Автор рисунка: Siansaar
Глава IV Глава VI

Глава V

“Чейнджлингхолд. Замок Кризалис”

Рома и Кризалис вполне весело и комфортно проводили время. Королева со свойственной ей хозяйственностью показывала самые интересные места своих владений. Позади них незаметно шли немногочисленные слуги и стража, которые буквально заражались радостью их любимой госпожи. Перед человеком открывались все новые и новые ветхи истории народа чейнджлингов, ибо это был не просто замок, а целый многовековой музей. Тут и там висели разнообразные картины и артефакты, про каждый из которых Кризалис рассказывала так интересно, что Шестаков не раздумывая достал свой планшет. Ему не терпелось заснять свои путешествия с таким замечательным гидом как Кризалис.

– Что это? – спросила королева, внимательно разглядывая до боли странный агрегат. Как человеку было интересно прикоснуться к чужой культуре, так и чейнджлинг было не менее интересно взглянуть на мир глазами людей.

– Это планшетный компьютер, с помощью него я могу проводить множество манипуляций. Например, сфотографировать одну довольно милую кобылку, или попробовать связаться с ребятами, много чего. Кстати насчет связаться, надо хотя бы весточку послать, – ответил человек, понемногу копаясь в различных специализированных приложениях планшета Андроид 5.7 Armed Assault.

– Хм, интересная вещица, разрешишь взглянуть? – заинтересованно произнесла Кризалис.

– Да, сейчас. Только вот попробую… так. Вот, нашел сигнал наручного коммуникатора Димы, та-а-ак, – ответил Рома, продолжив свои манипуляции с усилением сигнала.

– Прием, Скаут, прие-е-ем. Блин, отвечай же ты. Есть картинка! – воскликнул Шестаков. На экране были видны двери в кантерлотский тронный зал, и, судя по дергающемуся экрану, Дмитрий лихо от кого-то убегал с криками “Хрен поймаешь! Русские не сдаются!!”, что являлось вполне обычным для такого человека. Напоследок видео порадовало гулким звуком падающего тела и темнотой.

– Он в Кантерлотском Замке, я видела это место раньше. Похоже, его схватили и отправили на допрос к Селестии, – сказала немного испуганная королева, ведь помимо того, что у принцессы дня могут быть свои планы на людей, так к тому же она наверняка сможет восстановить Рому против нее через остальную команду. Необходимо было спасти всех товарищей Шестакова и предоставить им убежище в Чейнджлингхолде, пока их мозги не были окончательно затуманены лживыми речами принцесс.

– Блин, похоже нас дезинформировали. Наверняка правительницы Эквестрии не такие уж и добрые, хотя мы тоже идиоты, ведь у власти иные и не держатся… – сокрушенно произнес снайпер, позабыв, что рядом была такая же представительница руководящего состава страны.

– Вообще-то я не настолько злая... Да, ради Роя я готова на многое, но это не значит, что имею против кого-то личную неприязнь. Онгейл, подойди, пожалуйста, – позвала Кризалис, ибо необходимо было действовать быстро и решительно.

— Прости, я понимаю, ты совсем иная, более чуткая и добрая. Извини, ляпнул, не подумав, — начал было оправдываться снайпер, виновато потирая затылок. Кризалис ничего не ответила, но ее небольшая улыбка говорила о многом.

– Да, моя госпожа, я ожидаю ваших приказов, – прошелестел капитан. Довольно мускулистого телесного и, судя по боевым шрамам, натренированного опытом сложения чейнджлинг вполне был интересной личностью, как считал Роман, да и мудрые глаза капитана выдавали в нем выдавали не цепного пса, а офицера в высшем понимании этого слова.

– Задействуй всю нашу агентурную сеть в Эквестрии. Твоя задача – узнать все о людях, а затем составить план для их эвакуации в наш город. Пони стопроцентно будут им мешать в столь важной миссии, но сейчас, из-за Селестии, назревает еще худшая ситуация. Разрешаю использовать любые возможности и полномочия. Выполняй, – властным, более грудным и в чем-то даже привлекательным голосом приказала королева. Шестаков и не представлял с насколько неординарной он разговаривал, отчего стал на нее смотреть несколько иным взглядом…

– Будет исполнено, госпожа. Приятного Вам дня, многоуважаемый гость, – ответил чейнджлинг, а затем исчез во вспышке зеленого света.

– Ух ты, ты такая… необычная в этом амплуа, – сказал Шестаков. Кризалис удивленным взглядом смотрела на человека. Она никак не считала роль королевы чем-то интересным, слишком уж много обязанностей и бессонных ночей. Но не только это ее удивило, ибо она почувствовала толику вожделения и любви в этом существе. На миг она задумалась: “Видимо, его возбуждает повиновение своей самке? Хм, интересно, надо будет проверить…”.

– Может быть, а ты против? Я считаю, что нам стоит продолжить экскурсию и предлагаю заглянуть в мой… кабинет, – не меняя своего тона, проговорила Кризалис. Она, с присущей ей дальновидностью и хитростью, начала проверять почву любви. Если ей удастся влюбить в себя Рому, то в ее копыта попадет неимоверная мощь, и пускай Селестия только попробует вякнуть что-то в ответ.

– Эмм, ладно, как скажешь, – с улыбкой на лице ответил Шестаков. Если честно, то его желание быть “вторым номером” было не случайным. Будучи чересчур добрым и мнительным, он стеснялся брать на себя роль начальника или командира. Лишь только в отдельных, не связанных с постелью случаях, он мог взять на себя всю ответственность управления чем-либо. Из-за этого ему сильно не везло на вторую половинку, ибо под такие предпочтения попадали лишь отпетые стервы и нахалки.

– Ну пойдем, – немного томным, но тем же властным голосом сказала Кризалис. Она чувствовала вкус победы, ибо нашла брешь в обороне человека. Хотя она и хотела бы сделать все это красиво и романтично, но время поджимало. Теперь рой чейнджлингов должен получить еды сполна… Не спеша, они пошли в сторону личных покоев королевы. Рома, хоть и не желал чего-либо, был в некотором предвкушении. Столько лет быть одному и вдруг его вот так вот сразу арканит инопланетянка, а он хоть и не был зоофилом, но не мог не признать грацию и красоту Кризалис. Стройные ноги плавно переходили в упругий круп, а грива изумрудного цвета необычно обрамляла красивое лицо этой чудной кобылицы. За такой экземпляр на Земле можно было выручить громадные деньги, правда, хрен бы кто заплатил, отобрали бы по праву сильного. Зайдя в спальню королевы, которую та назвала кабинетом, он встал перед выбором.

– Я так понял ты... ты хочешь меня склонить к… – охрипшим голосом спросил человек, судя по его немного ошарашенному виду, его начало отпускать от мимолетного вожделения. Руки солдата бешено затряслись и потянулись к встроенным ножнам на бедре. Будучи одетым в броню, пусть и без шлема, он представлял серьезную опасность даже для столь одаренной чаровницы. Кризалис было испугалась, но тут же вспомнила про свои особые духи, которыми она хотела воспользоваться на той свадьбе, но благо обошлось без этого. Не отвечая на заданный вопрос, она с помощью магии поднесла к себе с помощью магии небольшой розовый флакон.

– Несомненно, мой маленький человек, тебе понравится, – ответила королева, продолжая играть роль доминантной самки, а затем брызнула на себя небольшую капельку этого любовного зелья, которое люди зачастую называют афродизиаком…

– Эмм, я даже и не знаю, может, повременить. Мы разные, и вообще… Оу, что… это? – невнятное предложение спецназовца резко оборвали флюиды королевы, которые добрались-таки до дыхательных путей человека. Поначалу Кризалис испугалась, так как зрачки у Ромы стали непропорционально большими для его глаз, но посчитав это за положительный эффект, она приблизилась к Шестакову и лизнула того по щеке.

– Хмм, а ты солёненький. Мне нравится… что с тобой?! – воскликнула королева, так как человек плашмя упал на пол. Грохот костюма наполнил эхом всю спальню. На нарукавном КПК высветилась надпись “Тяжелая степень отравления! Анализ состава яда: сероуглерод. Ввожу наниты. Методы внешнего лечения: сердечные средства, дыхательные аналептики, тонизирующие и общеукрепляющие средства, курс инъекций прозерина (0,05% раствор по 0,5—1 мл) 1—2 раза в день, на курс 12—15 инъекций, витамины группы В, дибазол, средства, улучшающие метаболизм мозга”. Увы, Кризалис этого не знала, вместо этого она истошно просила о помощи. Когда в помещение вбежали слуги и охранники, то перед ними стояла странная картина: лежащее на полу странное существо и рыдающая королева над ним.

“Вечнодикий Лес”

Зекора и Игорь неспешно шли в сторону Понивиля. Так как зебра была еще слишком слаба, то скорость передвижения пришлось уменьшить до прогулочного шага. Петренко нервно озирался по сторонам, с проклятиями припоминая недавний паучий десант на свою голову. Лес его пугал, он не был обычным даже по меркам джунглей Южной Америки. Там человек был доминантным охотником, пусть которому очень часто бросали вызов силы природы, а здесь... Здесь казалось, что ты сам добыча, глупая и еще не осознавшая это добыча.

– Вот так Элементы Гармонии смогли остановить Духа Хаоса, отчего тот снова превратился в статую, – закончила свой рассказ зебра. Чтобы скрасить путь она стала заочно знакомить человека с характером ее друзей. Несмотря на то, что Игорю это было не сильно интересно, но тем не менее он впитывал каждое слово, ведь это могло изрядно помочь ему в будущем.

– Ничего себе, интересные у тебя друзья. Ты, кстати, уверена, что эта Спаркл сможет связаться с принцессами? У меня вообще в инструктаже значились несколько противоречивые факты о Селестии, – решив немного уточнить, спросил Петренко.

– Это именно так, даже не сомневайся. Лучше расскажи о своем мире, уж больно ты необычен для этих мест, – решила пойти путем получения новых знания любопытная зебра. Весь ее характер строился на жажде новых находок и открытий. Даже ее переезд из Зебрикании был обусловлен жаждой увидеть новые растения, рецепты, а также новых собеседников. Был тут и еще кое-какой момент, но она решила об этом не распространятся, чтобы проблемы ее семьи не перешли и сюда.

– Расскажу-ка я наверное тебе про свою работу, чтобы не было у нас с тобой недопонимания сложившейся ситуации. В общем, это спецподразделение было основано американскими военными. Поначалу они считались элитными антитеррористическими группами, без какой-либо глубокой экономической и структурной составляющей, как например, группа ФСБ *КГБ* “Альфа” или тот же “Вымпел”. Но затем, после экономического кризиса и обвала всего в жопу, они стали разрастаться. К 2016 году мы стали крупнейшей межнациональной антитеррористической организацией с полным финансированием, базами и армией. Без привязки к государствам мы могли позволить себе полную свободу действий. Во главе Warface стоит главнокомандующий, или просто комм, ниже его генеральный штаб, а затем дальше по карьерной лестнице, ранги тут не особо влияют. Я, например, вообще видел как майор Делайла Маккартни из отряда “Аврора” вовсю отрывала головы штурмовика BlackWood, ну а потом дала ошеломляющую пощечину Димке за то, что тот решил проверить упругость ее задницы. Тот до сих пор потирает скулу, когда ему напоминаешь об этом, хе-хе, – отсмеявшись, проговорил штурмовик.

– Хм, похоже, нам есть что друг другу рассказать. Может быть, ты хочешь услышать истории с моей родины? По крайней мере, я знаю чуть больше, чем положено моим простым сородичам, – спросила Зекора, впрочем, Игорю было все равно, лучше уж разговор, чем слушать тишину этого дикого леса.

– Давным-давно, я помню как сейчас, существовал один престранный край. Там жил народ, совсем уж странного уклада, ведомый жаждой власти и войной… – хотела было продолжить зебра, но была прервана злым рычанием. Так как она жила в этом лесу достаточно долгое время, то легко смогла распознать владельцев этого псиного бормотания.

– Нас окружили древесные волки. Готовься лезть на дерево, я постараюсь убежать насколько смогу. Тот паук помешал собрать мне нужные травы-отпугиватели. Как только они ринуться в мою сторону, беги к городу. За мной не ходи … – достаточно спокойным, но несколько загробным голосом сказала зебра. Игорь узнал этот тон, таким тоном просят бросить их на поле боя или во время так называемой атаки “смертников”. Он не раз слышал подобное и, что самое страшное, видел подобные ситуации довольно часто. И это его разозлило, он не для того пришел спасать чужой мир, чтобы бояться каких-то волков. Благо тот, у кого в руках был "Корд", тот и мог заказывать композицию.

– С ума не сходи, встань за меня и прижмись к дереву. Ничего, они же не металлические, если охрана исследовательской группы могла расстрелять этих шавок, то уж я и подавно смогу. На крайний случай буду использовать зажигательные патроны, – с несколько садисткой улыбкой, проговорил Петренко. В тот же момент, со всех сторон зажглись десятки пар голодных глаз. Зекору это сильно перепугало, ибо такая стая была только у альфа-вожака всего леса – Кровавого Клыка. Это чудовище было не только самым большим, но и самым хитрым среди всех древесных волков. Но, так как она уже заранее похоронила себя, она просто крепко прижалась к человеку, благо, ее страх не передался ему. Вместо этого, спецназовец переключил флажок предохранителя в боевой режим, а затем навел свой далеко не ручной пулемет на приближающихся волков. Те же, решив, что жертве и так некуда бежать, неспешно шли в сторону своего завтрака. Каково же было их удивление, когда прямоходящая еда стала остервенело стрелять неизвестными огненными осами по их драгоценным древесным шкуркам. Грохот пулеметного калибра, который вполне мог превратить БТР в горящий гробик, был ужасающим. Русский, а точнее советский, пулемет, как в него и было заложено, желал защищать слабых от более сильных и кровожадных. Зекора, выглянувшая из-за спины Петренко, ужаснулась открывшейся ей картине: перед человеком лежали уже как минимум десять аккуратных кучек из опилок, но похоже, что вожака среди них не было, так как размеры Кровавого Клыка действительно были исключительными. Прозрение пришло слишком поздно. Так как Клык отнюдь не был глупцом, он бросился на человека сбоку, дабы тот не смог использовать свое оружие против него в фронтальном бою. Его ставка успешно сыграла, и, не сумев сразу прогрызть броню жертвы, он смог обезоружить его, а также сковать его движения. В тот же момент, к Зекоре подошло несколько волков, чтобы как минимум обездвижить закуску. Закрыв глаза, зебра на миг постаралась вспомнить свою семью и друзей. Она не верила в чудо, но считала, что обязана думать только о лучшем, что было в ее жизни. Каково же было ее удивление услышать…

— С каких это пор местных шавок отпускают с поводка?

“Кантерлот”

Михаила под усиленным конвоем вели в сторону огромного замка, сверкавшего под лучами солнца подобно громадной заснеженной горе. Белая крепость, которая вопреки всем законам физики гордо возвышалась над городом, поражала разум сына петербургских архитекторов. На глазок он кое-как старался определить высоту этого фортификационного сооружения, даже нередко прибегал к недавно заработавшей электронике шлема, но оценить масштабы отсюда было просто нереально. И это его раздражало. Ему надоело играть в «казаки-разбойники» с окружившими его черными пегасами, но выбора пока не было, и поэтому он решил обеспечить себе хоть какой-нибудь запасной план на всякий случай. Несмотря на свой недолгий стаж в группе, он отличался исключительной хитростью и тактикой. Будучи таким же математиком по складу ума как Шестаков, он обладал куда большим рабочим цинизмом и дальновидностью, чем более чувственный снайпер. Это всё вылилось в то, что он потихоньку стал доставать конвоиров своими вопросами и шутками. Все его реплики и шутки были выверены и точны. Он хотел добиться послабления внимания от своей охраны, дабы та уже изнывала от его присутствия, считая недееспособным тугодумом. В случае чего, если принцессы захотят казнить его, можно будет воспользоваться усталостью охраны и сбежать, ну а затем подумать над целесообразностью помощи этим непарнокопытным.

– Ух ты, а как вы летаете? У вас же маленькие крылья, да и перьевого покрова на шкурке я что-то не замечаю. Хм, может быть, облегченные кости? А хотя нет, тело не слишком объемное, и к тому же, лошадиные внутренние органы не позволили бы сэкономить место… – от количества вопросов неизвестного существа Шедоу Кнайт едва ли не рычал от раздражения. Он прекрасно понимал, что пленника стоит довести до принцесс живым и не покалеченным, но его словесный понос потихоньку разрушал и без того некрепкую выдержку бывалого бойца.

– А ну заткнулся, урод, пока я тебе ноги не переломал! – взревел старший сержант. Это и стало переломным моментом. Михаил просто-напросто понял, что миролюбивые создания априори не могут столь садистки угрожать. Не на шутку встревожившись, он решил разобраться во всем сам. Да и вообще, такая болтовня надоела и самому технику, вместо пререканий и игры в “молчанку” он просто-напросто разорвал то непотребство, что они называли веревочным узлом, своей усиленной кинетикой механических «мышц» и щелкнул своего надзирателя по лбу, отчего тот упал мордой в асфальт.

– Это тебе за урода, крыса крылатая. Там замок? Ну давай, удачи. – А затем, под истошные крики гвардейцев, Волков побежал к виднеющейся вдали громадной фортификации. Он прекрасно понимал, что может испортить отношения с армией Эквестрии, но такое хамство и невежество он не намерен был терпеть, особенно если то наводило на беспокоящие его выводы.

– Остановить его! Разрешаю применение силы! – орал разъяренный Кнайт, придерживая копытом свой разбитый нос. Гвардейцы взмыли в воздух, но куда там, догнать прыткого инопланетянина: мало того, что все на его пути разбегались так, как будто несся целый поезд, так к тому же ему способствовала фора и технологичный костюм. Несомненно, земным ученым было очень далеко до гениальных марсианских техножрецов, но, тем не менее, пускай это и была бутафория, но прототипы будущей ветки доспехов “Космического Десанта” действительно имели место быть. В свое время, авторы вселенной “Warhammer 40k” и не догадывались, насколько близко подошли к теме вооружения будущего. В доспехах героев настольной игры не было футуристических технологий, всё это вполне было либо заменимо, либо это и вовсе существовало и эксплуатировалось уже сейчас. Единственное, что мешало продвижению технологического прогресса – так называемая инъекция Астартес, но и генная инженерия не на секунду не дремала…

– Вау, как же здесь красиво-то. Эх, отдохнуть бы тут с недельку, – восторженно проговорил инженер при виде блестящих под утренним солнцем башен замка. Ему было абсолютно несложно поддерживать темп, так как сервомоторы действовали просто безукоризненно.

– Эй, осторожно, мистер… Монстр! На Кантерлот напали пришельцы!!! – кричали отовсюду, попеременно меняя слова, чей смысл, тем не менее, оставался одним и тем же. Благо, никому не хватало духу остановить бегущего "голема". Волков едва ли не смеялся от собственной безнаказанности. Откуда же ему было знать, что ночные гвардейцы и не с такими здоровяками справлялись. Не смотря вниз, Михаил не заметил обвившейся вокруг его ног веревки. Он понял свою ошибку лишь тогда, когда ловушка захлопнулась, а сам он лихо полетел на мостовую. Теперь же охрана использовала более прочную, магически обработанную веревку, для верности дополнив ее сонным заклятьем.

– Сэр, заклинание не сработало, он все еще в сознании, – сказал один из стражников-единорогов, глядя на извивающегося пленника.

– Как всегда, мне все стоит делать самому… – недовольно проговорил Шедоу, опуская бронированное копыто на шлем человека. Разум спецназовца поглотила зловещая тьма...

“Кантерлотский Замок”

Скаут и Луна спали едва ли не в обнимку, о чем первый совершенно не знал. Для Луны, ввиду старых обычаев пони и ее маниакального желания общества это было не в диковинку, хотя в такие моменты она обычно пользовалась либо плюшевые игрушками, либо сестрой. Свободолюбивого же человека даже через пелену сна донимало неудобство такого близкого общения, отчего тот отчаяно пихал ненужную гостью ногами, за что в ответ уже не раз получал копытом. Так бы и продолжалась бы эта битва между двумя сонными созданиями, если бы лучи восходящего солнца не проникали бы через небольшие окна комнаты. В последний раз хорошенько пнув вульгарную принцессу, спецназовец потихоньку стал просыпаться.

– Ы-а-а, где это я? Че так голова-то трещит, такое ощущение, что я провел бурную ночку в компании девиц… Твою же мать!!! – взревел ошарашенный Ильин, наблюдая за сонной кобылой, что довольно мило сопела на его плече. Слова, что всего мгновение слетели с его языка, он был готов выдрать из своей памяти как и большую часть мозга, который вообще допустил это.

– А, что ты так орешь?! Дай нормально поспать!!! – спросонья использовав свой кантерлотский голос, Луна совсем случайно отбросила человека с кровати. С грохотом упав на пол, Дмитрий смачно ругнулся, боль снова вернулась небольшим и крайне неприятным отголоском. Его волновало крайне много вопросов, особенно те, которые касались его боевого скафандра и вещей, способствовавших уничтожению таких вот заезжих дам.

– Мои уши, ты, жена мегафона! С ума сошла, или тебе затычку в рот вставить? Затычка… между нами же ничего не б-было? Я как бы не консервативен, но не все так сразу, тем более, я желаю вспомнить сам процесс, – несколько глухим голосом спросил Дмитрий. По привычке он оттянул трусы и проверил наличие своей незаменимой части организма. Благо он успел отпустить резинку обратно, так как именно в это время принцесса свесилась с кровати и недовольно посмотрела на него.

– Сам ты хахаль микрофона, это кантерлотское произношение, невежда! Что между нами было? Э-э-э, ты про что? Стой, не-е-ет, нет только не это! Я не такая! Хам! – крикнула в ответ Луна, что еще больше убедило Скаута в необходимости срочной депортации назад, подальше от алиментов для лошади.

– Ну зашибись теперь... Алекс меня точно кастрирует, причем чем-нибудь ржавым и тупым. Тебе хоть хорошо было? – заинтересованно спросил человек, не ожидая от своего бессознательного состояния каких-либо успехов, пусть и как всякий порядочный бабник считал себя жутко неотразимым затейником.

– Успокойся, между нами ничего не было. Я бы и не взглянула на такого хама и обалдуя, как ты. Ты сейчас в Кантерлотском Замке, я видела Алекса и прекрасно знаю, зачем вы здесь, – спокойно ответила ночная принцесса. Она довольно скептически смотрела на это создание, некогда вызвавшее у неё серьезное уважение.

– Сама ты хамло крылатое. Зачем залезла ко мне в кровать? Это у вас что, фетиш такой? Ну знаете ли, обычно это я залезаю к девкам в кровати, а не то залезет такое чудило как ты… – ответил оскорбленный медик, считавший такое амплуа довольно привлекательным для женщин.

– И кто из нас хам? Я просто устала, вот и легла к тебе. Ты нисколько меня не привлекаешь, человек. Пойдем к моей сестре. – Луна, решив оставить последнее слово за собой, лихо спрыгнула с кровати и направилась к выходу.

– Стерва,… – прошипел ушибленный солдат.

— Невежа,… – лаконично ответила принцесса.

— Мне нужно одеться, — буркнул Скаут. Луна, видимо не желая разговаривать с толь неблагодарным плебеем, молча указала на сундук в углу комнаты. Когда Ильин наконец-то оделся как ему и пристало, игнорируя лишь шлем, они вышли из камеры. Путь по засекреченной тюрьме был недолог, так как не слишком часто в ней была хоть какая-то необходимость. Единственное что было закономерно — контраст между пыльным и темным коридором и холлом, в который они вошли. Только здесь началась действительно внутренняя красота Кантерлота. Недорогая и неброская, она была составлена из различных небольших частичек, которые в совокупности составляли необычайное и чарующее зрелище. Особенно спецназовца заинтересовали витражи и гобелены, выполненные с такой скрупулезностью, что поверить в то, что художник имел не руки, а копыта было довольно сложно.

– Нехило вы тут устроились, это сколько ж рабов ушло на то, чтобы добыть столько золота, мрамора и прочего? – решив немного подколоть принцессу, высказался спецназовец. Как и было подмечено ранее, он не любил «неправильное утро», которое вопреки всяким ожиданиям случилось и сегодня. Его план удался, так как ввиду своего характера и некоторых... неприятных воспоминаний Луна была против всякого заточения и принуждения.

– Слушай ты, я бы на твоем месте помолчала бы, а еще лучше, оказала особе королевских кровей хоть какое-то уважение, – недовольно произнесла ночная властительница. И как только Скаут мог заставить её хоть как-то уважать себя? Ей казалось, что ничего более крови и разрушений этот человек и не видел, и то, в какую жуткую радостную упаковку он все это заворачивал... Ей было неприятно ошибиться в этом человеке, но похоже так оно и было.

– Уважение нужно заслужить, а что ты для этого сделала? Сидят две хитрые кобылы, мало того, что дурят всех с перемещением звезды по небу, так еще и пересрались из-за оного. Может, вы черные дыры отпихиваете от планеты, или астероиды с кометами разлетаются от вашего всепоглощающего пафоса? – отплатил той же монетой человек, даром он что ли слушал Рязанова? Впрочем, он сделал только хуже — Луна загрустила.

– Думаешь, это приятно, таскать Селену и Солнце? Думаешь, это легко, просидеть на собственном спутнике тысячу лет? Может быть, тебе ведь все равно, иди в ту сторону, там тронный зал, – глухо проговорила принцесса. Если бы не присущая правителю выдержка, она бы вполне могла заплакать. Дмитрий действительно с гордым видом пошел в указанную сторону, но отчего-то все-таки остановился на полпути. Тихо ругнувшись про себя, точнее на себя, он развернулся и пошел обратно.

— Ну-ну, не плачь. Не люблю женские слезы, девушки должны смеяться, а не грустить, – проговорил смущенный человек, поднимая мордашку аликорна. Со стороны это выглядело даже несколько романтично, хотя спецназовцу было как-то не до этого, не говоря уже о том, что он по сути и не знал этого слова. Для наглядности, Скаут ухватился за ее милые щечки, после чего потянул их так, чтобы образовалась улыбка. Луна не смогла сдержать собственный смех, а затем, мотнув головой, сдернула руки от ее лица.

– Спасибо, я в тебе не ошиблась. Ты все-таки действительно смешишь, а не издеваешься. Я прощаю тебе твои слова, ибо в вашем мире всё действительно по-другому, – сказала принцесса, а затем, в знак примирения, обняла его. Для человека это было в новинку, ибо он ожидал пощечины или крика “тупой козел”, что были излюбленными средствами всех его знакомых представительниц женского пола, но вместо этого получил понимание и прощение. На миг ему казалось, что подобная особа банально не может существовать в принципе, и вообще эта кобылка была дефектной, пусть и дефект был приятным бонусом.

– Всегда пожалуйста, эмм, Ваше Высочество, черт, как же оказывается кайфово вас обнимать. Надо будет стырить одну пони в качестве кошки, шучу. Эмм, а Алекс даже про мою крутизну рассказал? Хотя, он это наверняка сделал для того, чтобы вы меня не кастрировали к чертям псевдособачьим, хе-хе, – гаденько ухмыльнувшись, проговорил медик.

– Пойдем уже, человек. Не пойми меня неправильно, но мы действительно можем влиять на многое в нашей звездной системе. Я и моя сестра – потомки великого народа аликорнов, правда я не стану забивать тебе голову столь сложными теориями и фактами. До нашего прихода с этим процессом справлялись единороги-магистры, правда, они вертели не Селену, а просто раскручивали планету вдоль своей оси, – рассказывала Луна. Скаут хоть и был тем еще обалдуем, но астрономию и физику кое-как знал на три.

– Насколько мне известно, такая система называется геоцентрической. Единственный минус в этом – звезда обычно всегда больше планеты, к тому же у нее ядрышко посильнее будет, чем у любого другого планетоида. Даже карликовые звезды всегда о-го-го какие, – скептически высказался человек, снова нацепив несколько недоверчивый взгляд. Пусть при этом старался себя сдерживать в выражениях.

– Ты прав, но эта планета воистину волшебна, так что нет ничего удивительного в том, что её магополе, при правильном подключении, способно на очень многое. К тому же, наше Солнце о-о-очень маленькое, я бы сказала, искусственное, хи-хи – усмехнувшись, сказала принцесса.

– Я тут сижу, распинаюсь, а она еще издевается! Сказала бы сразу – муляж летает! Ну знаешь ли! – воскликнул недовольный человек, в сердцах легонько и скорее по-дружески, как обычно это происходит в человеческих компаниях, ударив аликорна по крупу.

– Что! Да я тебя!.. – воскликнула возмущенная принцесса ночи, в глазах которой играли озорные огоньки. Решив немного ускорить процесс передвижения, Скаут побежал в сторону золотых дверей пресловутого тронного зала. Луна специально дала ему фору для сохранения спортивного интереса, так как две ноги не могут обогнать четыре. Пригнувшись подобно кошке, она вильнула тело из стороны в сторону так, будто проверяла равновесие. Рывок.

– Ну все, человечишка, я тебя поймаю! – воскликнула принцесса, начиная свои догонялки с Димой. И, если тот искренне был напуган возможной расправой и потерей гениталий, то для аликорна это было очередной возможностью повеселится.

– Хрен поймаешь! Русские не сдаются!! – воскликнул медик, которому оставалось всего пять метров до спасительного выхода, но приближающаяся тень на полу была неумолима.

– Попался! – воскликнула принцесса, падая на Ильина. Тот был погребен под телом откровенно немаленького аликорна.

– А ну слезь с меня, корова! – заорал человек, впрочем, полученный удар копытом по носу остудил его воинственный пыл. Решив, что было бы совсем не комильфо сдаваться, человек несильно вцепился зубами в заднюю ногу оппонентки. Сама же принцесса решила не оставаться в долгу, и впилась своими белоснежными зубками в загривок человека. Именно в этот момент двери распахнулись и в коридор вошла Селестия в компании Армора и Канденс. Луна ошарашено смотрела на свидетелей своей выходки, однако человеку было как-то по-барабану, он попадался и на более конфузных вещах.

– Дабы не смущать тебя, моя дорогая сестренка, я дам тебе возможность объяснить причину ваших “игрищ”, – сказала принцесса дня, еле сдерживая смех. Миаморе старалась смотреть на ситуацию с несколько иной стороны, для чего она тихонько сканировала окружающий эмоциональный фон. Выходила очень интересная картина, но она хотела бы ее обсудить лишь с самой Луной, пусть та и не слишком благосклонно относилась к новоявленной принцессе.

– Да он просто ударил меня по крупу… ой нет, то есть он побежал от меня… В общем, это просто догонялки, – сказала Луна. Решив что игры закончились, а мясца не перепадет, Скаут тоже отпустил несчастную ногу принцессы.

– Ты первая начала, да-да, и не смотри на меня так! – сказал человек под ошарашенным и гневным взглядом Луны.

– Что?! Это ты меня ударил по крупу! Мог бы и извиниться, ведь я могу тебя сослать на Селену за такое хамство! – воскликнула принцесса ночи. Шайнинг, наблюдавший картину со стороны, лишь тихонько ржал в копыто, даже Селестия еле сдерживала улыбку. Она была намного опытнее в общественных науках, чем ее сестра, и уже видела намечающуюся дружбу между эксцентричным человеком и её младшей сестренкой.

– Знаешь что! Молчала бы! Легла ко мне в кровать, совратить меня решила, мужчину в расцвете лет и сил! Тоже мне принце-е-еса, у нас таких баб называют по-другому… – проворчал в ответ защищающийся человек. Оба собеседника встали напротив друг друга и даже дошло до того, что они начали копировалть любые движения противника. Луна было хотела высказать кучу гадостей в адрес этого вредного человека, но покашливание Селестии было очень даже недвусмысленным.

– Дражайшая моя сестренка, вы можете продолжить свой спор после того, как мы все вместе обговорим ситуацию, – многозначительно высказалась принцесса дня.

– Тебе повезло, человечишка, – прошипела Луна, гордо приподнимая носик и шествуя в сторону своего трона. Но она не была бы Луной, если бы не позволила себе напоследок двинуть крупом так, чтобы легонько ударить человека по руке. Ну а Скаут не был бы Скаутом, если бы не пошел мстить в ответ… Поравнявшись с шагающей рядом принцессой, он также толкнул ее боком, но то, что услышала Луна затем, было для нее несколько шокирующим.

– А ты ничего так, с тобой весело. Кстати, ты обмазываешься чем-то или вы все такие вкусные? – искренне улыбаясь, пошутил медик. Луне стало даже немного стыдно за угрозу со ссылкой, так как она слишком превратно поняла цель игры.

– А ты тоже ничего… Может, сходим сегодня куда-нибудь? – спросила с надеждой ночная властительница, решив сменить тему разговора о том, насколько вкусна была ее нога. Наблюдавшие за этим спектаклем принцессы и принц пребывали в состоянии между шоком и смехом. Такие резкие смены настроения были как минимум необычны и интересны.

– Вырисовывается крепкая дружба, да, дорогая? – со смехом прошептал Армор, на что Каденс лишь мило улыбнулась, ведь любое проявление любви, коей и являлась магия дружбы, было для нее большой и откровенной радостью, пускай эти двое и сами этого еще не поняли.

– Можно, только чур, когда темно. Терпеть не могу день, днем слишком много полицаев… Так что и не пошалить. Кстати, насчет твоего бзика по поводу ночи. Ты в курсе, что на Земле любой большой город никогда не спит? – ехидно ответил человек, отчего у Луны резко зажглись огоньки в глазах. Это Алекс наивно полагал, что он ничего не запомнил из инструктажа Рязанов... На самом деле Ильин долго бы не прожил, если бы не умел подмечать важные вещи, пусть и вел при этом абсолютно безрассудную жизнь отпетого шалопая.

– Правда?! А вы любите звезды на небе? – жадно спросила принцесса ночи. Для нее это было так важно, что она даже резко остановилась перед своим троном.

– Ну вообще-то, мы уже на Луну высаживались, Селену по-вашему, плюс во всех развитых странах стоят обсерватории. Да чего уж там говорить, даже у меня с помощью моего армейского бинокля можно смотреть на небо. Хреново правда, но все же. А если в общем, то человечество всегда стремилось к звездам. С помощью звезд проводилась навигация, на них молились, много еще чего, – рассеянно ответил человек, и, не смотря на скудность информации, с каждым новым словом улыбка принцессы становилась все шире и шире.

– Спасибо, Дмитрий, я тебе очень благодарна за эти слова. Может быть, я когда-нибудь посещу ваш мир… – И вдруг, совершенно неожиданно, Луна пустила мимолетную слезу, но то были следствием крохотного и нежданного счастья, а не горя. Она любила свое детище, лелеяла его, оберегала его, оно же стало ее проклятьем. И все равно она любила свою ночь. Каково же ей было узнать, что где-то там есть планета, где странные существа под названием люди любят ее ночь так же, как она сама… Селестия с тревогой смотрела на свою сестру, так как эта тема была больной и для ней. В тот же, немного драматичный момент, в зал вбежал Волков, за которым гнался весь гвардейский кантерлотский полк. Отследив своего шебутного напарника, он сумел не затеряться в лабиринте королевского замка, где комнаты было наверно даже больше, чем в Кремле.

– Поздорову, Дим, я тут, как видишь, немного занят… – сказал инженер, с силой закрывая массивные двери, да так резко, что по всему замку разнесся звук врезавшихся друг в друга солдат.

– Капец, ну и увальни, – проговорил довольный своей выходкой Михаил. Капитан Армору осталось лишь с силой вдавить копыто в лицо. В зал резко ворвались ночные пегасы с Шедоу Кнайтом во главе.

– Ничего нельзя доверить этим олухам! Принцессы в опасности, уничтожить противника! – проорал старший сержант, а затем начал готовить свой гарпун для выполнения сказанного. Оба спецназовца выхватили своё оружие и ринулись прикрывать тех самых принцесс от шальных снарядов ретивой стражи.

– Стоять, немедленно остановитесь! – синхронно воскликнули принцессы, отчего гвардейцам пришлось убрать оружие. Позади ночной стражи, с трудом передвигая ногами, шли королевские стражники и дневные гвардейцы. У многих из них были помяты доспехи, а у некоторых отсутствовали даже целые фрагменты оных.

– Капитан Гарднер Сворд, почему я вижу неразбериху и бардак в рядах наших бойцов?! – воскликнул Армор. Хотя он и ушёл из рядов гвардии в том же звании, как и новоявленный Сворд, но его новый титул и авторитет возвышали его перед остальными гвардейцами как Селестии, так и Луны.

– Фу-у-ух, товарищ капитан, мы не виноваты! Он бегает как стадо бизонов, да и бодается также, остановить его было невозможно! Мы думали, что он без сознания, когда его передали нам ночные гвардейцы… – устало выговорил капитан.

– Принцесса Селестия, прошу прощения, что оставил вам этих болванов, надо было остаться здесь чуть подольше … – стыдливо ответил Шайнинг, на что принцесса лишь мило улыбнулась. Она, конечно, была обеспокоена нынешним состоянием самого большого воинского соединения Эквестрии, особенно при условии наступающей поступи войны, но сейчас для этого было не время и не место.

– Ничего страшного, зато они отважные хранители гармонии в нашей стране, – сказала принцесса дня, отчего стражники тут же приняли очень серьезные и воинственные позы, стремясь доказать всем, что они не самое страшное, что могло приключиться с армией пони. Глядя на это, ночные гвардейцы лишь тихо посмеивались, но грозный взгляд их любимой ночной богини мигом предотвратил возможность новых дрязг между двумя армиями. Правда, Дмитрию и Михаилу было все равно, и, воспользовавшись заминкой, они стали обсуждать новую броню инженера. Так как Скаут очень сильно завидовал Волкову, он то и дело ненароком называл меха мажором и падлой, раз тот не сказал ему об этой возможности. Они и не заметили, как к принцессе Селестии тоненьким шлейфом прилетала небольшая дымка. Знакомая с этим эффектом, принцесса дня выхватила письмо и с интересом принялась его читать. Обеспокоенная мордашка чуть не довела Луну до инфаркта, так как она жутко переживала за свою подругу Твайлайт Спаркл оставленную на попечении непредсказуемого человека, коим мог быть тот, кто потерял свою семью и полностью посвятил оставшуюся жизнь лишь мести.

– Необходимо поспешить в Понивиль. Там были слышны "выстрелы" со стороны леса, да-да, Луна, те самые звуки. Пришелец вместе с Твайлайт отправились на разведку. Я очень за нее волнуюсь, – сбивчивым голосом проговорила Селестия. Не менее напуганными выглядели и Шайнинг с Миаморе.

— Твайли... нужно срочно отправлять туда усиленные отряды гвардейцев! – воскликнул принц Кристальной Империи.