Автор рисунка: Noben
Часть 1 Часть 3

Часть 2

Солнце угасло за линией горизонта, и праздник летнего солнцестояния приближался к своему завершению. Прилавки со снедью и сувенирами сворачивались их владельцами, магазины и столовые места закрывались на ночь, праздно гуляющие пони отдельными группами расходились по домам, а заботливые матери из освещённых окон зычно призывали своих чад на ужин. Трое пони-фонарщиков, живших на трёх противоположных концах города, неспешно проходили по улицам от окраин Понивилля к центру, зажигая по пути уличные фонари. Город не был таким уж большим, и потому трое друзей встречались на площади перед ратушей менее чем через час после начала своего трудового вечера, заходили в открывавшуюся только для них одних таверну, выпивали по паре кружек сидра и довольные расходились по домам до рассвета.

Рарити ушла, увлечённая незнакомым Апексу единорогом, Флаттершай отправилась домой перед самым закатом, а с Рэйнбоу Дэш они сегодня так и не пересеклись, что остальным пони показалось странным, а Пинки Пай – интригующе загадочным. Эпплджек встретилась с подругами уже после того как погрузила свои товары, в составе привычных яблок, в тележку, которую за неё отвёз на ферму прибывший перед окончанием праздника Биг Мак, и вскоре после ухода белой единорожки повела домой Пинки Пай, понимающе оставив Апекса и Твайлайт одних. Так что теперь ничто не нарушало уединение двух влюблённых пони в этот романтически окутанный светом уличных фонарей вечер.

— Удивительно спокойный день, — заметил жеребец. – Тенденция злодеев портить большие праздники в этот раз не подтвердилась…

Фиолетовая пони-единорог усмехнулась:

— А тебе бы этого хотелось?

Апекс усмехнулся в ответ:

— Что может быть лучше, чем показать очередному негодяю его место?..

Твайлайт игриво прищурилась:

— Может быть, непревзойдённое умение отвечать вопросом на вопрос?

Апекс рассмеялся:

— И долго мы будем так разговаривать?

Глаза Твайлайт блеснули азартом:

— Может быть, пока ты не сдашься?

Апекс довольно посмотрел на кобылку:

— Апекс Прайм не сдаётся, ты слышала об этом?

Твайлайт нежно потёрлась головой о шею любимого и ответила, прекращая игру:

— Прошлой ночью Апекс Прайм сдался мне со всеми своими способностями. Впрочем, как и в предыдущие ночи до этого…

— Потише, Твайлайт! Мы всё-таки на публике…

Некоторое время они шли молча, размышляя о своей близости. Их мысли удивительным образом совпали, и потому Твайлайт не была удивлена неожиданным вопросом Апекса:

— А вот скажи-ка мне, дорогая… Если бы я не свалился с неба, не обнаружил в себе невероятную магическую силу… не совершил бы всех этих подвигов… Если бы я был самым обычным пони и не сильно одарённым в магии единорогом… Скажи, мы могли бы быть вместе в этом случае?

Сами того не заметив, они оба остановились. Твайлайт подняла глаза на жеребца, мужественный, но в то же время чувственный и ранимый профиль которого обрамляли сверкающие на ночном небе звёзды… Вгляделась в космическую глубину бездны его глаз… сколько раз она туда вглядывалась, пытаясь увидеть свет иных миров, из которых пришёл этот загадочный, не имеющий памяти о событиях до своего появления в Эквестрии пони? Её столь пристальный интерес к пришельцу вскоре перерос в иное чувство, признанное и получившее ответ в этот самый день год назад… или даже два года…

— Не преуменьшай своей роли, Апекс, — ответила единорожка. – Ты тот, кто ты есть, и именно такого я тебя и люблю. Ты просто не можешь вдруг стать обычным пони.

Апекс зарделся. Признаться честно, он ожидал утвердительного ответа на свой вопрос, но и такой его более чем устраивал. Действительно, какой резон ему желать какой-то иной доли, когда за его плечами не одна победа над силами зла?.. Взгляд Твайлайт преисполнился нежности, она потянулась к Апексу, слегка вытягивая губы, и он с готовностью потянулся ей навстречу, как вдруг…

— Апекс!!! Твайлайт!!! Подождите меня!!!

Единороги синхронно посмотрели в сторону улицы и увидели торопливо бегущую к ним Пинки Пай.

— Простите меня, глупую розовую кобылку!!! Я совсем забыла, что у вас сегодня юбилей! Этот праздник… Он слишком большой, чтобы я запомнила всё сразу… Ваш юбилей тоже очень-очень важен, но я к нему готовилась и теперь просто забыла передать вам подарок, вот и всё!

Пурпурногривая хохотушка затормозила перед друзьями, тяжело дыша открытым ртом. Апекс и Твайлайт переглянулись.

— А вы, между прочим, могли бы мне напомнить! Вот!..

Пинки Пай тряхнула головой и вытянула из гривы незатейливое хуф-мэйд-пресс-папье, изготовленное из папье-маше. Вылепленное вокруг стакана для писчих принадлежностей сердечко, раскрашенное красным, с изображением затейливо переплетающихся кьютимарок двух влюблённых пони. Апекс и Твайлайт посмотрели на подарок с некоторым недоумением.

— Ох, понимаю-понимаю, вы хотите сказать, что то же самое я дарила вам и год назад, но для меня это важно, поверьте! Придёт время, и вы тоже поймёте! Ну всё, пока!

Подбросив подарок, Пинки опрометью помчалась прочь по улице, и Апекс едва успел подхватить падающее пресс-папье.

— Спасибо, Пинки! – запоздало крикнула Твайлайт.

Апекс озадаченно повертел поделку перед глазами.

— Ты что-нибудь поняла, Твай?

— Думаю, да… Может быть, она хотела, чтобы такие штуки были у нас обоих?

— Возможно…

Два сувенира, двое влюблённых, всё поровну, всяких подарков – по два… Вот он, тонкий судьбоносный намёк на что-то более серьёзное, чем просто сожительство под одной крышей, пусть даже в условиях нерушимой и трепетной любви. Апекс не сказал об этом, но почему-то опасался, что Твайлайт наверняка об этом подумает… и если не озвучит свои мысли, то жеребец будет вынужден проявить истинно мужскую инициативу в подобном вопросе. Вступление в брак казалось ему чем-то пугающим… но может это просто с непривычки?.. Ведь теперь действительно кончился всякий индивидуализм – он больше не один, их теперь двое, и всякий интерес теперь будет выступать только от имени их двоих… и (что выглядело не менее пугающим почему-то) – от имени их детей. Будущих детей. Апекс сглотнул и подумал, что с гораздо большей охотой снова бы сошёлся в схватке с чейнджлингами, чем переступил черту холостяцкой жизни.

«Нет, это просто иллюзорный страх, вот и всё! – подумал он. – И если я мужик – я обязан эту иллюзорность развеять».

Очень скоро они с Твайлайт подошли к библиотеке, за ярко освещёнными окнами которой то и дело мелькал силуэт Спайка.

Входная дверь открылась прежде чем фиолетовая единорожка успела постучать.

— Твайлайт! Апекс! Ну наконец-то! Вы хоть знаете, который час на дворе? Все соседи уже по домам разошлись!

Ученица Селестии вдруг подхватила дракончика и вдохновенно закружила по вестибюлю в импровизированном танце.

— Ох, Спайк, ты не представляешь, какой чудесный был сегодня праздник!..

Апекс усмехнулся и подмигнул озадаченному Спайку, после чего поднялся на второй этаж и отправился в их с Твайлайт комнату, покачивая удерживаемым магией подарком Пинки Пай. Прошёл к письменному столу…

…и застыл в замешательстве.

«Странно…»

На столе уже стояли два красных сердечка с кьютимарками, заполненные несколькими карандашами и ручками. Апекс ещё раз глянул на свежий подарок – один в один со стоящими на столе. Разве в прошлый праздник летнего солнцестояния Пинки преподносила им два подарка?.. Может быть, второй был подарен в день согревающего очага?.. Этого Апекс не помнил, да и сама Пинки Пай дала понять, что дарит это пресс-папье только на их с Твайлайт годовщину…

«Видимо, длинный денёк выдался», — подумал жеребец и устало помассировал веки, после чего переложил ручки из одного сердечка в новое, а старое подхватил магией и понёс в тот маленький кабинет через стенку. Ни к чему захламлять письменный стол лишними вещами, пусть уж лучше они лежат где-нибудь в тумбочке… в той самой, которая скрипела прошедшей ночью, наводя жуть.

Воспоминания об этом почему-то заставили Апекса напрячься. Скрипучая дверца и мрак по другую её сторону никак не выходили у жеребца из головы, но почему – этого сказать он не мог. Войдя в кабинет, Апекс зажёг свет, прошёл к тумбочке, резко открыл визгливо скрипнувшую дверцу…

А затем прошлогодний подарок от Пинки Пай выскользнул из ослабевших телекинетических объятий и с глухим стуком упал на пол.

— Твайлайт!!!

* * *

Апекс Прайм нервно прохаживался из угла в угол.

— Ничего не понимаю, — рассуждал он, глядя перед собой. – Я ведь давно живу в этом доме, не раз просвечивал его всеми возможными заклятиями… Почему я прежде ни разу не замечал ЭТОГО?!!

Спайк снова засунул голову в тумбочку и вгляделся в глубину таинственной вертикальной шахты, дно которой терялось в темноте. Изнутри тянуло сырым подвальным духом.

— Хм… Даже не помню, когда я в последний раз пользовался этой развалюхой, — сказал Спайк, и его голос эхом прокатился по туннелю. – Привык, что она тут стоит – и всё… Но ничего нужного ни разу оттуда не брал, всё в других местах находил.

Твайлайт потеснила его и тоже заглянула внутрь тумбочки, подсвечивая рогом.

— Любопытно, — проговорила она. – Я готова сказать то же самое…

Она напряглась, формируя из светящегося рога узконаправленный мощный луч света, и осветила дно земляной кишки, лежавшее не так уж и глубоко.

— Апекс, здесь нет следов каких-либо маскирующих заклятий… Здесь вообще нет никаких следов магии! Действительно, почему мы ни разу не замечали этой штуки?

Единорог задумчиво потёр подбородок:

— Может, всё дело в крышке?.. Я имею в виду дно тумбочки – оно же закрывало вход в это подземелье… И где это дно теперь?

Твайлайт пристальнее вгляделась вниз, но ничего необычного не увидела. Просто ход, прорытый в твёрдой глинистой земле, всё ещё удерживающей форму. О каком таком дне сейчас говорил Апекс?..

— Думаю, нам стоит спуститься и посмотреть…

Спайк и Апекс ошеломлённо замерли.

— Эм… Не уверен, что это хорошая идея, — почесав в затылке, сказал дракончик. – Сейчас ночь и всё такое… И лучше бы позвать девочек – чем нас больше, тем лучше ведь…

Он боязливо поёжился, а жеребец-герой нахмурился.

— Если кому-то и стоит туда спускаться, то только не кому-то из вас! — Апекс решительно оттеснил Твайлайт от тумбочки.

Единорог оценил расстояние до дна шахты и затем с готовностью опустился в неё спиной вперёд, цепляясь передними ногами за край. Глубина подземного хода составляла не более одного этажа, эту дистанцию можно было преодолеть и обычным прыжком. Если что-то пойдёт не так… с ним вся его магическая сила и активная поддержка Твайлайт. Апекс приготовился прыгнуть и встретился глазами с ученицей Селестии, которая подошла к нему вплотную и смотрела на возлюбленного с беспокойством.

— Будь осторожен, — сказала она и коротко, но горячо поцеловала Апекса в губы.

Не теряя больше времени, жеребец отпустил край шахты и скользнул вниз.

Как только его копыта коснулись дна, Апекс ярко осветил рогом всё вокруг и торопливо огляделся.

За его спиной была обычная земляная стена. А вот впереди, как раз под полом библиотеки располагалась обширная комната с высоким потолком. Стоило Апексу сделать несколько шагов, как что-то загремело на полу, задеваемое его копытами. Он посмотрел вниз, и глаза его удивлённо расширились.

Весь пол был усыпан… фигурками из папье-маше в форме сердечка, неровными буграми выделяющимися под слоем покрывавшей пол вековой пыли! Апекс наклонился, внимательно вгляделся в одно, другое… Действительно! Сомнений быть не может – сердечко вылеплено вокруг канцелярского стакана для ручек, а на передней части каждого красуется переплетение кьютимарок его и Твайлайт! Многие из фигурок потемнели и выцвели от времени, покрылись пылью и паутиной, словно были сделаны много лет назад.

Апекс озадаченно нахмурился. Эти трогательные поделки Пинки Пай дарит им с Твайлайт только второй раз… нет, точно не больше! Да, их отношения зародились не с первой встречи, но вряд ли это удлиняло их знакомство более чем на пару-тройку месяцев. Апекс мимоходом просветил валяющиеся на пыльном полу, опутанные паутиной поделки в нескольких световых спектрах, но ничего необычного не заметил. Это был самый обычный хуф-мэйд, изготовленный земным пони без применения какой-либо магии. Химический анализ позволит определить их возраст… Но, Дискорд тебя побери, что это за чертовщина?!!

Апекс прошёл вглубь комнаты, то и дело чихая от поднятой его движениями пыли. Вряд ли в этой комнате кто-то жил – слишком уж тут было пыльно и неухожено. Пыль лежала здесь нетронутыми слоями, и оглянувшись, Апекс мог увидеть, какие чёткие следы в ней оставляет. Пыль покрывала невысокий журнальный столик, пару высоких, рассчитанных явно на двуногих существ стульев и… широкую кровать у противоположной от входа стенки. Взгляд Апекса скользнул вдоль стены – да здесь даже окно имелось! Единорог подошёл ближе к подоконнику… и чего это он так высоко? Что за великану было бы здесь комфортно?! За окном, однако, ничего не оказалось: это была всего лишь имитация, и по другую сторону стекла имелась только толща земляной тверди. Как только стекло устояло?

Сзади что-то с шорохом осыпалось, и Апекс подскочил на месте, резко разворачиваясь ко входу в комнату. Но это была всего лишь Твайлайт, которая последовала за ним. Коротко глянув на Апекса, убедившись, что с ним всё в порядке, она недоумённо обвела глазами странную комнату. Так же как и Апекс, она при первом же шаге споткнулась о рассыпанные по полу пресс-папье и удивилась ещё больше, подняв одно из них на уровень глаз. Жеребец ещё раз настороженно оглядел комнату на предмет возможных угроз и даже глянул на потолок, отмечая на нём наличие затейливой люстры с электрическими лампочками.

— Что всё это значит? – спросила Твайлайт и подошла ближе, занимая место рядом с Апексом.

— Хотел бы я знать…

Выцветшие обои на стенах, истлевшие, зияющие дырами занавески на фальшивом окне, тумбочка, как две капли воды похожая на ту, что стояла наверху, фанерный шкаф, тёмной громадой возвышавшийся в углу… Апекс подошёл к нему, заглянул внутрь, обнаружил там груду непонятного грязного тряпья, в котором не возникло ни малейшего желания рыться. Закрыв дверцу шкафа, Апекс вгляделся в стену рядом, затем протянул копыто и смахнул с неё клубы пыли.

Дверь!

Высоченная, словно во дворце дверь – как раз под стать высокому потолку. Круглая вертящаяся ручка, замочная скважина, по ту сторону которой царила тьма… Просветив дверь магическим рентгеном, Апекс разочарованно выдохнул: эта дверь тоже была всего лишь имитацией, и за ней была всё та же толща самого обычного эквестрийского грунта. Кроме того, замок был заперт, ключа у них с Твайлайт не было, да и открытие двери наверняка будет чревато «затоплением» помещения землёй.

— Апекс…

Дрожащий голос Твайлайт вызвал у жеребца тревогу. Фиолетовая пони-единорог стояла, забросив передние ноги на стол, и выглядела так, будто, смахнув пыль, увидела как минимум чьё-то чужое отражение в лакированной поверхности столешницы… Апекс, оставаясь начеку, подошёл к столу, и Твайлайт левитировала перед ним странный маленький предмет.

— Что за…

Апекс нетерпеливо перехватил своей магией пластиковую фигурку, пристально в неё вгляделся, чувствуя, как новые вопросы неумолимо вливаются в голову подобно текущей по жёлобу струе расплавленного металла. Странная маленькая игрушка представляла собой… точную копию Твайлайт Спаркл! Очень точную, буквально фотографически! Хотя не совсем – кьютимарка по чьему-то неведомому замыслу имелась только с одной стороны. И всё. Никакой магии, никаких чар, никакой порчи – даже никаких колдовских материалов. Всего лишь капля ядовитого пластика, отлитая и раскрашенная в виде главной пони в жизни Апекса Прайма. Что всё это значило???

Твайлайт между тем продолжила изучать стол и, сдув пыль, подобрала лежавший на лакированной поверхности листок бумаги, пожелтевший и изогнутый волнами от времени. Чернильные линии чужого послания тоже в некоторых местах растворились или осыпались, но эти повреждения были незначительны, и потому письмо было полностью читаемо. Твайлайт вчиталась в первые строки, вопросительно глянула на Апекса и, убедившись, что он приготовился внимательно слушать, начала читать вслух с самого начала…