем ушёл.

И сразу, словно забыв о них, отвлёкся, увидев что-то, заинтересовавшее его. Ризи сказал:

— Ну вот. Он, по-моему, не очень-то всё себе представляет... А понятие смерти уж совсем не осознаёт.

Кризалис перевела взгляд с Ризи на Чудика, а потом обратно, задумавшись. Но не удержалась, чтобы не отметить необычно серьёзный тон перевёртыша:

— Как будто ты много знаешь.

Ризи неопределённо дёрнул головой. Тут раздался радостный детский крик Чудика:

— Ой, смотрите!

Перевёртыш тыкал копытом в пушистый красный комочек с крылышками и большими глазами. Кризалис скривилась:

— Тьфу ты, гадость какая.

Потревоженный параспрайт взлетел и пролетел прямо рядом с Кризалис. Принцесса отшатнулась в сторону. Ризи, проследив за полётом параспрайта, спросил с усмешкой:

— Ты их что, боишься?

— Ещё чего! — возмутилась Кризалис. — Но они противные.

Филипп молча отбросил параспрайта, пролетевшего мимо него, копытом так, что маленькое создание врезалось в дерево и временно затихло, а снова пришло в движение ради бесконечных поисков еды уже тогда, когда перевёртыши успели отойти на значительное расстояние.

Через небольшой промежуток времени Ризи огляделся по сторонам и сказал, хотя в его голосе слышалось сомнение:

— А мы, кажется, почти пришли. И... Ох!

Кризалис услышала незнакомые голоса. Судя по всему, сюда шло несколько пони. Перевёртыши молча метнулись к деревьям и кустам, умело скрывшись за ними от чужих глаз.

Тут показались четыре пони: два жеребца и две кобылки. Впереди шла голубая единорожка с бирюзовой гривой. Но она постоянно оборачивалась и говорила что-нибудь, глаза светились радостью. Кризалис невольно начала прислушиваться к её голосу, запоминая его.

Вторая кобылка была земной пони и довольно блёклой, бесцветной. Она уныло брела в конце, но её старался подгонять пегас, старающийся лететь рядом с ней. А последним был жеребец-земной пони, с интересом разглядывающий деревья и поэтому чуть не заметивший пятерых представителей чужого народа.

— Давай их? — едва слышно произнёс Ризи.

Кризалис едва заметно кивнула. Она стала внимательнее вглядываться в первую единорожку. Запоминала и особенности походки, и мимику, и другие самые разные мелочи.

Когда пони чуть-чуть отошли вперёд, перевёртыши напали на них сзади, оглушив. Кризалис пока не участвовала в этом, наблюдая за событиями со стороны. Пони и не успели ничего понять.

— Что-то слишком легко, — заметила принцесса, подходя ближе.

Она внимательно оглядела четырёх пони. Все они были без сознания. Ризи, повисший в воздухе, с показушным безразличием отряхнул копыта.

— А они не слишком взрослые? — спросила Кризалис.

Чудик осторожно потыкал копытом земного пони. Тот не очнулся. И, издав радостный визг, перевёртыш быстренько превратился в него. Ризи усмехнулся и ответил Кризалис:

— Наоборот, меньше проблем будет. К взрослым не будет никто приставать. Вопрос сейчас в том, куда их деть.

Услышав последнюю фразу, Чудик повернулся к ним и радостно сообщил:

— Я знаю куда!

Голос он уже изменил, поэтому Кризалис в первые секунды слегка удивилась, а потом поняла, что Чудик подстроил его под новое обличие. Этот перевёртыш вообще часто менял голоса, но чаще всего использовал именно тот, более детский. То ли он ему больше всего нравился, то ли и был его настоящим голосом.

— И куда? — с подозрением спросил Филипп.

Чудик по привычке дёрнулся на месте, пытаясь взлететь, быстро опомнился, поняв, что крыльев у него сейчас нет, и подошёл к кустам с мелкими красными ягодами, ловко перепрыгнул их и окликнул остальных.

Там обнаружилась дыра в земле, возможно, бывшая чьей-то норой. Чудик, снова в своём собственном обличие, не раздумывая, пролетел внутрь. Кризалис, подошедшая первой, помедлила и оглянулась на остальных. Ризи метнулся вперёд и заглянул в дыру вслед за Чудиком. Сначала осторожно, а потом, осмелев, влетел внутрь.

— А тут просторно! — услышали остальные голос. — Пожалуй, все четверо поместятся. Главное, чтобы хозяин берлоги не объявился. Мало ли, кто тут живёт.

Два перевёртыша вылезли обратно. Кризалис оглянулась на Рэка, поняв, что давно его не слышала, но вроде с ним всё было нормально.

Компания перетащила пони в укрытие. Ризи обернулся к Филиппу и заявил:

— Ты останешься здесь их сторожить.

— Чего это я? — возмутился Филипп.

— Кого ещё оставлять, — по-твоему? Мелкого, что ли? Он, если что, ничего не сумеет сделать. Чудик тоже не годится.

— А самого себя чего не предлагаешь?

— Потому что от меня так больше пользы будет, а ты не умеешь думать без приказа, — с ехидством отчеканил Ризи.

Филипп обернулся к Кризалис, словно и не обратив особого внимания на последнюю фразу. Принцесса кивнула и сказала:

— Так действительно будет лучше всего. Кроме того, пони ведь четыре, а нас пять, по любому кто-то должен остаться.

Филипп перечить Кризалис не стал.

Перевёртыши превратились в пони. Кризалис стала той единорожкой, на которую обратила внимание с самого начала, и теперь пыталась себя разглядеть и понять, всё ли правильно вышло.

— Ну что?

— Глаза у тебя больно яркие вышли, — прокомментировал Ризи, ставший пегасом. — И голос был более звонкий.

Кризалис, подправив недочёт с глазами, подошла к лежащей без чувств единорожке и сняла у неё с шеи кулон. Украшения скопировать у неё пока не получалось, она могла изменить только само тело.

— И зачем столько безделушек с собой таскать? — пробурчала она, стянув со спины единорожки сумки. Они повисли в воздухе, светясь зелёной аурой.

Ризи, закатив глаза, сказал:

— Ну давай я понесу. Правда, я не в курсе, в каких там эти пони отношениях. Может, ты там моя служанка.

Кризалис хмыкнула, недовольно скосив глаза в его сторону, и заявила:

— Это же пони. Какое у них неравенство?

— А чего тогда они все так отличаются друг от друга? Что одни с магией, другие без, и так далее.

— Развились в процессе эволюции, — огрызнулась Кризалис. — Мне какая разница?

— Чего сделали? — встрял Чудик.

Преображённый перевёртыш смотрел и слушал их с любопытством. Кризалис уже начало казаться, что Чудик иногда намеренно переключает внимание на себя, не давая разрастись ссорам и спорам.

— Усовершенствовались, — подобрала другое слово принцесса. — Ладно, так куда дальше?

Ризи помог ей вылезти, Чудик легко выкарабкался сам, а вот Рэк, которому в итоге достался образ второй кобылки, блёклой и невысокой, растерялся. Вход в эту "берлогу" находился на некоторой высоте, а без крыльев он теперь не доставал. Филипп, страдальчески вздохнув, подсадил его.

Кризалис беспокоилась, что пони очнуться раньше времени, но Ризи сказал, что должен же Филипп если что сам что-то придумать. Конечно, это принцессу не успокоило, но больше она на эту тему заговаривать не стала.

Впереди показались небольшие дома. Они подошли к самой деревне.

— Но мы же даже наших имён не знаем... — опомнилась Кризалис.

— Да ладно, разберёмся на месте, — заявил Ризи. — Я лично не первый раз так делаю. Только это было ненадолго, а выдал себя я только один раз, да и то по неопытности. Метка была только с одной стороны. Это, кстати, в лесу было. Иду я с другом своей жертвы, а он внезапно этот недочёт заметил и спрашивает, что со мной. Я как-то растерялся, потерял своё обличие... Думал, либо мне конец, либо он сейчас банально завопит и сбежит. А он странно так на меня смотрит, потом пожелал... удачи и ушёл. Даже про друга не спросил. Только это не здесь было, в другом месте, я же много где бывал.

Кризалис выслушала его с интересом и некоторым недоверием. Но переспрашивать уже ничего не стала, потому что теперь их могли услышать пони.

Метка у неё была в виде маски. Ну и кто она сейчас? Актриса? Если действительно так, то забавно вышло. Получается, что Кризалис играет роль того, кто сам привык изображать других. А вот имя никак своё не узнаешь, оно может и совпадать с меткой, и быть никак с ним не связанным.

Но вскоре Кризалис отвлеклась от этих размышлений. Её заинтересовала жизнь пони вокруг. Всё казалось странным и необычным. Было непривычно видеть небольшие домики, их обитателей самых разнообразных расцветок. Пони казались дружелюбными, многие, увидев их компанию, здоровались, но долгих разговоров пока не заводили. А перевёртыши исподтишка питались их симпатией, позитивная энергия словно витала в воздухе. Кризалис почувствовала себя намного лучше, чем обычно, потихоньку пропадало часто мучавшее чувство голода, ненасытности.

Принцесса старалась не сильно удивляться тому, что видела вокруг, чтобы не привлекать особого внимания. Ризи, заметивший это, временами потихоньку пояснял что-то, но он и сам знал не так уж и много. Рэк всё время жался за ним, робея и пугаясь почти всего. А Чудик, на удивление, чувствовал себя очень уверенно. Он быстро сжился с новым обликом, отвечал на приветствия, почти ничему не удивлялся.

— А теперь я им удивляюсь, — сообщил Ризи, наблюдая за ним.

Тут внезапно из одного дома выскочила маленькая единорожка с растрёпанной гривой. Она бросилась к Кризалис, завопив:

— Мамочка!

И прижалась к ней. Ризи закашлялся, едва сдерживая смех. Щёки Кризалис залил румянец. Кроме того, она растерялась от внезапно нахлынувшей волны любви этой маленькой единорожки к матери. Принцесса перевёртышей такого ещё не ощущала ни разу, даже чужой любовью она до сих пор питалась со стороны, не превращаясь в само существо, которое любят. А тут так неожиданно, да ещё и дочка искренне и сильно маму любит.

— Ты... чего на улице? — пыталась собраться с мыслями Кризалис.

Голос вроде бы прозвучал нормально, похоже на оригинал. Но Кризалис не могла определиться с тем, как ей себя вести. К ней-то мать относилась прохладно, да и она сама не стала бы так поступать, как эта маленькая кобылка. Но у пони вроде как принято хорошо друг к другу относиться.

— Я вас встречать побежала! — радостно сообщила маленькая пони и, повернувшись к Чудику, сказала:

— Привет, папа!

Ризи не сдержался и захохотал во весь голос. Единорожка поглядела на него с недоумением, не понимая, что не так. А Чудик растерялся ещё больше, чем Кризалис, так что только пробормотал "Привет" и затих. Его тоже ошарашил неожиданный заряд любви, полученный от "дочки".

А кобылка тем временем, безмятежно болтая, утащила Кризалис в дом. Остальные перевёртыши последовали за ними. Маленькая единорожка явно хорошо знала их всех и никого не стеснялась. Перевёртыши не сумели уловить весь смысл её болтовни, но в основном это были простые детские выдумки. Пони рассказывала о том, как она провела день, во что играла, как себя вела. И, наконец замолчав, она посмотрела на Кризалис с надеждой, ожидая одобрения. Принцесса перевёртышей не сразу поняла этот простодушный взгляд голубых глаз. Улыбка малышки немного угасла. Кризалис поспешно пробормотала:

— Да-да, всё хорошо. Иди... это... Поиграй, что ли.

Единорожка снова заулыбалась и на несколько секунд обняла Кризалис за шею, а затем со смехом убежала в свою комнату. Принцесса как раз пришла в себя за то время, пока ещё слышен был цокот маленьких копыт в коридоре.

Кризалис с негодованием посмотрела на Ризи, который снова перестал сдерживать смех и расхохотался.

— Я же говорила, что слишком взрослые! — Голос будущей королевы дрожал.

Ризи смеяться перестал, но улыбки все равно сдержать не мог.

— Да ладно тебе. Разве плохо вышло?

— Не плохо, но неожиданно, — возразила Кризалис. — И мне явно придётся потом пытаться поменять тем пони память, а я этого ещё ни разу не пробовала. И такого прилива энергии я не ожидала. Вроде мелкая такая пони, а любви-то... И никогда бы я не подумала, что такое отношение реально. Ну, между мамой и дочкой.

Ризи заметил:

— Так ведь жеребята и лгать-то ещё не умеют толком, вот у них и самая искренняя привязанность.

Кризалис решила осмотреть дом, не переставая удивляться непривычной обстановке. Одна большая комната, похоже, была спальней родителей маленькой единорожки. В первую очередь внимание принцессы привлекло зеркало. Она не сразу поняла, что это такое, но быстро сообразила, что пони в отражении — это та, в которую превратилась, да ещё и повторяющая её движения. Хмыкнув, Кризалис потыкала копытом в зеркальную поверхность. Пони за стеклом сделала то же самое.

— Ужас какой, — пробормотала Кризалис.

Она осторожно поправила синие вьющиеся пряди гривы, напомнившие ей морские волны, что ей доводилось видеть только на картинках.

— А дальше-то что? — И принцесса неосторожно повернулась, стукнувшись передней ногой о ножку стоящего рядом столика.

И от боли она выпустила магический луч из рога, неожиданно попавший в зеркало и расколовший его на две части. Ризи, быстро среагировав, на всякий случай оттолкнул будущую королеву в сторону, но осколки, к счастью, на них не посыпались, несмотря на трещину, зеркало продолжало держаться в раме.

— Что за... — пробормотала Кризалис. — Тартар меня забери, я теперь ещё и магию снова хуже контролирую!

При последних словах она сердито пнула столик. Из рога выскочило ещё несколько зелёных искорок. Кризалис подошла к кровати, сначала недоверчиво потрогала белое покрывало копытом, а затем залезла туда, устало откинувшись на спину и раскинув ноги в стороны.

— Я себя чувствую так, словно недавно из кокона вылупилась, — заметила она. — Ничего уже не соображаю.

Она почти не приукрашивала. С одной стороны, она была полна энергии, но с другой, она явно почти не могла её сейчас контролировать.

— А что, разве давно? — философски заметил Ризи, глядя на зеркало. — Сколько там тебе, лет тринадцать-четырнадцать ведь, вроде как. Мы с тобой почти ровесники.

Кризалис фыркнула и бросила в него белоснежную подушку, но промахнулась. А вот вторая угодила в цель. Ризи не стал долго ждать и отправил обе подушки обратно. Между ними разразилась небольшая битва. Кризалис радостно смеялась, на какое-то время забыв обо всём. Но через какое-то время она вспомнила о том, что маленькая единорожка находится в соседней комнате, и смущённо затихла.

— Это дитё было бы в шоке, увидев, как по-детски его мать себя ведёт, — усмехнулся Ризи, закинув одну из подушек, отлетевшую в угол комнаты, обратно на кровать.

Кризалис зевнула.

— Ладно, ты лучше поспи реально, а то, похоже, перевозбудилась из-за переизбытка энергии, — посоветовал Ризи.

Кризалис, не ответив, посмотрела в окно. На улице уже темнело. Она немного встревожилась.

— А когда тогда обратно идти? С утра, что ли?

— Наверно, лучше так. А сейчас желательно всё же отдохнуть.

Кризалис спихнула подушки с кровати на пол. Ризи бесшумно вылетел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Кризалис действительно захотелось спать, но из духа противоречия она немного побродила по комнате, изучая незнакомые предметы, а потом всё-таки впервые в жизни заснула на настоящей кровати.