Автор рисунка: Noben
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Вскоре путникам стали попадаться ямы. Не те ударные кратеры от метеоритов, которыми была испещрена лунная поверхность, а самые обыкновенные ямы. Как будто кто-то искал здесь клад – и чем ближе они подходили к цели, тем этих ям становилось больше.

— Я рыл такие, — похвастался Спайк, — когда мы с Рэрити искали драгоценности. Минутку…

Он заглянул в ближайшую и улыбнулся. Неуклюжий копатель забыл на дне искрящийся камень.

— Аметист! – воскликнул Спайк. – Скуталу, это же аметист, причём великолепного качества! Ску…

Но Скуталу была уже далеко. Дракончику пришлось изрядно поднажать, чтобы догнать пони.

— Ты только посмотри, это же аметист! – запыхавшийся Спайк мчался вровень с пегаской и едва ли не тыкал ей в нос фиолетовым камнем. – Ну посмотри же!

— Лучше посмотри туда, — процедила пони и остановилась.

Спайк споткнулся, но камень не выронил.

Впереди, отбрасывая длинную чёрную тень, возвышался замок. Высокие стены, башни, ров с опущенными воротами – всё это было вполне типичным для замков. Такие может увидеть любой пони, открыв иллюстрированный учебник истории или съездив на каникулы в Кантерлот. Необычным был материал, из которого этот замок построили.

— Это… драгоценные камни?.. – Спайк не мог поверить своим глазам. Он прикрылся от слепящего солнца, но по-прежнему не закрывал рта. – Скут, скажи, что я не спятил! Это же и в самом деле драгоценные камни?

— Ага, — присвистнула она. – Спорим, с таким не сталкивалась даже Дэринг Ду?

И вновь оставив дракончика недоумевать, поспешила вперёд.

— Стой! А вдруг там…

Но пегаску ничуть не волновали опасения Спайка. Тот думает, что раз есть замок, значит, где-то поблизости должны быть и его обитатели. Но Скуталу уже догадывалась, кто всё это построил. Не теряя решительности, она нырнула в тень громадины, прогарцевала по опущенному через ров мосту (опоры были сделаны из малахита, цепи – из золота, а сам мост – из потрескавшейся яшмы), оказалась во внутреннем дворике.

И замерла от удивления. Скуталу ожидала увидеть всё что угодно, но только не это.

Перед ней, на огромном нефритовом постаменте, возвышалась хрустальная Найтмер Мун. Достаточно высокая, чтобы кончик рога достигал края стен. Пропорции были искажены, из-за чего злая принцесса казалась ещё злее, чем даже в детских сказках. Дьявольский оскал (клыки длиннее обычного), взгляд плотоядного, скрюченные крылья, больше похожие на крылья летучей мыши, нежели пегаса. Чувствовался почерк безумного скульптора – тот, кто воздвиг это чудо, был явно не в своём уме. Гениальность и сумасшествие переплетались в этой статуе. Её автор боялся Найтмер Мун, но, что самое странное, был влюблён в неё. Ему определённо нравилась принцесса тьмы.

— Нифига себе… — подоспевший Спайк сел на попу.

Большую часть внутреннего дворика занимало изваяние Найтмер Мун, но были тут и другие скульптуры. Судя по стилю, их делал один и тот же художник. Пони. Крохотные, зажатые в тисках ужаса, они пятились назад, но не могли оторвать взгляда от своей принцессы. Они словно поклонялись ей. На мордочках читались как страх, так и безграничное почтение. В самой крошечной Скуталу узнала принцессу Селестию – совсем ещё ребёнка.

— Это ведь всё драгоценные камни, да? – Спайк, сжимавший в одной лапе аметист, а в другой – блокнот, начал приходить в себя.

— Похоже, их на Луне достаточно.

— И ведь кому-то не лень было всё это строить!

Скуталу пожала плечами:

— С магией аликорна и тысячей лет свободного времени… Я удивлена, что она не отгрохала себе целый город.

Безумие Найтмер Мун, казалось, было заразно. Скуталу решила, что если долго смотреть на эти статуи, можно сойти с ума. По спине побежали мурашки. Жуткое место. Этот крошечный дворик, застывшие фигуры пони, созданные извращённой фантазией, чёрное небо…

— Пойдём, мы должны поискать внутри.

И, как обычно, не дожидаясь протестов Спайка, Скуталу двинулась к входу. Было тесно, а статуи стояли вплотную друг к другу, но пони старалась их не задевать. Казалось, стоит лишь дотронуться, как они оживут, и безумие Найтмер Мун воплотится наяву.

Внутренние помещения замка были выполнены в том же стиле. Смесь пошатнувшейся психики, ужаса и безграничной мании величия. Это отмечалось во всём: в статуях (внутри их было не меньше, чем снаружи), в украшавших стены мозаиках, в мебели, в пыльных люстрах и даже в планировке комнат.

Та пони, которая сотворила всё это, была явно не в своём уме.

— Пойдём, Спайк, мы должны обследовать всё до конца!

Дракончик тяжело дышал. Его короткие ножки не предназначались для бега.

— Знаешь, я устал за тобой гоняться. Давай передохнём.

— Но Спайк!

— Мне здесь нравится.

Они находились посреди тронного зала. Из всех помещений, которые они посетили, этот зал был наименее безумен, и больше остальных походил на кантерлотский. Правда, здесь не такие широкие окна, да и витраж сохранился лишь на одном (через другие виднелась унылая лунная поверхность). Высокие своды, статуи королевской стражи (на редкость нормальные для такого места), громадный трон с кьютимаркой принцессы Луны на спинке. А главное – что и привлекло Спайка – это груды драгоценных камней. Скуталу никогда не видела их столько, но старшие подруги рассказывали, что такое – не редкость в драконьих пещерах. Будь они на Земле, пони решила бы, что где-то поблизости затаился дракон.

— Определённо нравится, — повторил Спайк, плюхнувшись в груду камней, как в удобное кресло. Весь страх, который был в маленьком дракончике, куда-то исчез, а на его место пришли расслабленность и умиротворение.

Сейчас Спайк напоминал Пинки Пай, когда та оказалась под шоколадным дождём.

— Мы ещё не все помещения осмотрели! – возразила Скуталу.

— А какой в этом толк?

— Как какой? Чтобы найти хоть какую-то зацепку как отсюда выбраться! Неужели непонятно?

Спайк бросил аметист в рот. Драгоценный камень захрустел на зубах.

— Твайлайт что-нибудь придумает, — сказал дракончик жуя. – Она не бросит помощника-номер-один на Луне, я уверен.

— Но…

— Наверняка они уже обсуждают с принцессой Селестией, как нас отсюда вызволить. Я практически на сто процентов уверен в этом, так что беспокоиться не о чём.

Спайк зачерпнул ещё камней, и принялся жевать их, как пони жуют сено.

— Но ведь Твай даже не знает, что я здесь! Насчёт тебя она может и догадается, и использует какую-нибудь магию телепортации, а я… Я так и останусь тут одна!

Скуталу опять вспомнила Меткоискателей. Теперь их двое, если не считать мэйнхеттенского отделения клуба: Эпплблум и Свити Белль. Как они отреагировали на грубость? Уж точно не побежали вниз, следя за её героическим полётом. Будь так, они, возможно, знали бы о произошёдшем. Может даже, помогали бы Твайлайт в подборе заклинания возврата.

Вот только, надо ли им это теперь?

Перед мысленным взором Скуталу возникла небольшая сценка. Подруги, спустившись с холма, вяло обмениваются фразами:

«Пойдём её искать?» — спрашивает Свити Белль.

«Ещё чего, — отвечает Эпплблум, поправляя бант. – Она взрослая пони, и ей не нужны такие пустобочки, как мы».

«Верно, — кивает единорожка. – Да и, в конце концов, что может с ней такого случиться? Ну упадёт, ну даже сломает себе что-нибудь – пегасы ведь часто что-то ломают, когда учатся летать».

«Дэш поможет. По домам?».

«По домам».

Картинка меняется, и теперь Скуталу видит яблочную ферму. Эпплджек и Биг Макинтош занимаются рутинными делами – стряхивают с деревьев фрукты. Рядом – Эпплблум, бьющая яблони едва ли не сильнее их обоих вместе взятых. На её хмурой мордочке нет других эмоций. Только раздражение: вот вам, глупые деревья, получите! Удар! Ещё удар! «С тобой всё в порядке, сахарок?» — с волнением спрашивает Эпплджек. «Лучше не бывает» — сквозь зубы процеживает сестра. Удар! – и старшую Эппл накрывает грудой яблок.

Скуталу мотнула головой, не желая представлять ещё и рыдающую в своей комнате Свити Белль – одинокую, покинутую и несчастную Свити Белль, которая когда-то давно помогала ей в написании гимна Меткоискателей. Как же классно тогда было! Три маленьких пони против целого мира – вот это по-настоящему здорово.

И если б не кьютимарка…

— Я так и останусь тут одна, — повторила Скуталу последнюю фразу.

— Твай и тебя вытащит, я уверен.

Это стало раздражать. Дракон-слуга, который разлёгся посреди камней в чужом замке, словно у себя дома – вроде ничего особенного, но Скуталу это задело. Да и подруги вспомнились некстати – уж больно неприятным был развал клуба Меткоискателей. И ещё этот сюрреалистический пейзаж за окнами: прямо в центре ближайшего, над унылой лунной равниной, висела Земля.

Скуталу сжала зубы:

— Пойдём, Спайк, не время упрямиться. Мы должны обследовать верхние этажи.

— Должны? С какой это стати?

Дракончик зачерпнул ещё камней. Наивный. Беззаботный. Ребёнок.

— Просто должны!

Спайк отмахнулся, словно от мухи:

— Я останусь здесь. Тут, конечно, мрачновато, но мне нравится. И с едой проблем нет – не пропадём.

— Но… но… ты должен меня слушаться! – возмутилась Скуталу. Она никогда не относилась к Спайку как слуге; скорее, она считала его младшим братом Твайлайт. Но где-то на подсознании прочно засела аксиома: дракон выполнит любой твой каприз, какой ни попросишь. Хочешь – пунш принесёт, хочешь – кексиков приготовит. С позволения Твайлайт, разумеется. Но поскольку Твайлайт тут нет, Скуталу считала себя за главного – она даже как-то не задумывалась, что у Спайка может быть иное мнение, и что он может попытаться его высказать.

— С какой это стати? – в голосе дракончика слышалась обида. Похоже, он догадался обо всех мыслях пегаски по её тону. – С какой это стати? – повторил он.

Скуталу стало стыдно. И одновременно захотелось что-нибудь сломать. Она едва сдержалась, чтобы не нахамить. Но Спайку этого показалось мало:

— С какой стати, я спрашиваю, я должен за тобой бегать, а? У меня есть свой драконий кодекс чести, и в нём не говорится, что я обязан следовать приказам каждой пони. Я служу исключительно её Величеству принцессе Твайлайт Спаркл! И Элементам гармонии! И принцессе Селестии, если она попросит. Если ты считаешь, что я мальчик на побегушках, ты глубоко заблуждаешься – я дракон, и у меня есть чувство собственного достоинства! А ещё…

— Хватит! – рявкнула Скуталу. Это совсем не походило на того доброго и услужливого Спайка, которого она знала. И это её пугало.

— А ещё, это по твоей вине мы здесь, — закончил он.

«Так что сидела бы ты, дурочка, и не высовывалась» — прочитала Скуталу в его взгляде окончание фразы. Ей стало неловко. Мало того, что она обидела подруг, собственными копытами развалив клуб Меткоискателей, так вот теперь ещё и разругалась с милейшим на свете существом.

Но извиняться Скуталу не подумала. Грозно сверкнув глазами, она скрылась в ближайшем коридоре, оставив Спайка одного.