Автор рисунка: Stinkehund
Глава 11. Арена, часть вторая.

Глава12. Химера. + Эпилог.

Это был последний день Жертвенных игр. Небо, обычно ясное, было затянуто облаками. Низкие, темно-серые облака казалось несутся над землей. Даже здесь, в самом низу, Ван слышал завывания ветра вверху. Ван несколько раз глубоко вздохнул. Пыль и металлический привкус крови. Да... Перед смертью невозможно надышаться.

Минотавры, что отвечали за погоду, только и могли, что разводить руками. С границ с Эквестрией шла необычайной силы буря и они ничего не могли с ней поделать. Впрочем, это не останавливало ни зрителей ни организаторов. Последнее сражение должно состояться. Тот_Что_Помогает снова будет будет ярко сиять радугой, поглотив жизненную силу погибших. Вот уже больше тысячи лет это были животные. Но именно в этом году он попросил разумных, как в древние времена Эпохи Хаоса. И жрецы во главе с королем не посмели отказать, хоть большинству было не по нраву решение разумного кристалла.

Но Ван и понятия не имел об этом. Впрочем, знай он это, легче бы ему не стало. Даже дойдя до финала, он не мнил себя непобедимым бойцом. Ведь последние бои он выиграл на чистом везение. Хотя... Везение ли это, расчет, или и то и другое, жеребец победил. Почти. По крайней мере продержался дольше других.

Трибуны были забиты до отказа. Тысячи взглядов, гомон толпы, всеобщее в предвкушение... Вану это было омерзительно. Он, аликорн переродившийся, куда больше пони, чем те, на трибунах, жаждущие крови и зрелищ. Вороной вновь с непонятной самому себе ненавистью посмотрел на ложу где устроились пони. Да... Теперь он их узнал тот самый отряд, что пытался ограбить поезд возвращающийся из Города Шестерни. Среди них выделялись трое, сидевшие отдельно. тот самый землепони с мечем, отдаленно похожий на принца Блунблада, какая-то болотно-зеленая пегасочка с переливающейся огнем гривой и некий единорог закутанный в черный бархатный плащ так, что на таком расстояние и масти то не различить. Были и другие. Не меньшая группа грифонов. Целый сектор алмазных псов. Несколько зебр и пони сидящих среди минотавров.

Но хватит разглядывать, вот с пугающей неторопливостью поднимаются ворота с противоположного от Вана конца арены. Жеребцу одурманенному постоянным приемом зелий показалось, что он услышал тихий, костяной смешок за спиной. Интересно, а как носит свою косу смерть-пони?

Вот и мягкие, кошачьи лапы ступили на песок. Для этого сражения химера решила взять за основу облик кошки размером чуть меньше мантикоры. Правда гладкие пластины на спине и перепончатые крылья на спине изрядно портили облик, а небольшие тонкие шипы с потеками яда откровенно пугали.

Не теряя времени монстр двинулся к Вану. Вот это скорость. Казалось полиморф не бежит, а стелится по земле. Ван подался в сторону, уходя от своих ворот, он не хотел лишиться маневра. Химеру это устраивало. Ей так редко доставалась живая добыча, что она научилась растягивать удовольствие от охоты. Она с охотой дала жеребцу возможность занять более удобную позицию.

Рог жеребца засиял алым. Он собирался основную ставку в этом бою сделать на телекинез. И тут же ему улыбнулась удача. Он без особых усилий поймал лапу химеры. Пепельногривый даже позволил себе победную ухмылку краем губ. Химера ухмыльнулась в ответ. Плавное, даже чуть ленивое, но исполненное необычной силы движение и лапа с легкостью вырвалась из телекинетического захвата. Чудовищная сила.

И бросок. Вану казалось, что даже сам воздух стонет, рассекаемый бритвенно-острыми когтями. Он лишь чудом ушел от атаки, отбросив себя магией в сторону. Точнее химера позволила ему этом. Она могла быть быстрее. Но не хотела. Слишком рано заканчивать охоту.

А буря неслась над Сердцем Лабиринта, вырывая с корнем деревья, разбивая окна и приводя в изумительный беспорядок ухоженные сады. Никому и дела не было до того, что от нее отделилось облако и полетело в сторону арены.

Ван раскрутил новую цепь перед собой, защелкнув на ней крюки. Как бы не была быстра химера, такую защиту ей не обойти без ран. А сил у вороного еще было много, после выпитых эликсиров. Химера же лишь прищурилась. Она уже встречалась с подобным. И не раз. Неожиданно она плюнула какой-то зеленоватой слюной в дымчатый диск, которым была раскрученная цепь. Ван даже не успел среагировать и убрать ее. Кислота или что-то подобное на глазах разъела металл, оставив вороного без оружия.

Да! Химера обожала этот обреченный, загнанный взгляд. Именно такие моменты, когда добыча понимает, что ей уже ничто не поможет придавали охоте особый привкус.

Она еще несколько минут погоняла Вана по песку, заставляя жеребца спасаться лишь в самый последний момент. Но вот и так не очень сильный пони, начал терять скорость. Химере становилось слишком скучно. Во время одной из атак игла на шее монстра царапнула бок вороного. Яд закончит бой.

***

В это же время в небе над ареной произошло кое-что необычное. И облачной завесы вынырнул дирижабль без каких бы то не было опознавательных знаков и завис над ареной. Смутные тени, что кружили вокруг него сложили крылья и спикировали вниз. В толпу на трибунах полетели гранаты наполненные каким-то отвратительным, выбивающим слезу газом.

На самой же арене, каким-то образом появилось еще одно действующее лицо. Откуда-то с носа дирижабля ударила радужная молния и рунный купол с хрустальным звоном лопнул, но уже когда эта пони, а это была именно обыкновенная земная поняшка, оказалась внутри. Двое из теней, оказавшихся фестралами тут же опустились на арену и, подхватив Вана, взмыли в небо. Но не все минотавры поддались панике. Довольно много стражей подхватили дротики и арбалеты, нацелившись в улетающих. Непонятно откуда взявшийся взрыв разметал отряд арбалетчиков, а от копий спасательный отряд уже прикрыл защитный купол поставленный с дирижабля. Но ни Инки, так звали ту землепони, ни химера не обратили на это внимания. Их ждал особенный танец.

Бросок химеры, но теперь уже пони с легкостью и пренебрежением уходит от ее удара. Невозможно! Еще один бросок и снова то же самое. Эта пони.. она... она играет с химерой! Монстр впервые за весь бой взревел. Бросок, подсечка крылом, выстрел шипом, Но все напрасно. Словно подтверждая мысли химеры, Инки весело рассмеялась. Это еще больше смутило монстра и тот сделал несколько шагов назад. У него никак не получалось просчитать противника. Как до этого химера на голову превосходила аликорна, так теперь и землепони превосходит монстра. И вот еще один рывок. Рывок в который химера вложила всю свою скорость. Рывок при котором даже воздух становится плотным как вода. Но в лапах полиморфа оказалась лишь пустота. Пони просто-напросто исчезла! Химера разозлено взревела и резко повернулась к трибунам. Она знала на ком сейчас будет вымещать свою злость за украденную из под носа добычу и поражение.

Ван же в это время лежал в одной из кают дирижабля окруженный единорогами. Инки как ни в чем не бывало зашла в комнату и присоединилась к лекарям, хотя никто из них, возможно и сама землепони, не знал, как она может помочь.

Но вот напряженное сосредоточение и тихие шепоты были прерваны хозяйским стуком в дверь. Это капитан дирижабля, Аир Найс, хотела видеть Инки. Похоже судьба решила отыграться за превосходно разыгранную операцию на арене. Землепони покинула каюту, но на это никто не обратил внимание. Похоже единороги поняли как остановить действие яда.

Воздушное судно содрогалось. То от выстрелов, то от перебоев в работающем на пределе двигателе. У минотавров нашелся воздушный флот и теперь фестралы, Инки и экипаж дирижабля отбивались от воздушных атак, стараясь подняться как можно выше, что бы оторваться от авиеток.

[подробнее читайте в рассказе “Одно крыло”]

***

— Хаос, твой выход.

— Сам знаю.

***

— Папа!

Сквозь покидающую арену толпу прорывалась темно-фиолетовая единорожка с черной как сам ночь гривой.

— С дороги. Да пустите вы меня! Я СКАЗАЛА, ДОРОГУ!!! — рог кобылки полыхнул изумрудным а минотавров расшвыряло в стороны волной сырой магии. Те из минотавров, что были на Черном Рынке во время недавнего инцидента с единорожкой наверняка бы узнали эту пони. По крайней мере они были весьма похожи.

Такхизис теперь даже не шла. Волна магии, окутавшая ее тело, несла кобылку, чуть приподняв ее над землей. Но и сама аликорн уже не управляла собой. Сила правила ей. Волны искажения деформировали материю вокруг кобылки, заставляя материю плавиться словно горячий воск.

— Такхизис Ван Сапка! Вспомни зачем ты здесь! — голос какого-то темно-синего единорога, с серебристыми хвостом и гривой, отрезвил захлебнувшуюся силой кобылку. Сияние магии исчесло.

— Откуда ты... — начало было дочь Вана.

— Нет времени. Быстро за мной. Иначе твоего отца сейчас изрешетят арбалетными балтами. — единорог схватил пони зубами за гриву и потащил через какие-то ходы в арене на трибуны. — Кстати, меня зовут Эмбер. Я хаос.

Такхизис и сама не поняла почему доверилась этому пони, выскочившему как параспрайты из банки с консервированными овощами, единорогу. В нем была какая-то... сила что ли?

Все оказалось так, как и сказал единорог. Он и аликорна оказались позади отряда минотавров, что с натугой взводили арбалеты.

— Давай, сырой магией по ним! — поторопил Эмбер.

— Но почему ты сам не...

— На мне запрет и не спрашивай почему так. просто делай! — снова перебил кобылку серебристогривый.

В этот раз пони была аккуратнее, не позволяя магии овладеет собой. Она всего лишь хотела посильнее толкнуть всех. Но снова громыхнул взрыв, сбив с ног не только арбалетчиков, но и парочку пони. Такхизис повезло упасть на жеребца, который послужил своеобразной подушкой, смягчившей падение.

— Знаешь, это одна из не многих ситуаций, когда мне не нравится, что столь симпатичная пони лежит на мне. — выдавил Эмбер, изрядно приложившийся боком о каменную скамью. — Хватит валяться, давай выбираться. Меня попросили вытащить тебя отсюда.

Чуть бесцеремонно Эмбер сдвинул поняшку и вновь, за гриву потянул ее в лабиринт проходов.

— Да стой же ты! — кобылка не очень то и сопротивлялась проводнику, что, впрочем, не мешало ей задавать вопросы. — Почему ты мне помогаешь и кто тебя попросил помочь?

— Сталый длуг тфоего отца. — говорить с зажатой в зубах гривой было довольно неудобно.

— Пэс?

— Не скажу.

***

Ван очнулся только спустя несколько дней, глубокой ночью. Легкость и сила даруемые эликсирами исчезли словно гости после праздника, оставив после себя бардак и немытую посуду. Аликорн чувствовал себя разбитым. Он слез с кушака на котором лежал и на чуть дрожащих от слабости ногах пошел к выходу из комнаты.

— Ну и куда ты собрался? — послышался знакомый, ироничный голос чейнджлинг. Она лежала на невысокой софе рядом, приняв излюбленный облик белой единорожки.

— Пэс? Слава принцессам. Где Такхизис? — Ван облокотился о кушетку.

— В последний раз я ее видела вместе с каким-то жеребцом, устраивающей разгром на трибунах арены. Потом тебя притащили и я уже не смогла за ней уследить. Непослушная девчонка!

— Почему ты ее бросила? — сразу же уловил суть аликорн.

— Я не нянька для великовозрастных кобыл. — ядовито парировала Пэс. — И согласно нашему Договору, я не обязана помогать ей. Но я все-таки попыталась вразумить ее, но эна упряма. Вся в тебя. Захотела освободить тебя геройским штурмом, вместо того, что бы попросить помощи принцесс, как я.

— Где мы сейчас?

— На дирижабле, сегодня утром приземлимся в Кантерлоте.

— Нет! -взволнованно воскликнул Ван. — Селестия и Луна ведь от тебя обо мне все узнали?

Чейнджлинг кивнула.

— Принцесса Селестия умеет быть убедительна, да и для того, что бы мне, чейнджлингу поверили, мне пришлось открыться ей. — Пэс поморщилась, словно вспоминая что-то очень неприятное.

— Спасибо, я это очень ценю.

— Всегда пожалуйста, дру... партнер. — резко поправилась Пэс. — Я все это сделала скорее для того, что бы добиться возможности обучения в школе для одаренных единорогов, а ты был приятным бонусом. — зачем-то начала оправдываться высшая чейнджлинг.

— И Селестия тебе так просто разрешила? — скептически спросил Ван — Почему?

— Интересно — сам у нее и спроси. — огрызнулась суккуба. — Мне же хватает и разрешения.

Ван сделал несколько вздохов и направился к выходу.

— И куда ты собрался, доходяга? — фыркнула демоница.

— Я не готов к встрече с Селестией. — раздалось ей в ответ.

— Пф... И это ты пытаешься обмануть меня, параспрайта перевшую на поприще любви? Боишься встретиться с Луной из-за своего якобы жуткого облика, своего положения и прочих нелепиц.

Ван промолчал, прекрасно понимая что чейнджлинг права.

— Пошли уж. Мне же лучше, если ты с ней будешь реже видеться. меньше конкуренток.

Эпилог.

— Слушай меня внимательно. Мастер рекомендует тебе съездить в кантерлот и найти там единорога практикующего некромантию. Да, тамм нашелся практик. он нам нужен. Живой и готовый вступить в Орден. Действуй аккуратно. Особенно с принцессой дня. Она может почувствовать Бездну в тебе, она уже сталкивалась с ней и отказалась принять Изменение. Мастер рекомендует еще приблизиться к принцессе ночи. Остальное на твое усмотрение.

Три странные личности разошлись по своим делам, которых было очень много. Белый землепони, с большим мечем за спиной, пегасочка болотно-зеленого цвета с флейтой и серебристый единорог в маске.

Продолжение следует...