Автор рисунка: Stinkehund
Уязвимости Эпилог

Туз в рукаве

Твайлайт, занятую проверкой и сортировкой книг после богатой на посетителей недели, отвлек неожиданно раздавшийся в прихожей громкий хлопок. Едва не уронив с высоты последней полки тяжелый том Большой Эквестрийской Энциклопедии, библиотекарша недовольно фыркнула, бережно поставила фолиант на законное место и, пробормотав что-то нелестное себе под нос, отправилась проверить источник шума. Каково же было ее удивление, когда она обнаружила запыхавшегося, привалившегося к входной двери Спайка, которого лично отправила за покупками не больше десяти минут назад.

− Ты так быстро вернулся? – удивленно спросила кобылка и тут же мысленно отчитала себя за недогадливость: сумок при ее ассистенте не наблюдалось, да и выглядел он слишком нервно для того, кто просто посетил рыночную площадь. – Что-то случилось?

Взгляд, брошенный на нее дракончиком, красноречивее всяких слов подтвердил, что грядут очередные неприятности. А затем Спайк тяжело вздохнул, словно в один миг сбылись его самые мрачные предположения, и проговорил:

− чд ар яатнцтрзм сйчс, нфвту?

Из произнесенной фразы, больше напоминавшей совершенно случайный набор звуков, изумленная Твайлайт предсказуемо не поняла ни слова.

− Это что, розыгрыш? – подарив другу один из своих самых строгих взглядов, спросила она. – Если так, то не очень-то он и смешной. Я вообще-то занята и…

Спайк беспомощно развел лапами и помотал головой, всем своим видом выражая откровенную растерянность, но мгновением позже в его глазах зажегся огонек какой-то идеи, и он направился к столу, по пути захватив с собой перо и чернильницу. Заинтересованная Твайлайт последовала за ним и подоспела как раз вовремя, чтобы разглядеть выведенные дракончиком на листе бумаги слова.

«Ты не понимаешь меня, верно?»

− Нет, − ответила на это окончательно запутавшаяся кобылка. – Не потрудишься ли ты объяснить?..

Спайк жестом остановил единорога и недвусмысленно указал на письменные принадлежности. Смирившись, Твайлайт подхватила перо телекинезом и, обмакнув его в чернила, написала:

«Что происходит?»

На сей раз запись юного дракона оказалась куда более подробной, и с каждой появлявшейся строчкой глаза библиотекарши все больше округлялись от удивления.

«Это началось почти сразу, как я пришел на рынок. Все пони неожиданно стали разговаривать на том же странном языке, что и мы сейчас. Все жутко перепугались, а я решил поскорее вернуться домой и, по правде говоря, надеялся, что тебя это не затронет… чем бы оно ни было».

− Интересно! Как насчет признаков… − Твайлайт, в которой здравый скептицизм быстро уступил место исследовательскому энтузиазму, уже собиралась начать задавать вопросы, но, встретив скептический взгляд ассистента и заметив его требовательные постукивания по чернильнице, спохватилась: − Ой, извини… Сейчас…

«Ты не заметил ничего странного? – вывела она. – Признаков применения каких-либо заклинаний, зелий или чего-то похожего?»

«Вроде нет, − немного подумав, ответил Спайк. – Все произошло совершенно неожиданно: секунду назад пони общались нормально, а потом – бац! И все говорят как Пинки после случая с Ядовитой Шуткой!»

Твайлайт погрузилась в размышления, непроизвольно вращая зажатым в магическом захвате пером.

«Мы слышим свою собственную речь без изменений, − продолжила она после недолгой паузы. – Похоже, здесь было применено какое-то заклинание из раздела чар Сокрытия, причем чрезвычайно мощное и продвинутое, судя по площади воздействия и отсутствию визуальных эффектов. Насколько я помню, единственный способ вернуть все на места – разгадать шифр, лежащий в его основе».

Погрузив начавший подсыхать кончик пера в чернила, кобылка добавила:

«Мне понадобится твоя помощь, Спайк. Вот что нужно будет сделать…»

***

Облаченный в ярко-оранжевый жилет земной пони по имени Изи Стэп поправил пояс с инструментами и, подойдя к краю строительных лесов, густым частоколом окруживших ратушу, посмотрел вниз, где двое крепко сбитых жеребцов, его товарищей по бригаде, крутили колесо подъемного механизма. Перетянутые веревками доски с натужным скрипом поднимались на небольшой платформе. Бригадир довольно улыбнулся: у них все еще оставались шансы закончить работу до того, как пегасы примутся тасовать облака по небу и все вокруг завалит снегом. Правда, погода и сейчас не особо благоволила строителям, но тут уж ничего не поделаешь: первый этап ремонта крыши следовало обязательно закончить до начала серьезных осадков.

Неожиданно внимание жеребца привлек странный глухой треск. Слышать подобное, стоя на высоте третьего этажа, да еще и на кажущихся в этот момент исключительно хрупкими деревянных конструкциях оказалось особенно неприятно, и он принялся нервно озираться в попытках понять, откуда раздался звук. Источник − поврежденная стойка лесов, неизвестно каким образом прошедшая проверку перед монтажом − обнаружился довольно быстро, правда, хорошие новости на этом и закончились. Появившийся из-за пузатого бока ратуши пони с большим мешком на спине шагал прямо к поврежденному месту, не замечая грозящей ему опасности.

− Стой на месте, Фоллуэр! – окликнул коллегу бригадир. – Впереди платформа сломана!

К ужасу Стэпа, жеребец и не подумал затормозить, только нахмурился, будто не расслышав, открыл рот, чтобы переспросить… И шагнул вперед.

Щелкнула плетью ломающаяся опора, площадка накренилась, будто желая поскорее сбросить ступившего на нее наглеца, и строитель потерял равновесие. Коротко вскрикнув и бессильно взмахнув копытами, он соскользнул вниз.

Бросившийся вперед Стэп с облегчением увидел, что его коллеге хватило ловкости зацепиться за платформу нижнего яруса. Спрыгнув вниз, бригадир ухватил подчиненного за воротник жилета и резко, до хруста в позвонках, потянул вверх. В тот же момент на помощь подоспели остальные пони, и телекинетический захват одного из единорогов довершил дело, подтянув незадачливого строителя на площадку.

− Сдурел?! Какого сена ты творишь?! – напустился Изи Стэп на товарища, едва переведя дыхание. − Я же предупреждал!

Сначала бригадир списал мелькнувший в глазах подчиненного испуг на осознание того, какой опасности ему удалось избежать, затем – на опасение гнева непосредственного начальника. Но как выяснилось, и в том и в другом случае он ошибался.

− ъъб юй фужшгфзм? д то выэысез... – пробормотал Фоллуэр.

Сильно ошибался…

***

− Где тебя Духи Раздора носят? – раздраженно крикнул Тандерлэйн показавшейся из-за плотной облачной пелены радужногривой кобылке. – У нас работы невпроворот, а ты прохлаждаешься!

− Знаешь, в чем твоя проблема, приятель? – насмешливо парировала Рэйнбоу Дэш, несильно стукнув жеребца по плечу. – Ты слишком медленный, вот и считаешь, что любое дело требует уйму времени. Дай-ка взглянуть на сегодняшний план…

Выхватив у серого пегаса пачку листов бумаги и бегло просмотрев их, носительница Элемента Верности сорвалась с места. В мгновение ока она добралась до ближайшего облака, подхватила его, спрессовав несколькими ударами до более компактного состояния, и понеслась дальше.

− Можете пока отдохнуть, ребята! – азартно выкрикнула кобылка, на большой скорости проносясь мимо коллег из погодной команды. – Ваша помощь здесь не пригодится!

− Еще чего! – воскликнул уязвленный Тандерлэйн, срываясь с места. – Думаешь, мы дадим тебе развлекаться в одиночку?

Рэйнбоу Дэш металась по небу маленькой радужной молнией, и куча облаков перед ней все росла. Кобылка уже собиралась остановиться, когда сквозь свист ветра до ее ушей донесся странный крик на каком-то непонятном языке.

− хжъщраш, чшгшющн!

Голос определенно принадлежал Тандерлэйну, но понять, что он сказал, было совершенно невозможно. «Что за…» − только и успела подумать Рэйнбоу, перед тем, как сильный удар впечатал ее в плотную облачную перину…

− Какого сена здесь творится?! – раздраженно воскликнула кобылка, с некоторым трудом выбираясь из мягкого плена. Стоило ей оглянуться, как ситуация прояснилась: оказалось, из-за собранных туч, заслонивших ей обзор, она не заметила другого пегаса и столкнулась с ним. К счастью облака, послужившие причиной этому столкновению, сыграли также роль буфера, значительно смягчив его.

− Слушайте, я понимаю, что сама напортачила, но вы могли бы и предупредить, − обиженно обратилась Рэйнбоу к окружившим ее пони, и только после осознала, что они ведут себя как-то странно. – Что вы на меня так смотрите?

***

− жчьшпянй, щбрчх иу фтщвцхршел юдфхйфчоцчци йрацм фиеж ъытшъ! – разнесся по железнодорожной станции Понивилля усиленный магией голос дежурного. Пони, стоявшие на платформе, недоуменно переглянулись между собой…

***

− О, это загадка, верно? Как вы узнали, что я их обожаю? – обрадованно воскликнула Пинки Пай, когда очередной посетитель Сахарного Уголка обратился к ней с необычной, ни на что не похожей фразой. – Погодите немного, я обязательно ее разгадаю!

Увлекшаяся кобылка не обратила внимания, как округлились от удивления глаза жеребца, когда он услышал ее речь…

***

− Что с вами? – обеспокоенно поинтересовалась Флаттершай у своих многочисленных питомцев, собравшихся вокруг. Эйнджел ответил за всех, разведя лапами в стороны и растерянно помотав головой.

***

Когда дверь библиотеки в очередной раз отворилась, пропуская сопровождаемых Спайком носительниц Элементов, городок уже гудел, точно потревоженный пчелиный улей. Масштабы произошедшего пока осознавали не все, но дух паники уже витал над жителями.

− Твайлайт, что здесь?.. – по привычке начала Рэрити, но, поймав взгляды друзей, услышавших вместо этого «члтхьсоч, беы чхйце?..», прервалась на полуслове и скривилась так, будто разом разжевала целый лимон. Ученица Селестии в ответ понимающе усмехнулась; ее рог засиял, и в воздухе проявились начерченные магической аурой слова:

«Я тоже периодически забывалась. Именно поэтому пришлось откопать старенькое заклинание визуализации».

Подойдя к письменному столу и подняв в воздух несколько белых конвертов, Твайлайт вновь повернулась к ожидающим подругам. Надпись над ее головой задрожала и сменилась.

«Наша главная задача сейчас – не допустить паники и обеспечить, хотя бы на некоторое время, нормальную работу городских служб, − принялась объяснять библиотекарша. – В конвертах находятся бумаги с кратким описанием ситуации и базовыми инструкциями. Вы должны будете отнести их в мэрию, на вокзал… в общем, в важные для жизни Понивилля места. А мы со Спайком пока займемся дешифрованием заклинания, благо и открытых и шифрованных текстов у нас в достатке».

Подняла копыто, привлекая внимание, Эплджек. Подойдя к столу, фермерша подхватила перо и написала:

«Ты знаешь, кто стоит за этим?»

Твайлайт поморщилась.

– «О, у меня определенно есть одна идея!»

− Правда, Дискорд? – удивленно приподняла бровь Найтмэр. – После всего, что мы рассказали раньше, после хитроумных планов, серьезных магических конструкций и артефактов, ты говоришь, что просто … зашифровал речь обитателей Понивилля?

− Эй, Найт, скажи-ка мне, в какой конкретно главе учебника для суперзлодеев говорится, что план не может веселить своего создателя? – указал на аликорна пальцем Дух Хаоса. – И, что еще важнее… Кто-нибудь вообще видел этот учебник? Давно мечтаю его почитать!

− Слушай, ты вообще способен хоть к чему-нибудь относиться серьезно? – закатила было глаза Кризалис, но ее внезапно прервал Сомбра.

− Ладно вам, эта затея была действительно остроумной, − сказал единорог. – Ну, в сравнении с шуткой про учебник, конечно. Я не понимаю другого: как это могло помочь тебе справиться с Элементами?

− Терпение, мой мрачный друг, терпение, − загадочно произнес Дискорд. – Мы уже подходим к сути.

Возвратившимся после выполнения задания подругам Твайлайт преподнесла сюрприз. Стоило кобылкам перешагнуть порог, как библиотекарша обратилась к ним:

− Молодцы вы, быстро со всем справились!

− Ты обратила заклинание? – воскликнула Эплджек, но, поймав недоуменные взгляды остальных, явно не уловивших смысла ее фразы, опешила: – Но как тогда?..

− Я наконец раскрыла шифр и мне удалось наколдовать контур дешифрования поверх своего экземпляра чар сокрытия, − объяснила ученица Селестии, и только после этого носительницы Элементов заметили, что ее речь несколько отстает от движений губ. Рог волшебницы засиял, накрывая друзей небольшими фиолетовыми куполами. – Вот, теперь мы сможем нормально общаться! Есть и еще хорошие новости: теперь я точно уверена, что за беспорядками стоит Дискорд.

− Дорогая, я позволю себе усомниться в том, что эта новость – хорошая, − нервно хихикнула Рэрити, с облегчением осознавая, что окружающие прекрасно ее поняли.

− Это еще не все, − довольно улыбнулась Твайлайт. – Я выяснила, где он сейчас находится! Видите ли, в энергетической структуре чар мне удалось обнаружить весьма характерные особенности. Такое наблюдается лишь в строго ограниченном числе мест, и ближайшее к Понивиллю – старый Замок Сестер!

Хищно усмехнувшаяся Рэйнбоу Дэш взлетела в воздух, и азартно воскликнула:

− Я считаю, что нам нужно как можно быстрее добраться туда и раз и навсегда выбить из этого шутника желание развлекаться подобным образом!

− В кои-то веки я полностью согласна с тобой, − закивала библиотекарша, открывая тайник с Элементами Гармонии. – Мы со Спайком уже отправили письмо с предупреждением принцессе Селестии. Вперед, девочки!

− Ты ведь нарочно оставил след, по которому они пошли? – с улыбкой, больше напоминающей голодный оскал, спросила Найтмэр Мун.

− А то! – подмигнул драконикус.

− О, нет, снова вы! – театрально приложил ладонь ко лбу Дискорд, вальяжно развалившийся на одном из старых тронов в большом зале замка. – Ну почему бы вам не оставить бедного старого Духа Хаоса в покое? Кстати, как вы догадались?

− О, у нас была пара зацепок, − съязвила Рэйнбоу Дэш. – С чего бы начать… Чрезвычайно мощное заклинание…

− Воцарившийся повсюду хаос… − добавила Эплджек.

− Сама концепция плана, похожая на мелкое хулиганство… − продолжила перечислять Рэрити.

− Ну и слово «Дискорд», использованное в качестве ключа шифрования, тоже слегка помогло, − усмехнулась Твайлайт.

− Эх, знал же, надо было выбрать ключ подлиннее, − разочарованно вздохнул драконикус. – Что-то вроде «поразительный и великолепный Дискорд»! Или стоило использовать многоалфавитный шифр?..

− Хватит! – строго прервала его размышления ученица Селестии, и диадема на ее голове грозно сверкнула. – Пора заканчивать твои игры!

Поднялся ветер, загорелись драгоценные камни на Элементах, источая яркое свечение, радужное полотно соединило кобылок и подняло их в воздух. А посреди разыгравшегося миниатюрного урагана стоял Дискорд и как ни в чем не бывало грозил им пальцем.

− Я бы на вашем месте этого не делал, − издевательски растягивая слова, проговорил он. – Использование ваших безделушек против меня ничем хорошим не закончится.

− Продолжай болтать, − рассмеялась в ответ окутанная сиянием Рэйнбоу. – Тебе все равно не остановить нас!

Бушующий разноцветный водопад вздыбился и стремительной лавиной обрушился вниз. За мгновение до удара Дискорд прищурился и невозмутимо бросил:

− Я предупреждал.

Энергетическая волна накрыла тело драконикуса, которое … замерцало и рассыпалось множеством искр, тут же впитавшихся в атакующий луч Элементов. Концентрированная волна энергии дружбы остановилась, заметалась из стороны в сторону, меняя цвет с радужного на золотой, и вдруг, развернувшись, устремилась обратно к своим создателям. Прогремел мощный взрыв, бушующий ураган мгновенно стих, роняя поднятые им в воздух предметы. А посреди зала остались лежать неподвижные тела кобылок…

Дискорд замолчал, легонько покачивая зажатым в лапе деревянным кубком и оценивающе глядя на переливающуюся разными оттенками фиолетового цвета жидкость в нем. Попутно он старательно игнорировал требовательно уставившихся на него товарищей.

− Итак… − решила слегка подтолкнуть его Кризалис.

− Знаете, в чем ваша проблема? – спросил драконикус, наконец удостоив коллег вниманием. – Знаете, почему все ваши попытки одолеть Твайлайт и ее подруг провалились, несмотря на хитроумные планы и продвинутую магию?

− Ну, понеслось… − смиренно вздохнула, опуская голову, Найтмэр Мун. – Сеанс психоанализа от Дискорда.

− Вы просто позабыли о том, что существует множество способов убрать кого-то с дороги, − обнажив зубы в злорадной улыбке, произнес Дух Хаоса. – Вы зациклились на устранении Элементов Гармонии, пытались их уничтожить, всегда заставляя напрягаться изо всех сил, чтобы выжить и сохранить дружбу. Они всякий раз справлялись. И тогда я решил… немного сменить парадигму.

− К чему ты клонишь? – растерянно уточнила королева чейнджлингов.

− А вот к чему… − Дискорд щелкнул пальцами, материализуя перед собой небольшой фиолетовый шар, в котором зажглась картинка.

Главный зал кантерлотского дворца сверкал праздничным убранством, украшенный множеством бело-золотых лент. По обе стороны от ярко-бордовой дорожки ковра, протянувшегося через все помещение от самых дверей, непоколебимой стеной выстроились королевские гвардейцы в парадной броне, а за их рядами тихо перешептывались между собой многочисленные собравшиеся пони. То и дело они приподнимались, чтобы взглянуть в конец зала – туда, где под потолком реяли два больших полотна. На одном из них красовалось изображение двух аликорнов, вращающих в небесах солнце и луну, на другом – сияющий расплавленным золотом стилизованный камертон на белом поле. А на небольшом пьедестале прямо под ними, освещенная пробивающимся через витражи солнечным светом, стояла слегка смущенная всеобщим вниманием фиолетовая кобылка, облаченная в белоснежный плащ с застежкой в форме все того же камертона.

Поднялись в приветственном жесте трубы, протяжно загудев, и из группы пони в таких же, как у Твайлайт, одеяниях выступил седовласый единорог. Рядом с ним в янтарном свете магического захвата плыла светло-голубая подушечка, на которой лежал увесистый, расчерченный рунами медальон. Подойдя к ученице Селестии, жеребец, улыбнувшись, что-то сказал ей. Она склонила голову, и украшение повисло у нее на шее.

А затем зал взорвался восторженными криками и задрожал от дружного топота множества копыт. Заиграла торжественная музыка, а рядом с сияющей от счастья кобылкой встали обе правительницы Эквестрии…

− Что… Что это такое? – спросила Найтмэр, озадаченно разглядывая представшую перед ней картину.

− Как же вы могли не узнать малютку Твайлайт, − шутливо пожурил своих слушателей драконикус, ловко вращая сгусток энергии на пальце. – Самого молодого за последние двести лет магистра Эквестрийского научного общества, чья работа по теории ментально-энергетических прототипов изменила представления о магии пони и легла в основу программы превентивной вакцинации от меточной оспы. Твайлайт…

Дискорд провел над шаром раскрытой ладонью.

− … окруженную заботой и любовью родных … − Изображение сменилось, фокусируясь на тайком утирающих слезы гордости родителях бывшей библиотекарши и ее тепло улыбающемся старшем брате.

− … и друзей… − На сферической поверхности возникла картинка пяти радостных кобылок и юного дракона, кинувшихся обнимать виновницу торжества.

− … самую близкую подругу обеих принцесс… − Замерцав, шар показал застывших на вершине одной из башен Селестию и Луну, с улыбками наблюдающих за тем, как Твайлайт завороженно смотрит в ночное небо.

− Это же… Это… То, о чем она мечтает… − пораженно выдохнул Сомбра.

− Именно, мой держащийся в тени друг! – довольно поаплодировал Дух Хаоса. – Ты сегодня поразительно догадлив. Может, объяснишь нашим менее проницательным дамам, в чем здесь суть?

Не дождавшись разгадок со стороны бывшего правителя Кристальной империи, Дискорд разочарованно поцокал языком.

− Ну же, вы все еще не поняли, к чему я клоню? – покачал он головой в свете второй сферы. − Тогда мне придется показать еще кое-что…

Оранжевая кобылка в широкополой шляпе, утерев пот со лба, с немного усталой, но тем не менее радостной улыбкой осмотрела яблочную рощу, раскинувшуюся, насколько хватало глаз. Скользнула взглядом по множеству пони, собирающих обильный урожай, по веренице повозок со сверкающим на закатном солнце знаком в форме огромного, сочного яблока…

− Добро пожаловать в мир Эплджек, − вещал драконикус. – Туда, где ее усилиями семейное дело Эплов разрослось и окрепло, сделав их известными не только в Эквестрии, но и за ее пределами. Туда, где ее радость могут разделить не только верные друзья…

Фермерша приблизилась к пополнившемуся множеством новых построек «Сладкому Яблоку», где за накрытым праздничным столом ее ждали остальные носительницы Элементов.

− … но и родители. – Коготь властелина Хаоса указал на двух пони среднего возраста, показавшихся из ворот амбара и принявшихся обнимать дочь.

− И мы только разогреваемся. – С тихим шелестом в воздухе возник следующий шар, на сей раз светлого розового цвета.

На окутанную тенями сцену перед многочисленными застывшими в нетерпеливом ожидании пони вышел маленький фиолетовый дракончик, аккуратно поправляя повязанный на шее галстук-бабочку. Поприветствовав публику, он театрально взмахнул лапой, и густой мрак за его спиной неожиданно пошел волнами, зарябил и метнулся в сторону, оказавшись полами длинного плаща, под которым скрывалась облаченная в поблескивающий фрак розовая кобылка в шляпе-цилиндре. Раскланявшись под приветственные возгласы толпы, она мимолетным движением сорвала цилиндр и бросила его на пол. Сверкнула вспышка, и вместо головного убора возник белый кролик. Стандартный, казалось бы, фокус, вот только размером появившийся зверек превосходил создательницу раза в два. Под аккомпанемент смешков зрителей розовая пони пожала плечами.

− Ладно вам, я дала ему всего-то пару лишних морковок! – звонко выкрикнула она. – А вы бы смогли отказать такому милашке?

На сей раз смех прозвучал куда дружнее. А затем фокусница на мгновение скрыла кролика за плащом, и он рассыпался стаей белоснежных голубей, которые поднялись в воздух, преследуемые удивленными возгласами.

− Пинки Пай. Она всегда шла к своей сокровенной мечте – нести другим пони радость и смех. И смогла осуществить ее, − объяснил Дискорд. – Ее представления пользовались огромной популярностью по всей Эквестрии, и вы представить не можете, сколько счастливых улыбок на счету у этой кобылки. И она никогда не оставалась одна в своем начинании…

Око невидимого наблюдателя обратило свой взгляд на передние ряды зрителей, среди которых своей активностью выделялись пять кобылок, наиболее рьяно приветствовавших артистку.

Тем временем, к уже имеющимся волшебным шарам добавился еще один.

− Следующий сюжет вы вполне могли бы посчитать за плагиат, − усмехнулся драконикус,− но я ответственно заявляю, что это – всего лишь совпадение.

Алебастровая магическая сфера засияла, формируя изображение. На первый взгляд, оно очень походило на один из созданных Найтмэр Мун кошмаров: тот же залитый светом подиум, та же воодушевленная публика, тот же налет гламура и множество представителей высшей светской элиты. Но на сей раз в улыбке кобылки, стоящей в перекрестье множества взглядов, не было и следа усталости или обреченности, в ликовании зрителей не чувствовалось фальши, а собравшимися неподалеку коллегами модельерши руководили не злость и зависть, а искреннее восхищение ее талантом и радость за ее успех.

Рэрити, обворожительно улыбаясь, привычным движением повернулась так, чтобы фотовспышки наилучшим образом освещали ажурное, подчеркивающее ее точеную фигурку платье, но, неожиданно о чем-то вспомнив, хлопнула себя по лбу и поманила кого-то из-за кулис. Занавес отодвинулся, пропуская пятерых пони, одетых в самые роскошные платья из новой коллекции, и модельерша встала рядом с ними, призывая разделить ее триумф.

− Да, вот так и выглядит мир моды без всего того… − Дух Хаоса пару раз щелкнул пальцами, подбирая слова, − …негатива, что ты, Найт, нам показала. Но довольно сопливых сюжетов! Вы прекрасно знаете, что я фанат действия, так давайте к нему и перейдем!

На застывший в испуганном молчании Понивилль надвигалась необычная буря. Зародившееся над Вечнодиким Лесом темное пятно обернулось стремительно надвигающейся стаей хищных туч, скрывшей небо за непроницаемым свинцовым покровом и погрузившей городок в мрачный, монохромный полумрак. На улицы опустилась угрожающая звенящая тишина, изредка нарушаемая лишь цокотом копыт какого-то пони, не успевшего еще укрыться в доме, да беспокойным шелестом листвы. Все замерло в ожидании неминуемой грозы.

Стихия перешла в атаку мгновенно, словно нечто, до последнего момента оберегавшее город, вдруг исчезло, оставив его на растерзание. Внезапно усилившийся ветер протяжно завыл в дымоходах, словно одинокий древесный волк, почуявший добычу и созывающий своих собратьев. Громко захлопали плохо закрепленные ставни, пригнулись под давлением непогоды деревья. Разряды молний осветили землю; один за другим загремели раскаты грома. Ударили по земле первые капли дождя.

В то же самое время вдалеке, там, где еще оставался клочок чистого неба, показались четыре крохотные точки. Быстро приблизившись, они обернулись группой пегасов в голубых летных комбинезонах. Преодолевая холодное дыхание штормового фронта так легко, словно это был всего лишь легкий бриз, они быстро переглянулись и перестроились в два эшелона – звено Вандерболтов приготовилось дать непогоде отпор.

Молниеносно ускорившись, пони исчезли в облаках, и ненадолго темная дымка успешно скрыла их из виду, лишь изредка подсвечивая молниями смазанные крылатые силуэты. Но вот одна из туч, ближе остальных подобравшаяся к Понивиллю, конвульсивно дернулась и разлетелась на множество ошметков, за ней другая, третья. Пегасы уверенно теснили бурю, та неохотно, но неотвратимо сдавала позиции, и вскоре командир группы решил, что пришло время финального удара.

Маленькая фигурка взвилась над остатками облачной армады и камнем рухнула вниз, разгоняясь. Воздух вокруг пегаса задрожал, заискрился. Сверкающим сверлом пони пронзил оставшиеся тучи, и на их месте с победным рокотом раскрылся прекрасный цветок Радужного Удара…

В лучах солнца, вновь осветившего Понивилль, звено уходило обратно на базу. Командир, блеснув разноцветной гривой, на бреющем полете прошел над медленно оживающими улицами. Путь его лежал мимо несколько самых дорогих ему мест – расположившейся в раскидистом дереве библиотеки, похожего на огромный кусок вкусного торта Сахарного Уголка, зеленеющих окрестностей фермы Сладкое яблоко, укрывшегося на опушке леса маленького коттеджа и сияющего бутика «Карусель». Убедившись, что все в порядке, пегас задорно отдал воинское приветствие маленькой кобылке, завороженно наблюдавшей за его полетом и устремился в лазурное небо…

− У меня для вас новость, и гарантирую, вы будете шокированы, услышав ее. Итак, внемлите: Рэйнбоу Дэш… − Дискорд заговорщицки понизил голос, воровато оглядываясь по сторонам, − мечтает стать лидером Вандерболтов! Только тсс, никому ни слова!.. А теперь – немного созидания!

Желто-розовая сфера озарила столешницу робким свечением.

Перед огромным, поблескивающим в лучах солнца полупрозрачным куполом, чья состоящая из шестиугольных ячеек поверхность напоминала сюрреалистические пчелиные соты, собралась большая группа пони во главе с принцессой Селестией. Золотистая аура аликорна прошла сквозь натянутую перед входом красную ленточку, разрезая ее, и двери комплекса гостеприимно распахнулись, приглашая посетителей внутрь.

Стоило гостям оказаться под сводами купола, как они не смогли сдержать дружный вздох изумления при виде открывшейся им красоты. Пространство вокруг, насколько хватало глаз, было заполнено разнообразными растениями: поистине исполинскими деревьями, закрывающими своими кронами солнечный свет, длинными, оплетающими их стволы лианами, прекрасными, источающими удивительный аромат цветами. Под мелодичное пение птиц пони, оправившиеся от первого потрясения, направились вглубь сада.

Группу вела вперед миловидная кобылка-пегас с желтой шерсткой, одетая в строгий пиджак. То и дело поправляя элегантные прямоугольные очки несколько неуверенным движением, она рассказывала о комплексе. Когда со стороны какого-нибудь посетителя звучал вопрос, она на мгновение терялась, но, едва посмотрев на идущих в первых рядах подруг, одаривающих ее подбадривающими взглядами, собиралась с силами и давала грамотный, исчерпывающий ответ.

− Знакомьтесь – Флаттершай! – Торжественно огласил драконикус. – Основатель и глава Фонда по Изучению Неуправляемых Экосистем, собравшая вокруг себя самых талантливых ученых, чтобы остановить расширение Вечнодикого Леса, и преуспевшая в этом. Пони, инициировавшая создание заповедника, который вы сейчас видите! Пони, знающая больше всех о природе Эквестрии! Доказавшая, что можно жить в гармонии даже с миром, которым не управляешь!

Когда группа проходила рядом с одним из просторных вольеров, кусты с шуршанием раздвинулись, пропуская… крупную мантикору. Обнажив устрашающие клыки, она повела скорпионьим хвостом и стала медленно приближаться. Гости испуганно отпрянули, а их гид спокойно приблизилась к животному, улыбнулась, что-то прошептала и приложила копыто к разделяющему их магическому барьеру. Спустя мгновение создание ответило, подняв мощную лапу, дотронувшись до сияющей стены с другой стороны и дружелюбно завиляв хвостом…

− И это еще не все! – В лапе драконикуса вспыхнул очередной, немного меньший по размеру, чем остальные, фиолетовый шар с зелеными полосками по бокам. – Я не обделил вниманием и бессменного ассистента нашей Твайлайт – старину Спайка, которого ты, Кризи, так недальновидно упустила из виду в своем плане.

Неподалеку от Понивилля, на покатом склоне холма, окрашенном закатом в золотой цвет, виднелись несколько маленьких фигурок. Пять молодых кобылок смотрели на медленно скрывающееся за горизонтом пылающий диск, нежась под ласковыми прикосновениями легкого ветерка, и в их взглядах светились умиротворение и радость. А неподалеку от них, в тени раскидистого дерева, расположился небольшой фиолетовый дракон. Небольшой по меркам своего родного племени, конечно, − в длину он превосходил пони почти что вдвое. Его чешуя глянцево блестела в медленно угасающих лучах солнца, резко контрастируя со светло-зелеными шипами, золотистый огонь сверкал в узких вертикальных зрачках.

Изогнув длинную шею, он наклонился вбок, приподнял и сложил большое кожистое крыло. Под ним, свернувшись калачиком и обхватив дракона за переднюю лапу, спала, тихонько посапывая, белоснежная кобылка. Улыбнувшись и нежно проведя пальцами по ее элегантной гриве, ящер вновь укрыл ее крылом, словно теплым одеялом.

− Фантазия получилась несколько бессюжетной, но, на мой взгляд, сложные комплексные иллюзии здесь и неуместны. – Дух Хаоса захихикал. – Кроме того, сделай я ее настолько откровенной, как изначально планировал, хрупкая психика юного дракона не выдержала бы подобного потрясения!

− Знаешь, я, пожалуй, осмелюсь озвучить вопрос, мучающий всех за этим столом, − останавливая развеселившегося товарища, вступила Найтмэр Мун. – Какого сена это было?

− А вы еще не поняли? – насмешливо фыркнул Дискорд, а волшебные разноцветные шары, повинуясь небрежному жесту, принялись вращаться вокруг его головы, подобно сюрреалистическому нимбу. – Это – моя новая победная стратегия! Никаких интриг и покушений на дружбу, никаких монстров и механизмов, только фантазии, внезапно ставшие реальностью. Я создал для Элементов идеальные миры, в которых исполняются самые сокровенные желания, в которых живы те, кто ушел, где гармония окончательно восторжествовала и где – сюрприз, сюрприз! – им не приходится иметь дело с нами.

Усмехнувшись, драконикус принялся ловко жонглировать сферами, покачиваясь на стуле.

− Вместо того чтобы снова проверять этих кобылок на прочность, как мы обычно делали, я сотворил реальности, в которых они абсолютно счастливы, − сказал он. – Им незачем бороться, не нужно кому-то противостоять и от кого-то защищаться. И эти реальности им не захочется покидать…

Дух Хаоса взял паузу, и над столом воцарилось выжидающее молчание. Охватившее слушателей напряжение отзывалось в воздухе барабанной дробью… которая, впрочем, прекратилась, стоило Кризалис одернуть драконикуса, пытавшегося незаметно барабанить по столешнице для пущего эффекта. Показав перевертышу язык, тот грустно вздохнул, жалея о впустую потраченном театральном моменте, и закончил фразу:

− … никогда.

− Хорошо, хорошо, − прокомментировала услышанную историю Найтмэр Мун. – Я признаю, это было очень и очень неплохо. Даже гениально, в какой-то степени… Но как же тогда ты умудрился провалить такое удачное дело?

− А никакого провала и не было, − беспечно отозвался Дискорд.

− В смысле? – опешила Кризалис, от удивления отодвинувшаяся от стола. – Как это не было?

− Я не упомянул об этом раньше? Ох, дырявая моя голова, − притворно запричитал драконикус. – То, что вы видели в сферах, происходит прямо сейчас! Элементы Гармонии в моей власти уже несколько дней, и в этот самый момент они все глубже вязнут в веренице притягательных иллюзий. Именно поэтому я так уверенно говорил о своей победе, ведь в отличие от всех вас, я действительно достал их!

− Погоди, не торопись, − вмешался в разговор сильно помрачневший Сомбра. – Как ты можешь быть настолько уверен, что твои фокусы их удержат? Они через многое прошли вместе и хорошо знают друг друга. Рано или поздно они осознают, что образы друзей вокруг них – всего лишь фальшивка.

− Отнюдь, − не согласился с утверждением единорога Дискорд. – Как считаешь, зачем я затеял всю эту канитель с шифром и подставился под удар артефактов? Видишь ли, в тот самый момент, когда мои чары обратили объединенную энергию Гармонии, между сознаниями носительниц Элементов возникла связь. Фальшивые миры Твайлайт и ее подруг тесно связаны между собой, между ними непрерывно циркулирует их энергия, их мысли, чувства. Каждая из наших дорогих кобылок буквально ощущает душевное тепло остальных! Никому и в голову не придет сомневаться в его подлинности!

− Но… Это значит… − залепетала Кризалис. – Ты все-таки сделал это. Добился своего…

− Именно, моя дорогая Кризи, именно! – воскликнул Дух Хаоса, обнимая королеву за плечи. Та была настолько ошарашена сказанным, что и не подумала сопротивляться. – Но не стоит горевать, друзья мои! В конце концов, нужно уметь проигрывать!

Хлопнув себя по лбу, что-то вспомнивший драконикус материализовал перед собой сложенный листок бумаги.

− Кроме того, я знаю, чем вас развеселить! Ну, помимо выпивки, конечно… − развернув исписанный аккуратным почерком лист, продолжил он. – Наша милая Твайлайт, находясь внутри фантазии, написала трогательное письмо своей наставнице!

Несколько раз кашлянув, Дискорд заговорил голосом библиотекарши:

«Дорогая принцесса Селестия!

К сожалению или к счастью, но в этом письме вновь не будет уроков дружбы. Не поймите неправильно: мы с подругами с удовольствием нашли и решили бы проблему такого рода, но, видите ли,… Такое чувство, что их просто-напросто не осталось!

В последнее время моя жизнь напоминает удивительный сон, и мне кажется, что именно Вас я должна благодарить за это. Понятия не имею, как удалось этого добиться, какая магия способна на такое, но… Спасибо!

P.S. Наш поход по музеям вместе с Луной был просто замечательным! Надеюсь, когда-нибудь нам удастся повторить!»

− Бесценно, не правда ли? – ухмыльнулся драконикус, возвращаясь к обычной речи, и неожиданно захохотал. – Кстати, мне в голову вдруг пришла замечательная идея… Завтра с утра пораньше я пошлю эту весточку Селестии! Представляете, какое выражение будет на ее милой мордашке после прочтения? Это станет моим лучшим розыгрышем!

Посреди воцарившегося за столом молчания со своего места внезапно поднялся Собра.

− Не думаю, − коротко бросил он, и в следующее мгновение мощнейший магический удар обрушился на Дискорда, скрутил его гибкое тело в узел и отшвырнул в сторону, с грохотом сшибая попавшуюся на пути мебель. Смолкла на середине мелодии музыка, заскрипели отодвигаемые столы, когда выбравшиеся из-за них посетители отошли поближе к стенам, и в кафе воцарилась напряженная, выжидающая тишина. Сферы фантазий поднялись в воздух, подлетели к бывшему тирану и, сверкнув, исчезли в складках его одеяния.

− Что происходит?! – растерянно переводя взгляд с драконикуса на единорога и обратно, выдохнула Найтмэр. – Совсем сдурели?!

− Эй, я что-то не то сказал? – кряхтя, поднял лапу Дух Хаоса.

Сомбра угрожающе прищурился. За его спиной загудело, вздымаясь, разгорающееся каминное пламя, и от фигуры жеребца на ближайшую стену упала четкая тень… распахнувшая огромные крылья.

− Нет… − замотала головой Кризалис, не веря своим глазам. – Не может быть!

Сияющие золотистым огнем трещины рассекли тело короля, и быстро потерявшая целостность оболочка с треском опала, осыпалась множеством легких осколков. Темная шерсть моментально сгорела, занявшееся пламя закружилось обжигающе-горячим вихрем, а несколько мгновений спустя из раскаленного кокона на пол шагнул ослепительно белый аликорн. Слегка тряхнув развевающейся в солнечном ветре гривой, он стряхнул последние остатки чужой личины.

− Смотрите-ка, − хохотнул Дискорд, поднимаясь с пола и отряхиваясь, − чужак в наших рядах.

− Как всегда рискуешь ради своих подопечных? – обнажив клыки, спросила Найтмэр Мун.

− Тебе стоило получше все продумать, − прошипела Кризалис. – У нас численное преимущество!

− Посчитай снова, − ответила на это Селестия, и не успела она произнести последний слог, как кафе пришло в движение. Место испуганных официантов заняли королевские гвардейцы, в двери ворвались группы тяжеловооруженных штурмовиков с копьями наперевес. Поднялись над столами пегасы, удерживая пронизанные разрядами молний небольшие облачка, а воздух буквально заискрился магией готовых к атаке единорогов.

− Прежде чем вы по привычке приметесь распинаться насчет своего превосходства над обычными смертными и начнете совершать глупости, − спокойно проговорила солнечная принцесса, − позволю себе напомнить об удивительной силе и выносливости земных пони. О магии пегасов, позволяющих им управлять силами стихии. И, наконец, о том, что когда-то давно именно единороги перемещали светила по небу. А ведь некоторые из единорогов имеют к вам личные счеты.

Слова верховной правительницы подтвердило сердитое сопение приближающегося Шайнинг Армора. Конус сильного ударного заклинания, формирующийся над его головой, нацелился на Дискорда.

− Что ты сделала с настоящим Сомброй? – Кризалис все еще говорила довольно резко, но, очевидно, при виде подкрепления прыти у нее поубавилось.

Губы Селестии тронула насмешливая улыбка.

− О, видите ли, его история закончилась несколько по-другому…

− Только не в этих доспехах, − покачала головой солнечная принцесса и, взмахнув оружием, отсекла конструкту голову. С громким шипением из задергавшегося корпуса вырвалась густая тень и, сверкнув напоследок глазами, метнулась под прикрытие спасительной темноты лабиринта. Точнее, попыталась это сделать, когда на ее пути возник объятый пламенем силуэт феникса. Раздался пронзительный боевой клич птицы, сияющие крылья сомкнулись вокруг живого сгустка мрака, и под аккомпанемент раздавшегося взрыва черный единорог без чувств рухнул в снег…

− Браво, браво! – похлопал драконикус, которого ситуация, похоже, только веселила. – Не могу не отметить, что ты органично вписалась в наш небольшой клуб, Селли. Но скажи мне, что дальше? Начнем танец и устроим старую добрую заварушку?

Селестия раздумывала всего пару мгновений.

− Дискорд, Кризалис, − покосилась она на своих давних врагов и, поморщившись, продолжила: – Свободны. Сейчас у меня нет времени разбираться еще и с вами.

− Да как ты смеешь… − попыталась протестовать разозленная таким пренебрежением королева чейнджлингов, но тут же застыла как вкопанная. У самого ее горла, тихонько звеня, замерла режущая кромка длинного энергетического клинка. Вызванное верховной правительницей оружие выглядело внушительно: длинное, почти с нее саму лезвие, угрожающе оскалившийся шоковый зуб и исключительно четкие контуры. Настолько четкие, что только сияние магии и вьющийся дымок ауры отличали меч от металлического.

− Ты ведь что-то подобное пыталась сотворить, когда напала на Кейдэнс, не так ли? – холодно поинтересовалась принцесса. – Просто тебе не хватило опыта воплощения материализованных магических форм. И если ты сейчас не отступишь, попрактиковаться уже никогда не удастся.

− И все же я был прав! – весело воскликнул Дискорд, хлопнув в ладоши и заставив вздрогнуть всех пони, замерших в напряженном ожидании развязки. – Все аликорны становятся намного привлекательнее, когда выходят из себя!

В глазах Селестии вспыхнуло яростное пламя, воздух вокруг нее накалился и, с трудом сдерживая рвущуюся наружу магию, она проговорила:

− Пошли. Вон. НЕМЕДЛЕННО!

Сверкнули две яркие вспышки, и Дискорд с Кризалис исчезли, будто их и не было, а правительница Эквестрии повернулась к мгновенно подобравшейся Найтмэр Мун. Но не успела она произнести ни слова, как в воздухе рядом с ней возник коричневый бумажный конверт. Вместо того чтобы раскрыться, он самопроизвольно смялся, сложился в глуповатую ухмылку и заговорил голосом Дискорда.

− Отлично сыграно, Селли, правда! Я так впечатлен, что даже готов простить тебе мое бесцеремонное изгнание! Более того, я даже не планирую отбивать у тебя сферы иллюзий. Как говорится, легко пришло – легко ушло… − Конверт захлопал краями, будто крыльями, и глупо захихикал. − Так что, развлекайтесь, девочки!

Перед тем, как испариться, необычный посланник повернулся к Найтмэр.

− Эй, Найт, на следующей неделе мы планировали снова завалиться в тот небольшой бар, что на границе с землями грифонов. Ты еще помнишь, какую замечательную выпивку там подают? В общем, искренне желаю тебе удачи и надеюсь, что ты к нам присоединишься! – сообщил Дискорд, а затем добавил уже тише, словно повернулся куда-то в сторону: − Что ты говоришь, Кризи? Ставку? Почему бы и нет. Десять монет от меня на Селестию… О нет, эта штука еще работает?!

− Вот же поганец! – рыкнула ночная принцесса, бессильно наблюдая, как ожившая открытка исчезает. После нескольких глубоких вдохов она смогла успокоиться и, вновь взглянув на хозяйку дневного светила, осведомилась: − Итак, чем же я обязана такому вниманию к моей скромной персоне? Ты же уже получила, что хотела.

− Не совсем. Ты прекрасно знаешь, что еще мне нужно, − отрезала Селестия. – Я хочу, чтобы ты вернула мою сестру!

− А, ну да, конечно, − протянул темный аликорн, неторопливо прохаживаясь перед собеседницей. – А если я откажусь?

Солнечная принцесса всегда славилась искусством владеть собой в любой обстановке, но сейчас и невооруженным взглядом можно было заметить, как она непроизвольно подалась вперед, как напряглись ее мышцы и слегка расширились от гнева ноздри.

− Тогда мне придется тебя заставить, − процедила она сквозь зубы.

− Серьезно? В прошлую нашу встречу ты не слишком преуспела в этом, − захихикала Найтмэр Мун и наигранно высоким голоском поддразнила белоснежного аликорна: − Ведь ты боялась поранить миленькую маленькую Луну…

Вопреки ожиданиям, верховная правительница не сорвалась.

− Верно, раньше я не хотела биться с тобой, надеясь, что Луну можно вернуть по-другому, − склонив голову и прикрыв глаза, произнесла она. – Много воды утекло с тех пор, и…

Грозный взгляд, которым Селестия одарила ночную принцессу после паузы, напоминал орудийный прицел.

− Я пересмотрела некоторые подходы к решению проблем…

***

Оглушительный грохот разорвал в клочки тишину, теплым, уютным одеялом накрывшую вечерний Кантерлот, когда входная дверь кафе «У камина» разлетелась в щепки от могучего удара. Пролетевший сквозь проем иссиня-черный аликорн пропахал на пути несколько сугробов и тяжело рухнул в снег. Неуверенно, слегка пошатываясь, кобылка смогла подняться на ноги как раз в тот момент, когда рядом с ней приземлилась солнечная принцесса.

− Я считаю, что Луна простит мне несколько синяков и ссадин, если мне удастся избавить ее от твоего общества, − твердо произнесла Селестия. – Так что повторяю в последний раз: оставь ее или пожалеешь.

− Будь ты проклята! – Грозно сверкнув глазами, Найтмэр Мун обернулась облачком темного дыма и устремилась было в ночное небо, но, стоило ей лишь ненамного приподняться над крышей кафе, как воздух перед ней загорелся синими шестиугольниками заградительных чар. Резко пахнуло озоном, и беглянку с силой бросило обратно на землю, а купол медленно погас, затаившись, но продолжая нести вахту.

− Все предусмотрела, да?! – буквально выплюнула ночная принцесса и, вскочив на ноги, выпустила в белого аликорна несколько лучей. Ее противник оказался к этому готов: чары принял на себя яркий золотистый щит, а в ответ полетела короткая очередь из ударных заклятий, которых Найтмэр избежала, грациозно скользнув в сторону.

− Одумайся, − в очередной раз попыталась вразумить ее верховная правительница. – Остановись, пока не поздно!

К диалогу разъяренная Найтмэр была явно не расположена. Пространство вокруг поднявшегося на дыбы аликорна уплотнилось, почернело, его окружила завертевшаяся спиралью темная аура. Земля под копытами кобылки дрогнула, и в сторону Селестии со скоростью хорошего локомотива понесся заостренный конус ударной волны, поднимающий на своем пути целые тучи снега и разбрасывающий вырванные из почвы камни. Попытка принять подобные боевые чары на щит была равносильна самоубийству, и прекрасно осознающая это солнечная принцесса взмахнула крыльями, но, вместо того чтобы подняться над фронтом волны, неожиданно вспыхнула ярким факелом и растворилась в воздухе, чтобы через мгновение возникнуть за спиной своего противника. Мощный толчок в очередной раз сбил темного аликорна с ног.

− Что ж, ты действительно не растеряла формы за столько лет, − расплылась в злобной ухмылке Найтмэр Мун. – А что насчет…

Не договорив, она обратилась в черную дымку и, молниеносно преодолев расстояние до Селестии, материализовалась вновь, занося над головой лезвие огромного энергетического серпа. Расчет на внезапность не оправдался: с громким звоном удар приняло на себя лезвие знакомого золотистого меча. Во все стороны брызнули искры.

− … ближнего боя.

Замелькали смертоносным калейдоскопом магические лезвия, то и дело сталкиваясь, отчаянно стараясь нащупать брешь в обороне оппонента. Навыки обеих принцесс были отточены так же прекрасно, как их оружие, и чтобы переломить в свою пользу ход схватки следовало решиться на нечто особенное.

Первой свой ход сделала властительница ночи. После очередного выпада ее грива бросилась вперед ожившим черным саваном, накрывая врага. Солнечная вспышка быстро разогнала полотно мрака, но секунды промедления хватило Найтмэр, чтобы нанести точный удар. Селестия болезненно поморщилась, взглянув на наливающийся краснотой порез на своей груди, а затем вдруг пошатнулась с громким стоном, когда от краев раны по ее белоснежной шерстке заструились темные прожилки, поднимаясь к голове.

− Небезынтересное развитие событий! – воодушевленно выкрикнула ночная принцесса, устремляясь в атаку в надежде воспользоваться преимуществом. Верховная правительница все еще была способна отражать удары, но ее движения становились слабее и медлительнее по мере того, как темная паутина поднималась все выше. – В обычных условиях я не могу использовать против тебя свои кошмары, но теперь, когда тьма проникла через твою рану… Вскоре самые жуткие видения окончательно поглотят твой разум, и на этом все закончится. Как иронично…

Черная пелена полностью скрыла глаза Селестии и Найтмэр, расхохотавшись, размахнулась серпом, целясь в шею белого аликорна, но смех кобылки оборвался, когда ее оружие вновь встретило на пути золотистый клинок.

− Серьезно? Ты думала достать меня… этим… − проговорила солнечная принцесса, пока чернота медленно отступала из ее зрачков, вытесняемая ярко-оранжевым огнем. А в следующее мгновение широкий взмах мечом чуть не сломал серп врага пополам. В глазах отпрянувшей Найтмэр Мун впервые за всю схватку мелькнул испуг.

− Ты решила атаковать меня своими кошмарами?.. – Стремительно перешедшая в наступление Селестия, словно черпая новые и новые силы из какого-то неведомого источника, наносила удар за ударом, заставляя еще недавно предвкушавшую победу противницу уйти в глухую оборону. – Напугать страшными снами… После того, как отняла у меня сестру! На тысячу лет!!!

Ускорившийся магический меч теперь казался смазанным пятном в морозном воздухе, и ночная принцесса еле справлялась с парированием.

− Как ты не понимаешь?! – Голос Селестии набирал мощь. – Мой худший кошмар – вовсе не в глубинах сознания!

С хрустальным звоном энергетический серп рассыпался сотнями блестящих осколков и исчез, не выдержав напора верховной правительницы.

− ОН ПРЯМО ПЕРЕДО МНОЙ!!!

Сверкающий поток солнечного ветра буквально смел темного аликорна, впечатал его в землю, и Найтмэр замерла без движения, прикрыв глаза. Солнечная принцесса тут же наколдовала над ней дополнительный защитный купол.

− Экзорцистов ко мне! Живо! – прогремела она кантерлотским голосом, и буквально через пару мгновений из темноты вынырнули четверо единорогов. Окружив бессознательную кобылку, они вытащили из седельных сумок вытянутые цилиндрические камни с нанесенными на их поверхность рунами, установили их вертикально и застыли, принявшись бормотать заклинания. Не прошло и нескольких секунд, как символы на артефактах засияли ярким синим светом, и между ними протянулись энергетические нити, образуя квадрат. Одна из его сторон пока отсутствовала.

− Я замкну контур, − сказала верховная правительница, и две последние нити, идущие от ее нагрудника, завершили построение фигуры. Голубоватая светящаяся дымка, поднимающаяся от камней, накрыла неподвижную ночную принцессу.

Увлеченная ритуалом изгнания, требующим предельной сосредоточенности, Селестия не сразу заметила, как стремительно потемнело небо, как пропали из виду звезды и потускнел свет луны. Опомнилась она только в тот миг, когда жадный мрак окончательно поглотил силуэты стоявших вокруг пони, спасовав только перед ярким светом магического символа. Прямо над точкой проведения экзорцизма в небе застыла беспросветно-черная воронка, от которой словно несло пронизывающим, «колючим» ветром; огромная, ощущающаяся даже на расстоянии мощь давила, норовя пригнуть к земле. Опустив голову, растерянная солнечная принцесса похолодела, встретив стремительно наполняющийся чернотой взгляд сестры.

− Сюрприз… − хрипло выдавила Найтмэр Мун, и в следующее мгновение с небес с оглушительным ревом рухнул вниз тяжелый столб темноты. Дрогнула от страшного удара земля, посреди снежного шторма взметнулись вверх осколки камней. Сжав от усилия зубы, Селестия вложила все силы в поддержание щита, призванного спасти от разрушительной волны темноты ее подданных и сдерживающие артефакты, без которых ритуал был обречен на провал.

Лавина теней прекратилась так же внезапно, как и началась, и сперва солнечная принцесса посчитала что план ее противницы провалился, ведь ей не удалось ни навредить проводящим ритуал пони, ни разрушить энергетическую тюрьму. Однако стоило рассеяться снежной пыли, как убийственная эффективность предпринятого злодейкой шага стала очевидной. В земле, прямо посреди сияющего символа, зияла пробитая дыра, окруженная паутиной трещин. С ужасом Селестия вспомнила, что подземная защита не устанавливалась: при разработке операции они и так серьезно рисковали, подготавливая мощный заградительный купол практически на глазах трех опаснейших магических существ. Попытка полностью изолировать местность сопрягалась с огромным риском преждевременного обнаружения, а времени установить дополнительные барьеры во время ее боя с Найтмэр уже не оставалось. И вот, теперь она пожинала плоды.

− Нет, нет, только не это… − в панике забормотала солнечная принцесса, оглядываясь по сторонам, но было уже поздно: за границей купола из-под земли вырвалось и устремилось вверх небольшое облачко, вскоре пропав из виду.

− Нет, не может быть… Как же так… Мы же были так близко… − Силы оставили Селестию; она мелко задрожала и, пошатнувшись, осела в снег, беспомощно закрывая голову копытами. – Луна…

Когда отряд наиболее подготовленных королевских гвардейцев во главе с Шайнинг Армором прибыл на место схватки, перед их глазами предстала невиданная картина. Посреди перепаханной, израненной залпами заклинаний площади лежала горько рыдающая верховная правительница Эквестрии, а вокруг нее стояли не решающиеся сделать ни шага растерянные маги. К такому их определенно не готовили…