Автор рисунка: Siansaar
Всего лишь сон Уязвимости

Вопрос доверия

− У всех пони есть определенные жизненные ориентиры, − говорил Сомбра, обводя взглядом своих слушателей. – Аксиомы, на которых держится вся картина их мира. Твайлайт и ее подруги всегда так успешно справлялись с нашими испытаниями не в последнюю очередь потому, что одна из их аксиом – друзьям всегда можно доверять, они прикроют тебя в любой ситуации. Снимая свой проект с консервации, я решил проверить, что получится, если эту их уверенность немного пошатнуть. Подготовка заняла довольно много времени, в ходе которого я незаметно вмешивался в их жизнь, корректируя некоторые события. Пара забытых обещаний, несколько мелких обид и пропущенных встреч – все это, конечно же, не могло разрушить дружбу Элементов Гармонии, но посеяло в их душах семена сомнений, ростки которых должны были взойти во время основной фазы…

Твайлайт проснулась из-за того, что кто-то очень настойчиво тряс ее за плечо. Приподнявшись на кровати, зевнув и протерев слипающиеся глаза, она уже собиралась высказать разбудившему ее Спайку свое недовольство, но остановилась, обратив внимание, насколько взволнованным выглядел ее ассистент.

− Наконец-то! – вздохнул с облегчением дракончик. – Происходит что-то странное, и я думаю, тебе стоит взглянуть.

Спайк потянул кобылку за собой, но та и сама уже обратила внимание на топот множества копыт и обеспокоенные возгласы, доносившиеся с улицы. Подойдя к окну и выглянув наружу, библиотекарша удивленно распахнула глаза, окончательно сбрасывая с себя остатки сна. Несмотря на позднее время, заснеженные улицы тихого городка пестрели множеством переговаривающихся друг с другом пони, смотрящих куда-то вверх; гривы всех цветов и оттенков виднелись в окнах, дверных проемах и даже на крышах. Подняв взгляд, Твайлайт тут же поняла, что привлекло внимание жителей Понивилля: в ночное небо с сияющей в вышине луной словно впрыснули густых черных чернил, медленно растекающихся по небосводу. Завиваясь турбулентными потоками, жутковатые кляксы неторопливо спускались вниз, будто капли грязной воды на оконном стекле, и переползали на землю, покрывая искрящуюся снежную поверхность темными оспинами.

− Что это такое, как думаешь? – спросил осторожно выглядывающий из-за подруги Спайк.

− Понятия не имею, − наблюдая за захватывающими все новую территорию пятнами, проговорила Твайлайт. – Уверена только, что ничего хорошего оно нам не сулит…

… По пути к центру города Твайлайт, внимательно наблюдавшая за поразившей Понивилль болезнью, поняла, что темные пятна не просто портят вид на аккуратные домики. Прямо на ее глазах маленький жеребенок, заинтересовавшийся активно извивающейся тенью, наступил на ее поверхность копытом и, не найдя под ногами опоры, чуть не провалился, вовремя удержанный от падения отцом. Сделав мысленную пометку держаться от непонятных образований подальше, библиотекарша продолжила путь.

Добравшись до центральной площади, кобылка поняла, что, во-первых, остальные носительницы Элементов уже прибыли и ждут ее, а во-вторых – что, несмотря на бурные обсуждения, все собравшиеся здесь пони так ничего и не решили.

− Опережая ваш вопрос: нет, к сожалению, я не знаю, что происходит, − встретив вопросительные взгляды, сообщила подругам Твайлайт. – Вы давно здесь?

− Прибыли, как только смогли, − ответила Эплджек, на что Рэрити тихо фыркнула и пробормотала себе под нос:

− Может, мне стоило устроить нечто подобное, чтобы вы все-таки пришли на мой показ на прошлой неделе…

− Ты снова за свое! – возвела глаза кверху Рэйнбоу Дэш. – Ты прекрасно знаешь, мы хотели тебе помочь. Но как я, например, могла предугадать появление той потерявшей управление грозы?

− Да уж, обстоятельства многим из нас помешали выполнить свои обещания, − нахмурилась фермерша, строго глядя на Флаттершай. Та потупилась, смутившись.

− Девочки, сейчас не время! – слегка топнула копытом Твайлайт, привлекая внимание. – Да, пара прошедших недель были для нас нелегкими, но сейчас есть проблемы и посерьезнее! Согласны?

Неуверенно переглянувшись, пони дружно покивали, и ученица Селестии, удовлетворившись результатом, спросила:

− Ладно, у кого-нибудь есть идеи, кто или что может стоять за всем этим?

− Я ставлю на вон того злюку! – усмехнувшись, заявила Пинки Пай, указывая копытом куда-то в сторону крыши ратуши. Кто-нибудь другой на месте Твайлайт наверняка принял бы это за несвоевременную шутку, но библиотекарша, уже привыкшая к тому, что почти за каждой подобной эскападой розовой кобылки стоит что-то серьезное, подняла голову и внимательно присмотрелась. Сначала она не могла рассмотреть ничего кроме мелькания падающих с неба снежных мушек, но тут серебристый луч ночного светила все-таки смог пробиться сквозь брешь в броне закрывающих небо пятен и осветил стену, на которой медленно, словно на фотографии, стала проявляться длинная колышущаяся тень.

− Кто ты такой? – выкрикнула Твайлайт, выступая вперед. – Покажись!

− Как пожелаете… − прошелестел ответ, и темный силуэт, сорвавшись с места, заскользил по стене вниз. Распавшись на несколько тонких ручейков, он прошел сквозь перила, изогнувшись, обогнул одно стрельчатое окно, отразился клубящимся облаком в другом, и мягко приземлился. А затем обрел рельеф и объем, когда прямо из тени на снег шагнул высокий единорог, закутанный в длинный плащ с поднятым воротником. В воздухе серебристым облачком повис пар от его дыхания; загорелись фиолетовым пламенем глаза.

− Сомбра… − немедленно узнала его Эплджек.

− Собственной персоной, − слегка поклонился бывший правитель Кристальной Империи.

− Зачем ты пришел? – дерзко бросила незваному гостю Рэйнбоу, зависнув неподалеку от него. – Мало было трепки, которую недавно задала тебе принцесса Селестия в Хуффингтоне?

− А вот с этого места прошу поподробнее, − заинтересовался Дискорд, приготовившись записывать в появившийся у него в лапах блокнот. – Как вышло, что мы не в курсе про твою встречу с Селли? Да еще и провальную?

− Это не относится к делу, − отрезал Сомбра, заметно раздосадованный своей оговоркой. – Мы говорим о стычках с Элементами, а не с Солнечной принцессой.

− Да ладно тебе, − с предвкушением протянула Кризалис, – Можешь смело рассказать нам все. Обещаем, мы не будем смеяться … поначалу.

Единорог наградил перевертыша презрительным взглядом, но мгновением позже его губы растянулись в ехидной усмешке. Прикрывая рот копытом, он несколько раз кашлянул, причем за его кашлем с легкостью угадывалась фраза «Плюшевая фигурка Соарина». Стоило Кризалис это услышать, как ее щеки зажглись ярким, заметным даже под ее темной шерсткой, румянцем, и она торопливо проговорила:

− Знаете, мне кажется, Сомбра прав. Мы хотели поговорить об Элементах, давайте говорить об Элементах…

− К сожалению, в этот раз достопочтенная правительница Эквестрии не сможет принять участие в нашей игре. А вот вы все – запросто. – Черногривый единорог обвел широким жестом собравшихся на площади пони и, повысив голос, продолжил: − Жители Понивилля! Как вы уже, несомненно, заметили, антураж вашего городка слегка изменился. Хочу сразу вас предупредить: тени, заполнившие улицы, представляют собой особые порталы, и поверьте, вам не захочется попасть в то место, куда они ведут.

Ответом стали испуганные возгласы тех, кто оказался слишком близко к расползающимся черным пятнам.

− У меня для вас две новости, и начну я, по традиции, с плохой! – голосом скорее конферансье, а не могущественного темного мага вещал Сомбра. – Выхода из города нет. Вы все останетесь здесь, пока игра не подойдет к концу. Но не волнуйтесь, есть и хорошая новость!

С этими словами единорог подошел ближе к насторожившимся носительницам Элементов и указал на них копытом.

− Вот те, кто может помочь вам, достопочтенные граждане, − заявил он. – Хорошо знакомые вам кобылки, уже не раз выходившие победительницами из безвыходных ситуаций, могут спасти положение и на этот раз! Им нужно всего лишь войти в любой из порталов, попасть в место, скрывающееся за ним, и добраться до ключа, который снимет блокаду со славного Понивилля!

− И с чего, скажи на милость, ты взял, что мы согласимся участвовать в твоих играх? – исподлобья взглянув на Сомбру, поинтересовалась Эплджек.

− С того, − усмехнувшись, ответил на это жеребец, − что каждая секунда промедления может дорогого стоить.

Словно дождавшись команды, пространственные червоточины на площади задвигались быстрее, резко и непредсказуемо меняя направление.

− Чем дольше вы раздумываете, тем больше невинных пони попадет в порталы вместо вас, − обрисовал ситуацию Сомбра, обходя кобылок по широкому кругу. – Вы же не допустите этого, правда?

Дождавшись, пока одна из чернильных клякс окажется к нему поближе, единорог обернулся смазывающейся в морозном воздухе тенью, окунулся в ее иссиня-черную гладь и пропал, не издав ни звука. Несколько мгновений на центральной площади царила напряженная тишина.

− Что нам делать? – раздался голос кого-то из горожан, и эта безобидная фраза произвела эффект раскатившегося в воздухе Радужного Удара: все заговорили одновременно, перекрикивая друг друга, скорее мешая, чем помогая принять взвешенное решение. Большая группа пони обступила носительниц Элементов, забрасывая их вопросами. Неизвестно, к чему бы такое столпотворение привело, если бы не своевременная реакция Эплджек.

− А ну-ка тихо всем! – зычно прикрикнула на толпу фермерша. Все разговоры практически мгновенно затихли. – Твайлайт?..

− Спасибо, Эплджек, − кивнула фиолетовая кобылка и обратилась к рассматривающим ее пони с наставительной речью. – Всех прошу сохранять спокойствие и быстро разойтись по домам. Порталы задвигались активнее, но они не целенаправлены, так что вы сможете избежать встречи с ними, если будете внимательны. Мы, тем временем, постараемся добраться до ключа и убрать купол...

Никто не заметил, как что-то темное и быстрое отделилось от одного из порталов, скользнуло, стремительно лавируя между прохожими, к Рэрити и слилось с тенью, отбрасываемой ее фигуркой. Тихий шелестящий шепот мягко прикоснулся к ее сознанию.

− Тебе не кажется, что это не совсем разумно? – поинтересовался некто у модницы. – Сомбра наверняка просто пытается заманить вас в ловушку. Не лучше ли будет попытаться наладить связь с внешним миром? Попросить помощи у принцесс?

Довод показался белоснежной кобылке весьма здравым.

− Я не думаю, что нам стоит участвовать в этом, − обратилась она к подругам. – Лучше попробуем выбраться из Понивилля или связаться с Кантерлотом.

− Но… − робко начала Флаттершай, − ведь выхода из города нет.

− Это Сомбра так сказал, − отрезала Рэрити. – Он мог наговорить что угодно, лишь бы заставить нас следовать его плану! Мы понятия не имеем, что нас может ждать по ту сторону этих … порталов.

Между тем, быстрая тень метнулась к зависшей в воздухе Рэйнбоу и принялась шептать ей на ухо:

− Не слушай ее. Сомбра вам не противник; вы легко справитесь со всем, что он придумает. Рэрити всегда была слишком осторожной, но сейчас она явно перегибает палку. Не думаю, что в этот раз ей можно будет довериться.

− То есть, ты предлагаешь трусливо сбежать с поля боя и побежать жаловаться старшим? – насмешливо спросила радужногривая кобылка, вняв бестелесному советчику. – И оставить наших друзей, соседей наедине с ловушками этого позера?

− Я не это имела в виду! – вспыхнула Рэрити.

− А было очень похоже! – съехидничала Рэйнбоу и, неторопливо облетая друзей по кругу, уверенно продолжила: − Я считаю, мы должны отправиться за Сомброй, разыскать его и силой заставить освободить Понивилль!

Свои слова кобылка выразительно проиллюстрировала, нанося несколько ударов копытами по невидимой мишени. А голос, тем временем, принялся шептать на ухо Эплджек:

− Безусловно, вам нужно ответить Сомбре и помочь понивилльцам. Но Рэйнбоу как обычно идет на поводу у своего эго, и это может плохо закончиться. Ее нужно держать в рамках…

− Мы идем внутрь портала… − твердо сказала фермерша.

− Вот это правильный подход к делу!.. – обрадовалась было Рэйнбоу Дэш, но Эплджек прервала ее.

− … но следовать твоему безумному плану не будем! – строго взглянула на пегаса оранжевая кобылка. – В который уже раз тебя заносит, Дэш. Наша цель – убрать эту гадость из неба над Понивиллем, а не соревноваться со злодеями!

− Твайлайт, эта ссора так и будет продолжаться, если ты не вмешаешься, − тихо говорил призрачный голос ученице Селестии. – Тебе придется пойти на компромисс…

− Девочки, хватит! – вклинилась библиотекарша между раздраженными кобылками. – Вы все приводили разумные доводы, поэтому я предлагаю поступить так: Пинки и Флаттершай останутся в Понивилле, попробуют отправить сообщение через Спайка, а если не выйдет, дойдут до окраин и проверят, можно ли выбраться из города. Флаттершай, если вокруг действительно установлен барьер, проверь, можно ли пересечь его по воздуху. Будьте предельно осторожны! Держитесь подальше от пятен.

− Будет сделано, босс! – уверенно заявила Пинки Пай, привлекая желтого пегаса к себе и отдавая подобие воинского приветствия. – Я за ней присмотрю!

− Мы с вами, − Ученица Селестии обвела взглядом остальных своих подруг, − последуем за Сомброй и попытаемся понять, что он задумал. Постараемся не ввязываться в неприятности и поскорее убраться оттуда.

С предложенным планом согласились все, хотя Рэйнбоу и Рэрити кивнули без особого энтузиазма. Твайлайт, выбрав один из порталов, глубоко вдохнула, взяла короткий разбег и совершила прыжок. Темная маслянистая поверхность приняла кобылку в свои объятья без единого всплеска; вслед за ней, вихрем пронёсшись над площадью и резко спикировав вниз, исчезла Рэйнбоу Дэш. Эплджек, пробормотав себе под нос нечто нелицеприятное о чуть не сбившей ее с ног радужной сорвиголове, уже собиралась прыгать, как вдруг, то ли по замыслу создателя, то ли по случайности, пятно метнулось в сторону и спустя пару мгновений исчезло из виду.

− Что же нам делать? – спросила заволновавшаяся Рэрити. – Как мы теперь найдем Твайлайт и Рэйнбоу?

− Стоя здесь, мы точно в этом не продвинемся, − покачала головой фермерша и указала на другую колышущуюся кляксу. – Вперед!

− Пойдем, Флаттершай! – звонко позвала Пинки Пай, дождавшись, пока подруги исчезнут из виду. – Проверим, не соврал ли нам Сомбра.

Розовая пони вприпрыжку двинулась прочь от центральной площади, улыбаясь так, словно не существовало портальной блокады. Флаттершай, с опаской оглянувшись и прошептав что-то вроде «Мне все это не нравится», последовала за подругой, не заметив, как позади нее, в тени одного из домов загорелись три расположенных в форме треугольника огонька…

***

− … гнилое сено! Чтоб вас!.. – выругалась Эплджек, с некоторым трудом поднимаясь на ноги, отряхивая свою теплую накидку и оглядываясь. Она находилась под небольшой двускатной каменной крышей, которую с боков поддерживали два ряда шестиугольных колонн; в заснеженном пейзаже вокруг преобладали мрачные серые скалы. – Ну и где мы, Дискорд побери, находимся?

− У меня есть пара мыслей на этот счет, − послышался изумленный голос Рэрити. Обернувшись, фермерша нашла ее взглядом: белая кобылка в светло-фиолетовом шарфе стояла неподалеку, у массивных перил, и смотрела куда-то вниз. Подойдя ближе, Эплджек проследила направление ее взгляда и ахнула.

Импровизированная беседка, в которую портал привел носительниц Элементов, располагалась на вырубленном высоко в скалах выступе, а внизу, в низине, зажатой со всех сторон массивными утесами-охранниками, разместилось странное и внушительное сооружение. Площадка идеальной круглой формы, подступающая почти вплотную к подножиям гор, была обнесена высокой стеной, внешний вид которой, начиная с завершающих ее зубцов и заканчивая расставленными через каждые пятьдесят шагов массивными четырехгранными башнями, придавал всей постройке некоторое сходство с крепостью. Правда, как Эплджек ни старалась, ей не удалось вспомнить ни одной крепости, чьи внутренности представляли бы собой запутанный лабиринт, сходящийся к расположенной в самом центре, подобно «десятке» на мишени, арене, наполовину скрытой прозрачным ячеистым куполом. Извилистые ходы, от изобилия которых с непривычки начинало рябить в глазах, то и дело переплетались между собой, образуя обширные секции прямоугольной, овальной и даже трапециевидной форм. Внутри них располагались еще какие-то конструкции, едва заметные в непрекращающемся снегопаде. Три высокие башни гигантскими свечами возвышались над лабиринтом, теряясь вершинами в низких темно-серых облаках.

− Ты идешь? – Обернувшись на голос, Эплджек увидела, что Рэрити уже шагнула на первую ступень длинной, широкой лестницы, изгибающейся и скрывающейся за поворотом между двух угрожающе нависающих утесов. – У меня есть подозрение, что мы найдем Твайлайт и Рэйнбоу внизу…

После довольно продолжительного спуска кобылки наконец оказались у входа в лабиринт. Стена, еще с высоты выглядевшая серьезно, вблизи имела вид еще более внушительный: швы между массивными, грубо отесанными каменными блоками казались почти незаметными ниточками, что придавало преграде едва ли не монолитный вид, а крепостные башни настолько давили своими молчаливыми громадами, что казалось, будто на них вот-вот появиться готовая к бою стража. Но наибольшее изумление у носительниц Элементов вызвала широкая полоса под самым гребнем стены, на которой красовались рельефные рисунки.

− Что же это за место? – поинтересовалась Рэрити, разглядывая стилизованные картинки.

На камнях явно были изображены пони: вот атлетичный молодой жеребец замахнулся для броска копьем, рядом с ним другой, более массивный, крепко сбитый, тянул за собой тяжелый груз, миниатюрная кобылка с видимым даже на барельефе упорством карабкалась по уступам.

− Честно говоря, выяснять как-то не тянет, − проворчала более практично настроенная Эплджек. – Давай просто найдем остальных.

Тяжелые, в несколько бревен толщиной, деревянные ворота, обитые кованым железом, казались неприступными для любого тарана, но, к счастью для гостей, чудной круглый засов со сложной системой запирающих элементов, был открыт. С заметным трудом фермерша смогла отодвинуть одну из створок настолько, чтобы пройти.

− Я уже упоминала, что ненавижу лабиринты? – буркнула она, недовольно рассматривая три уходящих в глубину сооружения прохода…

А в это время с верхней площадки одной из башен, возвышающихся над комплексом, за вошедшими наблюдали. Черногривый единорог в развевающемся плаще довольно усмехнулся.

− Проснитесь и пойте, − проговорил он, закрыл на несколько мгновений глаза, сосредотачиваясь, и, будто отвечая ему, в воздухе раздалось похожее на механический скрежет рычание…

− Лабиринт? Серьезно? – погрозил Сомбре пальцем Дух Хаоса. – Повторяешь мои старые трюки?

− А ты хочешь обвинить меня в плагиате? – притворно изумился единорог. – Перегибаешь палку, Дискорд! Что теперь: ни одному злодею лабиринты в своих планах нельзя использовать? К тому же, это место досталось мне уже в таком виде, так что с меня взятки гладки.

− А что это за комплекс, кстати? – поинтересовалась Найтмэр Мун. – Кажется знакомым…

− Хотите верьте, хотите нет – своеобразный стадион, − торжественно произнес Сомбра. – Построенный в древние времена северными племенами пони, где физическое развитие имело чуть ли не статус культа. Я нашел его уже давно и использовал как полигон для своих экспериментов, с результатами которых Твайлайт и ее друзьям предстояло встретиться.

− Ты все дразнишь нас своими «экспериментами»… − закапризничала Кризалис, недовольно стуча копытом по столу, − а когда же мы узнаем, о чем речь?

− Потерпи, − загадочно улыбнулся жеребец. – Уже скоро…

− Стоило быть аккуратнее, − посетовала Твайлайт, с трудом поднимаясь с покрытых белым покрывалом камней и потирая ушибленную ногу. Подняв голову, библиотекарша от неожиданности отпрянула: всего в паре шагов прямо перед ней стояла высокая, в три ее собственных роста, каменная статуя жеребца, карабкающегося по небольшим уступам к изящному кубку. Ей определенно не хватало мелких деталей, но неизвестный скульптор с лихвой компенсировал их недостаток чрезвычайно выразительным языком пластики. Напряжение явственно чувствовалось в каждом изгибе тела изображенного пони, в рельефных напряженных мышцах и в копыте, из последних сил тянущемся к желанной награде.

Оторвавшись от разглядывания изваяния, Твайлайт осмотрелась, пытаясь понять, куда их занесло. Несмотря на то что сверху на них с Рэйнбоу смотрело серое, постепенно меняющее цвет на темно-синий небо, с которого сыпалась невесомая белая крупа, кобылок окружали стены из серого камня. Впереди виднелись два уходящих куда-то вдаль прохода…

Стоп, что?! На них с Рэйнбоу?!..

Запоздало ученица Селестии поняла, что до конечной точки их невольного путешествия добрались не все.

− Куда подевались Рэрити и Эплджек? – заволновалась она, обращаясь к зависшей в воздухе Рэйнбоу Дэш, всматривающейся в снежные сумерки.

− Да куда угодно! – недовольно фыркнула радужногривая кобылка. – Тут целый лабиринт вокруг! Думаю, что этот дискордов портал раскидал нас в разные места. Сейчас я поднимусь повыше, осмотрюсь и мы отправимся дальше по воздуху. Еще не хватало играть по правилам Сомбры!

− Я полагаю… − хотела Твайлайт остановить подругу, но ее стройные и несомненно разумные доводы не поспевали за прытью стартовавшего пегаса. Реальность сама внесла свои коррективы: стоило Рэйнбоу Дэш подняться чуть выше окружающих стен, как над лабиринтом раздался жуткий треск, пахнуло озоном, и гигантская фиолетовая молния звонко хлестнула по воздуху. Едва увернувшись от сверкающей плети, кобылка быстро приземлилась, опасливо пригнувшись.

− … что Сомбра предусмотрел такой вариант, − скептически качая головой, заметила библиотекарша. – Придется нам остаться на земле…

***

Через некоторое время очередной коридор неожиданно расширился и вывел блуждавших по комплексу кобылок к странному помещению. Прямо перед ними располагались заполонившие почти все свободное пространство нагромождения лежащих друг на друге каменных блоков, деревянных ящиков и простых досок. На первый взгляд их расположение казалось абсолютно хаотичным, но, чем дальше носительницы Элементов шли, тем очевиднее становился замысел создателей комнаты: между преградами виднелся еле заметный проход, и любой, кто ступал на него, неизбежно проходил мимо расставленных на разной высоте круглых мишеней. Заинтересовавшись, Эплджек подняла одну из них, рассматривая поверхность, испещренную тонкими изящными ранками, грубыми сколами и даже подпалинами от маломощных заклинаний.

− Кажется, я начинаю понимать, где мы очутились, − задумчиво протянула она.

− Ты про это помещение? – уточнила Рэрити.

− Про весь этот лабиринт, − ответила фермерша. – Вспомни рисунки на стене, комнату с тяжелыми мешками на блоках, которую мы прошли раньше. А теперь еще это… Я думаю, что мы на огромной полосе препятствий, которую жившие здесь пони когда-то использовали … для тренировок.

− То есть, это что-то вроде спорта? – с легкой брезгливостью оглядела грубые конструкции Рэрити. – Слегка архаично, тебе не кажется?

− Ну, не знаю, зато на изображениях местные выглядели очень подтянутыми, − хохотнула Эплджек, но в следующий миг помрачнела, поднимая с пола очередную мишень. Не пробитую или подожженную, а разломанную пополам одним мощнейшим ударом. – Мне это совсем не нравится. Готова поклясться, что здесь поработали не холодным оружием.

− Пошли отсюда, − поежилась модница, сразу проникшись настороженностью подруги.

В дальней части секции перед кобылками предстали четыре длинные полосы из чуть более светлого камня. В начале каждой из них красовалось по две линии, белой и красной, а в конце виднелись пьедесталы, на которых, по всей видимости, устанавливались мишени. Теперь же их место занимали кучи мелких обломков и размолотых чуть ли не в труху щепок. Только с самого краю, прямо сбоку от выхода, стоял, слегка накренившись, большой вытянутый булыжник.

− Здесь, наверное, соревновались в меткости, − предположила Эплджек, прохаживаясь вдоль ряда бывших целей и останавливаясь перед камнем. Проведя копытом по нескольким длинным бороздам, пересекшим серую поверхность, она дрогнула. – Пойдем-ка отсюда.

Подруги покинули помещение, но не успели даже дойти до следующего поворота, как неожиданно раздавшееся из-за него глухое рычание заставило их испуганно замереть на месте.

− Пожалуйста, скажи, что ты просто проголодалась, − еле слышно пискнула Рэрити.

− Если бы… − пробормотала Эплджек, не сводя глаз с коридора. – Давай назад, живо.

Кобылки быстро вернулись в только что пройденную секцию и затаились за углом, стараясь не издавать ни звука. А рык, между тем, повторился уже громче, к нему добавилось хриплое дыхание, захрустел снег под размеренными шагами чего-то тяжелого, и на середину прохода вышел … древесный волк. Неизвестно как очутившееся в северных землях порождение Вечнодикого леса повело из стороны в сторону головой, прижав тонкие, усеянные листьями ветки, заменяющие ему уши, оскалило жуткую, усеянную острыми зубами пасть со свисающими с десен ниточками смолы и, фыркнув, словно принюхиваясь, безошибочно повернулось в сторону пони. Злобно прищурившиеся глаза зверя блеснули фиолетовым пламенем, поднялись, ощетинившись, сосновые иголки на загривке.

− Он чует нас, чует! – зашептала Рэрити, начиная паниковать. – Нужно бежать!

− Куда? – тихо огрызнулась Эплджек. – Мы в лабиринте, не забыла? Рано или поздно мы попадем в тупик, и он нас догонит. Нужно придумать что-то другое…

− Ты прекрасно знаешь, что нужно делать, − зашептала неожиданно возникшая за плечом у фермерши бесплотная тень. – Ты ведь не раз сталкивалась с волками.

− У меня есть план, − произнесла кобылка, осторожно выглядывая из-за угла и наблюдая за неумолимо приближающимся монстром. – Но мне понадобится твоя помощь. Отвлеки его!

− Отвлечь?! – едва не перешла на крик модельерша, но вовремя сдержалась. – Как ты себе это представляешь? Да и зачем…

− Нападающие древесные волки полностью сосредотачиваются на своей цели, − начиная раздражаться, пояснила Эплджек. – Завидев тебя, он побежит вперед, не смотря по сторонам, и когда окажется рядом с входом в секцию, я свалю на него камень.

Копыто оранжевой пони указало на еле держащийся на постаменте булыжник.

− Ладно, − выдохнула Рэрити. – Но я хочу, чтобы ты знала: мне этот план не нравится!..

Медленно приближающийся волк на мгновение замер на месте, когда недалеко впереди показался белоснежный единорог.

− Э… Мистер древесный волк… − нервно обратилась к зверю модельерша. – Может… сядем за стол переговоров?

Монстр оскалился и, не издав ни единого звука, бросился вперед.

Эплджек притаилась сразу сбоку от входа, упираясь задними ногами в опасно пошатывающийся кусок скалы и напряженно вслушиваясь в мягкий топот лап. Он раздавался все ближе и ближе, пока наконец не зазвучал практически вплотную. Выбрав момент, фермерша напряглась, готовясь привести ловушку в действие, но тут пресловутая тень, на миг проявившись в воздухе темным облачком дыма, вонзилась в основание постамента, раздробила его, лишая кобылку опоры. Потеряв равновесие, она поскользнулась и упала, больно ударившись о камни.

Одновременно с ее падением в секцию ворвался древесный волк. Испуганная модница, кристально ясно осознав, что избежавший западни монстр легко настигнет ее, быстро юркнула под защиту ближайшей пирамиды из досок и ящиков, но тот продолжать преследование не стал и, немного помедлив, развернулся, встречаясь взглядом с поднимающейся на ноги Эплджек.

Спасли фермершу счастливый случай и отменная реакция. Уходя от стремительно тянущейся к ней лап, кобылка отпрыгнула за постамент, и не соразмеривший свою скорость волк со всей силы ударился о валун. Страшные деревянные когти совсем немного не дотянулись до шеи Эплджек. Разочарованно рявкнув, существо вознамерилось повторить попытку, когда чаша весов качнулась не в его сторону. Выбравшаяся из укрытия Рэрити вовремя заметила, что и без того державшийся на честном слове булыжник удерживается от падения каким-то чудом, и, сосредоточившись, нанесла телекинетический удар по основанию постамента. Брызнули во все стороны осколки, тяжелая глыба со скрежетом завалилась на бок и рухнула прямиком на чудовище, разламывая его тело в груду веток…

− Давай-ка притормозим, − прервала рассказчика недовольная Кризалис. – Правильно ли я поняла: ты столько времени намекал на какие-то революционные исследования только для того, чтобы в итоге представить нам … дрессированных древесных волков? Ты, должно быть, шутишь!

− Боюсь, вы не совсем правильно поняли, − невозмутимо ответил Сомбра. – Это был не древесный волк.

− А, ну извини! – возвел глаза к потолку Дискорд. – Существо, выглядящее в точности как он, ввело нас в заблуждение!

− Ваше замешательство понятно, − не замечая сарказма в словах драконикуса, а скорее – просто его игнорируя, продолжил единорог. – Но то, с чем встретились Элементы Гармонии в лабиринте, роднит с обычными духами леса только принцип функционирования. Это − мое собственное изобретение, которое я назвал конструктом. Оно представляет собой набор материальных объектов, удерживаемых и управляемых с помощью магии.

− То есть, ты исследовал волков и создал подчиняющуюся тебе сущность, способную, как и они, собирать себе из дерева тело? – уточнила Найтмэр. – С точки зрения теории звучит интересно, но что-то я не заметила преимуществ по сравнению с оригиналом. Ну, кроме повышенной чувствительности. Как, кстати, ты этого добился?

− Отслеживание остаточных сигнатур магической ауры, − не обращая ни малейшего внимания на демонстративно зевающую во весь рот Кризалис и Дискорда, пытающегося повеситься на воображаемой виселице, объяснил Сомбра. – А что касается остального… Видишь ли, тут вступают в дело традиционные издержки. Чем сложнее тело, которое собирается сущностью, тем более мощной она должна быть. В случае с волком, слишком много энергии уходит на поддержание связей в теле, поэтому умом и какими-то дополнительными способностями он похвастать не может. Но на самом деле ему это и не нужно. Подобные конструкты – всего лишь рядовые в собираемой мною армии. Офицеры – совсем другое дело…

− Эплджек, ты в порядке? − взволнованно спросила Рэрити, подходя к выбирающейся из кучи веток подруге.

− Да, − буркнула фермерша, отряхиваясь и язвительно добавила: − Спасибо, что отвлекла его! Очень помогло, знаешь ли!

Закончив шептать ей на ухо, тень быстро переместилась к модельерше.

− Эй, между прочим, не мой план закончился провалом! – запальчиво возразила она, когда в ее сознании зазвучал голос призрака. – Не моя вина, что волк заметил тебя!

Достичь кульминации разгорающейся ссоре было не суждено. С громким, режущим ухо шипением одну из боковых стен секции по диагонали прорезал яркий синий луч; последовавший за ним мощный удар разметал по сторонам осколки каменной кладки и поднял тучу пыли. А когда дымка рассеялась, на поле боя появились новые участники.

− Не может этого быть… − пробормотала побледневшая Эплджек, отступая.

В проделанный пролом вошли еще два древесных волка, а вслед за ними появилось нечто. От рядового представителя духов Вечнодикого леса оно отличалось примерно так же как дубина от боевой секиры или копья. Для начала, монстр превосходил своих собратьев в размере минимум в полтора раза. Основным материалом для его тела служило не банальное дерево: под грубой кожей из коры, веток и редких листьев виднелся металлический каркас, на сгибах мощных лап красовались шарниры и какие-то непонятные шестерни, а морда оканчивалась пастью, заполненной острыми металлическими зубами. Сквозь длинные сосновые иглы на спине вверх поднимались струйки синего дымка. Такой же дым струился у него из глазниц, до сих пор сияющих от накапливаемой в их глубине энергии.

− Бежим… − бросила подруге Эплджек.

− Прошу любить и жаловать – конструкт второго поколения! – торжественно огласил Сомбра, наслаждаясь произведенным эффектом. – Механическое тело позволяет снять с сущности заботу о сохранении целостности и взамен оснастить ее … дополнительными возможностями.

− Недурно, дружище, совсем недурно, − уважительно похлопал в ладоши Дискорд. – Я всегда говорил: история про создание, стреляющее заклинаниями из глаз, по определению не может быть плохой! Поняла, Найт, чего я ждал от твоих кошмаров?

− Выпивки понадобится значительно больше, чем я думала, − со вздохом посетовала ночная принцесса.

− Чрезвычайно интересная конструкция! – бормотала Твайлайт, с интересом разглядывая проложенные прямо в стенах дорожки из синих блестящих кристаллов. – Здесь все наполнено магическими проводниками. Скорее всего, с их помощью единороги могли управлять лабиринтом. Должно быть, когда-то это место просто бурлило энергией!

− Да оно и сейчас не промах, − поежилась Рэйнбоу Дэш, явно вспомнив чуть не испепелившую ее молнию. Не так давно им удалось найти источник охранных разрядов – гроздья искрящихся катушек на тянущихся ввысь башнях.

− Вот именно! – оживилась библиотекарша, довольная поддержкой подруги. – Наверное, именно имеющуюся здесь энергетическую систему и использует сейчас Сомбра. Представляешь, какой запас прочности в нее заложен?

− Прости, если я попридержу энтузиазм по этому поводу, − язвительно заметила Рэйнбоу, и донесшийся откуда-то сверху отчаянный вопль только подтвердил ее позицию. Им впервые довелось увидеть, как срабатывает портал: на небольшой высоте в небе возникла темная вращающаяся воронка, и из ее недр буквально выпала миниатюрная земная пони ярко-зеленого окраса. Не сговариваясь, носительницы Элементов бросились вперед и, минув несколько поворотов, добрались до места.

Секция лабиринта, в которую попали кобылки, имела прямоугольную форму и почти полностью была покрыта толстым слоем льда. Единственными свободными от морозного панциря местами остались узкие полоски камня у самых стен. Прямо посредине ледяного поля незадачливая кобылка силилась подняться на ноги, а под ее копытами с угрожающим треском расползались изломанные трещины, из-под которых доносился глухой плеск так и не замерзшей воды.

− Рэйнбоу, помоги ей! − попросила Твайлайт. – Я попробую затормозить распространение трещин!

− Проще простого! – залихватски заявила кобылка, и, стоило ей закончить фразу, как пол лабиринта слегка тряхнуло. Затем еще раз. И еще.

− Ну кто меня за язык тянул… − хлопнула себя по лбу Рэйнбоу при виде существа, появившегося у противоположного входа.

Больше всего оно напоминало гигантского медведя, уступающего, конечно, размерами Малой Медведице, но все еще превосходившего простых пони ростом раз в пять. Самое интересное заключалось в том, что технически живым оно не являлось: его тело представляло собой сложную конструкцию из кристаллов разных размеров, форм и расцветок, удерживаемую магией. Твайлайт четко видела толстые светящиеся нити, связывающие длинные цилиндрические элементы в лапах создания, энергетическое полотно, накрывшее широкую грудь, гибкие щупальца заклинаний, пронизывающие пальцы с блестящими алмазными когтями. Два огненных рубина, заменившие монстру глаза, сверкнув всполохами пламени, уставились на кобылок.

− Рэйнбоу, поторопись! – заволновалась библиотекарша. – Рэйнбоу Дэш?..

Но подруга ее не слушала, неотрывно глядя в темноту ближайшего прохода, где, на самой границе света и тени, неподвижно замерла высокая фигура единорога в плаще. Поток холодного ветра принес из мрака легкий смешок, едва слышным эхом отразившись от стен.

− И ты позволишь Сомбре просто так посмеяться над тобой? – поинтересовался у пегаса возникший рядом фантом. – Вот же он, совсем рядом. Настигни его – и все это закончится.

− Теперь не уйдешь! – запальчиво бросила кобылка, взлетая и устремляясь к своей цели.

− Рэйнбоу, куда ты?! – воскликнула Твайлайт, смотря вслед подруге, исчезающей в лабиринте. – Рэйнбоу, стой!.. Ох, сено, что ж такое?!

Разбираться в причинах произошедшего у нее времени не было. Медведь начал медленно приближаться. Сперва у единорога мелькнула надежда, что тяжелый монстр наступит на лед и провалится, но тот, внимательно присмотревшись к блестящей инеем поверхности, сменил направление и стал обходить опасный участок. Твайлайт пришлось импровизировать. Ее рог засветился, магическая аура охватила застывшую в ужасе земную пони, подняла ее и понесла по воздуху к заклинателю.

Когда существо осознало, что добыча ускользает из-под носа, оказалось, что оно тоже способно к импровизации. Его лапа сжалась в огромный кристаллический кулак и обрушилась на ближайшую стену, вырывая из нее камень, а затем, размахнувшись метнула его в летящую кобылку. Твайлайт успела увести ее от первого удара, но обстрел продолжался. А вскоре медведь сменил тактику, и следующий снаряд полетел уже в ученицу Селестии. От первого куска стены она увернулась, сумев сохранить концентрацию и удержать пони в воздухе, но долго так продолжаться не могло. Рано или поздно один из булыжников заставил бы единорога упустить телекинетический захват, и загнанная в угол кобылка решилась на отчаянный шаг. Голубой луч, сорвавшийся с ее рога, сверкнул в воздухе и ударил под ноги существу. Урона ему он не нанес, но Твайлайт на это и не рассчитывала. Идея была в другом: там, куда попало заклинание, мгновенно выросла ледяная горка, на которой медведь поскользнулся, упал и съехал прямо на лед. Стоило ему опереться на лапы в попытке подняться, как хрупкая поверхность с глухим звуком треснула, проламываясь под большим весом. Отчаянный рывок к берегу уже не мог спасти монстра. С громким плеском он погрузился в ледяную воду, а сверху сомкнулись льдины.

− Вы в порядке? – спросила земную пони чуть пришедшая в себя Твайлайт.

− Да, огромное вам спасибо, − сердечно поблагодарила та свою спасительницу.

− Не за что, − довольно заулыбалась библиотекарша. – Пойдемте, нужно идти…

Вырвавшаяся из бассейна льдина разбилась совсем рядом с кобылками. Медведь отнюдь не сдался и уже подтягивал свое грузное тело к твердой поверхности.

− Уходим, быстро! – поторопила попутчицу Твайлайт.

***

Две кобылки и дракон медленно шли по темным, опустевшим улицам Понивилля по направлению к его окраинам. Пинки Пай по-прежнему вела себя так, словно ничего экстраординарного вокруг не происходило: шагала бодро, улыбалась и даже находила время, чтобы поддерживать периодически отстающую Флаттершай. Державшийся поближе к розовой пони Спайк, хоть и опасливо оглядывался, похоже заразился ее беззаботностью и чувствовал себя неплохо. Настроение же Элемента Доброты ухудшалось с каждой минутой. Выбраться из города по воздуху оказалось невозможным: сразу над крышами домов порталы располагались настолько плотно, а их движения были настолько хаотичными, что пробиваться через них мог решиться только сумасшедший. Связаться с внешним миром также не вышло. Спайк честно попытался отправить письмо Селестии, но оно каждый раз возвращалось обратно. Именно поэтому дракончик присоединился к кобылкам, захватив послание и намереваясь сразу же послать его, если выход из города существует.

Друзья прошли еще пару домов, когда Флаттершай заметила нечто неладное. Сперва она списала быстрое потемнение на закрывшие небо черные пятна, но уже через пару мгновений осознала, что наступающий мрак просто не может иметь естественное происхождение. Чернильно-плотный, клубящийся, он жадно поглощал окружающий мир, превращая город в грубый угольный набросок из угловатых силуэтов.

− Пинки Пай! Спайк! − забормотала Флаттершай, испуганно оглядываясь. – Вы… вы видишь это?

− Что именно? – весело поинтересовалась розовая кобылка, оборачиваясь. – Не понимаю, о чем ты, глупышка.

− Не отставай! – поддержал ее юный дракон.

Пинки задорно улыбнулась и, взмахнув хвостом, исчезла во тьме вместе со Спайком.

− Подождите! – воскликнула Флаттершай, бросаясь вслед за ними, но мгла уже сомкнулась вокруг пегаса, стирая с картины мира дорогу и любые другие ориентиры. Кобылка позвала еще несколько раз, но тщетно: звуки вязли в клубящейся темноте, словно в вате, буквально через пару шагов.

− Спокойно, Флаттершай, спокойно, − проговорила кобылка, изо всех сил стараясь унять дрожь. – Это всего лишь темнота; не престало взрослой пони бояться таких пустяков.

Собственный голос, пусть звучащий глухо и безжизненно, несколько успокоил ее, и Флаттершай уже собралась отправиться на поиски друзей, когда раздавшийся где-то неподалеку странный шорох заставил ее замереть. Странным он был, прежде всего потому, что на фоне бледных теней остальных звуков оставался четким, легко различимым и представлял собой быстрые, частые шажки, сопровождаемые едва заметным, будто бы металлическим, позвякиванием. Складывалось впечатление, что некто, быстро перемещающийся под прикрытием мрака, стучит маленькими коготками…

К собственному ужасу, кобылка поняла, что шуршание приблизилось и доносилось теперь с нескольких сторон, словно издающие его существа намеревались окружить ее. Флаттершай двинулась вперед, сначала медленно, затем все быстрее и быстрее, перейдя на бег, когда шорохи невидимых преследователей подступили совсем близко.

− Эй! Кто-нибудь меня слышит? Я ничего не вижу!

Раздавшийся посреди угольно-черной пустоты голос показался напуганному пегасу настоящим даром свыше. Интонации говорившего нисколько не походили на Пинки, но сейчас куда важнее было другое – неподалеку в этом царстве жутких оживших теней нашлась настоящая, живая пони! Единственное доказательство того, что она не осталась одна.

− Я слышу тебя! – радостно воскликнула улыбнувшаяся Флаттершай. – Оставайся на месте, я скоро приду! Только не молчи!

− Хорошо! – донеслось в ответ. – Только скорее! Здесь жутко…

И вот перед осторожно пробирающейся сквозь темноту кобылкой обозначилось движение – едва различимый, размытый силуэт переминающейся с ноги на ногу пони, будто нарисованный на черном холсте чуть более светлой краской. Вот только… обитатели мрака успели добраться до нее первыми.

Словно в кошмарном сне, Флаттершай смотрела, как две приземистых фигуры с огромной скоростью бросаются к жертве и взвиваются в прыжке, скрывая разворачивающуюся сцену за черным саваном ночи. Единственным напоминанием о незнакомке осталось постепенно затихающее эхо жалобного крика.

Окончательно поддавшаяся панике, Флаттершай бежала, не разбирая дороги, отчаянно желая только скрыться от неотступно следующих за ней по пятам звуков. Те наступали подобно приливным волнам, так же шумно, неотвратимо. Наконец, ворвавшись в попавшийся на пути глухой переулок, кобылка метнулась к стоящим в самой его глубине бочонкам и притаилась за ними, закрывшись крыльями.

Шорох множества когтистых лап во тьме то приближался, заставляя пегаса сжиматься от ужаса, то удалялся, пока не исчез совсем. Подняв голову, Флаттершай осторожно выглянула из своего укрытия, вглядываясь в окружающую черноту…

Прямо перед ней вспыхнули три расположенных треугольником огня, высвечивая нечто тощее и угловатое…

***

Твайлайт сама не заметила, как ее невольная спутница куда-то исчезла: скорее всего, скрываясь от медведя, они забежали в разные проходы, а здесь, в лабиринте, это могло означать, что встретиться снова им не удастся. Досадливо фыркнув, ученица Селестии немного отдышалась и принялась оглядываться, стараясь понять, куда привел ее уход от погони.

Библиотекарша находилась в круглой секции с тремя входами… ну, или выходами, как посмотреть. Вокруг нее в различных угрожающих позах стояло с десяток деревянных фигур пони, очевидно, когда-то использовавшихся для тренировок. Некоторые из них несли на себе только легкие накидки с кольчужной подкладкой, защищавшие больше от холода, чем от ударов, другие были облачены в тяжелые, закрывавшие почти все тело доспехи. У многих было оружие: широкие мечи, копья и даже арбалеты, которые, как подумалось Твайлайт, вполне могли дистанционно управляться с помощью магии. Все фигуры стояли на маленьких колесных тележках, передвигающихся на проложенных прямо в каменном полу рельсах и, очевидно, могли перемещаться во время тренировок.

Увлекшись, Твайлайт не заметила, как за одной из тренировочных фигур обозначилось мимолетное движение. Опомнилась она только после того, как услышала скрип снега под разбегающимся и бросающимся в атаку врагом. К счастью, пребывание в лабиринте, населенном агрессивными созданиями Сомбры, многому научило библиотекаршу: ожидая новых встреч с ними, кобылка припасла наиболее мощное из известных ей защитных заклинаний и при первом признаке опасности применила его. Бледно-фиолетовый купол принял на себя удар, сверкнул ослепительной вспышкой, и с громким хлопком отбросил нападавшего в сторону. Впрочем, тот быстро опомнился, извернулся и через мгновение уже стоял на ногах.

Теперь Твайлайт могла рассмотреть своего противника. Больше всего он напоминал большую, ростом кобылке по грудь, бесхвостую ящерицу, а точнее – ее оживший скелет. К гибкому позвоночнику, состоящему из множества металлических сочленений, с боков крепились тонкие лапы с длинными пальцами, на которых красовались матовые когти. Небольшой, светящийся сгусток волшебной энергии скрывался за несколькими изогнутыми пластинами, напоминавшими ребра. На плоской, словно обрубленной морде светились красным три расставленных треугольником глаза.

− Твой предыдущий коллега был повнушительнее, − обратилась к созданию Твайлайт.

Псевдо-ящерица пригнулась к земле и злобно зашипела, будто бы обидевшись на нелестную характеристику, и тут же, как по команде, вокруг единорога возник еще с десяток ее собратьев, угрожающе сверкая глазами-фонариками.

− Понятно, − тяжело вздохнула кобылка. – Компенсируете качество количеством…

Несколько существ сорвались с мест одновременно и практически мгновенно разогнались до огромной скорости, напрочь игнорируя наличие у них инерции. Магический щит принял на себя три первых удара, разбросав нападавших в разные стороны, но после этого треснул и рассыпался сверкающими осколками, оставляя хозяйку один на один с угрозой. Впрочем, Твайлайт не мешкала: последние искры защитных чар еще падали в снег, а она уже подхватила телекинезом одну из деревянных фигур и, перемещая ее по широкой дуге, прямо в воздухе сбила еще двоих атакующих. Когти металлического ящера, напоровшегося на неожиданное препятствие последним, с легкостью пронзили кольчугу и застряли в древесине, а опрокинувшаяся сверху фигура вдавила его в снег.

Сосредоточившаяся на управлении импровизированным снарядом Твайлайт едва не пропустила стремительный выпад, резко отскочила назад, но в прыжке создание все-таки успело зацепить ее. На ноге единорога заалел довольно глубокий порез.

− Ну, все! – выкрикнула библиотекарша, разозлившись. – Сами напросились.

Ее рог засиял набирающей мощь магической аурой, ярко блеснул и выстрелил в ближайшую ящерицу лучом ударного заклинания. В столкновении сгустка волшебной плазмы и металлического туловища первый одержал убедительную победу, отшвырнув монстра прочь и с силой приложив его о стену. Такая же участь постигла еще нескольких его товарищей. Разбушевавшаяся Твайлайт продолжала поливать врага залпами чар, пока очередной луч едва не сбил с ног неожиданно появившуюся в поле зрения Рэйнбоу Дэш.

− Эй, Твай, осторожнее! – попросила кобылка. Попавшуюся ей на пути псевдо-ящерицу она предусмотрительно пнула копытом. – Огонь по своим!

Твайлайт охнула, собираясь извиниться, но вовремя вспомнила, как именно они с подругой разминулись и язвительно поинтересовалась:

− Своим? Ты уверена? Потому что лично я думала, что свои не бросают друзей в одиночку разбираться с гигантским искусственным медведем!

− Полегче на поворотах! Я тебя не бросала! – воскликнула уязвленная Рэйнбоу. – Там, в коридоре, был Сомбра! Я надеялась поймать его и закончить эту глупую игру!

− И как успехи? – съехидничала ученица Селестии.

− Слушай, нам обязательно обсуждать это прямо сейчас? – Пегас показал на собирающихся в группу ящеров, которые, несмотря на активное сопротивление, не потеряли ни толики боевого духа.

Твайлайт недаром слыла разумной пони. Прекратив выяснение отношений, она встала вплотную к подруге и приготовилась отражать атаку. Вновь размазались в воздухе темные металлические скелеты, замелькали когти и треугольники глаз, а кобылки отчаянно отбивались: Твайлайт магией, а Рэйнбоу Дэш – старыми добрыми ударами. Правда, библиотекарша периодически оглядывалась на пегаса, и этой оплошностью не преминул воспользоваться один из нападавших. Улучив момент, он сбил единорога с ног и уже занес лапу, но вовремя отпущенный на свободу магический импульс подкинул его высоко в воздух.

− Хватит меня контролировать, Твайлайт! – крикнула Рэйнбоу. – Следи лучше за своим сектором!

− Да? А если я хочу удостовериться, что меня по-прежнему прикрывают? – огрызнулась ученица Селестии, поднимаясь.

Скорее всего, подобная перепалка во время боя плохо бы закончилась для пони: получив серьезный отпор, миниатюрные конструкты на время отступили, но лишь для того, чтобы сменить боевые порядки. Маленькие шустрые тени замелькали со всех сторон, проворно карабкаясь по стенам и окружая кобылок со всех сторон. Твайлайт предсказуемо первой осознала полную бесперспективность дальнейшего сражения. Оглядевшись и наметив место, где путь к выходу из секции перекрывало минимальное количество врагов, она, сосредоточившись, нанесла по ним телекинетический удар, расчищая дорогу.

− Рэйнбоу, бежим! – позвала она, кидаясь в освободившийся проход.

Настроившаяся на ожесточенную схватку Рэйнбоу Дэш раздосадовано фыркнула, но все же взмахнула крыльями и устремилась за подругой.

Какие только способы не применяли носительницы Элементов, чтобы оторваться от погони! Резкие повороты в соседние коридоры, прятки в начинающих сгущаться тенях и даже одна попытка пробить стену, из-за которой они едва не попали под огонь старого охранного заклинания, выплеснувшего остаточную энергию – всего этого оказалось недостаточно. Металлические ящеры продолжали неутомимо преследовать их, а кобылки, тем временем, начали уставать, особенно Твайлайт. В конце концов, библиотекарша, тяжело дыша, остановилась посреди широкого прохода, прислонившись к стене, а Рэйнбоу зависла рядом, мрачно наблюдая за приближающимися монстрами.

− Есть какие-нибудь идеи? – поинтересовалась она.

− Как ни странно… одна… имеется!.. – Мордочка Твайлайт, до этого обреченно уставившейся в пол, неожиданно просияла, а после расцвела злорадной усмешкой. – Сейчас я им устрою.

Ее рог засветился, и ближайшее существо, нелепо дергая конечностями, взмыло вверх в сиянии магического захвата. Не успел пегас выразить свое недовольство по поводу выбранного подругой заклинания, как знакомый треск разорвал морозный воздух, ярчайший электрический разряд на мгновение превратил небо в негатив, и обугленное тело псевдо-ящерицы рухнуло в снег.

− Система защиты! – в предвкушении улыбнулась Рэйнбоу Дэш и, подобравшись, приготовилась к взлету. – Я помогу! Соберу их в кучу!

− Нет уж! – остановила ее Твайлайт, нацеливаясь на очередного противника, и добавила с легко различимыми нотками не успевшей выветриться обиды: − Ты уже сегодня помогла…

Рэйнбоу замешкалась, не столько остановленная словами библиотекарши, сколько неприятно удивленная ими, а та продолжила осыпать наступающих конструктов чарами левитации. Первые два залпа легко нашли свои цели, но на этом все и закончилось: ящеры, раскусив новую тактику, принялись наступать, беспорядочно двигаясь из стороны в сторону, совершая прыжки под немыслимыми углами и то и дело пропадая за стенами лабиринта. Твайлайт, выпускавшая заклинания на пределе своих возможностей, не могла добиться ни одного попадания, а расстояние до волны из мелькающих стальных когтей, зубов и сияющих красных глаз все сокращалось.

− Ты не справишься! – выкрикнула Рэйнбоу и, проигнорировав протесты, устремилась навстречу врагам, закручивая в воздухе миниатюрный смерч. Скоростной поток воздуха успел зацепить нескольких атакующих, но было уже поздно. Сначала одна, потом две фигуры повисли на пегасе, утягивая его вниз…

Все еще не сдававшаяся Твайлайт испуганно замерла, услышав обращенное к ней предупредительное шипение одной из ящериц. Сердце кобылки бешено забилось, когда она увидела, как длинный, острый коготь слегка надавливает на шею лежащей на земле радужногривой пони. Ящер недвусмысленно покачал головой, предостерегая от необдуманных действий…

***

Первым, что почувствовала Твайлайт, придя в себя, оказался пронизывающий до костей холод, первым, что она увидела – уже набившее оскомину темно-серое небо, осыпающее землю снегопадом, а застучавшие в висках молоточки головной боли напомнили, как она здесь оказалась. Схватку с ящерами, безумный бег по лабиринту, острый коготь под подбородком Рэйнбоу Дэш…

Рэйнбоу!

Перепугавшаяся за подругу Твайлайт попыталась развернуться и оглядеться, но, как оказалось, некто позаботился о том, чтобы максимально затруднить это действие. Ноги кобылки были скованны прочными стальными кандалами, от которых мелкозвенная цепь тянулась к широкому закрытому ошейнику, а оттуда, в свою очередь, к кольцу, вбитому в массивный гранитный столб, причем привязь шла практически в натяг, почти не оставляя единорогу пространства для движений. Кое-как ухитрившись извернуться, библиотекарша облегченно вздохнула, увидев бессознательную, обездвиженную, но дышащую Рэйнбоу, и принялась осматриваться, пытаясь понять, куда их занесло.

Как выяснилось, оковы оказались лишь первым пунктом в длинном списке проблем. Плита, на которой лежали пони, была покрыта грубоватым, но четким рисунком в виде четырехконечной звезды, пронизанной извилистыми, сияющим синим огнем узорами. Одного взгляда на изображение хватило лучшей выпускнице школы для одаренных единорогов, чтобы узнать одну из мощнейших рунных комбинаций для рассеивания магии. Надежда освободиться с помощью заклинаний развеялась, как дым. И словно этого было мало, вокруг места заточения Элементов собралась охрана, да какая! Рядом с защитным куполом возвышалась массивная фигура кристаллического медведя, недобро поглядывавшего на ученицу Селестии, на фоне сугробов мельтешили до боли знакомые маленькие силуэты ящеров, а чуть дальше, на самой границе видимости, бродила пара древесных волков, которых Твайлайт никак не ожидала здесь встретить.

− Твайлайт? Очнулась? – послышалось справа и, повернувшись, кобылка увидела прикованную к камню фермершу.

− Эплджек… − выдохнула Твайлайт и тут же встревоженно спросила: − А где остальные?

− Рэрити рядом со мной, − последовал ответ, − Флаттершай чуть дальше, а Рэйнбоу, как я понимаю, до сих пор вне игры.

Библиотекарша собиралась кивнуть, но поморщилась от сдавливающего горло ошейника и, решив быть чуть более экономной в жестах, просто сказала:

− Да, ей сильно досталось. Не знаешь, где мы?

− В самом центре треклятого лабиринта, Дискорд его побери! Вон те ребята, − Эплджек с явным отвращением указала на застывших неподалеку волков, − загнали нас, словно дичь, Флаттершай притащили ошивающиеся неподалеку мелкие проглоты, да еще и Пинки со Спайком куда-то подевались. Замечательный вечерок!

Разбушевавшаяся кобылка замолкла, переводя дыхание, и чуть погодя осведомилась уже более спокойно:

− Есть идеи, как нам выбраться отсюда?

− Ни единой, − призналась Твайлайт. – Была мысль перебить кандалы ударными чарами, но из-за рунной защиты магия здесь бессильна.

− Да, и это не считая того, что никто бы не доверил тебе сбивать их таким образом! – неожиданно вмешалась в разговор очнувшаяся Рэйнбоу Дэш. Долгое пребывание на снегу и головная боль нисколько не добавляли ей благодушия. – Сегодня я насмотрелась на твою стрельбу, и, откровенно говоря, не впечатлена ее точностью!

Твайлайт, от возмущения на миг потерявшая дар речи, собралась уже осадить пегаса, но ее остановила Эплджек.

− Не могу поверить, что именно мне приходится об этом напоминать, но сейчас – не время для потасовок! Нам нужно собраться и придумать какой-нибудь план…

− О, да, ты у нас специалист по планам, − раздался из-за колонны язвительный голос Рэрити. Услышав это, Эплджек мгновенно бросила взятую на себя роль миротворца.

− Я хотя бы попыталась!.. – с вызовом откликнулась она.

Зарождающуюся ссору остановило появление у входа в секцию маленькой розовой фигурки, сразу заметившей плененных пони и замахавшей им копытами.

− Наконец-то я вас нашла! – радостно воскликнула Пинки Пай, направляясь к рунной темнице.

− Стой, Пинки! Не двигайся! – окликнула подругу Твайлайт, со страхом глядя на зловещую стражу, сразу же нацелившуюся на незваного гостя. С громким хрустом поднялись с заснеженного пола древесные волки, провожая нарушителя внимательными взглядами, замелькали у стен угловатые тени, угрожающе топнул, сотрясая стены, кристаллический медведь. – Это ловушка! Они ждут тебя!

− Ну, это понятно, − беспечно отмахнулась розовая пони, что-то доставая из кармана своей пушистой накидки. – Что ж, не будем заставлять их ждать дольше, чем нужно!

С этими словами Пинки … повязала вокруг глаз ярко-розовую матерчатую повязку.

− Что… Что ты делаешь? – похолодела Твайлайт, размышляя, не спит ли она все еще.

− Пинки, не дури! – резко подалась вперед Эплджек, натягивая цепь. – Ты не пройдешь через них!

− Сама? Конечно нет, − согласно кивнула кобылка, продолжая идти навстречу монстрам. – Но вы же мне поможете, правда?

− Да что она творит?! – задергалась в своих путах Рэйнбоу, бессильно наблюдая за охотниками, медленно обступающими приближающуюся пони. – Какого сена!!!

− Что происходит? – В прозвучавших одновременно вопросах Рэрити и Флаттершай отчетливо слышались нотки паники.

− Не сейчас! – отрезала Эплджек. Фермерша явно приняла решение. – Разобраться в причинах можно и позже, а сейчас надо ей помочь!

Как раз в этот момент солдаты Сомбры решили перейти к активным действиям и сорвались со своих мест, устремляясь к Пинки Пай. Впереди всех мчались, расходясь в стороны, трое взрывающих лапами снег ящеров, запирающих кобылку в смертоносные клещи. Подобравшись на дистанцию броска, они взвились в воздух, вытягивая вперед острые когти.

− Пинки, прыгай! – закричала Твайлайт, не понаслышке знакомая со скоростью этих тварей. Еще не успел прозвучать последний слог, как Элемент Смеха пружинисто подскочила высоко вверх. Оторвавшиеся от земли ящеры уже не могли ни затормозить, ни хотя бы изменить направление полета, и столкнулись с глухим звоном, откатившись в сторону переплетенным комом металлических костей.

− Она смогла? Смогла?! – причитала за колонной Флаттершай с зажмуренными глазами.

− Да, она справилась, − подтвердила напряженная до предела Рэйнбоу, − но тебе очень повезло, что ты этого не видишь… Пинки, нырок!

Совет подоспел как нельзя кстати: подобравшийся почти вплотную древесный волк уже готовился к удару. Резко бросившись вперед, розовая кобылка с разбегу скользнула под его лапой, едва разминувшись с мощными когтями, а над лабиринтом уже зазвенел крик Эплджек.

− В сторону! – предупредила фермерша.

Не пытаясь подняться на ноги, Пинки Пай перекатилась вбок, пропуская мимо тушу второго волка. Неудачно приземлившись, деревянный монстр споткнулся и всем весом налетел на своего собрата, отломав тому лапу.

Продвигаясь вперед, направляемая подругами кобылка успешно избежала еще нескольких атак, но теперь на ее пути встал тяжелый конструкт, явно не намеренный пропускать ее к пленникам. Сжав кулаки, он с размаху опустил их на пол, поднимая небольшую снежную волну.

− Пинки! – взволнованно, торопливо заговорила Твайлайт, в глазах которой зажглось пламя какой-то новой идеи. – Сними повязку! Сейчас твои глаза тебе понадобятся! Верь мне!

− Как скажешь! – отозвалась Пинки Пай, подчинившись. При виде возвышающейся над ней громады конструкта она присвистнула: − У, какой здоровяк!

− Замани его поближе к плите, − продолжала давать указания библиотекарша. Остальные пони не решались вмешиваться, не до конца понимая ее логики. – Разозли его!

− Легко! – улыбнулась кобылка и вприпрыжку направилась к медведю. Тот протянул лапу, чтобы схватить надоедливую пони, но та лишь рассмеялась в ответ, легко увернувшись. – Слишком медленно, мишка! Может, еще разок?

Следующий выпад гигантской конечности также не достиг цели; алмазные когти сомкнулись, проскрежетав по камням и захватив лишь пустоту. Пинки легко обошла своего оппонента и остановилась на самом краю рунной плиты, продолжая дразнить его и корчить рожицы.

− Ну же, я знаю, ты можешь и лучше! – с подначкой проговорила она.

Рассвирепев от подобной наглости, медведь вложил в третью попытку куда больше сил. Сжавшаяся в смертоносный кулак лапа с размаха опустилась на кобылку, но та вновь увернулась, и страшный удар пришелся прямо на магический артефакт. С глухим хрустом взметнулись вверх осколки камней, строгий рисунок силовых линий обезобразили рваные трещины, а сияющие дорожки мигнули в последний раз и погасли, успев напоследок отомстить своему убийце. Остаточная энергия рассеивающей схемы подхватила нити магии, удерживающие лапу конструкта в целости, и разорвала их на мелкие клочки, развеяла по воздуху золотистым дымом. Все предплечье монстра в считанные мгновения распалось на множество кристаллов, попадавших в снег, а сам он ошеломленно отступил назад, придерживая обрывки связующих заклинаний уцелевшей конечностью.

Первыми на разрушение темницы отреагировали ящеры, немедленно бросившись к Элементам Гармонии, но на их пути светящейся стеной встал щит, наколдованный вновь получившей свою магию Твайлайт. Пинки, тем временем, принялась рассматривать кандалы.

− Пинки, какого сена?! – напустилась на подругу Эплджек, стоило той подойти поближе. – Ты чем вообще думала?!

− Ты же могла … погибнуть… − пролепетала совершенно растерянная Твайлайт.

− Ничего подобного, глупенькие! – рассмеялась розовая пони. – Я была в полной безопасности, ведь меня вели вы!

− Ты настолько нам доверяешь? – округлила глаза Рэйнбоу.

− Конечно, − уверенно ответила Пинки, словно речь шла о чем-то совершенно обыденном. – Вы – мои друзья. Кому мне довериться, если не вам?

− Твайлайт, − после недолгой паузы позвала Рэйнбоу Дэш и, смущенно потупившись, указала взглядом на оковы. – Не окажешь услугу?

Библиотекарша слегка улыбнулась. Яркий луч, сорвавшийся с ее рога, быстро разрезал металл кандалов на несколько частей, освобождая пегаса из плена. Пинки тем временем помогла выбраться Флаттершай, Эплджек, отбрасывая разрезанную заклинанием цепь, подала копыто поднимающейся Рэрити. Вскоре все Элементы Гармонии были на ногах, напротив перестраивающихся бойцов Сомбры.

− Рэйнбоу Дэш! Нам понадобится тот фокус с торнадо! – Твайлайт, как и всегда, взяла на себя то, в чем равных ей не было – организацию.

− Сделаю! – фыркнула кобылка, разминая крылья. – У меня к этим мелким поганцам свои счеты!

− Эплджек, Рэрити, − продолжала инструктаж библиотекарша, − на вас древесные волки. Нам всего лишь нужно лишить их целостности, чтобы выиграть время…

− Твайлайт, смотри! – окликнула единорога Флаттершай, показывая на все еще стоящего в сторонке медведя. – Он восстанавливается!

И действительно, вновь набирающие силу связующие чары начали медленно подтягивать к тяжелому конструкту кристаллы, отколовшиеся от его тела. То один, то другой драгоценный камень, проделав небольшую дорожку в снегу, резко увеличивал скорость и подлетал к заново формирующейся кисти, оплетаемой все новыми магическими нитями.

− Пинки Пай, − задумчиво проговорила ученица Селестии. – У тебя уже есть опыт общения с этим … существом. Постарайся отвлечь его, пока мы не разберемся с остальными. А насчет его регенерации… У меня есть одна идея. Приступим!

− Сейчас станет немного ветряно! – С эти боевым кличем Рэйнбоу Дэш поднялась в воздух, разгоняясь все быстрее и быстрее, пока ее фигура не превратилась в размазанное радужное пятно в центре поднявшегося вихря. Разразившаяся миниатюрная снежная буря обрушилась на ринувшихся в бой первыми ящеров, пригнула их к земле и потащила к себе. Некоторые из них сразу же исчезли внутри смерча, другие успели вцепиться когтями в каменную кладку, и, возможно, сумели бы удержаться, но прокатившаяся по арене волна, наколдованная Твайлайт, свела их усилия на нет. А затем сконцентрированный магический заряд подбросил всю группу конструктов в небо. Охранная система не замедлила среагировать: вновь темнеющее небо пронзили шрамы электрических разрядов, ударяя в мечущиеся темные силуэты и озаряя лабиринт красочными огнями.

− Как же вы мне надоели! – в сердцах крикнула Рэрити передвигающемуся длинными прыжками древесному волку, запуская в него очередным камнем. Вместе с Эплджек модельерша продолжала закидывать зверей обломками рунной плиты и, хотя этот обстрел держал их на расстоянии, нанести им серьезного вреда он не мог. А снаряды подходили к концу…

− Флаттершай! – воскликнула фермерша. – Нужна твоя помощь! Отвлеки их хотя бы ненадолго!

− Эм… Хорошо, − кивнула кобылка и, приземлившись позади одного из монстров, обратилась к нему: − Мистер волк… Если вам не трудно…

Конструкт оглянулся, мигнул огоньками глаз, оценивая картину магических сигнатур и, презрительно фыркнув, вернулся к своим делам. Изумленная Флаттершай сначала отшатнулась, потеряв дар речи, а в следующее мгновение опасно сощурилась.

− Ах вот как? – процедила она сквозь зубы. – Значит, я недостаточно хороша для тебя, да? Не. Смей. Меня. ИГНОРИРОВАТЬ!!!

Схватив первый попавшийся под копыто камень, пегас размахнулся и с удивительной точностью запустил его прямо в голову волку. Пошатнувшись от удара, тот злобно зарычал и, пустился за ней вдогонку.

− Мамочки… − охнула кобылка, мгновенно теряя боевой настрой при виде брызжущей вязкой смолой зубастой пасти. Второй волк повернулся к собрату, чтобы проверить, не нужна ли ему подмога, и на некоторое время выпустил своих оппонентов из виду. Именно такой ошибки они и ждали.

− Сейчас вы у меня получите, − бормотала Эплджек, примериваясь. В воздухе прямо перед ней завис горящий, частично оплавленный скелет ящера, сраженного молнией. Морщась от запаха раскаленного металла, его удерживала телекинетическим захватом Рэрити.

Дождавшись, пока Флаттершай поднимется повыше, фермерша резко выдохнула и мощным ударом тренированных задних ног отправила снаряд в полет. Перечеркнув арену яркой полосой, он пробил первого оказавшегося на пути древесного волка насквозь, заодно поджигая его туловище. Все еще сохранивший боеспособность конструкт продемонстрировал сообразительность, упав в снег и принявшись быстро сбивать пламя, но Флаттершай не дремала, и сверху на голову монстра упал тяжелый осколок кладки, разламывая ее на мелкие кусочки.

− Прямо в яблочко! – подскочила, победно вскидывая копыто, Эплджек. Рэрити, утомленная слишком частым использованием телекинеза, слабо улыбнулась, и тут позади нее возник силуэт второго древесного волка, незаметно подобравшегося к кобылками с тыла. Монстр с рыком рванулся вперед, когда у него на пути возникла Твайлайт. Библиотекарша знала, что у нее всего один шанс: груда оживших веток и листьев приближалась, а заостренные кристаллы у нее над головой все сильнее тянулись назад, к восстанавливающему свою структуру медведю. Напрягшись, она вложила все оставшиеся силы в бросок, и рой искрящихся льдинок, просвистев в морозном воздухе, вонзился в голову и шею волка, сбивая того с шага. Монстр замотал головой, но остался на ногах; более того, не было похоже, что инородные тела в теле его хоть как-то заботят. Он вновь замахнулся было лапой, но Твайлайт, оглянувшись, только довольно усмехнулась.

− Сюрприз!

В последний момент волк осознал хитрость единорога и заскреб шею когтями, пытаясь избавиться от опасности, но поздно. Подчиняясь магическим нитям, кристаллы стремились вернуться к хозяину, и крепкая древесина, составлявшая тело конструкта, не стала для них препятствием. Голова монстра разлетелась в мелкие щепки, и он мешком рухнул в снег.

− Это была поистине великолепная идея, Твайлайт, − восхитилась Рэрити решением единорога.

− Да уж, подловила ты прихвостней Сомбры! – поддержала Эплджек.

− Спасибо, девочки, − слабо улыбнулась Твайлайт, пытаясь отдышаться после непривычной нагрузки. – Вы и сами неплохо проявили себя.

− Неплохо? Да мы их просто разнесли! – Рэйнбоу Дэш была куда более эмоциональна в оценке ситуации.

− Не хотелось бы вас расстраивать, − прервала всеобщее веселье ворвшаяся в группу пони до предела вымотанная Пинки Пай, − но мне почему-то кажется, что больше отвлекать его не получится.

Тяжелый конструкт надвигался на носительниц Элементов, полностью регенерировавший и, судя по виду, полный решимости взять реванш за поражение в раунде.

− И это не единственная наша проблема, − побледнев, проговорила Эплджек. – Смотрите.

Разломанные фигуры волков, подражая своим диким собратьям из Вечнодикого леса, начали неторопливо сближаться, собираясь во что-то большое и наверняка враждебное. Однако и на этом список неприятностей не заканчивался. С низким гудением разозленного пчелиного улья от входа в секцию лабиринта ударил яркий голубой луч, описывая широкий полукруг по полу, как стекло взламывая каменную кладку и поднимая в воздух тучу из снега и пыли. А сквозь мутную завесу на собравшихся в плотную группу кобылок вышел механический конструкт с восседавшим на его спине Сомброй.

− Браво, − произнес черногривый единорог, спрыгивая на пол и заинтересованно оглядывая Элементы Гармонии. – Вы в очередной раз доказали, что ваша дружба способна преодолевать любые испытания. Отличная работа.

− Хватит пустых разговоров! – жестко прервала его Твайлайт. – Мы здесь, как ты и хотел. Что насчет Понивилля?

− О, а я разве забыл упомянуть? – округлил тиран глаза в поддельном удивлении. – Я снял портальную блокаду вскоре после того, как вы все оказались в лабиринте. Не было никакого резона мучать бедных граждан, когда основная цель уже достигнута, верно?

− То есть, цель этого плана была только в том, чтобы заманить нас сюда? – уточнила Рэрити.

− Не совсем так. То есть, ваше устранение, кончено, стало бы приятным бонусом, но моего главного противника нет среди вас, − Сомбра на мгновение отвлекся, прислушиваясь к донёсшемуся из-за горной гряды далекому грохоту. – Но он уже близко…

Теперь уже и кобылки услышали похожие на раскаты грома звуки. Они все нарастали, зазвучали друг за другом без остановки, и с последним, самым сильным ударом, в облаках полыхнула яркая вспышка света. Раскаленный огненный шар ослепительным росчерком прочертил холст мрачного неба и со свистом врезался в центр арены, прямо на останки древесных волков. Разлетелись в стороны щепки, на глазах рассыпаясь в прах; языки жаркого пламени взметнулись вверх и тут же опали, выпуская из своих мягких объятий … белоснежного аликорна в золотистом нагруднике. В специальных креплениях на его спине лежал длинный шест с маленьким шестигранным наконечником. Второго конца видно не было. Возле него удобно устроился феникс, с интересом рассматривающий непривычное окружение.

− Здравствуй, Сомбра, − произнесла верховная правительница Эквестрии.

− Селестия, − приветственно кивнул единорог.

− Принцесса! – хором воскликнули обрадованные пони.

Селестия мельком взглянула на свою ученицу и ее подруг, улыбнулась им краешком губ и вновь обратилась к своему давнему врагу:

− Я смотрю, ты обзавелся парочкой новых игрушек?

− Есть такое, − усмехнулся Сомбра. – И я польщен, что ты нашла время посетить их демонстрацию… О, где же мои манеры! Гостей надо встречать подготовленным…

Обернувшись черной дымкой, король скользнул назад, под прикрытие теней, в которых угадывалось какое-то движение. Этим не замедлила воспользоваться Рэйнбоу Дэш.

− Что, струсил? – залихватски выкрикнула она, указывая копытом на шевелящиеся потоки тьмы.

− Отнюдь, − каким-то странным, глухим и немного надтреснутым голосом отозвался Сомбра. – Просто для битвы принято надевать доспехи. Вот мои.

Вышедший на свет конструкт по размерам немного уступал Королевскому древесному волку, но выглядел при этом куда более устрашающе. Его тело, строением напоминавшее о представителях семейства кошачьих, почти полностью состояло из серого матового металла; только с боков, на бедрах и у основания шеи крепились гладкие деревянные пластины. Вытянутая морда с заполненной острыми зубами пастью обходилась без глаз. Вместо них на передней поверхности черепа располагался круглый, идеально гладкий кристалл, святящийся мерцающим красным светом. Длинный тонкий хвост, напоминающий крысиный, по всей длине ощетинился небольшими лезвиями. Корпус создания окутывала стелющаяся по земле темнота, в которой угадывались черты единорога.

− Потанцуем? – голосом Сомбры обратился к солнечной Принцессе конструкт и, не дожидаясь ответа, добавил: − Я поведу.

Монстр раскрыл пасть, но вместо громкого рева, который ожидала услышать перепуганная Твайлайт, издал мерзкий скрежещущий писк. Правда, отсутствие внушительности компенсировалось другими свойствами: к аликорну устремилась плотная ударная волна, поднимая по пути тучи снега. Принцесса взмахнула крыльями и резко взмыла в воздух, избегая атаки, но воздух вокруг нее уже пронзали лучи заклинаний, выпускаемых другим конструктом из глаз. Приняв несколько залпов на магический щит, Селестия сложила крылья и спикировала вниз, приземляясь аккурат перед волком. Тот поднял лапу для удара, но навстречу ей уже поднимался сорванный с креплений шест. В свете выбитых столкновением искр Твайлайт с изумлением осознала, что аура аликорна удерживала глефу – не особо распространенное в современной Эквестрии, но все же встречающееся древковое холодное оружие. Встречалось оно, правда, все больше у коллекционеров, но представший перед библиотекаршей экземпляр явно не относился к обычным. По всей длине его рукояти мерцали золотистым светом рунные комбинации, а серый односторонний клинок с зазубринами на не заточенной поверхности буквально звенел от напряжения, призывая своего хозяина в бой.

Обороной Солнечная принцесса не ограничилась: отбив лапу волка крутящимся движением глефы, она сделала молниеносный выпад, и хотя острие ее оружия не достигло цели, дело довершил мощный магический импульс, отбросивший монстра назад. На помощь уже спешил тяжелый конструкт, поднимая кристаллические кулаки для сокрушительной атаки, но Селестия, помогая себе крыльями, легко перемахнула через неповоротливого медведя и зашла ему за спину.

− Довольно игр! – Глаза аликорна вспыхнули парой сверхновых, грива и хвост заколыхались извивающимися языками пламени, и тяжелую тушу пронзило ослепительное сияние. Поток солнечного ветра в мгновение ока разорвал на мелкие ошметки все управляющие волшебные нити, и медведь, бессильный и парализованный, застыл на месте. Лезвие глефы наполнилось энергией и несколько стремительных росчерков развалили создание Сомбры на кусочки.

− Наконец-то достойный соперник! – довольно заявил единорог и бросил двух оставшихся конструктов в очередную атаку.

− Филомина! – в свою очередь, позвала Селестия. Феникс миниатюрным сверкающим метеором упал вниз и, зависнув на пути нападавших, взорвался слепящей вспышкой, на миг сделавшей несостоятельным не только зрение, но и органы анализа магических сигнатур.

Когда перед глазами Твайлайт перестали плясать радужные пятна, она увидела, как Солнечная принцесса совершает умопомрачительные виражи в небе, избегая многочисленных атак монстров.

− Ну же, Селестия, в чем дело? – рыкнул Сомбра. Его конструкт тяжело стукнул лапой по полу, выламывая большой камень, подбросил его вверх, обхватил хвостом и, резко сомкнув кольцо из лезвий, раскрошил его на мелкие кусочки, принявшись с силой бросать их в маневренного аликорна. – Почему ты бегаешь от меня? Ты…

На миг металлический зверь остановился, пораженный неожиданной догадкой.

− Это муляж! Она отвлекает нас! – воскликнул он, и в тот же момент один из лучей, выпущенных волком, пронзил принцессу… не вызвав ничего, кроме колебания ее изображения.

− Селестия! – бросил в небо Сомбра, нервно оглядываясь. − Что ты задумала?

Ответом ему послужил пронзительный жалобный вой его напарника. Резко обернувшись, тиран уставился на второго конструкта, пронзенного искрящейся энергией глефой. На спине мелко дрожащего волка стояла верховная правительница.

− Мне было нужно время, чтобы понять, как твои создания функционируют, − спокойно пояснила Селестия. – Конечно, до полноценного управления мне далеко, но пару трюков я смогу обеспечить.

Потоки солнечной энергии устремились по древку ее оружия внутрь механизмов, наполняя их золотистым сиянием. Тьма в глазах волка, шипя, отступала, проигрывая сражение обжигающему свету, языки черного дыма развеялись, уступив место блестящим искрам, и вскоре конструкт оскалил на своего бывшего хозяина пасть, в глубине которой сияло миниатюрное солнце.

− Нет! – завопил Сомбра, устремляясь в бой. – Я не проиграю!

Волк, забуксовав на снегу, бросился навстречу, окутанный сверкающей аурой принцессы, и через мгновение монстры со звоном столкнулись. Грохот взрыва пронесся над лабиринтом…

Главный механический конструкт Сомбры имел весьма потрепанный вид: самоубийственная детонация напарника лишила его части левой передней лапы, сорвала часть обшивки с бока, из которого теперь торчали искореженные шестерни, и наполовину оплавила череп. Круглый кристалл потрескался; магия медленно уходила из него.

− Тебе не стоило затевать все это, − заметила, подходя к поверженному врагу, Селестия, вращая глефой.

− Ничего, − хрипло ответил голос Сомбры из глубины бронированного туловища. – Мы еще встретимся…

− Только не в этих доспехах, − покачала головой солнечная принцесса и, взмахнув оружием, отсекла конструкту голову. С громким шипением из задергавшегося корпуса вырвалась густая тень и, сверкнув напоследок глазами, исчезла в глубине лабиринта.

− Принцесса!.. Вы в порядке?.. Мы так рады!.. – наперебой заговорили обступившие Селестию Элементы Гармонии.

− Вы тоже проявили себя лучшим образом, мои маленькие пони, − улыбнувшись, ответил аликорн, вновь убирая глефу в спинные крепления. – Я горжусь вами. А теперь, пора нам выбираться отсюда

Они направились к предусмотрительно созданному принцессой порталу, с упоением пересказывая ей свои приключения.

− И самое главное, − вещала Твайлайт, шагая рядом со своей наставницей, − мы поняли, что ни в коем случае нельзя терять веру в настоящих друзей. Ведь мы смогли продержаться против Сомбры только потому, что доверились друг другу.

− Прекрасный урок, моя верная ученица, − одобрила Селестия, проверяя серебристую пространственную воронку, − хоть и заставивший вас через многое пройти. Я думаю, вы заслужили отдых. Идите, а я доставлю обратно тех, кто угодил в ловушки Сомбры.

Поблагодарив верховную правительницу за помощь, носительницы Элементов по одной скрылись за блестящей завесой, а принцесса задержала идущую последней Пинки Пай.

− Твайлайт упоминала, что у тебя есть особое чутье, позволяющее предсказывать события, − хитро улыбнувшись, сказала она. – Неужели ты даже не воспользовалась им, когда тебя вели через такую сложную полосу препятствий?

Розовая кобылка тут же смутилась, шаркая копытом по снегу, и после небольшой паузы заговорила:

− Я почти не использовала Пинки-чувство, честно-честно! Ну, может быть, в самом конце… Погодите! Это ведь не значит, что я не доверяю друзьям?

− Конечно нет! – поспешила Селестия успокоить взволновавшуюся пони. – Ты все равно решилась на очень храбрый поступок, и небольшая … помощь ничего не меняет. В конце концов, ты сделала именно то, что вам всем требовалось…

Элемент Смеха скрылась в сиянии портала, а солнечная принцесса, оглянувшись и вдохнув свежий, морозный воздух, взмахнула крыльями и скрылась в небе…

− Слушай, твоя история получилась увлекательной, не спорю, − осторожно подбирая слова, начала Найтмэр Мун, − но не кажется ли тебе, что она закончилась… Как бы помягче сказать…

− Полным провалом, − не замедлила подсказать Кризалис.

− Жутким фиаско! – продекламировал Дискорд.

− Смотри сам, − продолжила ночная принцесса. – Устранение Элементов сорвалось, твои конструкты все уничтожены…

− Не говоря уж о том, как Селли надавала тебе по крупу! – поддразнила единорога королева чейнджлингов.

− Ох, прямо с языка сняла, − посетовал Дух Хаоса.

− Так ведь это еще не конец, − усмехнулся Сомбра. – Есть еще одна небольшая деталь…

Проводив растворяющегося в снегопаде аликорна взглядом, единорог, стоящий на вершине башни, плотнее закутался в плащ и произнес несколько слов на непонятном языке. В воздухе перед ним засветилась схема лабиринта, на которой стали зажигаться яркие точки. Множество точек, отмечающих местоположение остальных конструктов, пока еще спящих, но готовых проснуться…

− О, история принимает зловещий оборот! – зашептала Кризалис. – То есть, если я вдруг увижу пони, бегающих по улицам от гигантских монстров, буду знать, к кому обратиться.

− Что теперь скажете? – самодовольно проговорил Сомбра. – Посмотрите на дело с другой стороны: даже не ставя устранение Твайлайт и ее подруг на первое место, я оказался очень близок к нему; я протестировал свои творения в реальном бою и узнал, как их улучшить. Уже не хочется назвать мой план провальным?

− Только если капельку, − захихикал Дискорд. Разозлившийся единорог одним глотком допил содержимое своего бокала и процедил:

− Может, сам расскажешь, чего добился, весельчак?

− Непременно, − заверил драконикус. – Может быть, даже прямо сейчас.

Но опустившаяся на стол карта изображала клубящийся рой из множества тонких крыльев и фасеточных глаз, в самом центре которого свернулась темно серая кобылка.

− Не судьба, − притворно вздохнул Дискорд. – Ну да ничего, всегда предпочитал оставлять самое вкусное на десерт. А пока… Кризи, милая, не порадуешь ли нас своим рассказом?