Автор рисунка: Stinkehund
Часть команды - часть корабля Лед

Начало конца

Иии, я вернулся. Опять...
К сожалению, я потерял свой ритм, который задал летом, и дело тут не в начале универа. Ну, может и в нем, но скорее косвенно.
Ладно, кажется я наконец адаптировался. С сегодняшнего дня возвращаюсь к регулярной работе над фанфиком, пора уже закончить эту партию. Все по миду, как говорится.
К сожалению я не смог выполнить своего обещания закончить фанфик к осени, за что я прошу прощения перед всеми вами. Там не было никаких внезапных обстоятельств, ни каких помех и была просто куча возможностей закончить все в срок. Возможностей, которыми я не воспользовался.
Ладно, не будем о грустном. Встречайте, новая глава этого безумного кроссовера, "Лицо под маской"!

Оставшаяся часть плаванья прошла в угнетенной атмосфере. Почти треть пони, отправившихся в плаванье, сейчас покоилась на дне океана, а оставшаяся часть была сильно потрепана недавним нападением. Когда Маэльрун был повержен, Блу Лагун хотела организовать поиски уцелевших, но была остановлена Юрнеро. Многих пони шокировало это решение, на что пегас в маске ответил:

— Они ждали нас. Скорее всего, они быстро поймут, что нам удалось выжить и направят все силы на берег. У нас есть несколько часов, чтобы успеть высадиться и укрепить позиции, нельзя терять их.

Твайлайт хотела возразить, но Ланая не дала ей выступить, заверив, что это единственно верное решение. Принцесса дружбы не могла понять, почему герои не хотят даже попытаться найти своего друга, но все же удержалась от возражений.

Через пару часов корабли приблизились к берегам Старых Королевств. Воздух заметно остыл, от чего большая часть экипажа начала мерзнуть, и пришлось доставать теплые вещи, которых хватило далеко не на всех.

Приблизившись к берегам на расстояние нескольких сотен метров, корабли встали на якорь. Спустив шлюпки, часть пони высадилась на берег, а оставшаяся осталась на кораблях, чтобы в случаи нападения обеспечить поддержку корабельными орудиями.

— Поверить не могу, — произнес Дейвион, выходя на берег. – Мы сделали это. Скоро все решится.

— Будем надеяться, что наш план сработает, даже не смотря на сложившиеся обстоятельства, — сказал Шайнинг Армор, неспешно осматривал местность, вынимая Дагон из футляра и убирая его во внутренний карман плаща.

— Надежда умирает последней, — хмуро произнес Джаггернаут.

Расходясь по берегу, пони начали стремительно возводить укрепления, занимая позицию. Место, где они высадились, напоминала обоюдоострый клинок. Берег представлял собой овраг с отвесными стенами, и подняться наверх можно было только по небольшому ущелью, наверху которого и располагалась бывшая столица единорогов, в замке которой сейчас, предположительно, находился Остарион. Этот единственный проход был недостаточно широким, чтобы через него могли быстро перебраться несколько пони, пришлось бы выстраиваться длинной шеренгой, оказываясь в крайне невыгодном положении.

— Итак, — Твайлайт вышла вперед, внимательно смотря на героев. – Что будем делать дальше?

— Пойдем небольшой группой, — ответил Дейвион. – Когда выберемся на ту сторону, нужно будет зачистить местность, после чего прорываться к замку. Сразу нестись туда нельзя, нам банально зайдут в спину. Эх, Кунка бы сейчас пригодился.

— Вы так легко говорите о его смерти… — фиолетового аликорна буквально трясло от злости и негодования. – Он же был вашим другом! Неужели вам просто наплевать на его смерть?!

Троица героев молча посмотрела на Твайлайт, после чего Ланая подошла к принцессе дружбы, и тихо произнесла.

— Нам и раньше доводилось терять соратников. Во время войны с Остарионом, множество наших друзей и союзников погибло, сражаясь за наш мир. Траксэс, Кардел, Хускар, десятки тех, кого мы звали друзьями. Для тебя это просто имена, для нас же это те, благодаря кому мы все еще живы.

— Когда мы попали в этот мир, — продолжил Дейвион. – Нас было всего четверо. Четверо! И мы понимали, что нам все равно придется сразиться с Остарионом, и что далеко не каждый выйдет из этого боя живым. Но за все это время, что мы провели тут, в вашем мире, мы сплотились гораздо сильнее, чем у себя дома. Пожалуй, мы действительно начали считать, что сможем одолеть его без потерь. И вот теперь, нам напомнили, что в жизни все иначе.

— Смерть Кунки для нас огромное горе, это так. Но это так же и напоминание нам, зачем мы сражаемся.

Твайлайт медленно отошла назад, не отрывая взгляда от фиолетовой единорожки. Принцесса дружбы поняла, какую больную тему задела.

«Они действительно сильны» — пронеслось у неё в голове, — «Пережить такое, и сохранять спокойствие. Смогла бы я выдержать все это, не потеряв рассудок?».

Опустив голову, аликорн молча отошла. Осмотревшись по сторонам, Твайлайт заметила своего брата и Блу Лагун, о чем-то негромко, но очень напряженно переговаривающихся. Подойдя ближе, принцесса дружбы услышала фрагменты разговора.

— Положение критическое. Если мы что-то быстро не сделаем, то это будет нашим концом, — едва ли не шептал адмирал.

— Я понимаю, но наша приоритетная цель, это Остарион. Ваши матросы знали, на что идут.

— И вы просто оставите все как есть?!

— Повторяю, Остарион наш приоритет. Вначале нужно заняться им, а уже потом, если повезет, решить вашу проблему.

Что-то сказав, Блу Лагун взмахнула крыльями, и полетела на корабль. Лицо пегаски буквально закипало от злости. Подождав, пока адмирал отлетит на достаточное расстояние, Твайлайт подошла к брату.

— Шайнинг, о чем вы с ней говорили? Что за критическое положение?

— Так ты все слышала, — белоснежный единорог с грустью посмотрел на сестру. – Хорошо, я буду с тобой откровенен. У нас кончается еда.

Не веря своим ушам, Твайлайт попыталась что-то сказать, но Шайнинг остановил её жестом.

— Мы потеряли больше половины кораблей. И, как бы цинично это не звучало, к сожалению, спаслось слишком много народу. Самое обидное, что большая часть уцелевших с потопленных кораблей – раненые, — тяжело вздохнув, единорог продолжил. – Мы подсчитали, насколько хватит наших припасов. Два дня. И ладно если бы речь шла только о еде, воды тоже немного. Неизвестно, сколько дней мы тут проведем. Путь обратно займет примерно шесть дней.

— Но мы же добрались сюда за три! – непонимающе сказала аликорн.

— Нам создали попутный ветер, и держали его ровно столько, сколько могли. Тут условия куда хуже, а на обратном пути нас никто встречать не будет.

— Значит, — Твайлайт отвела взгляд, смотря на членов команды, возводящих форт. – Шансов вернуться живыми, почти нет.

...

Строительство форта заняло пару часов, и окончание работ над ним означало начало нападения. Шайниг Армор отдал приказ собрать три отряда сопровождения, которые должны помочь героям занять обратную сторону ущелья, после держать контроль над городом. Юрнеро пояснил, что в бою против Остариона они принесут скорее вред, чем пользу, поэтому в замок было решено пойти лишь впятером, оставив остальные силы у входа.

— Черт, я надеялся, что будет больше народу, — сказал Дейвион, осматривая собравшихся пони, которых едва ли насчитывалось на две роты.

— Нападение того монстра сильно спутало нам карты, — кивнул Шайнинг Армор. – Тем не менее, это лучшие, кого мы смогли найти. Они выполнят свою задачу, можете не сомневаться.

— Если это так, — произнесла Ланая, выходя перед солдатами. – То просто делайте то, чему вас учили, и делайте это хорошо. Справитесь – мы все сможем вернуться домой.

— Выступаем, — выкрикнул Юрнеро, первым заходя в ущелье.

...

— Так значит, он все-таки не справился с задачей, — угрюмо произнес Остарион, наблюдая с балкона за выходящими из ущелья пони, во главе с героями. – Печально.

— Мой повелитель, а как вы вообще смогли переманить его на нашу сторону? – спросил Варлок, не отрываясь от чтения дневников.

— Это было проще, чем ты думаешь. Первоначально он отказывался, но услышав всего лишь одно имя, тут же переменил свое решение. В завершении всего, я пообещал ему это, — рог призрачного аликорна охватил зеленоватый туман, после чего в воздухе появилась небольшая шкатулка.

Открыв её, Дэмног удивленно посмотрел на зеленую сферу, лежащую в нем. Она была размером с хрустальный шар, какие обычно используют гадалки, и буквально излучала магию, наподобие кровавого камня. Единорог знал, что за артефакт лежит перед ним, но он и понятия не имел, что все это время, столь мощное оружие было в руках Остариона.

— Возьми это, — произнес король призраков. – Оно понадобится в бою.

— Мы собираемся напасть на них сейчас?

— Не совсем. Я знаю, с кем имею дело, и не собираюсь повторять старых ошибок.

— Что же вы предлагаете?

Остарион усмехнулся, после чего повернулся к Дэмногу.

— Одевайся потеплее, — с этими словами, за спиной аликорна появился Старсвирл.

«Дьявол, куда же меня занесло?» — злобно пронеслось в голове драконьего рыцаря, когда он прошел мимо очередного зала, скованного льдом.

Когда герои вместе с отрядами сопровождения вошли в город, они не встретили никакого сопротивления со стороны мертвых. Бывшая столица единорогов буквально раскрыла перед ними все свои двери, а замок, возвышающийся среди остальных зданий, так и манил войти в него.

Несколько первых улиц, пони прошли без проблем. Несмотря на нависшее чувство угрозы, они не встретили никакой засады, или магической ловушки. Город словно вымер, хотя технически, так оно и было.

Однако когда герои прошли примерно половину своего пути, поднялся сильный ветер, превративший небольшой снегопад в настоящий буран. Видимость вмиг стала нулевой, а любые выкрики пони безвозвратно тонули в завываниях ветра.

Когда буря стихла, Дейвион обнаружил себя в совершенно другом районе города, в окружении

ледяных стен, возвышающихся едва ли не под самое небо. Попытка растопить их огненным дыханием не дала никакого эффекта, и перелететь через них было так же невозможно. Осознав, в какую ситуацию он попал, драконий рыцарь мысленно выругался, и пошел по единственному доступному пути, который быстро вывел его к воротам замка.

Подготовленная западня была слишком очевидна, что бы её не заметить, но и шансов обойти её так же не было. Прицепив меч к наручням, земнопони в латах вошел внутрь.

— Все живы?! – выкрикнула Ланая, подбегая к своему отряду сопровождения.

Попавшись в ту же самую ловушку, что и остальные, пси маг очутилась во внутреннем дворе замка, о чем говорили отвесные стены, окружающие их, и сама обитель Остариона, возвышающаяся перед ними.

— Кажется да, — проговорил темно-коричневый земнопони, подходя к единорожке. – Но что это было?

— Нас заманили в пространственную воронку, — ответила Пси-маг, осматривая остальных пони. – Такого я точно не ожидала. Тяжело это признавать, но мы отрезаны от остальных.

— И как нам выбраться? – выкрикнул пегас, одетый в броню лунных стражников.

Повернув голову, Ланая указала копытом в сторону замка.

— Придется идти туда, куда нас заманивают.

Пони начали перешептываясь между собой, и хотя самих слов слышно не было, в их голосах довольно четко прослеживался страх и недоверие.

— Тут раненые, — внезапно послышался чей-то выкрик.

Обернувшись на голос, единорожка увидела четырёх пони, истекающий кровью в десяти метрах от них. Один из них, заметив Ланаю, попытался что-то сказать, но вместо слов получился лишь тихий хрип, за которым тут же последовал кровавый кашель.

К раненым тут же начали сбегаться остальные пони. Ланая сделала шаг вперед, но внезапно заметила доспех Клаудсдейла на одном из пострадавших, возле которых уже собралась почти вся группа сопровождения.

«Мы же не бранли никого из Клаудсдейла…», — пронеслось в голове девушки.

Осознание происходящего подействовало на единорожку словно ведро ледяной воды.

— Н… нет… — послышался голос другого раненого. – У… ухо…

— Это ловушка! – выкрикнула Ланая, но было уже слишком поздно.

Слова девушки утонули в кровавом взрыве, и паническом крике остальных пони.

— Та-да! — до ушей единорожки донесся знакомый голос, слышимый ею лишь однажды, но запомнившийся навсегда.

Наложив на себя магический барьер, девушка приготовилась к бою.

— Какого черта? – тихо произнес Дейвион, входя в одну из жилых комнат дворца, внутри которой на постаменте лежал гравированный браслет, по размерам напоминающий его наручни. Постамент был окружен разнообразными рунами, внутри которых лежали светло-зеленые кристаллы, пульсирующие, словно маленькие сердца.

Помимо этого, в комнате находилась кровать, на которой определенно недавно спали, небольшой стол с провизией, состоящей из танго и пары консервных банок, небольшая седельная сумка и темный плащ, похожий на тот, что носила…

— Мортред?! – невольно вырвалось у драконьего рыцаря.

Быстро закрыв себе рот, земнопони выглянул в коридор и прислушался. К счастью, его крик похоже остался неуслышанным, поэтому со спокойной совестью, Дейвион вновь зашел внутрь.

Открыв седельные сумки, Дейвион извлек из них несколько небольших кинжалов, пару склянок с бесцветной жидкостью, компас и различные лекарства, которые он не раз видел в полевых стационарах.

Внимательно осмотрев вещи, драконий рыцарь повернул голову в сторону постамента. Только сейчас он заметил то, что браслет чем-то напоминает скорпиона, раскрывшего свои клешни, словно готовясь к атаке. Артефакт буквально манил рыцаря к себе, и, не в силах сопротивляться этому зову, Дейвион взял его в копыта. Догадываясь, что перед ним находиться не простое украшение, рыцарь полукровка решил не оставлять найденную вещицу врагу, и аккуратно надел его поверх наручня, на котором крепился его меч.

В ту же секунду, Дейвион понял, что совершил ужасную ошибку.

Внутренняя сторона Сатаника пробила доспех на копыте, на пару секунд впиваясь драконьему рыцарю в ногу. По всему телу прошлась ужасная боль, от которой хотелось кричать, но парализованное тело рыцаря не могло даже дышать.

Все закончилось так же быстро, как и началось.

Обессиленно упав на пол, Дейвион услышал в своей голове жуткий, но в тоже время чарующий голос.

— Теперь, наш договор подписан.

Поднявшись на ноги, драконий рыцарь с удивлением заметил, что боль не только прошла, но и сменилась легкостью, которой он ещё никогда не испытывал. Все тело буквально светилось от полученной силы, и Дейвион чувствовал, что способен свернуть горы.

«Возможно это и была ошибка… но сейчас уже ничего не изменишь».

— Остарион! Я иду за тобой!

— Я так не думаю, — послышалось со стороны двери.

Обернувшись, рыцарь успел заметить единорога в мантии, прежде чем перед ним возникло двое демонов. Один из них тут же замахнулся, и одним ударом пробил Дейвионом стену, за которой находился просторный зал высотой в два этажа.

Быстро поднявшись на ноги, драконий рыцарь осмотрел поле боя.

«Что ж, сойдет», — подумал он.

Через мгновение, земнопони в латах утонул в огненной вспышке, на месте которой материализовался черный дракон.

— Иди сюда, старик! – выкрикнул Дейвион, посылая в пробитую им дыру поток льда.

В тот же момент, дракон вновь услышал звук удара посоха. Под ним тут же появилась пиктограмма, из которой вылезло еще два демона, отгоняя Дейвиона от дыры. Попытавшись укусить одного демона, дракон-полукровка почувствовал обжигающий жар, от плоти демона, за которым последовало странное чувство облегчения. Разжав зубы, Дейвион с удивлением заметил, что они почти не пострадали, хотя боль все еже давала о себе знать.

— Бедный мой мальчик… — произнес выходящий единорог в рясе, за которым следовало первые два демона. – Ты даже не представляешь, во что ввязался. Ты умрешь, независимо от того, победишь меня, или нет.

— Ну это мы еще поглядим, — усмехнулся Дейвионв, вновь бросаясь в бой.