Автор рисунка: BonesWolbach
VI.Искра

VII.Непреднамеренные чувства

Ты же понимаешь, к чему всё вело? Конечно понимаешь, но что ты сделала для того, что бы не допустить всего этого? Ничего…

Я о многом думала, пока летела прочь из Кантерлота вместе с Тиарет. Как не глупо предполагать, но я даже подумала об одном маленьком безумии: отправиться в долину рудников сразу же после того, как появится барьер и разобраться со всем злом там, а потом и быстренько достать Найтмер Мун в её чертогах, но смысл? Это у меня… в будущем получиться лучше, чем сейчас, а с судьбой играть – это плохо, очень плохо. Была ещё идея вытащить брата из заточения, поговорить с самой собой и рассказать о будущем и найти друзей, тех самых друзей, потом всё же найти сестру и много чего ещё.

Больше всего мысли были сосредоточены на Тиарет. Где гарантия того, что Кризалис действительно знает как можно вернуть нормальную жизнь и избавиться от облика скелета маленькую пегаску, считающую меня своей матерью? Гарантий нет, да и не будет, особенно если припомнить тот случай в храме, где Кризалис меня опередила и проникла в хранилище Пламенного Сердца, правда она так и не получила его просто потому, что призраки Пламенных рыцарей свою игрушку не отдадут без боя.

-А о чём ты думаешь? – неуверенно спросила Тиарет, боясь отвлечь меня от полёта.

-Мы летим не в очень хорошее место, в одну плохую страну, где живут чейджилинги…

Зря я так сразу сказала – Тиарет сильно вжалась в меня и затряслась от страха, а всё потому, что понимает, кто такие чейджилинги и что они из себя представляют. Я её понимаю, ведь сама отношусь к чейджилингам не благосклонно, однако, поводов бояться их у меня куда меньше чем у неё.

-А можно мы туда не полетим?

-Прости, но другого выхода у нас нет… ты же хочешь вернуть себе нормальную жизнь?

Если бы был, то я бы давно изменила курс и отправилась в другую сторону, но это вариантов других нет, а этот… не самый приятный из всех.

Всю дорогу Тиарет мне рассказывала о чём-то своём, делилась самым сокровенным и дорогим, рассказывала о прошлых родителях, которые её брали из детских домов и возвращали обратно, о том как ей было тяжело и что приходилось пережить. Трудная жизнь, начиная с раннего детства… сердце невольно сжималось от боли и жалости, которую я испытывала к маленькой кобылке. Зная дальнейшую свою судьбу, я поняла, где Тиарет будет лучше всего – в южном кантерлотском детском приюте, в который частенько будет приходить юная Эала и отдавать деньги на благотворительность, собранную от охоты.

Проблема одной из самых суровых и южных стран нашего континента – Гальенвер. Страна, в которой не утихают грозы, где чёрные и непроглядные тучи закрыли небо, а жизнь из земли ушла. Это очень неприветливая горная страна, где и живут чейджилинги… брр… мороз по коже, благо там снега нет, но частенько идут дожди. А теперь самая главная проблема Гальенвера – нестабильный магический фон, а это значит, что придётся работать только мечом, стараясь не прибегать к магии, даже к драконьей. Это как паралич…

Воу… ух… как-то меня пошатало, причём прилично. Гальенвер, вот я и здесь… фух… действительно, магия нестабильна и пошаливает, надо при… аяяй.

Крылья непроизвольно сложились и я пошла вместе с Тиарет резко вниз, прямо в каньон где журчала река, глубокая река. Если получится хотя бы приоткрыть крылья, то можно направить себя в реку и устроить приводнение, только надо успеть сбросить Тиарет с себя, а то она точно не переживёт бурлящего потока, а я может быть смогу выбраться.

Так… ага, одно, левее… чёрт! Закрылось… давай… ещё левее, давай! Чуть правее… да открывайся же!

Тиарет запаниковала, но старалась не подавать виду, стараясь не мешать мне маневрировать. Я не подумала о том, что магия начнёт шалить прямо в полёте, но так и получилось. Нельзя быть такой безответственной, благо трансформации удаётся сдерживать.

-Так, Тиарет… как только я скажу, ты спрыгиваешь на утёс, хорошо?

-Не бросай меня! Пожалуйста!

Я бы сказала, что она заплакала, впрочем, так оно и есть – всхлипывание без слёз.

-Я тебя найду, но сейчас если ты с меня не спрыгнешь, то можешь погибнуть… — рыча попыталась я вразумить Тиарет, на что она отреагировала так, как мне нужно – разжала копыта.

-Я люблю тебя, мамочка… — она поцеловала меня в щёку.

Не бойся малышка, я тебя не брошу, просто сейчас так надо, иначе я буду себя всю жизнь корить за то, что не уберегла тебя, а я могу… ещё как могу.

Немного манёвров, резкое снижение, корректировка… всё. Удачи тебе, Тиарет, ты только дождись меня, я постараюсь вернуться как можно скорее, ты спрячься где-нибудь.

Тело с громким хлопком и брызгами врезалось в воду. Это были не самые лучшие ощущения, которые я когда-либо испытывала. Голова была готова вот-вот лопнуть от сильной боли, тело отказывалось меня слушаться и чертовски сильно болело, магия вышла из-под контроля и части тела трансформировались сами собой, из носа небольшим ручьём шла кровь. Хаха… всё, Эала, можете покидать вагон, вы приехали на станцию «Забвение».

Стой! Ты же не собираешься просто так умирать, ведь так? Конечно, нет! Так… вспоминай! Рейлейн Айл, драконы, магия… это лишь обрывки, но они мне что-то напомнили. Продолжаем: больные, осложнения, приступы… кровь, магия… вспомнила! Так, когтем бесполезно – постоянно трансформируется, мечом… надо рискнуть!

Я попыталась зубами вытащить меч из ножен, но получилось у меня это не с первой попытки, а примерно с четвёртой. Разок провести лезвием по копыту, задеть вену. Фух… мне стало легче, магия перестала сходить с ума, но лишь ненадолго – я потеряла сознание.

***

Кровопускание. Полезная терапия, которую в Эквестрии практически не применяют на практике, но не является запрещённой, просто её побаиваются. Так же были и больные, которые резали себе вены для того, что бы притупить приступы боли, которые у них нередко случались. Таких мало, но о них я не раз слышала.

Вода обволакивала, но не убивала, иногда я хватала воздух, а затем снова уходила под воду. Бурлящий поток, который всё же выбросил меня на каменный берег. Суровая правда жизни, полная странностей и много чего ещё, что определённо не поддаётся законам логики.

Я очнулась вместе с жуткой головной болью и жжением во рту, а заодно и наплывающим чувством того, что сейчас магия немного восстановится и начнёт снова играть со мной. Подо мной твёрдый камень, которой немного обжигал, как будто я нахожусь неподалёку от лавового источника, но на самом деле просто немного подогретый воздух и скорее всего, что от гейзера.

Попытка встать обернулась усилившейся головной болью и кровью из носа, но легче не стало, и тогда я достала кинжал и прошлась по копыту, задев вену. Обязательно задевать надо вену, иначе эффекта никакого не будет. Кровь, снова кровь, только на этот раз он шла бурным потоком и не растворялась в воде, но, в любом случае, она окрашивала белую… шерсть…

Маскировка развеялась из-за магических всплесков так что, придётся теперь ходить как Эала, только прятаться, хотя… нет, надо попытаться вернуть маскировку, хотя бы какую-нибудь, а магия? Забыть о ней пока надо, забыть, а то рухну в обморок посреди этой каменной пустоши и останется от меня жалкий скелетик… плохое сравнение или как его там? Тиарет? Где Тиарет?

Я огляделась и не нашла ничего и никого, абсолютно, только потрескавшийся камень, собственно, всё было из камня, а на небе стояли чёрные тучи из которых сыпались молнии, но намёка на дождь не было. Гальенвер во всём его величии.

Так, порез затянулся, а кровь перестала идти… есть хочется, сильно, но нечего, а жаль… хорошо Эала, потерпи, ты же знаешь что обычно растёт под землёй, просто спустись и поищи. Легко сказать, но сложнее сделать, да и сначала лучше вернуться за Тиарет, а уже потом можно подумать и о другом.

Снова встать, побалансировать, удержаться, немного поморгать, сделать шаг, упасть, встать, проверить крылья, а потом и пойти. Не полетаешь, но немного походить можно. Надеюсь лишь на то, что смогу найти Тиарет раньше, чем чейджилинги.

***

Обсидиановая крошка – отличный краситель для шерсти и полоски на гриве. Белый цвет – пришлось вырвать клочок гривы, где была белая полоса. На руне телекинеза были зелёные полосы, и мне ничего не стоило соскрести при помощи кинжала немного крошки (интересно как вообще руна из сумки не выпала?). Кьютимарку пришлось порезать кинжалом и хорошо, что она более-менее затянулась сама спустя пару часов, оставив практически те же шрамы, что и в первый раз.

Примерно четыре часа я пыталась найти Тиарет, но всё безуспешно, да и уже темнело, а сил было не так уж и много – сказывался нестабильный магический фон и усталость, скрещенная с апатией и полным разочарованием. Я сбилась с копыт, пытаясь найти малышку… у меня такое ощущение, что её забрали с собой чейджилинги.

-Тиарет!.. Тиарет!.. ТИАРЕТ!!!

Бесполезно искать иголку в стоге сена, иголку, которую чувствуешь сердцем, чувствуешь, что она жива. Я пойду, потом… завтра, и найду Тиарет, обязательно найду, а сейчас… надо найти еду и место, где можно поспать.

Неподалёку от того места, где я и оставила малышку, была своеобразная пещера, которая мне, мягко говоря, не нравилась, пусть и выглядела довольно неприметно. Наверное, отсутствие меча и возможности пользоваться магией накладывают свой определённый отпечаток на общую картину, да и усталость тоже. Совсем Эала раскисла, но не по своей вине – это во всём виновата дурацкая погода в Гальенвере или что-то ещё?

Во мне Пламенное Сердце, но магии в нём тоже мало, слишком мало, однако его энергии хватит для мощного магического всплеска, но надо экономить, учитывая то, что маскировка должна хоть на чём-то поддерживаться.

Я зашла в пещеру, держа кинжал в зубах и пытаясь хоть что-то разглядеть в непроглядной темноте, уловить хотя бы шипение или рык, а может и топот, да в общем всё, что говорило о первом признаке опасности. Как бы мне в этот момент пригодились драконьи уши, но есть риск того, что придётся снова устраивать кровопускание, а я и так много крови за день потеряла, что в глазах уже искры мелькают. Добровольный донор! Чёрт!

Вокруг никаких самоцветов нет и пещера ничем не освещена, а это напоминает игру в кошки-мышки с Найтмер Мун, только её здесь нет, а вот её приспешники или же орки? Хм… хороший вопрос, только немного глупый, ведь тут чейджилинги водятся довольно в больших количествах.

Иду на ощупь по коридорам, что-то мягкое нащупывая, но есть это не решаюсь, ложу в сумку, иду дальше, спускаюсь вниз, врезаюсь в стену, иду направо, тупик, возвращаюсь и иду налево. Света нет, немного влево, вверх, прямо, уступ, свет! Это мне отдалёно напомнило брожение по храму в городе орков, в долине рудников, только вот тех фанатиков, да и Спирит Грасса вместе с Фертой тут явно не хватает. Ой, мы бы сейчас так повеселились!

Света было достаточно для того, что бы разглядеть то, что я нащупала в глубине пещеры и как не глупо это признавать, но грибы, съедобные грибы, которые незамедлительно отправились в рот, а затем и в желудок. Фух… стало немного полегче, голод немного растворился, а остальной эффект придёт через двадцать минут. Магия капельку восстановилась, и разок плетью метнуть можно или же вызвать огненный меч на пару минут, впрочем, проверим.

Я слетела с уступа вниз и полетела по своеобразному каналу, а затем оказалась в широком, если так можно говорить, зале, освещённом множеством самоцветов, переливающихся самыми разнообразными цветами и образующими подобие радуги. В его центре, на своеобразном уступе была каменная арка, испещренная странными рунами и я подлетела поближе для того, что бы их рассмотреть повнимательней.

Скверна придёт, но виною их будет тщеславие…

Хм… этот язык не драконий, однако, что-то в нём есть знакомое… Рейлейн Айл уже где-то это видела, только не здесь, а где-то далеко, предположительно на другом материке. Ладно, кинжал в зубы и вперёд, на исследование этого странного и светлого храма, который был построен… а для кого он был построен? Мда…

Вход в храм был открыт и полностью позволял узреть его тайны, впрочем, как известно, храмы лишь делают вид, что дают всем то, чего кто-то хочет, а на самом деле тут куча ловушек, хотя мой круп не очень-то их и чувствует. Может тут всё спокойно? Может быть…

Я прошла дальше в храм и закономерно удивилась тому, что на его стенах, полу и потолке не было паутины, пыли, каких-либо костей и прочих атрибутов, свойственных храму. Хм… действительно странно.

От тщеславия воспрянут пороки. Впадут древние в скверну, забудут порядки, которые были поставлены временем…

Я не назову это подсказкой к чему-то, скорее историей, древней историей, которая когда-то имела место, но была забыта, однако эта история довольно странная, необычная.

Ещё одна каменная арка и новые рунические записи, которые уже идут ещё и с какими-то интересными картинками. Пони в капюшонах встали в круг, в кругу есть камень, а на нём лежит пони, просто лежит, без кандалов. Взгляд левее. Кинжал. Взгляд выше. Записи.

Время сменяется временем, появляется смерть, умирают короли, восстают королевы из своих могил и начинают править, но не так, как гласит закон…

Если бы все правили так, как надо, то мир бы не страдал, но подданные восстали рано или поздно, впрочем, что за мир без королей? Идеальных правителей не существует, есть только стремление к недостижимому идеалу, и каждый король стремится достигнуть его по-своему. Кто-то старается быть ближе к народу, а кто-то устраивает тиранию и анархию, думая что так будет лучше.

Хотите секрет? Правда лишь в том, что кто-то хочет править, а кто-то нет. Советники, дворяне, приближённые, тайные службы – они могут манипулировать, искусно манипулировать всеми, включая друг друга. Правительство всегда не такое, каким может показаться на первый взгляд, просто ему не всегда выгодно показывать все свои тузы, спрятанные в рукаве.

Следующая арка, коридор. Кинжал вонзается в сердце, идёт из пони кровь, приходит смерть, окончательная и бесповоротная смерть. Сзади старуха с косой стоит и улыбается. Хм… чёрт!

Закон является ширмой, угодной только для кукловодов…

Старуха подошла к пони, лежащей на камне с ножом в сердце, она вдохнула жизнь, та стала скелетом. Оковы сломались, они поднялась, воскресла, но жизни нет, однако… Тиарет! Пони стоит на месте, потом круг начинает колдовать и она обрастает полотью, появляется рог и крылья.

Взгляд вниз. Старуха оживила пони, но потом кто-то вмешивается и та уходит, оставив косу на полу. Круг умирает постепенно, один за одним, а пони до сих пор прикована к камню, она смотрит на спасителя.

Смерть всегда достанет даже тех, кому уготовано жить вечно и даже Боги не в силах остановить это. Богам тоже не суждено жить вечно и известно то, что рано или поздно они покинут мир, но не по своей воле…

Боги не вечны и наступает момент, когда всем нам уготована одна судьба – забвение. Боги по своей природе не идеальны, но они существуют и направляют нас, хотя… есть повод задуматься. Я обязательно подумаю над этим, клянусь…

Взгляд влево. Спасительница стоит спиной к спасённой, ломаются цепи, та берёт косу и убивает первую. Нет, это бред…

Взгляд выше. Спасённая боится спасительницу и не решается подойти, потом та ложиться обратно, цепи защёлкнулись. Последний вздох. Спасительница опускает голову и плачет.

Выше и вправо. Спасённая стоит, а затем бросается в объятия спасительница, та плачет, потом они уходят, уходят домой. Спасённая оживает, её тело обрастает плотью.

Воля ваша, но смерть за вами идёт по пятам и упорно машет косой, но не может дотянуться. Смейся…

Не хочу смеяться.

Последняя арка. Зал, в центре камень. Спаситель берет его, а затем улыбается и начинает пользоваться магией. Он уходит.

Этот храм был не таким уж длинным, пусть у него и было множество коридоров, но я всегда шла только прямо, внимательно читая руны и смотря на рисунки. Это определённо имеет свой скрытый смысл, но в то же время он отчётливо виден… Два. Две мысли, сопряжённые в одну. Два факта: Пришествие Карахель и свержение Богов.

В конце коридора был зал и я увидела там камень, тот самый камень что был на рисунках. Зелёный камень, переливающийся всеми цветами радуги и светящийся серебряным светом. Я подошла к постаменту с камнем и взяла его в копыто, а затем он разбился и превратился в зелёные магические потоки.

Стало легче просто потому, что сила начала постепенно возвращаться, наполнять каждую клеточку магией и пробуждать дракона. Гальенвер – страна чудес, раз и магии нет, а сейчас она есть. Так, теперь мне надо вернуть Тиарет, а то ещё неизвестно что может придумать Кризалис с ней. Держись малышка, я иду за тобой…

***

Из той пещеры дальше я спокойно выбралась, ведь никто не мешал, да и в темноте было проще найти еду и выход. Гальенвер – это страна неприветливая, злобная и магия здесь пошаливает. Горы, кругом горы, земля обсидиановая, но лавы нет. Раньше в этом месте частенько извергались вулканы, а сейчас большинство из них спит. Возле горных шпилей постоянно крутятся чёрные тучи, а из них сыплются молнии, готовые отдать любому, кто мимо пролетит, свой накопленный заряд.

Я зла, рассержена, меня переполняет ненависть, гнев, лицо коробит от ярости, но в то же время налетает апатия, уныние и отчаяние. Я не видела тогда всего того, что Кризалис устроила в Минотаврии, во втором поселении просто потому, что попала в храм через ледяную пустыню, но знаю точно – надо поспешить, а то неизвестно что может быть.

Я уже представляю сцену того, как Тиарет брыкается и пытается вырваться, а Кризалис не даёт ей этого сделать. Словесная перепалка, куча злобных и шипящих чейджилингов, отсутствие магии любви, естественной пищи, хотя…

В Гальенвере чейджилингам не нужна магия любви просто потому, что перепады магии нарушают их магический фон. Помните? Я говорила про книгу с записками из нашей семьи? Там была одна очень любопытная запись под названием «Синтезированная любовь». Твайлайт смогла изобрести устройство, которое сможет перерабатывать обычную магию в магию любви, а затем отдала чейджилингам чертёж, но как она это сделала? Об этом в книге нет и речи.

Я бродила по Гальенверу уже несколько дней, пытаясь найти что-то похожее на убежище чейджилингов, но как бы это глупо не звучало, всё бесполезно. Я уже столько пещер облазила в поисках Тиарет, что не знаю в какую мне ещё нужно забрести, а чейджилинги? Ни одного!

Шанс найти Тиарет тает с каждой минутой, как и моё терпение и внутренние силы, хороший настрой улетучивается с каждым порывом ветра.

Я разбила лагерь в одной из пещер, набрала немного дров, собрала грибов от которых меня уже порядком тошнит, развела костёр, легла и уснула! Ладно, я не спала, я ворочалась.

Говорят, что если разделить двух любящих пони, то время лишь укрепит узы. Это правда, чистая правда. Моя привязанность к Тиарет меня погубит, но в то же время и спасёт от проблем, от многих проблем… проблем, которые я сама же и создала.

Уныние. Я не могу найти Тиарет уже почти три дня.

Гнев. Я не могу найти Тиарет уже почти три дня!

Апатия. Я не могу найти Тиарет уже почти три дня…

Чёрт! Слёзы… слёзы… как же больно! Тиа… рет… Прости меня! Я не должна была тебя отпускать! Я должна была сделать всё для того, что бы найти тебя живой или мёртвой! Молчи! Не говори так! Она жива и ты её обязательно найдёшь! Просто не сдавайся!.. НЕ СМЕЙ!!!

Я смею впадать в отчаяние даже тогда, когда нельзя, но что я могу поделать с собой? Всё по сравнению с этим уменьшается в разы! В тысячи! В миллионы! Миллиарды! Привязаться легче всего, а вот расстаться практически невозможно, но понимать то, что придётся, невыносимо…

Шорох, раздавшийся со стороны входа в пещеру, заставил меня невольно напрячься и приготовить плети на случай нападения. Там стоял чейджилинг, который выглядел очень странно: улыбался, стоял, оперевшись о арку, меч был в ножнах… необычный чейджилинг. Грива, хвост, присутствие нормальных зрачков зелёного цвета.

-Уберите плети – я не драться пришёл. – произнёс он спокойным голосом.

-А зачем ты пришёл? – рыча спросила я, продолжая на всякий случай держать плети наготове.

-Я пришёл с миром и с…

Из-за его спины показалась Тиарет, нормальная Тиарет, живая! Всё на месте… Ох… моё сердце невольно замерло от этого взгляда, полного радости, боли и слёз. Я… я сломалась и зарыдала.

-Прошу прощения за то, что был вынужден забрать её у вас, но вы не беспокойтесь – Кризалис смогла всё поправить, но лишь благодаря ДОЕШ. – чейджилинг, произнеся аббревиатуру, подмигнул.

А вот об этом была речь в книге. Договор Одного Единственного Шанса. Этот договор давал право помочь одной из семьи Спаркл всего один раз, и сейчас договора больше нет, он расторгнут по всем правилам. Как вы узнали? Аааа… шпионы!

-Удачи!

Я кивнула и чейджилинг ушёл.

Дальше… вы понимаете, что было дальше? Слёзы, вопросы, облегчение, которое может испытать пони, не видевшая свою дочь, понявшая как ей она дорога. Тепло, приятно и немного грустно…

-Тиарет, я понимаю, что тебе больно, но мы должны расстаться…

-Но почему, мама?

-Так надо и, возможно в будущем, ты узнаешь правду, а пока рано – ты ещё маленькая.

Узнает, рано или поздно узнает, но уж точно не скоро…

***

Эти два дня были для меня самыми тяжёлыми. Я не ела, не спала, много думала и заработала мигрень. Бродила туда-сюда, пытаясь придумать вариант того, как можно всё оставить, как причинить маленькой Тиарет меньше боли и больше радости оставить после себя, но ни один из этих вариантов не подходил. Чёрт!

Я достала Некрономикон и принялась его листать. Карахель, армия мёртвых, зомби, скелеты, теория хаоса… драконья память впитывала всё это как губка, хотя я этого не хотела… дробление души!

Поранив сердце, душа расколется на части, а ценою будет только адская боль, которую терпеть не в силах даже Боги…

Две строчки, но их хватит с головой. Неподалёку от меня пруд, который должен создать дубликат, клона, но у меня нет времени всё разъяснять ей просто потому, что Тиарет догадается, а может и нет? Я разрываюсь от выбора. Доверять Некрономикону глупо и неразумно, но…

Я отошла от Тиарет на приличное расстояние и вонзила кинжал в сердце, а затем повалилась на землю и умерла, но спустя несколько секунд снова ожила, не почувствовав боли. Книга обманула меня, но… нет, Некрономикон посчитал, что самая сильная боль это не физическая – эта другая, сильная боль, которая потом даст о себе знать.

-Вставай, Эала. – Альер помогла мне встать, а затем и вытащила кинжал из сердца. Рана быстро зажила и больно не было. – Я останусь с Тиарет, буду рядом с ней, а тебе надо идти, возвращаться.

-Надо, но я не могу уйти, пока не услышу слова Тиарет.

-Твоё право.

Я отдала Альер все вещи, которые у меня были, и сняла маскировку. Одно я знаю точно – у неё нет сил дракона, она обычная пегаска, только с моей памятью и способностями, но она никому не расскажет о них, никогда.

Альер пошла в сторону лагеря, а я спряталась в густой кроне одного из деревьев, внимательно прислушиваясь к диалогу. Услада для ушей.

-Тиарет, можно с тобой поговорить?

-Конечно, мамочка.

-Знаешь, прости за то, что говорила раньше. – объятия. – Я не хочу тебя бросать, я буду всегда с тобой… — слёзы. – Я не брошу тебя, обещаю! Я не отдам тебя в приют… мы поселимся с тобой там, где ты захочешь, обещаю…

Я не могу на это смотреть, но смотрю просто потому, что сердце просит этого. Слёзы… тихие слёзы, слёзы радости.

-Спасибо мама, я люблю тебя…

Удачи вам, Тиарет и Альер, а мне здесь не место, я ухожу обратно в своё время, меня заждалась Найтмер Мун и полчища орков.

Итак, что было дальше и что изменилось в моей судьбе? Я помню про Тиарет и Альер, но я к ним ни разу не приходила, хотя знала где они живут. С Найтмер Мун и Кризалис всё было так, как и прежде, только вторая знала кто я такая на самом деле, но не трогала из уважения. Всё пришло в норму и, как известно, Найтмер Мун была повержена…

Ааааа! Совсем забыла сказать! Пламенное Сердце. Всё же это правило пошло исключением из правил и мы повздорили.