Автор рисунка: BonesWolbach
Вопрос доверия Туз в рукаве

Уязвимости

Переходить к повествованию Кризалис не торопилась. Нарочито медленно она подняла свой бокал, недовольно нахмурилась при виде содержимого, занимавшего всего лишь четверть его объема, и бегло осмотрела зал. Ее внимательный, выискивающий взгляд остановился на парочке, занявшей столик неподалеку, а тонкие губы тронула хищная, предвкушающая улыбка. Зазубренный рог перевертыша выпустил на волю бледно-зеленый сгусток волшебной энергии, стремительно преодолевший расстояние до воркующих пони и окутавший их быстро тающим облачком сверкающих искорок. В то же мгновение влюбленные – молоденькая светло-синяя кобылка и белоснежный пегас, нежно приобнявший подругу крылом – застыли и отодвинулись друг от друга, растерянно оглядываясь. В уютной полутьме от их тел в воздух стали подниматься струйки сияющей красной ауры, сплетаясь в толстые жгуты плотного, тяжелого тумана. Свернувшись спиралью, он неторопливо смешался с напитком королевы чейнджлингов, и над оранжевой поверхностью проявилось полупрозрачное бледно-алое сердечко, лопнувшее миг спустя. Кризалис глубоко вдохнула аромат получившейся смеси и с видимым наслаждением сделала глоток.

− Превосходный аперитив! – Она облизнула блеснувшие в свете камина клыки. – Что касается моей истории… Она, скорее всего, будет несколько короче ваших. В основном потому, что этот план родился спонтанно…

− Как и практически все мысли, приходящие в твою хорошенькую головку, − вклинился ухмыляющийся Дискорд. Мгновением позже ему пришлось сделаться неосязаемым, пропуская сквозь себя метко брошенную пиалу с орешками.

− Эй, я не говорил, что это плохо! – с видом оскорбленной невинности заявил драконикус. – Кроме того, я ведь назвал тебя хорошенькой, не так ли?

− Ты же знаешь, я не могу долго на тебя злиться, − со смирением в голосе выдохнула Кризалис.

− Потому что я милый? – заинтересованно свился в кольцо дух Хаоса.

− Потому что терпеть не могу нервничать из-за идиотов! – отрезала кобылка. – Так, на чем я остановилась? Ах, да… Вы слышали об артефакте под названием «Нить судьбы»?

Сомбра и Найтмэр почти синхронно кивнули, а Дискорд сделал неопределенный жест лапой и проговорил:

− Да, занятная безделушка.

− Безделушка?! Да ты хоть понимаешь, что несешь? – возмутившись, встала на защиту предмета ночная принцесса. – «Нить» − один из первоклассных образцов показательной работы с ментально-энергетическими потоками! Она сохранилась со времен самого Старсвирла!

− Ладно, ладно, ты права, − примирительно поднял лапы драконикус. – Древняя занятная безделушка.

Разозленная Найтмэр принялась разыскивать пропавшую где-то под столами пиалу для повторного броска, но ее остановил Сомбра.

− Слушай, перед тем, как ты продолжишь защищать артефакт, я хотел спросить: ты вообще помнишь, для чего он предназначен? – осторожно осведомился единорог.

На миг замерев, темный аликорн уставился в пол.

− Для передачи чувств влюбленных, находящихся на расстоянии друг от друга, − тихо пробормотала кобылка. – По легенде, создатель артефакта был влюблен в пони, отправлявшуюся в далекое путешествие в земли грифонов, и, не в силах пережить долгую разлуку, разработал концепцию дуплексного ментально-энергетического проводника, чтобы поддерживать с ней связь.

− Искренне надеюсь, что в «Нить судьбы» он его переименовал до того, как преподнес своей избраннице, − фыркнул Сомбра.

− Как бы то ни было, сим данный артефакт переносится в список идей… − Дух Хаоса зашелестел страницами материализовавшегося блокнота в поисках нужных строк, – …списанных с романов для кобылок! Запись датирована сегодняшним числом, автор – некто Дискорд. Умный парень, должно быть, не встречали такого?

− Эй, а ничего, что я здесь рядом сижу? – съязвила, вмешиваясь в развивающуюся ссору, Кризалис. – Может, дадите мне продолжить? Спасибо. Итак, вы слышали про «Нить». А знали ли вы, что некоторые предприимчивые пони задумали организовать бизнес на создании и продаже ее реплик? Правда, в процессе они серьезно напортачили, и Комиссия Технического Контроля забраковала всю тестовую партию. Тем интереснее мне было узнать об обнаруженных побочных эффектах…

Двое жеребцов-техников вышли из-за поворота и направились вперед по широкому коридору с бежевыми стенами, освещенному магическими светильниками.

− Так что там с кустарными «Нитями»? – спросил чуть полноватый земной пони, толкавший перед собой тележку, заполненную металлическими контейнерами. На гладких, блестящих боках каждого из них красовалась надпись «Тестовый образец».

− Халтура откровенная! – в сердцах прокомментировал его собеседник, лимонного окраса пегас в круглых очках. – Испытания даже до этапа контрольной группы не дошли…

Увлеченные разговором пони не заметили, как сзади к ним пристроилась тоненькая лаборантка в белом халате. Поправив так и норовящую съехать седельную сумку, из которой виднелись корешки разноцветных папок, и несколько раздраженно тряхнув заплетенной в косу гривой, она уже намеревалась обогнать их, но вдруг передумала, заинтересованно прислушавшись.

− Эксперты нашли серьезные ошибки в проекте контуров заклинаний, − продолжал рассказывать пегас. – Видишь ли, идея оригинальной «Нити» заключалась в том, что между возлюбленными осуществлялся постоянный энергетический обмен, и чувства, переданные с ее помощью, компенсировались обратным потоком. Чтобы избежать превращения канала связи в односторонний, оригинал проверял пользователей и обладал целой кучей предохранительных механизмов. Реплики же… В принципе, если использовать артефакты строго по инструкции, проблем может и не быть, но стоит связать с их помощью пони, не испытывающих друг к другу привязанности… Ожерелья начинают тянуть из донора его чувства, отправляя их акцептору и не оставляя ничего взамен.

− А последствия? – взволнованно спросил второй техник.

− Апатия, угасание эмоций, ослабление магического потенциала… − бегло перечислил его коллега. – Ох и достанется же создателям этой дряни!

Тут жеребцы заметили следовавшую за ними кобылку.

− О, простите, мисс, − засуетился земной пони, отодвигая тележку к стене. – Проходите, пожалуйста.

− Благодарю, − кивнула лаборантка и, обогнав техников, быстро зашагала вперед. Хищная усмешка, исказившая ее миловидную мордашку, осталась незамеченной…

− Поверить не могу! – с нескрываемым возмущением в голосе воскликнул Сомбра, резким движением отставляя бокал в сторону. – Работать в такой тонкой сфере, как ментальная связь, и создать артефакт с открытой аутентификацией и отсутствием проверки участников обмена!

− Дружище, не забывай, что не все из нас говорят на языке ботаников, − расплылся в ехидной улыбке Дискорд, откидываясь на стуле.

− Копыта, говорю, надо отрывать таким разработчикам! – не растерявшись, переиначил фразу бывший правитель Кристальной империи, не преминув легонько ткнуть драконикуса в бок в отместку за его высказывание.

− Думаю, дискуссию об особенностях современной артефакторики можно отложить на потом! – вмешалась подозрительно нахмурившаяся Найтмэр Мун и обратилась к королеве: – Лучше объясни, что ты вообще забыла в КТК? Не слишком подходящее место для твоих трапез, как по мне.

− Это не имеет значения, − покачала головой Кризалис, очевидно рассчитывавшая, что подробностей ее коллеги не потребуют. Большая ошибка.

− Зря ты так сказала, − поцокал языком Дискорд. – Теперь нам еще больше хочется узнать, в чем тут дело. Запретный плод, все дела… Ну, ты понимаешь!

− Я уже говорил это раньше, и теперь повторюсь – сдайся. Они… − На мгновение запнувшись, Сомбра поправился: − Мы от тебя не отстанем.

− Да подавитесь! – процедила королева и, слегка потупившись, проговорила: − Я выполняла заказ. Кое-кто очень интересуется некоторыми достижениями эквестрийской науки, а мои способности как нельзя лучше подходят для добычи сведений о них. Кроме того, в КТК до сих пор не научились нормально организовывать пропускной режим!

На несколько мгновений над столом повисла тишина.

− Ах, наша девочка так выросла! – срывающимся голосом произнес драконикус, утирая глаза бумажной салфеткой. – Казалось, только вчера милый маленький чейнджлинг учился летать и нападать на влюбленных в темных переулках, а теперь уже берется за работу для больших пони!

− Кризалис – наемник… − неспешно проговорила ночная принцесса, словно давая себе время окончательно осознать сказанное. – Воистину, наш мир непредсказуем. И кто же твой заказчик?

− Думаешь, что я вот так просто тебе расскажу? − ядовито ответил перевертыш. − Видимо, ты знаешь о работе по найму намного меньше, чем я ожидала!

− Да ладно, тоже мне тайны кантерлотского двора! – усмехнулся Сомбра. – Ставлю следующую стопку на грифонов: они постоянно ищут способы наложить свои коготки на магические разработки Эквестрии.

Глаза Кризалис полыхнули одновременно яростью и смятением, подло выдавая свою хозяйку, но та все еще пыталась сохранить хорошую мину при плохой игре.

− Не понимаю, о чем ты, − стараясь выглядеть безразличной, заявила она.

− Грифоны? – не обращая ни малейшего внимания на попытки чейнджлинга выйти из положения, удивилась Найтмэр. – Что же они тебе пообещали?

− Это были не грифоны, − с трудом сдерживаясь, прошипела Кризалис.

− Да, хороший вопрос, − продолжая игнорировать ее недовольство, принялся рассуждать Сомбра. – Деньги тебя, как и всех нас, не очень интересуют, а единственное внимание, которое ты могла бы получить от пернатых, узнай они, кто ты на самом деле – это удар мечом. Так что вопрос питания также отпадает.

− Это не грифоны! – вышла из себя королева, повышая голос.

− Ладно, ладно, только спокойно. Мы все поняли. Итак, что же «не грифоны», − живо изобразил воздушные кавычки Дискорд, − приготовили тебе в качестве оплаты?

− Мой заказчик, имя которого останется тайной, − особо выделила фразу Кризалис, − пообещал мне средство для обхода Проявляющих Столбов.

− Системы защиты, установленной Селестией после твоей атаки на Кантерлот? – уточнила Найтмэр Мун. – Заставляющей перевертышей принимать истинный облик?

− Именно, − подтвердила королева. – Эти штуки мешают моим подданным нормально питаться, и я не могла смириться с таким положением вещей! Но самое главное – в результате этой вылазки у меня появилась идея, как не только лишить носительниц Элементов их главной силы, но и обратить ее против них самих. В итоге мне удалось украсть несколько образцов забракованных артефактов, а мой знакомый артефактор модифицировал их, несколько увеличив дальность действия и мощность усилителей. После получения оплаты за работу я смогла приступить к осуществлению плана…

На сей раз прибытие в Понивилль Ярмарки, собравшей в себе товары из самых разных уголков Эквестрии, пришлось на канун Ночи Кошмаров, что не могло не сказаться на атмосфере. Палатки, заполнившие центральную площадь, красовались стилизованными изображениями летучих мышей, разукрашенными воздушными шарами и прочей соответствующей атрибутикой. Какие только праздничные товары не были представлены здесь! Разнообразные костюмы, от школьной самодеятельности до продукции известных домов моды Кантерлота и Мэйнхэттена, сладости всевозможных форм и размеров, заполнившие, казалось, все вокруг, и даже гигантские яблоки из Эпллузы, которые какой-то умелец использовал для украшения вместо тыкв – вот далеко не полный список того, что располагалось на прилавках. Среди всего этого изобилия даже Твайлайт, обычно относившаяся довольно сдержанно к такого рода мероприятиям, чувствовала себя… словно Пинки Пай, попавшая на выставку тортов с пропуском во все секции. Взгляд библиотекарши хаотично перескакивал с одного яркого пятна на другое, не давая сфокусироваться на чем-то одном.

В отличие от подруги, отчаянно пытавшейся придерживаться своего главного правила походов за покупками – приобретать только необходимое, Спайк не был обременен подобными проблемами. То и дело кобылка слышала довольный возглас дракончика, обнаружившего еще что-то интересное. «Надеюсь, он не потратит все сразу, − подумала она, пытаясь разглядеть своего друга в толпе. – Нужно будет при случае серьезно поговорить с ним о бережливости…»

Легкий толчок прервал размышления единорога. Опустив взгляд, Твайлайт не смогла удержаться от улыбки: перед ней стояла маленькая бирюзовая земная пони, совсем еще жеребенок, одетая в красочное цветочное платьице. На боку у нее висела небольшая, расшитая изображениями ромашек сумка.

− Простите, мисс, − пролепетала она, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

− Ну что ты, все в порядке! Это мне стоило быть внимательнее, − дружелюбно ответила Твайлайт. Посмотрев по сторонам и не разглядев никого из сопровождающих, она удивилась: − Ты здесь одна?

− Нет, конечно! – Юная пони помотала головой, явно обрадованная, что за столкновение на нее не обижаются. – Я здесь с друзьями из художественного класса и учительницей – мисс Хайд. Мы из филлидельфийской начальной школы.

− О, так вы привезли с собой свои работы! – предположила библиотекарша и, судя по радостному огоньку, вспыхнувшему в глазах ученицы, попала прямо в точку.

− Еще бы! – забавно приосанилась школьница. − Хотите взглянуть?

Дождавшись утвердительного кивка единорога, малютка склонила голову, открыла клапан сумки и достала холщовый мешочек. Твайлайт бережно приняла его, потянула за стягивающую горловину бечевку и ахнула, разглядев содержимое.

В сиянии магической ауры в воздухе плыл красивый медальон, выглядевший весьма и весьма недурно для школьной работы. На бежевой веревочке, в которую слегка неровно, но с большим старанием были вплетены несколько светящихся серебристых нитей, висела небольшая деревянная звездочка с короткими и слегка полноватыми лучами. Древесину, окрашенную в глубокий темно-синий цвет, невесомой паутинкой прочертил рисунок из множества изгибающихся под ломаными углами линий. Они сходились к самому центру звезды, где плавно переходили на поверхность изящного изумрудно-зеленого камушка прямоугольной формы, расположившегося в неглубокой выемке.

− Ты сама это сделала? – не смогла сдержать изумления Твайлайт, с некоторой грустью подумав, что она в таком возрасте на подобный подвиг способна не была. Правда, жеребенок спас уязвленную гордость ученицы Селестии, немного смущенно сообщив:

− Ну… Не совсем. С камнем старшие помогали, и со шнурком немного… Но все остальное – моя работа! Вам нравится?

− Конечно! Знаешь, как мы поступим? – Фиолетовая кобылка решительно тряхнула гривой, убирая попавшую на глаза прядь. – Прямо сейчас мы отправимся на поиски твоей учительницы и обрадуем ее тем, что ты нашла очередного покупателя!

Всю дорогу обрадованная малышка, которую, как выяснилось, звали Блоссом, болтала без умолку. За короткую, в общем-то, прогулку по центральной площади она успела поведать Твайлайт о школе, своих одноклассниках, о том, как ученики школ Филлидельфии постоянно участвуют в разнообразных конкурсах и насколько важна для нее первая помещаемая Ярмарка.

− Вот вы где, юная леди! – Голос, прервавший рассказ пони, звучал настолько строго, что библиотекарша едва смогла преодолеть желание вытянуться по струнке. Ее спутница этому желанию противиться и не собиралась, застенчиво опустив голову и украдкой поглядывая на приближающуюся уверенной походкой кобылку. Одетая в аскетичный бежевый жилет аккуратного покроя, с повязанным на шее легким шарфиком и гривой, собранной в тугой пучок на затылке, учительница напоминала немного помолодевшую госпожу мэра, а слегка сдвинутые на нос прямоугольные очки лишь добавляли сходства.

− Сколько раз я говорила тебе не отрываться от группы, − произнесла она, и усталости в ее тоне было куда больше, чем раздражения. – Мы же беспокоились!

− Простите… − пролепетала малютка, на что воспитательница тепло улыбнулась и мягко погладила подопечную по голове.

− Больше так не делай, − тихо произнесла она и повернулась к Твайлайт. – Спасибо вам огромное, что привели ее! Надеюсь, она не сильно вам надоела.

− Ну что вы! – отмахнулась библиотекарша. – Мне было приятно пообщаться со столь талантливым жеребенком. Вы ведь мисс Хайд, верно? Меня зовут Твайлайт Спаркл, и я хотела выразить свое восхищение работами ваших учеников.

Прервавшись на мгновение для того, чтобы высмотреть в толпе своих подруг, кобылка довольно улыбнулась.

− Скорее всего, найдутся и другие заинтересованные…

Спустя некоторое время, глядя вслед удаляющимся носительницам Элементов, оживленно обсуждавшим новые украшения, учительница обратилась к сгрудившимся подле нее «жеребятам»:

− Любимицей Селестии я займусь лично, а вы не спускайте глаз с остальных. О любых изменениях в их поведении докладывайте мне немедленно.

− И эти изменения не заставили себя долго ждать, − рассказывала Кризалис. – Модификации, добавленные в конструкцию артефактов, оказались столь эффективными, что позволили «Нитям» передавать эмоции даже на небольшом удалении от носителя. С каждой минутой все большая часть чувств и переживаний Элементов передавалась мне.

− Ну наконец-то! – выдохнул Спайк, обнаружив Твайлайт на втором этаже с очередным совершенно монструозным фолиантом. – Знаешь, пора бы мне взять за правило сразу искать тебя здесь, хоть время сэкономлю… Так о чем это я… Ах, да! Я сейчас встретил Флаттершай, и она сказала, что сегодня выпускает того молодого феникса, которого нашла в лесу и долго выхаживала. Ты бы ее видела! Она сильно расстроена по этому поводу и позвала всех прийти. Для меня, конечно, слегка сентиментально, но…

− Да, да, Спайк, веселись, − махнула в его сторону копытом кобылка, не отрываясь от чтения.

− Отлично! Тогда я… − начал было дракончик, но запнулся, осознав, что именно ему сказали. – Погоди, что значит «веселись»? Ты что, не пойдешь?

На сей раз библиотекарша даже не удостоила его ответом, только помотав отрицательно головой. Ее ассистент взял паузу, рассчитывая на какое-нибудь объяснение, но, так и не дождавшись, раздраженно фыркнул и решил немного подтолкнуть подругу.

− И ты не собираешься идти, потому что…

Твайлайт вновь промолчала, только постучав по толстой обложке книги.

− Принцесса Селестия дала тебе какое-то сложное задание, да? – участливо поинтересовался Спайк, по-своему истолковав жест единорога. Его логику можно было понять: версия, хоть и с натяжкой, но все же объясняла сосредоточенность кобылки и ее не совсем обычное поведение. – Слушай, сколько можно! Ты и так лучшая ее ученица, зачем снова проверять твои способности?

− Проверять… Задание… О чем ты? – Догадки дракончика оказались неверными, но помогли ему привлечь внимание собеседницы. – Нет никаких заданий. Просто эта книга чрезвычайно интересна, и я давно ждала возможности прочесть ее.

− Серьезно? – скептически прищурился Спайк. – Ты собираешься пропустить важное для твоей подруги событие, потому что собираешься … читать?

− Ты действительно хорошо меня знаешь, раз догадался, − совершенно серьезно похвалила Твайлайт, с легкостью проигнорировав тот факт, что сама только что ему обо всем сообщила.

− И что ты собираешься сказать Флаттершай? – поинтересовался вконец запутавшийся дракон.

− Правду, конечно! – невозмутимо ответила библиотекарша. – Ты же знаешь: лишиться доверия друга – верный способ потерять его навсегда…

− Поверить не могу, что именно мне приходится спрашивать тебя об этом, но… − Спайк, уже начинавший думать, что его разыгрывают, набрал воздуха в грудь. – Ты не боишься ранить ее чувства?

− Что ты, нет, − легкомысленно отозвалась Твайлайт. – Я уверена, что она меня поймет.

Дракончик призадумался. Поведение подруги вызывало много вопросов, но он и раньше был свидетелем событий, и близко не попадавших в категорию нормальных. Даже без учета сражений со злодеями. Так что он решил просто повнимательнее понаблюдать за библиотекаршей, а заодно проверить, не поссорились ли они с Флаттершай.

− Я все-таки буду придерживаться версии с домашним заданием от Селестии, − пробормотал он, выходя из комнаты.

***

Пинки Пай неторопливо шла по залитой солнечными лучами улице, опустив голову и отвечая на многочисленные приветствия встречных пони лишь едва заметными кивками вместо обычных широких улыбок. Со вчерашнего вечера ее преследовало странное чувство, словно она что-то потеряла. Что-то такое же обыденное и привычное, как дыхание, и почти настолько же важное для нее. Нечто, чье присутствие ты не замечаешь до того, как оно исчезнет.

Путь ее пролегал мимо небольшого открытого кафе, где за парой столиков разместилась веселая шумная компания, празднующая чей-то день рождения. Завидев невдалеке силуэт Пинки, пони заметно оживились, предвкушающе улыбаясь: они прекрасно знали, что, во-первых, Элемент Смеха не пропускает вечеринок, а во-вторых – способна многократно улучшить любую из них одним своим присутствием. Каково же было их удивление, когда розовая кобылка просто прошла мимо, остановившись только когда ее окликнули.

− Привет, Пинки! – обратился к ней кто-то. – Присоединяйся!

Медленно, будто не сразу уловив смысл фразы, она повернулась и, вымученно улыбнувшись, произнесла:

− О, у вас тут вечеринка…

Обычно после этой фразы она тотчас начинала праздновать вместе со всеми, поднимая градус веселья до заоблачных высот, но сейчас кобылка просто глубоко вздохнула.

− Я бы с удовольствием посидела с вами, но… − Она на мгновение замолчала, словно внезапно потеряв нить разговора. – Что-то настроения нет… Простите…

В принципе, в озвученной причине не было бы ничего странного, не иди речь о Пинки Пай. В ее случае подобный отказ прозвучал настолько неожиданно, что один из жеребцов встал из-за стола, подошел к ней и участливо поинтересовался:

− У тебя все нормально? Может, мы можем чем-то помочь?

Остальные пони с готовностью закивали, поддерживая товарища, но Пинки только помотала головой.

− Спасибо за заботу, − ответила она. – Все в порядке, правда, не стоит волноваться. Я пойду, пожалуй.

С этими словами Элемент Смеха двинулась дальше, а жеребец, озадаченно глядя ей вслед, пробормотал себе под нос:

− Надо будет пообщаться с кем-нибудь из ее подруг…

***

Для многих жителей Понивилля, особенно юных, Ночь Кошмаров была одним из самых любимых праздников, поэтому неудивительно, что к вечеру улицы заполнило множество вампиров, зомби, злых ведьм и прочих персонажей фольклора. Сам город сиял мерцающими огнями, красовался разноцветными ленточками и флажками, радовал слух бодрой музыкой. Пунш и яблочный сидр лились рекой. То тут, то там пробегали группы жеребят в ярких костюмах, шутливо перетягивающих мешочки со сладостями, а рядом, умилительно улыбаясь, шли присматривающие за ними родителями.

На этом фоне группа из пяти мрачновато выглядевших кобылок, направлявшихся в сторону бутика «Карусель» в сопровождении маленького дракона, смотрелась еще более странно.

− Что за муха вас всех укусила? – подозрительно посматривал на подруг Спайк. – Праздник же!

− Ты же знаешь, я не очень люблю это … торжество, − тихо проговорила Флаттершай, у которой за спиной красовались раскрашенные крылья бабочки. – Не стоило мне приходить, наверное.

− Как-то это все приелось, − заявила зависшая в воздухе Рэйнбоу Дэш, облаченная в покрытый искусственными льдинками костюм вендиго. – Каждый раз одно и то же…

− А я что-то устала… − Пинки Пай зевнула настолько широко, что бутафорская драконья пасть от ее костюма тут же стала казаться совершенно лишним аксессуаром. – Посидела бы лучше дома.

−И ладно, я еще могу понять их, − обратился Спайк к Твайлайт, обводя лапой остальных носительниц Элементов. – Хотя и с трудом… Но ты! Сегодня же должна прибыть Кейдэнс. Неужели ты не рада?

− Рада, естественно, − слабо произнесла ученица Селестии. – Но это не значит, что я должна плясать от счастья, не так ли? Я уже давно не жеребенок.

Обуреваемый нехорошими предчувствиями дракончик постучал в дверь бутика, и спустя пару мгновений она распахнулась, пропуская белоснежную кобылку. Сначала Спайку показалось, что общее странное настроение обошло модельершу стороной. Выглядела она как всегда сногсшибательно, выбрав для себя образ вампирши. Основу ее костюма составлял наброшенный на плечи темно-бордовый плащ, застегнутый на груди фигурной серебристой брошью в форме паука, а волнистый узор гривы укрепляла стилизованная летучая мышь. Одинокая темная прядь спадала на выразительные, подведенные тушью глаза.

Но чем дольше дракончик смотрел на нее, тем отчетливее замечал замедленные движения и направленный куда-то в пустоту взгляд – точь в точь, как у остальных. А слегка неровный макияж и – неслыханно для педантичной в вопросах одежды модницы! – мятые полы плаща ясно говорили о том, что отнюдь не подготовка костюма занимала первое место в ее мыслях.

− Ну как вам? – Этот вопрос, обычно звучавший в устах Рэрити с едва заметным волнением и крошечной долей самолюбования, сейчас показался плоским и безжизненным, словно она задала его лишь для того, чтобы не молчать.

В ответ послышалось нечто неразборчивое, и на этом фоне голос Флаттершай прозвучал необычайно четко.

− Немного вычурно, на мой вкус, − без доли эмоций произнесла она.

Спайк, не понаслышке знакомый с нервной реакцией Рэрити на критику ее работ, приготовился к худшему, но реальность оказалась куда более пугающей. Оглядев свой наряд, модельерша только пожала плечами:

− И то верно. Ладно, давайте уже покончим с этим.

Если раньше у Спайка и были сомнения в том, что к этой ситуации приложил копыто кто-то из недоброжелателей, то теперь они окончательно отпали. В хандрящую без причины Твайлайт, которую ему «посчастливилось» наблюдать весь вчерашний вечер, он еще мог поверить, но неожиданно сразившая всех носительниц Элементов депрессия на случайность уже никак не тянула. К счастью, у него уже имелся план.

− Я думаю, вам стоит немного расслабиться … − заговорил дракончик, с трудом пытаясь увлечь кобылок за собой. − Повеселиться, выпить немного пунша…

Оставив подруг у ломящегося от разнообразных блюд стола, он отправился к центральной площади – туда, где в скором времени должна была объявиться ближайшая пони, способная разобраться в ситуации. До места юный дракон добрался как раз в тот момент, когда на построенной возле ратуши трибуне, рядом с празднично одетым мэром, разгорелся сияющий круг портала. Осветив замерших в ожидании жителей мягким сиянием, он сначала расширился, а затем резко схлопнулся, оставив после себя розового аликорна. Принцесса Кейдэнс широко улыбнулась, оглядев целое море разноцветных грив, заполнивших площадь.

− Приветствую вас, жители Понивилля! Веселой Ночи Кошмаров! – звонко выкрикнула она и послала в толпу воздушный поцелуй, рассыпавшийся невесомыми, искрящимися магией сердечками. Ответом ей послужил одобрительный гул.

Стоило правительнице Кристальной Империи спуститься с трибуны, как она тут же оказалась заключена в кольцо поклонников, коих набралось удивительно много. Настолько много, что подоспевший Спайк, три раза пытавшийся пробиться к ней и не преуспевший в этом, потерял терпение, разбежался и, высоко подпрыгнув, вскочил на спину стоявшего поблизости жеребца. Перескакивая с одного пони на другого и поспешно выкрикивая извинения, дракончик быстро приближался к мелькающей впереди розовой гриве, пока неожиданно отошедшая в сторону кобылка, выбранная им в качестве цели для следующего прыжка, не прервала его бег. Правда, была в этом падении и доля везения: покатившись по земле, он остановился прямо рядом с Кейдэнс и, чтобы привлечь ее внимание, ухватился за ее ногу. Почувствовав прикосновение, принцесса повернулась; удивление в ее глазах быстро сменилось узнаванием.

− Спайк! – радостно начала она. – Рада тебя видеть…

− У нас мало времени, ваше высочество, − несколько более резко, чем планировал вначале, прервал ее дракон. – С девочками что-то не так, и мне кажется, вам нужно на это взглянуть.

Кейдэнс отреагировала мгновенно и весьма разумно. Подхватив Спайка телекинетическим полем, она пристроила его у себя на спине, отрекомендовав окружающим как «самого верного фаната», и быстро, но спокойно двинулась сквозь плотные ряды пони, не забывая улыбаться и отвечать на многочисленные приветствия, дабы не вызывать беспокойства. По пути ассистент Твайлайт вполголоса посвятил принцессу в ситуацию.

− Навскидку я бы сказала – энергетический вампир или что-то очень похожее, − призадумалась она, выслушав рассказ. – Они не встречались с какими-нибудь подозрительными личностями в последнее время?

− Не припоминаю, − покачал головой ее собеседник.

− Может, какие-то незнакомые предметы? Появившиеся недавно… − продолжила размышлять Кейдэнс.

− Ну конечно! – воскликнул Спайк, щелкнув пальцами. – Медальон! Как раз вчера Твайлайт принесла домой украшение, которое купила у школьной группы на ярмарке!

− Возможно, мы нашли виновника, − серьезно проговорила принцесса, ускоряя шаг. – Стоит поторопиться.

Поспешить действительно стоило. К моменту их прихода носительницы Элементов выглядели плохо: кобылки еле держались на ногах, а Пинки Пай так вообще беспокойно спала за столом. На появление гостей они почти не отреагировали.

− Я проверю картину магических потоков, − объяснила Кейдэнс дракончику и, сосредоточившись, произнесла заклинание. Стоило светящейся серебристо-голубой пленке зажечься в ее глазах, как принцесса испуганно отпрянула.

− Нет… − пораженно прошептала она, рассматривая красные, напоминающие разветвленные кровеносные сосуды, нити, пульсирующие энергией среди разноцветных наводок от аур множества пони. Впрочем, ее изумление довольно быстро уступило место злости. Безошибочно опознав на носительницах Элементов, даже без помощи Спайка, все шесть медальонов и подхватив их магическим захватом, правительница Кристальной империи одним усилием стерла их в мелкую пыль.

− Уведи их в безопасное место, − скомандовала она дракончику. – Уверена, тот, кто все это устроил, еще здесь, и он может попытаться напасть. Я постараюсь найти его по остаточному следу.

Кивнув, Спайк растормошил вяло реагирующих кобылок и повел их к библиотеке, а аликорн, прищурившись, направился туда, где медленно таял в воздухе красный след…

− Естественно, мне сразу доложили о прибытии Кейдэнс, − оживленно жестикулируя, рассказывала Кризалис. – Я прекрасно знала, что по следам от разорванных «Нитей Судьбы» она легко сможет найти меня, но… В тот момент все это не имело ни малейшего значения. Сила, вливавшаяся в меня вместе с эмоциями Элементов, была прекрасна, восхитительна! Я ощущала, как энергия Гармонии переполняет каждый мускул, выплескивается через край…

− О, дай догадаюсь, − усмехнулась Найтмэр Мун. – Ты настолько расчувствовалась под ее действием, что раскаялась, со слезами призналась в своих недостойных деяниях и поклялась встать на путь исправления?

Дискорд захихикал, прикрывая рот лапами, а Сомбра отсалютовал шутнице бокалом. Кризалис же гордо вскинула голову, не посчитав нужным как-то реагировать.

− В те мгновения я чувствовала себя способной на все, − невозмутимо продолжила она. – Казалось, я могу заявиться в Кантерлот и в одиночку одолеть всю стражу во главе с Селестией. И, как оказалось, кое-какие основания под такой уверенностью имелись…

Кейдэнс довольно быстро обнаружила темную, закутанную в плащ с капюшоном фигуру, к которой сходились медленно растворяющиеся в воздухе останки энергетических проводников.

− Мисс, я вынуждена попросить вас снять костюм, − твердо заявила она. – Немедленно!

− Дорогая моя Кейдэнс, зачем же столько официоза? – отозвался тихим смешком черный провал капюшона. – Разве так принято встречать … старых друзей!

Мертвенно-зеленое бледное сияние озарило улицу, породив множество вытянувшихся теней, взлетел в воздух ненужный уже плащ, быстро истлевая в потоках магии, и перед изумленной и испуганной публикой предстала Кризалис. Ошарашенная Кейдэнс рассматривала давнюю соперницу, не веря своим глазам: королева чейнджлингов будто стала выше ростом, ее клыки увеличились в размерах, угрожающе поблескивая, а грива, раньше лежавшая спутанными комками, теперь развевалась по ветру язычками изумрудного пламени.

− Итак, − приторно-сладким голосом обратился к принцессе перевертыш, − ты раскрыла мою маленькую аферу. Что дальше?

− Как обычно – задам тебе трепку! – с вызовом крикнул в ответ аликорн и выпустил в противника заклинание. Чистый, как слеза, каплеобразный сгусток плазмы молниеносно преодолел расстояние до своей цели и … с громким треском развеялся, разрубленный пополам. А из облака остаточных разрядов показалась Кризалис, угрожающе покачивая огромным грубым клинком, сотканным из сырой, не оформленной в заклинания энергии. Оказалось, на ее стороне был не только эффектный внешний вид.

Не успела Кейдэнс как следует удивиться, а ее чары – до конца раствориться в воздухе россыпью безобидных искр, как королева ринулась в контратаку. Земля под ее копытами вспыхнула, и чейнджлинг, оставляя за собой обгоревший след, устремился вперед, замахиваясь тяжелым оружием. Со звуком опустившегося на наковальню молота природная защитная аура аликорна приняла удар на себя, но вложенная в него сила была столь велика, что кобылку бросило на землю. Окутанное зеленоватым туманом лезвие вновь взвилось в воздух, но на сей раз Кейдэнс, осознавшая с кем имеет дело, смогла показать, что звание правительницы Кристальной империи досталось ей не за красивые глаза. Вместо плоти принцессы клинок, не встречая сопротивления, рассек возникшее на ее месте облачко белесого тумана и неожиданно застыл на месте: наколдованная обманка оказалась еще и ловушкой, временно сковывающей магические силы. Пытавшаяся освободиться Кризалис на пару мгновений замешкалась, и пропустила последовавшее ударное заклинание своего противника. Сияющая капля чистой энергии с грохотом взорвалась; королева отлетела в сторону, покатилась по земле, больно ударяясь о камни, но на удивление проворно вскочила на ноги, злобно зашипела и скрылась в переулке, покидая поле битвы.

− Немедленно расходитесь по домам, − тяжело дыша, обратилась Кейдэнс к сгрудившимся неподалеку горожанам, наблюдавшим за схваткой со смесью ужаса и интереса. – Будьте бдительны! По каким-то причинам Проявляющие столбы перестали действовать, и перевертыши могут быть среди вас. Королевская гвардия вскоре прибудет…

Предупреждающий возглас какого-то пони из толпы прозвучал слишком поздно: неприметный серый единорог, аккуратно пробравшийся в первые ряды многочисленных зрителей, успел накопить силы и выпустить в принцессу яркий зеленый луч. Буквально сметенный неизвестными чарами, розовый аликорн ударился о стену ближайшего дома, пробив ее и скрывшись внутри.

Среди разбегающихся в страхе жителей сбросившая маскировку Кризалис, довольно улыбнувшись, двинулась было туда, где под обломками раздавались слабые стоны раненой Кейдэнс, но, не сделав и пары шагов, остановилась. Подняв голову в вечернее небо, словно к чему-то прислушиваясь, она взмахнула тонкими прозрачными крыльями и поднялась в воздух.

− Знаешь, оставлять за спиной аликорна, пусть и пострадавшего, − не слишком хорошая идея, − заметила Найтмэр Мун.

− Естественно, − спокойно согласилась Кризалис, − но у меня не было выбора. Наша схватка и так затянулась, с минуты на минуту могла прибыть Селестия и все испортить. Именно поэтому я решила заняться тем, ради чего, собственно, и затевалась эта операция. К тому же, как раз пришел зов от моих подданных…

Приземлившаяся перед зданием библиотеки королева удовлетворенно оглядела беспомощных кобылок, лежащих у входа в окружении группы чейнджлингов. Твайлайт и ее подруги успели добраться до Элементов Гармонии, но теперь их грозное оружие, лишенное подпитки эмоциями, оказалось абсолютно бесполезным. Украшения лишь слегка искрили с глухим треском, и Кризалис могла поклясться, что видела, как драгоценные камни в ожерельях и диадеме постепенно тускнеют.

Перевертыши почтительно расступились, пропуская свою повелительницу. Вновь засияла изумрудно-зеленая аура, плоское лезвие сверкающего клинка описало широкую дугу…

Увлеченная, предвкушающая скорую победу Кризалис слишком поздно обратила внимание на предупредительный стрекот собравшихся вокруг нее перевертышей. Опомнилась она только почувствовав легкое прикосновение к спине, и в тот же миг чьи-то лапы схватили ее за шею. Скосив глаза, она успела увидеть лишь усеянную мелкими зубами пасть, из которой в следующее мгновение ударила тугая струя пламени…

− Бесценно! – едва не захлебываясь хохотом, рухнула на столешницу Найтмэр. – Малютка Спайки задал тебе жару! В буквальном смысле слова!

− Дракон применил засадную тактику. Умно, очень умно, − медленно проговорил Сомбра, изо всех сил старавшийся оставаться серьезным и не последовать примеру ночной принцессы.

Дискорд же, вопреки ожиданиям, не стал сыпать шуточками и завуалированными оскорблениями. Вместо этого он выудил непонятно откуда большое увеличительное стекло, обвился вокруг Кризалис и, задумчиво потирая подбородок, принялся ее рассматривать.

− Ты что делаешь? – опешила не ожидавшая подобного королева.

− Пытаюсь понять, настоящие ли это ресницы, − пробормотал в ответ Дух Хаоса. – Либо ты исключительно быстро регенерируешь, либо знаешь классных специалистов…

− Ну хватит! – прорычал взбешенный чейнджлинг, резким движением отбрасывая драконикуса в сторону. – Мне надоело ваше пренебрежение! Вас послушать, так я вообще не гожусь на роль злодейки: и планы мои вам не нравятся, и в бою я не настолько хороша!..

− Эй, подруга, спокойно, − подняла перед собой копыта в успокаивающем жесте Найтмэр, через силу перестав смеяться. – Ты же знаешь, мы не хотели тебя обидеть. Это просто наш стиль – подтрунивать друг над другом, раздавать безобидные издевки…

− Вот именно! – подключился Дискорд, похлопывая обиженную Кризалис по плечу и одним щелчком материализуя перед ней очередной напиток. – Не принимай наши слова близко к сердцу. Мы тебя любим… Эм… Чисто платонически, конечно!

− Кроме того, − поддержал Сомбра, − нам интересно узнать, что приключилось с тобой дальше. Ты ведь не оставишь нас без концовки, правда?

Кризалис, подувшись для порядка пару минут, все-таки сдалась и махнула на товарищей копытом.

− Ладно, Тартар с вами, слушайте! Как я уже говорила, сила, приобретенная у Элементов, вселяла уверенность. Опасную уверенность. И в тот момент, после битвы с Кейдэнс, в которой мне и напрягаться особо не пришлось, тот факт, что какая-то малышня может вот так застать меня врасплох… В общем, я потеряла контроль. Произошло самое страшное, что может случиться со злодеем в ходе осуществления его плана.

Остальные понимающе переглянулись, и Дискорд, покачав головой, участливо поинтересовался:

− Пафосный монолог?

− Пафосный монолог, − обреченно выдохнула королева.

Дыхание дракона было способно нанести серьезный ущерб любому чейнджлингу, но, к несчастью для Спайка, в тот день он столкнулся отнюдь не с рядовым представителем этой расы. Ревущее пламя, скрывшее королеву, продержалось всего пару мгновений до того, как сферическая ударная волна прокатилась по улице, развеивая огонь по ветру. Из густого облака дыма показалась Кризалис. Пострадала она несильно: о том, что произошло, напоминали лишь ее немного потемневшие крылья и тлеющая в паре мест шерстка. Правда, расположения духа у нее от этого не прибавилось.

− Глупец! – рявкнула королева, так резко топнув, что раскаленная земля под ее копытами покрылась трещинами. – На что ты рассчитывал?!

Поймав дракончика в телекинетический захват и начисто игнорируя отчаянные попытки вырваться, она подтащила его к себе и подняла вверх, заглядывая прямо в глаза.

− Я перехитрила твоих друзей и лишила их силы, я только что сразила аликорна, даже не вспотев! − буквально прорычала все больше распаляющаяся Кризалис. – Неужели ты думал, что какая-то жалкая ящерица сможет что-то мне противопоставить?! Остановить меня?!

Несмотря на нешуточную угрозу, исходившую от разъяренной кобылки, и опасную близость ее поблескивающих в свете угасающего пламени клыков, Спайк нашел в себе силы ответить.

− Я не боюсь тебя, − вызывающе бросил он.

− А стоило бы, − оскалилась королева. – Это послужит тебе уроком. Последним, что ты усвоишь!

Энергетическое щупальце захлестнулось вокруг шеи дракончика и принялось медленно сжиматься…

… При взгляде на разворачивающуюся перед ее глазами сцену в душе лавандовой кобылки шевельнулось странное чувство. На миг показалось, что ей стоило бы переживать за бессильно бьющегося в магической хватке юного дракона, только она никак не могла вспомнить, почему. Почему?

Стоило библиотекарше задаться этим вопросом, как ее сознание, словно отвечая, заполнили картинки воспоминаний. Вот ее, еще маленькую и совершенно растерянную, привели в класс школы для одаренных единорогов и оставили перед строгой комиссией. Финальный экзамен и крупное фиолетовое яйцо…

Вот она, напуганная раздавшимся снаружи грохотом радужного удара, теряет контроль над магией и превращает новорожденного в огромного ящера, пробивающего крышу…

Вот довольная собой малышка с гордостью показывает старшему брату мирно посапывающего дракончика, тянущего в рот собственный хвост…

«Мама?» − тоненьким голоском спрашивает он, все еще неуверенно стоящий на лапах, и Твайлайт прижимает его к себе, украдкой утирая слезинку…

«Эй, может, здешним пони есть, о чем рассказать, − заявляет дракончик по прибытии в Понивилль. – Стоит дать им шанс».

Воспоминания все прибывали, пока их мощный поток не ударил со всей силы по стене, окружившей чувства единорога, не разнес ее на куски и не развеял их в пыль. «Конечно, я должна переживать за него! – заметались мысли в голове кобылки. – Он ведь мой ассистент номер один! Мой друг! Это ведь…»

− СПАЙК!!!

Две яркие фиолетовые молнии одна за другой прочертили прохладный воздух: первая – слабая и способная лишь легонько кольнуть – заставила Кризалис от неожиданности выпустить начинающего сдаваться дракона, а вторая – сопровождающийся гулким грохотом гигантский ветвистый разряд – ударила ее прямо в грудь, с легкостью разбивая щитовые чары на множество мелких осколков. Перед опешившей королевой Твайлайт Спаркл, пошатываясь поднялась с земли. В ее глазах бушевал огонь.

− Оставь. Его. В покое! – выкрикнула она, когда поднявшийся магический вихрь поднял ее в воздух.

− Нет, нет, нет… − бормотала Кризалис, пятясь назад и завороженно глядя, как цепная реакция перекидывается на остальные Элементы, пробуждает их, как вновь загораются жизнью драгоценные камни в украшениях. Опомнившись, она решила не дожидаться, пока артефакты наберут полную мощность, и выпустила в сторону кобылок луч заклинания, но радужная буря лишь слегка дрогнула, поглотив его. Элементы загорелись еще ярче, еще … яростнее, словно осознав, что их атакуют энергией, обманом полученной у них самих.

− Тебе не стоило обижать Спайка, − зло бросила перевертышу Эплджек.

− Он не сделал тебе ничего плохого! Как ты могла? – обвиняюще указала на нее Флаттершай.

− Я самолично сотру усмешку с твоей физиономии… − не хуже ядовитой змеи прошипела Рэрити.

Не желающая признавать поражение Кризалис продолжала обстреливать растущий разноцветный купол чарами и вскоре заметила, что тот, так и не успевший до конца зарядиться, начинает поддаваться. Злобно усмехнувшись, чейнджлинг атаковал с удвоенной энергией, но тут чаша весов вновь склонилась не в его пользу. Сверкнула вспышка телепортации, и перед носительницами Элементов возникла розовая кобылка-аликорн.

− Не сегодня, Кризалис! – крикнула Кейдэнс, закрывая подруг ажурным синим щитом, о который бессильно разбились два последних заклинания.

Королева оказалась достаточно разумна, чтобы признать неминуемое поражение. Прекратив бесплодные попытки пробить продолжающий набирающий силу купол и защиту принцессы, она подала своим подданным ментальный сигнал и встала на крыло, быстро поднимаясь вверх. С запозданием ударивший снизу радужный луч немного пошарил по темнеющему небу и, не найдя себе цели, растворился в воздухе.

− Ну, кто начнет издеваться первым? – закончив рассказывать, фыркнула Кризалис, всем своим видом показывая, насколько ужасная кара ожидает возможного добровольца.

− Знаешь, мы бы с радостью, − на полном серьезе принялся извиняться Дискорд. – В твоем плане есть несколько откровенно провальных моментов, по которым стоило бы пройтись, но… История берет своим … свежим подходом.

− Не думал, что доведется когда-либо произнести это вслух, но он прав, − поддержал драконикуса Сомбра. – Скажи мне кто-нибудь в начале сегодняшнего вечера, что рассказ Кризалис начнется с промышленного шпионажа и эксплуатации уязвимостей в артефактах, я бы лишь расхохотался в ответ. Но у тебя получилось нас удивить!

− Еще бы не получилось! – не смогла удержаться от шпильки Найтмэр Мун. – Для Кризи ведь любой план сложнее чем «превратиться в какого-нибудь пони и питаться чувствами тех, кому он дорог» − уже достижение…

− Слишком смелое заявление для того, кто по итогам своей «грандиозной» аферы делит тело с энергетическим паразитом, − не растерявшись, парировал перевертыш.

− Да как ты смеешь?.. Мы не потерпим такого обращения!.. – хором прозвучали голоса ночной принцессы и некстати появившегося фантома Луны, мигом уловившего нелицеприятную критику в свой адрес. Правда, последний быстро пропал, подавленный волей Найтмэр, но обстановка за столом менее накаленной не стала.

− Дамы, дамы, успокойтесь, − в очередной раз развел соперниц по углам Дискорд. – Я не то чтобы против дерущихся кобылок, но в вашем случае наблюдать за разбегающейся от файерболов толпой весело только первые четыре, максимум пять раз. После шутка начинает приедаться. Кроме того, ваш спор не имеет ни малейшего смысла и не стоит потраченных на него времени и сил.

− К чему ты клонишь? – подозрительно прищурилась Кризалис.

Драконикус лукаво усмехнулся.

− Ранее этим вечером Сомбра высказал очень правильную мысль, − произнес он, ловко вращая пальцами последнюю оставшуюся нераскрытой карту. – Цитирую: «из этого соревнования вам все равно не выйти победителями». Чрезвычайно дальновидное суждение. Правда, тогда он еще видел себя в качестве претендента, но… мы все склонны иногда заблуждаться. А настоящая непреложная истина, друзья мои, состоит в том…

Маленький прямоугольник упал на столешницу и на его поверхности, еще мгновение назад девственно чистой, проявились карикатурная зубастая улыбка и яркий, разноцветный колпак с бубенцами.

− … что историю сегодняшнего победителя вам еще только предстоит услышать, − закончил фразу Дискорд. – Все началось с небольшого лингвистического эксперимента, который я решил поставить в Понивилле…