Автор рисунка: Devinian
0. Пролог 1.02. Сон, в котором я вижу своё отражение, и оно мне не нравится

1.01. Глава, в которой Твайлайт видит мёртвых людей

"В историях о сверхъестественном есть один приятный момент – там никто не умирает по-настоящему. Они всегда могут вернуться."

Стивен Кинг

Приветствую вас, друзья мои! Проходите, скорее проходите в гостиную и устраивайтесь поудобнее.

Флатти, пожалуйста, принеси нашим гостям пирожных!

Присаживайтесь, пожалуйста. Вот сюда, ага…

Ох, осторожно!

Давайте я помогу вам подняться… вот так.

Надеюсь, вы не сильно ушиблись? Ну и славно. Да, с этими креслами надо быть аккуратнее. Они принадлежали… да-да, спасибо, Флатти!

Так вот. Ммм… Они принадлежали ещё бабуле Шай, очень старые. Когда распиливали древесину для их каркаса, семейство Смит только начинало обустраиваться на том месте, на котором впоследствии возник Понивилль…

Я много раз предлагал Шай выбросить их, и купить новые, красивые, удобные кресла, но она наотрез отказывается это делать. Она говорит, что эта рухлядь – часть её дома, неизменная, как сам фундамент; и что в них она чувствует себя, словно в объятьях матери.

Я её понимаю. В старых, прослуживших не одно десятилетие вещах есть своя прелесть. Вот взять мою древнюю, «ветеранскую» футболку. Она уже вся поблекла от старости, она слегка прожжена с одного бока и неслегка испачкана синей краской с другого, она безнадёжно растянута – по-хорошему, её надо безжалостно выкинуть на помойку, но в ней так уютно сидеть у себя дома перед камином, протянув лапы к огню… Так спокойно…

Разумеется, при гостях я её никогда не надеваю.

А? Что такое футболка? Это… нууу… одежда. Да вот сами посмотрите! Её обычно носят люди.

Как?! Вы и кто такие люди не знаете?! И не стыдно вам? Шестнадцатый век на дворе, а вы не знаете таких элементарных вещей… Это же один из самых известных вымышленных образов. Сейчас, погодите… где-то у меня тут лежала одна забавная книжка…

Ага! Вот она! Лежала за диваном, представляете? Наверное, её туда затащил кто-то из зверья Шай. Вот ведь непоседы… может сожрать одного из них в назидание остальным?

Это была шутка, не надо на меня так смотреть.

Ладно, видимо я сегодня как-то не в ударе. Вы тоже так считаете? Видимо, старею. Хех…

Ну и ладно, Селестия с ним, с моим чувством юмора.

Вы лучше вот сюда посмотрите! «Энциклопедия Мира. Том III». Очень занятная книжица, написана в позапрошлом веке знаменитым путешественником и учёным-естествознателем Кеосом Крэшем, весьма почтенным пегасом и моим хорошим знакомым. Всего у «Энциклопедии Мира» восемь томов, а люди, как мифологическое явление, описаны именно в третьем томе.

Так, а теперь открывайте его и читайте статью про людей! Прямо сейчас!

Только не говорите мне, что вы ещё и читать на эквестрийском не умеете… Не умеете ведь, да?... Господа, вы безнадёжны.

Ладно, прочитаю её вам сам, вслух. Внимайте, неучи.

«Человеки, люди (экъюи. hominis) — в древнекордской мифологии лесные божества, демоны плодородия, жизнерадостные существа, населявшие Кордский полуостров. Человек ленив и распутен, он проводит время в пьянстве и охоте за невинными кобылками. Биологически представляют собой разумных приматов, предположительно – горилл или шимпанзе.

Об их происхождении рассказывает Сциенс. Согласно нему, люди обладали мускулистым торсом, маленькими кривыми ногами и длинными руками, наподобие минотавровых или сатирьих. Они передвигались на задних конечностях, иногда по-обезьяньи опираясь на костяшки передних.

Легенда гласит, что именно люди спасли принцессу Тирка Даирану, которую её хувфинский возлюбленный Йесет оставил спящей на берегу Сосканы.

Были известны статуи людей работы Артифицема.

По рационалистической интерпретации, это сатиры-отшельники, которые жили в диких лесах и сбривали густую шерсть, чтобы она не мешалась, цепляясь за ветви и кустарники»

Вот так вот.

Чаю? Знаю я один магазинчик неподалёку от мэрии, где продают замечательный куангхи. Больше ничего стоящего там нет, к сожалению, но куангхи – выше всяких похвал.

Возьмите печенья… нет-нет, я всё же настаиваю. Такого печенья вы ещё не пробовали. Это одна из новых находок четы Кейк – совершенно исключительная вещь!

Знаете… возвращаясь к нашему разговору – старый Крэш ошибся. Люди выглядят совсем не так, как он описал их. Я знаю это совершенно точно. Откуда?

В своих изысканиях, Кеос, как и Сциенс, основывался лишь на мифах и легендах. Я же знаком с одним существом из рода людей лично.

Не верите? Сходите в город, поговорите с жителями. Не я один его знаю. Он уже полтора года проживает прямо здесь, у нас с Шай под боком, в Понивилле. Он живёт на восточной окраине города, в конце улицы Каменщиков, рядом со статуей Плачущей Леди.

Нет, ни в коем случае! Не ходите к нему, он терпеть не может праздных зевак и непрошеных гостей, хотя своим друзьям он рад в любое время. Но ведь вы не входите в их число, не так ли?

По поняшьим меркам, у него вообще крайне угрюмый характер. Он отличается весьма эксцентричным поведением, а его специфическая манера разговора может сильно обидеть непривычного пони.

Да-да, прямо как ваш покорный слуга… Он вообще довольно-таки похож на меня, и поведением, и речью, и… определёнными навыками. Хотя на самом деле, внутри, мы абсолютно разные…

Да, мы с ним очень близки. В принципе, я мог бы устроить для вас встречу с Ишаном, но… мне не хотелось бы так злоупотреблять терпением моего доброго друга.

Давайте так: я расскажу о вас Ишану, а уж он потом решит, хочет с вами встречаться, или нет. Соответственно, он сам с вами свяжется. Или не свяжется.

Согласен, это… не очень то удобно, мягко говоря, но такой уж у него характер…

Так получилось.

Что-что? Нет.

Не буду, и не просите.

Это долгая и очень неприятная история. Она неприятно началась, неприятно продолжилась и неприятно закончилась. Подобным рассказам не место в такой чудесный вечер… да, спасибо, Флатти. О, мои любимые! Ты просто чудо!

Тем более, что мы так давно не виделись с вами, и мне совсем не хочется омрачать радость нашей первой за очень долгое время встречи.

Ох, ну… ну, ладно, так и быть. Хорошо! Раз уж вы так требуйте…

Сейчас…

Дайте мне… собраться с мыслями.

Да. Я помню это как вчера, хотя это произошло полтора года назад.

А впрочем, что такое полтора года для меня – живущего в этом нелепом мире уже полторы тысячи лет…

Я расскажу вам историю… о сгоревшем человеке.

Вы когда-нибудь обжигались по-настоящему? Это очень больно, не правда ли? Сначала идёт первая волна боли – когда обожженный участок тела ещё находится в огне. Адская, дикая боль, хуже, чем от любых других видов ранений. Но вот первая волна проходит, вы успокаиваетесь…

А за ней уже спешит вторая! Она рвёт ваши нервы чуть слабее первой, но гораздо, гораздо дольше…

Эээ, Флатти, может быть ты…? Нет? Уверена? Ну ладно.

Вылечиваются сильные ожоги с трудом, полностью не проходят никогда, оставаясь на теле на всю жизнь.

Но это ожоги физические. А что, если в огне твой разум? Будет легче?

Нет. Будет ровно то же самое.

Друзья мои, это история о человеке, который горел восемнадцать лет подряд. Горел, но продолжал улыбаться.

Это история о человеке по имени Ишан Субита.

Гмм… с чего бы начать…

Да, точно! Начать следует с… Твайлайт Спаркл.

Вы когда-нибудь слышали о кобылке по имени Твайлайт Спаркл?

Разумеется слышали! Твайлайт Спаркл, «самую верную ученицу Принцессы Селестии» знают все, от мала до велика.

Впрочем, в Понивилле все друг друга знают. Это маленький город, мда…

Советница Твайлайт Спаркл, лучшая студентка Кантерлотской Королевской Школы, личная ученица Великой Принцессы Дня Селестии Возжигающей, Хранительница Элемента Магии считала себя неплохим магом.

Как-никак, если ты в девять лет увеличиваешь новорождённого дракончика до размеров замкового донжона, а потом десять лет обучаешься под крылом у аликорна – это что-то значит.

Как минимум то, что ты, несмотря на юный возраст и ещё более юный и несолидный вид, вполне достойна должности Светлой Советницы. Невероятное достижение для пятнадцатилетней девочки.

Верно?

Не совсем.

По сути, Твайлайт все эти четыре года ничего не решала в политике государства. Советницы всегда оставались в тени монархинь, даже если они были Светлыми; ну а в случае с Твайлайт всё было ещё хуже.

Да, Советница Твайлайт Спаркл нисколько не обольщалась по поводу своего громкого звания. Она понимала, что Селестия дала ей эту должность, только для того, чтобы у взрывоопасной во всех смыслах единорожки был повод постоянно находится рядом с Принцессой, под её материнским взором.

Правда, будучи Советницей, она имела определённые привилегии и права… И Твайлайт без зазрения совести пользовалась этим интересным свойством своего фиктивного звания.

Самое забавное то, что Селестия нисколько не осуждала этого. Напротив – она несколько раз посылала Твайлайт для выполнения различных… деликатных поручений, где могли бы потребоваться полномочия чиновницы высшего ранга… Вы ведь понимаете, что я имею в виду? Вот-вот.

Так вот, о чём это я?

Ах да!

Твайлайт Спаркл считала себя неплохим магом. Поэтому, как и любой уважающий себя маг, знающий теорию и практикующий основы спиритологии, она сразу насторожилась, когда почувствовала на себе чужой изучающий взгляд. Насторожилась, но не особо испугалась. Вот такой вот парадокс.

Твайлайт возвращалась с очередной вечеринки, устроенной Пинки.

Она не помнила по какому поводу была гулянка, но так ли важен повод, когда за дело берётся Пинки Пай? Кажется, это была уже третья вечеринка в «Сахарном Уголке» на этой неделе. Или четвёртая? Единорожка на мгновенье задумалась, чуть покачнувшись на ходу. Всё таки не стоило Пинки заказывать столько выпивки из «Солёного Рога», как никак завтра мисс Спаркл предстоит важное состязание с аспиранткой Стар. И зачем она только назначила дуэль на воскресенье?

Твайлайт коварно улыбнулась, представляя, какое лицо будет у давней приятельницы, когда она покажет ей, чему научилась за последние две недели.

Был уже весьма поздний час, на город опустилась ночная пелена спокойствия.

За приглушенными огоньками зашторенных окон Твай слышала усталые материнские голоса и нежное воркование возлюбленных. Из многочисленных садов шёл нежный, сладкий аромат. Было прохладно, но в самую меру, без намёка на холод. Статуя-фонтан Маришки Свитхарт отблёскивала и серебрилась лунным светом.

И ветер… ветер что-то усыпляюще шептал ласковым голосом Принцессы Ночи.

Всё было хорошо.

…Или нет.

Это началось, когда Твайлайт вышла на улицу Каменщиков. Уже несколько минут её не покидало чёткое ощущение чужого взгляда. Как ни странно, это было совсем не страшно. Скорее завораживающе. Примерно так же чувствует себя кролик, глядя в глаза приготовившейся к броску гадюки.

Твайлайт оглянулась, осмотрелась вокруг. На улице было ни души, даже уличные кошки куда-то неуловимо исчезли. Только прохладный ветерок гулял по мостовой, гоняя уличную пыль.

Всё это было очень странно. Ну не ветер же следил за ней. Или…?

Твай энергично тряхнула головой, выбрасывая из неё мистический мусор, навеянный вечерним сумраком. Кто бы её ни преследовал, она сможет дать ему достойный отпор. Сильнейшая волшебница в городе, как-никак. Да и до дома уже недалеко.

Давящее ощущение постороннего взгляда не проходило.

Уже подходя к понивилльской библиотеке, в которой единорожка жила последние восемь месяцев, она почувствовала неладное. Недоумённо поддёрнув изящным носиком, она открыла дверь, зашла внутрь и замерла.

Озон и гарь.

Сильнейший запах озона и гари волной прокатился через сознание Твайлайт. Алкогольные пары мгновенно выветрились из головки маленькой волшебницы. Она инстинктивно выставила вокруг себя магический щит. Аккуратно, но быстро пройдя внутрь, Твай осмотрелась, пытаясь в непроглядной темноте определить источник запаха. Включать свет она не хотела, опасаясь спровоцировать нечто, от чего исходил столь пугающий аромат.

Когда ты учишься вместе с сильнейшими (потенциально) единорогами королевства, это накладывает на твоё сознание определённый отпечаток. Когда ты сама являешься одним из сильнейших (потенциально) единорогов королевства, это делает вышеупомянутый отпечаток только сильнее и глубже.

Твайлайт никогда не забудет тот день, когда она впервые попыталась самостоятельно, без присмотра преподавателя или Селестии (то есть, спрятавшись в часовне), провести опасный эксперимент с зельями, одолженными (то есть, украденными) из кабинета алхимии.

Когда пыль от взрывной волны улеглась, рабочие разобрали остатки часовни, а Твай дослушала ругань профессора Грея, она клятвенно пообещала себе относиться серьёзнее к незнакомым зельям, свиткам с неизвестными заклинаниями, странным магическим существам и подозрительным ароматам.

Этот случай, плюс долгие годы обучения среди, таких же, как и она, маленьких волшебников-недоучек, подарил Твай бесценный, хоть и очень, ОЧЕНЬ горький опыт. И сейчас, этот опыт буквально орал во всё горло: «Впереди чрезвычайно опасный магический объект! Уходи отсюда, пока можешь! Завтра вернёшься с командой профессиональных ликвидаторов заклятий, а сейчас беги, пока копыта держат!»

– Спайк… — осторожно позвала Твайлайт. Никто не откликнулся. Единорожка запоздало вспомнила, что Спайка на два дня забрала Зекора, для помощи в сборе каких-то ночных трав. На секунду задумавшись, что же собралась приготовить зебра, Твай рассеянно сделала ещё один шаг вперёд.

Внезапно, она осознала, что наступила в… лужу.

В лужу потенциально опасной жидкости с неизвестными свойствами и сильным озоновым запахом.

Опыт стремительно упал в обморок, испустив на прощанье пронзительный вопль.

Пискнув и затрепетав, студентка отдёрнулась назад. К счастью, ничего не произошло, пострадавшая конечность не растворилась, не обожглась и даже не защипалась. Выровняв дыхание, отвесив себе мысленный подзатыльник за неосторожность и прочтя ещё с десяток защитных заклинаний, Твайлайт позволила себе взглянуть поближе на столь напугавшую её субстанцию. Волшебница создала крохотный блуждающий огонёк, наклонилась к луже, и, прищурившись, осмотрела её.

Моргнула.

Судорожно вздохнула и отступила назад.

Кровь.

– СВЕТ! – закричала Твайлайт. По всей библиотеке сразу же включились десятки светильников, освещая то, что секунду назад было скрыто в темноте. Она уставилась вглубь помещения, прямо на залитый кровью пол.

– Святые Титаны… — в ужасе прошептала волшебница, глядя на… него.