Автор рисунка: MurDareik
Глава 2: Подарок

Глава 1: Новые начала

Первый том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Two
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Глава 1: Новые начала

Варден хромал вдоль грядок со сверкающим Кристальным Виноградом, единственным сохранившимся во всей Эквестрии. Когда Кристальная империя исчезла — этот сорт практически вымер. Если ее не угораздит вдруг появиться из ниоткуда — то этот сорт так и останется очень редким и невероятно дорогим. Кристальный виноград был не очень похож на обычные кристальные ягоды: он был гладким, а не угловатым, и чуть более прозрачным. Тут и там мелькали крошечные радуги, когда слабый свет северного солнца падал на сверкающие грозди.

На Вардене было толстое пальто, защищающее от стужи, а под ним, у самого основания левого крыла сидело золотое обручальное кольцо. На нем была выгравирована надпись: "Собственность Куно". Переходя от лозы к лозе, пегас аккуратно перебирал ягоды, выбирал лучшие из них и кидал в небольшое ведерко.

Впереди Куно радостно порхала туда-сюда между грядками. Черный цвет ее хитина резко выделялся на фоне белого снега. На ее шее был повязан развевающийся на ветру красно-желтый шарф. Основание черного рога обрамляло золотое кольцо с гравировкой "Собственность Вардена". Куно справлялась со сбором ягод гораздо быстрее пегаса: подлетала к лозе, отрывала несколько ягод, отправляла их в ведро и, не приземляясь, летела дальше.

Быстрее всех работала Грин Хуф, но она сейчас была на другой половине поля. Хоть земная пони ни за что бы в этом не призналась, но было очевидно, что присутствие ченджлинга ее беспокоит, и она старается держаться от нее подальше.

И Куно, и Грин Хуф старались уговорить Вардена пожалеть свое колено и не помогать им со сбором урожая, но тот не желал их слушать. Ради любимого дела можно и потерпеть немного.

Наполнив ведерко, пегас отнес ягоды в сарай и высыпал их в большую бочку. В основании бочки был кран, чтобы сливать выжатый из ягод сок. Чтобы давить ягоды, они использовали механический пресс со сложной системой подогрева — в сарае было слишком холодно, и выжатый сок мог замерзнуть.

Куно влетела в сарай, вытряхнула ягоды в бочку, поставила пустое ведро на землю и развернулась, держа в копытах горсть отборных виноградин.

 — Очень вкусные! — улыбнувшись, она наколола пару ягод на свои верхние клыки.

Варден покачал головой и наклонился, хватая ртом одну из ягод. Раскусив ее посередине, он предложил ченджлингу вторую половину.

Заурчав, Куно прижала рот к его губам и вытащила языком половину виноградины, с довольным видом начиная пережевывать.

— Ни стыда ни совести, — Грин Хуф покачала головой, вытряхнула ягоды из своего ведра и вытерла лоб копытом, — Я уже вся взмокла. Предлагаю на сегодня закончить.

Работать на морозе вспотевшим гораздо опаснее, чем кажется. Мокрая шкура очень быстро остывает, и можно заполучить воспаление легких буквально за несколько минут.

Варден согласно кивнул. Куно хихикнула.

Когда Грин Хуф вышла из сарая и направилась к дому, ченджлинг наклонилась к пегасу и прошептала ему в ухо:

 — Мне кажется, она меня побаивается.

— Быть может, не стоило превращаться в меня и пытаться затащить ее в постель, когда я уезжал в город?

Куно закатила глаза.

 — Но ты потом так мило оправдывался! Весь из себя такой скромный и нерешительный!

— Все, хватит, — Варден прижал копыто к ее губам, — пошли в дом, пока не примерзли к полу.

— Не догонишь! — крикнула Куно, пулей вылетая из сарая.

Варден улыбнулся. Она прекрасно знала, что у него нет ни единого шанса поспеть за ней, но он все равно неловко поскакал вдогонку на трех здоровых ногах. Грин Хуф стояла у двери и качала головой.

Куно уселась на крыльцо и поднесла копыто к уху.

 — То ли мои часы сегодня барахлят, то ли я опять победила!

— Тогда я рад, что мы ни на что не спорили, — заметил Варден, придерживая для нее дверь.

Куно фыркнула и ткнула пегаса копытом.

 — Ну уж нет, мистер Варден! Вы отлично знаете, что за приз причитается победителю!

Варден страдальчески закатил глаза и с видом мученика наклонился, целуя довольного ченджлинга. Куно обняла пегаса и заурчала, отвечая на поцелуй. Ее крылья радостно затрепетали.

Через несколько секунд она мягко оттолкнула Вардена.

 — Эй! Нам нельзя целоваться! Дети же смотрят!

Грин Хуф что-то проворчала и прошла в дом. Варден ухмыльнулся.

Куно чмокнула его еще раз и прошмыгнула на кухню, чтобы заняться ужином.

Пегас направился на второй этаж, в их с ченджлингом спальню. Сбросив пальто, он со стоном расправил крылья. Правое крыло опять не раскрывалось. Сжав зубы, он обхватил его и с уже привычным хрустом выправил сустав.

— Все еще так сильно болит? — негромко спросила показавшаяся в дверях Куно.

Варден кивнул и, помогая себе копытом, аккуратно сложил крыло и поморщился.

— Я... я еще не говорила тебе, но... я разобралась с Даггертейлом и Саншайном.

Пегас снова кивнул.

 — Я знаю. Я видел отчеты стражи. Я был главным подозреваемым, пока они не выяснили, что я все это время провалялся в больнице без сознания. Потом подозревали тебя, но... В общем, дело закрыто. Они не нашли никаких доказательств.

Куно помолчала, затем отправилась вниз.

 — Я набрала ванну. Вода греется. Пошли, я натру твое крыло этой вашей чудо-травкой.

Варден улыбнулся. Она постоянно выдумывала разные прозвища для Зеленого Бинтомха. Это растение в основном использовалось как обезболивающее местного действия — оно парализовывало нервные окончания под кожей. Бинтомох пользовался популярностью среди зубных врачей и пони со сложными, болезненными травмами.

– Сейчас приду. Сначала я хотел... ну, немножко поплакать, постонать и пожалеть себя, а если ты будешь на меня смотреть — то у меня ничего не выйдет.

Куно понимающе улыбнулась, нежно ткнулась носом в его шею и убежала вниз, в ванную.

Варден спустился через несколько минут, по пути осторожно сгибая и разгибая крыло, стараясь размять затекшие мышцы. Ченджлинг уже радостно плескалась в ванне. Вокруг летали облака мыльной пены.

Пегас аккуратно снял заколдованное кольцо — если его особым образом повернуть, то оно соскальзывает с крыла безо всяких видимых отверстий, — и положил его на край раковины. Варден осторожно залез в ванну. Куно сразу же перебралась ему за спину, обняла его и поцеловала в шею.

— Когда я мажу тебя этой гадостью — то потом полдня не чувствую своих копыт, — пожаловалась она и потянулась за баночкой с зеленой мазью. Опустив в нее копыто, она принялась втирать лекарство в крыло пегаса.

Варден зашипел сквозь зубы, затем с обмяк с довольным стоном.

 — О-ох... как хорошо!

Куно хихикнула, продолжая массировать крыло.

— Что смешного?

— Мне пришла в голову мысль подменить этой штукой вазелин в нашей спальне.

Варден побледнел.

 — Ты... ты не рискнешь...

— Но сама идея! Только представь себе: "— Ты уже вставил или как!? — Понятия не имею!!!"

Варден изумленно покачал головой.

 — Ты ужасный, извращенный ченджлинг!

— И тебе это нравится, — горячо прошептала Куно ему в самое ухо, затем нежно поцеловала его в щеку, — Давай сюда свое копыто!

Варден развернулся в ванне и протянул ей поврежденную конечность.

Она принялась задумчиво втирать в его колено экстракт Бинтомха, мрачнея с каждой секундой.

 — Надо было заставить их страдать куда больше...

Пегас улыбнулся и поцеловал хмурого ченджлинга в нос.

 — Что сделано — то сделано. Раз уж на то пошло... Я лучше буду жить со сломанным крылом, сломанной ногой и с тобой, чем в целости, сохранности и в одиночестве.

С умиленным вздохом Куно наклонилась и поцеловала Вардена.

 — Все-таки ты умеешь обращаться со словами!

Варден обнял ее и прошептал:

 — У меня богатый арсенал комплиментов, но я экономлю их для первой ночи со Спитфайр.

— Извращенец, — ухмыльнулась Куно и лизнула его в щеку, — Однако же, когда ты зашел в спальню и обнаружил ее в своей кровати, то потребовал, чтобы я превратилась обратно. Как там ты сказал? "Мне нужна настоящая ты"?

Варден покраснел.

 — Ты ведь этого просто так не оставишь, а?

— Кто-то же должен тебе напоминать, какой ты романтический дурачок. А еще ты так мило краснеешь!

Варден закатил глаза, но все равно не смог сдержать улыбки.

 — Итак... когда ты мне расскажешь, почему все-таки решила вернуться?

Куно застыла.

— Я... я многое повидала... — сказала она, неловко почесывая копытом за ухом, — встретила многих пони. Женатых, встречающихся... Была даже одна пара, которая вместе аж шестьдесят лет... Это был целый океан любви.

Варден осторожно, стараясь не тревожить сломанное крыло, прислонился к стенке ванны, внимательно слушая.

— Но... в конце концов я поняла, что мне не нужен этот океан. Мне нужна твоя любовь. Я хотела, чтобы ты был счастлив. Ты прошел четыре мили со сломанным копытом, дрался за меня с капитаном стражи... Поэтому я и ушла. Я знала, что не смогла бы так, — Куно бессильно повесила голову, — Меня поразило, на что способна твоя любовь. Я понимала, что мне далеко до тебя. Но потом, некоторое время спустя... я решила, что ты должен быть счастлив. И, скажу я без тени хвастовства, никто не сделает тебя счастливее, чем старая добрая Куно!

Варден рассмеялся и схватил ченджлинга, целуя ее в лоб.

 — Без тени хвастовства, а?

— Без тени хвастовства, — довольно кивнула она.

— Какая же ты скромная!

— Я — самое скромное существо на свете! Нет и не будет никого в этом мире скромнее меня, потому что у меня получается скромничать скромнее всех! — протараторила Куно, красноречиво размахивая копытом.

— Глупышка, — Варден чмокнул ее в нос.

— И ты все равно меня любишь! Ты счастлив, я счастлива, все в плюсе. Ну, кроме Грин Хуф, потому что ей остается смотреть и завидовать.

— Ничего, как-нибудь переживет.

* * *

Варден лежал на левом боку. Оттопыренное крыло и копыто покоились на лежащей рядом подушке. Он уже год не мог спать в другом положении.

Куно лежала, прижавшись к его спине и обхватив копытами живот. Она спала, уткнувшись носом в свое любимое место между крыльев.

Негромкий рокот разбудил их обоих.

Варден открыл глаза и приподнялся над подушкой.

— Что это? Неужели землетрясение?

— Просто гром. Спи дальше, — сонно проворчала Куно.

— Не похоже на гром, — пробормотал Варден и поднялся с кровати. Дохромав до окна, он уставился на снежную равнину.

На горизонте разгорался яркий, явно магический свет — как будто кто-то решил устроить невиданных масштабов фейерверк в центре ледяной пустыни.

Варден отвернулся от окна.

 — Куно... Похоже, тебе придется отправиться в город.

Застонав, она поднялась с постели.

 — Что? Почему?

— Я... я боюсь, что это как то связано с Кристальной империей. В любом случае такой выброс магии — это неспроста.