Автор рисунка: Stinkehund
1.01. Глава, в которой Твайлайт видит мёртвых людей 1.03. Глава, в которой медицинский персонал испытывает крайне противоречивые эмоции

1.02. Сон, в котором я вижу своё отражение, и оно мне не нравится

"Куда деться от снов и призраков прошлого, которые приходят к тебе незваными гостями?"

Эрих Мария Ремарк

…я не могу гарантировать положительного исхода…

Я поднимаюсь с пола.

Иду через корпус, мимо обшарпанных стен и разбитых окон. Захожу в общую спальню. Затем, опираясь на тумбочку Большого, забираюсь на шкаф.

И достаю оттуда простую школьную тетрадь, разрисованную детскими восковыми мелками.

Сколько воспоминаний связано у местных обитателей с этим шкафом, сколько раз они скрывались в нём от хулиганов и скучающих старших... Я тоже сидел в нём, прятался от Большого и его дружков, пока не приходила воспитательница.

Этот шкаф примечателен ещё и тем, что под ним валяются сломанные ножки от стульев, обрезки полых пластиковых труб (которыми нас иногда били) и прочий мусор. Беру в руки одну ножку и выхожу из спальни.

…невероятное, первый подобный случай в моей практике. Непривычный организм, да ещё и безумное количество ранений…

Что будет, если ударить ребёнка кулаком? Он заплачет. Возможно упадёт, но не обязательно.

А что будет, если ударить ребёнка тяжёлой деревянной ножкой от стула, с металлическим набалдашником? Сейчас проверим…

…как он вообще выжил. Потеря почти полутора литров крови…

Улавливаю тонкий, на грани слышимости плач. Перехожу на бег. Только бы не опоздать…

…никакого Именного Листа! Правда, перед операцией он ненадолго пришёл в себя. Сестра Редхарт спросила его имя, чтобы отвлечь от боли, пока не подействует обезболивающее, и он прохрипел что-то вроде… ммм… Ишан. Да, точно, Ишан...

Всё-таки показалось.

Заворачиваю за угол, огибая корпус номер два. Пробегаю вдоль стены, мимо разноцветных плакатов. Мельком кинутый на них взгляд ловит милую улыбку какого-то урода. Урод воодушевлённо трясёт двойным подбородком и призывает проголосовать за него на летних выборах председателя городского совета.

Оглядываюсь, пробегаю по окрестностям глазами, её нигде нет. Господи, где они?! Сердце падает куда-то в район пятки. Неужели опоздал?

…операция прошла успешно. Но, к сожалению, у него останется множество…

Что это за шум на соседней улице? Надо взглянуть.

…нет, он ещё слишком слаб…

Серая футболка со светло жёлтыми узорами, потрёпанные джинсы. Волосы того же светло жёлтого оттенка, что и узоры на футболке. Прямой, очень красивый нос, тонкие черты лица.

И вечное, недоумённо-радостное выражение лица.

Я вижу её за ограждением, в толпе, что идёт в сторону рынка. Что там происходит, откуда столько людей? Неважно, главное, что с ней всё в порядке. Облизываю высохшие губы и иду к калитке.

…грива-то ещё ладно. Меня больше поразили его зубы. Они треугольные и почти плоские, с очень острой кромкой. Слегка похожи на акульи, можете себе представить?...

Пытаюсь догнать её в толпе. Стадо людей, потных, жирных, пропахших злобой людей. Омерзительно. Как они вообще терпят друг друга?

…но он же должен был откуда-то появиться?…

Мой взгляд выцеливает из людской массы ещё одно знакомое лицо. Серый. Он тоже направляется к ней. Чёрт бы вас всех драл, почему эти морды не могут идти быстрее?! Пропустите меня!

...я бы ни был столь уверен в невозможности непроизвольной телепортации. А впрочем, вам действительно виднее…

Они сворачивают в неприметный переулок. Оба, и Серый, и она.

А ведь я помню этот пакостный переулочек между двумя трёхэтажными развалюхами. Его главная особенность состоит в том, что прохожие в нём бывают раз в полвека.

Я впадаю в состояние близкое к панике и начинаю совсем грубо расталкивать прохожих, не обращая внимание на возмущённые вопли.

…будем ждать, скоро он должен придти в сознание…

Я полный идиот. Разумеется они не стали бы делать с ней ничего серьёзного прямо на территории Заведения. Что они сказали ей, как они выманили её в этот чёртов переулок? Я даже был бы слегка заинтригован, если бы не сходил с ума от дурных предчувствий.

…а затем снова упал, на этот раз окончательно. Мисс Редхарт была весьма напугана, ей даже пришлось принять успокоительное. При мне, к сожалению, он ничего подобного…

Спотыкаясь, вбегаю в вонючую расщелину между домами. Оглядываю диким взглядом окрестности, сжимая в потных, побелевших от напряжения ладонях ножку от стула.

Вижу её. И их.

…что-то прокричал. Потом доктор Наттер несколько раз прослушал запись его крика, но так и не смог определить…

Что-то страшное. Неправильное. Небывалое.

Три маленьких окровавленных детских тела и девочка, сидящая рядом ними на земле. По нашему подбородку стекает красный солёный сироп, импровизированная дубинка валяется рядом, в пыли.

Кто-то из жильцов трёхэтажки кричит. Вот дурак, зачем? Все равно никто не спустится и не подойдёт, всем плевать.

Ну вот, и он затих.


…послали магикаграмму как только убедились в том, что это правда. Принцессу Селестию уже известили…

– Саша…

Мы с трудом поднимаемся с тела Большого, с усилием отцепляя со своей одежды его руки. Его предсмертная хватка порвала нашу единственную приличную футболку. Вот ведь скотина, он умудрился напакостить нам даже после того, как наши зубы разорвали в клочья его шею.

– Саша… что ты наделал?... – она неверяще смотрит на наши руки, залитые кровью Большого и Серого. Она расстроена? Но… но почему? Мы же защитили её. Мы так торопились, спешили. Хотели спасти, и спасли! Почему она плачет?!

Она поднимает на нас свой заплаканный взгляд, мы смотрим ей прямо в глаза.

И мы видим в них наше отражение.

– Нет… – шепчем мы, чувствуя липкий холодный страх, – не смотри на нас… пожалуйста, отвернись!

Нас словно облили жидким азотом. Мы пытаемся, но не можем сдвинуться с места и отвести взгляд от её зрачков, из которых на нас смотрят… мы.

– Света, не смотри на нас! Хватит! Хватит! ЗАКРОЙ ГЛАЗА, ОТВЕРНИСЬ! – мы кричим в полный голос, уже не пытаясь сдержать охвативший нас дикий ужас.

– НЕ СМОТРИ НА НАС!

…снова кричал…

Этого не может быть, потому что этого не может быть! Всё сон, всё нереальность! Этого нет! Мы не такие, мы не делали этого! Хватит, пожалуйста! Прекратите мучить нас!

Это лишь сон! Сон!

Лишь сон!...

Это лишь сон…

Всего лишь сон…

Просто... сон...

…долго, нужно попробовать его разбудить. Разумеется, вы можете присутствовать, что за глупые вопросы…

Я жив.

Если мне снова снится эта дрянь, значит я всё ещё жив.

Не знаю, каким образом мне удалось выжить, да и плевать. Всё равно, она ушла, а значит, моя жизнь потеряла всякий смысл.

Я чувствую, как сон вокруг меня распадается на кварки и цветочную пыльцу.

Интересно, что я увижу при пробуждении, учитывая то, что во мне примерно триллион кровоточащих дырок и ещё с полмиллиона переломов? М?

Удивите меня…