Автор рисунка: MurDareik
Начало конца Пламя

Лед

Скучали?)
Размер главы стал меньше. Это не просто так, для этого есть причина. Несколько следующих глав будут выходить примерно в таком же формате.
Хорошая новость. Прода выйдет к концу этой недели, или началу следующей. Мы вышли на финишную прямую!
Комментируем, ставим лайки, это сильно мотивирует на дальнейшую работу!)

Кантерлотский стадион был заполнен пегасами в синей форме. В связи с вторжением короля мертвых, Селестия отдала приказ на возврат Вондерболтов к военному формированию и подключению их резерва и студентов академии. Они должны были стать первоклассными летунами особого назначения, способные выполнять самые различные задачи, как во времена своих основателей. Однако все оказалось не так просто. Из-за реформ, коснувшихся этой организации за несколько веков, качество обучения пегасов несколько упало. Теперь военную подготовку проходили лишь непосредственные члены Вондерболтов, в то время как резерв и студенты вообще не посвящались в эту деталь. Почти все жители Эквестрии были уверены, что современные Вондерболты – лишь спортивная группа, не больше. И сейчас они, как и кандидаты в эту организацию, должны были понять – это не так.

— Выше, Эйс, выше! – кричала Рейнбоу Дэш, летя параллельно с шеренгой из двадцати одного пегаса. – Команды спускаться не было!

Запыхавшийся пони обессиленно посмотрел на голубую пегаску. Они летели уже второй час без перерыва, из-за чего большая часть группы еле держалась в воздухе. Однако Дэш всем своим видом давала понять, что не потерпит возражений.

Хотя выносливость и не была сильной стороной Элемента Верности, она все равно прикладывала все усилия, чтобы увеличить свои данные, и быть живым примером ради группы пегасов, которую ей доверили. Ради тех жизней, за которые она теперь была в ответе.

24 часа назад

— Что простите?! – шокировано выкрикнула пегаска, стоя перед лидером Вондерболтов.

— До нас дошли слухи о том, что ты учила летать одного из героев Эквестрии, — спокойно ответила Спидфаер, сидя в просторном кабинете офиса Вондерболтов. – Плюс, ты являешься одной из лучших членов нашего резерва, а список твоих достижений состоит из таких вещей, о чем обычно в комиксах печатают, а тут они еще и реальны. И, конечно же, ты носитель элемента Верности. Так что, выбор был очевиден.

— Первое, тренировать Юрнеро меня попросил Кунка, и это случилось только потому, что мы с ним уже были знакомы, не больше. Второе – если я в резерве, то разве я сама не должна пройти подготовку?

— Технически – да, — кивнула Спидфаер. – Но будем честны – тебе она не нужна. Ты и так владеешь практически всеми навыками, которые необходимы для ведения боевых действий. И не пытайся отрицать это, твое полное досье и личные рекомендации дала нам сама Принцесса Селестия.

Дэш обреченно посмотрела на пол. Похоже, выбора у неё особо не было.

— Если честно, я не понимаю, почему ты не хочешь этого? – неожиданно, взгляд ярко-желтой пегаски стал гораздо мягче, чем пару мгновений назад. – Мы предлагаем тебе такие же права и условия, что и полноценному члену Вондерболтов. Мы доверяем тебе, и если наше доверия оправдается, ты гарантировано получишь свое место в нашей команде. Я думала, что ты хочешь этого.

— Хочу, но…

Дэш вспомнила их последнюю тренировку с Юрнеро. Они оба чуть не погибли, а когда появилось то облако...

В тот день, в Рейнбоу Дэш что-то сломалось. Хотя скорее, что-то встало на свое законное место. Впервые за всю свою жизнь, она поняла, насколько она беспомощна. Если бы Джаггернаута не было рядом, она могла умереть.

«Но если ты сейчас потеряешь голову, то погибнет гораздо больше» — слова война острова Масок эхом отразились в сознании Рейнбоу. Через секунду пегаска приняла решение.

— Я согласна!

Сейчас.

 — Последний круг! – выкрикнула Дэш, оглядываясь на запыхавшихся студентов.

Она ожидала услышать облегченные стоны, какие обычно звучали в академии после окончания тяжелой тренировки, но сейчас никто из пони ни издал ни звука. Пегасы лишь тяжело взглянули на своего лидера, и с обреченным видом продолжили лететь дальше.

— Это что за кислые лица! – раздраженно выкрикнула Рейнбоу. – Если сию же секунду я не увижу на ваших мордах вселенскую радость, накину еще десятку кругов!

Как ни странно, это подействовало.

— Ааа, хорошо, — облегченно произнесла Дэш, выливая себе на голову бутылку питьевой воды.

— Значит, ты теперь глава отряда Вондерболтов, так? – спросила летящая рядом Флаттершай.

— Ну, можно сказать и так. Теперь количество Вондерболтов составляет почти восемьдесят пони, большую часть которых надо вытянуть на новый уровень за сжатые сроки. Это порочили двум Вондерболтам старого состава, а именно Сорину и Флитфут, и, как ни странно, мне.

— Но ты же сама в резерве, — удивленно произнесла светло-желтая пони.

— Судя по всему, это ненадолго, — усмехнулась Рейнбоу.

Подруги неспешно летели в сторону Кантерлотского замка, освещаемые заходящим солнцем. Обычно никогда не спящий город сейчас медленно погружался в дрему. Практически все пони расходились по домам, за исключением стражников, количество патрулей которых лишь увеличилось, и нескольких восстановленных больниц города, выполнявших свою священную миссию без сна и отдыха.

— Знаешь, я очень беспокоюсь о них, — тихо произнесла Флаттершай.

— Ты сейчас о Твайлайт и Шайнинг Арморе?

— Не только. Я так же говорю о Юрнеро, Ланае, Дейвионе и Кунке. Последнее время я все больше думаю о них.

— Эй, эй, Флати, — Рейнбоу Дэш подлетела поближе, и повернулась к подруге лицом. – Все будет хорошо. Такие, как они, нигде не пропадут.

— Да, но… у меня плохое предчувствие, — Флаттершай отвела взгляд куда-то в сторону. – Надеюсь, все обойдется.

— Не переживай, они справятся, вот увидишь, — улыбаясь произнесла пегаска, вновь подлетев к лицу элемента Доброты.

Посмотрев в глаза Рейнбоу, Флаттершай на секунду задумалась, после чего улыбнулась, и кивнула головой.

«По крайне мере, я на это надеюсь» — пронеслось в голове Дэш, — «Будь осторожен, Юрнеро».

— Что за… — шокировано произнес пегас в маске, оглядываясь по сторонам.

Когда безобидный снегопад превратился в натуральную снежную бурю, Джаггернаут инстинктивно прикрыл глаза. Через секунду все звуки затихли, а переулке через который проходила ударная группа остался лишь он один. Выхватив меч, Юрнеро быстро взлетел на крышу одного из зданий, ожидая нападения призраков из засады. Однако ничего не произошло.

«Что они задумали?» — подумал про себя воин острова Масок.

Решив не оставаться на открытом пространстве, Юрнеро вновь нырнул в переулок, но приземляться на ноги не стал, удерживая высоту в полтора метра над землей.

Помня главную цель своей миссии, Джаггернаут полетел в сторону замка. Несколько минут прошли довольно спокойно, как он почувствовал резкую боль в торсе, словно к нему прикоснулись горящим поленом. Вслед за этим последовал удар по спине в области левого крыла, отчего пегас упал на землю.

Быстро вскочив на ноги, Джаггернаут резко обернулся, ища взглядом противника. Не обнаружив такого, пегас быстро взлетел в воздух, и, придерживая рукоять меча головой, достал из сумки небольшой кулек, после чего тут же подбросил его, и разрезал клинком. Из маленького мешочка посыпалась блестящая пыль, охватывающая собой почти всю улицу под Джаггернаутом.

Опустив глаза, Юрнеро вновь попытался найти атаковавшего его, но все так же безрезультатно. Небольшое удивление тут же превратилось в настоящий шок, когда во рту пегаса почувствовался огненный жар.

Крик боли пронесся по призрачному городу.

— Это тот о ком я думаю? – тихо прошептал Шайнинг Армор, поворачиваясь к своей сестре.

— Да. Это он, — медленно кивнула головой Твайлайт.

Перед ними стоял бледный единорог с бородой, кончиком касающейся земли. В окружении него были ледяные статуи пони и грифонов, среди которых узнавались члены их группы сопровождения.

Когда их отряд вышел из магического бурана, они оказались на территории какого-то палаточного лагеря, окружённого высоким забором с подставками для кристаллов с внутренней стороны. Быстро перегруппировавшись, пони отправились на поиски выхода, так как единственные ворота, видневшиеся практически из любой точки лагеря, оказались заморожены льдом, попытки растопить который закончились полным провалом. Даже объединенные усилия всей группы не помогли, заклинания просто тонули в прозрачной поверхности, не давая ни каких намеков на успех.

Во время поисков часть группы, включая Шайнинг Армора, поразило необъяснимое явление, от которого несколько пони потеряли равновесие. У всех было одно и то же: обжигающая боль в районе живота или груди, и тут же, более глухая, но все же сильная, в левой части спины.

Как только пони начали понемногу приходить в себя, перед ними возникла темная фигура единорога, от которой исходил леденящий холод, чувствовавшийся даже в местном климате. Через мгновение, рог единорога засветился, и из него вылетел черный туман, охвативший группу. Защитное заклинание Твайлайт успело закрыть собой лишь её вместе с братом, остальных же ждал ледяной гроб.

«Где пегас в маске?» — прозвучал голос в головах брата и сестры, — «Моим противником должен был быть он».

— Он про Юрнеро? – спросила Твайлайт, смотря на хмурого Шайнинга.

«Да, где он?» — вновь прозвучал тот же голос.

— Мы не знаем, — ответил белоснежный единорог. – Мы разминулись в том переулке.

Старсвирл еще несколько секунд стоял перед ними неподвижно, после чего повернул голову в сторону замерзших врат.

«Тогда мне нужно найти его. Однако, в начале мне придется заняться вами».

— В рассыпную! – выкрикнул Шайнинг.

Рог древнего мага вновь засветился, создавая в воздухе серебристые тучи, из которых посыпались крупные куски черного льда. Едва коснувшись земли, каждый из них разрывался на тысячи осколков, разлетавшихся во все стороны. Их количество было так велико, что вскоре они заполонили весь лагерь, и разглядеть сквозь их завесу было просто невозможно. Они уничтожали все: палатки, стены, статуи, недавно бывшие живыми существами. Однако ни один из них не коснулся Старсвила. При приближении к нему, они просто испарялись, не причиняя магу никакого вреда.

Когда все закончилось, чародей осмотрел плод своих творений.

Большая часть лагеря была стерта с лица земли, а на её месте виднелся лишь черный как уголь снег. Повернувшись в сторону выхода, единорог сделал пару шагов, после чего неожиданно остановился.

Через секунду, он резко обернулся, и посмотрел вверх, создавая перед собой серебряный щит, поглощая два выпущенных луча.

«А вы не так слабы, как я думал» — Пронеслось в голове Твайлайт, парящей на высоте пары десятков метров и удерживающей брата полем телекинеза, пока тот поддерживал окружающий их барьер.

В туже секундe перед лицом аликорна возник ослепляющий шар, а вместе с ним и огромный поток слабости, охвативший её. Твайлайт даже не заметила, как её крылья перестали двигаться, а рог больше не пропускал через себя магию. Через пару мгновений оба пони упали на землю в черный снег.

В ушах принцессы дружбы стоял звон, все тело ныло от полученного удара. Если бы не снег и слабое заклинание её брата, замедлившее их падение, она врятли осталась бы в сознании, если бы вообще не потеряла жизнь.

«Если про снега Амуга ты еще и слышала, то это заклинание я не записывал ни в одну из книг» — хотя голос Старсвила звучал все с той же безразличной интонацией, теперь он едва ли не оглушал аликорна.

Обессиленно посмотрев в сторону, Твайлайт увидела лежащего неподалеку Шайнинг Армора. Единорог все еще был жив, что можно было понят по его тяжелому дыханию. Из-за попытки смягчить их падение его покидали последние магические силы.

— Что с нами произошло? – обессиленно произнесла Твайлайт.

«То, чего боится любой обладатель магии – её лишение»

— Мы не сможем больше колдовать?

«Сможете, но не успеете»

Старсвирл подошел к лежащей на снегу Твайлайт практически вплотную, из-за чего аликорн смогла увидеть его.

Покрытое морщинами лицо безразлично смотрело на неё пустыми зрачками. Из-под рваной шляпы свисали редкие седые локоны, ложившиеся на лоб, и немного закрывали глаза. Борода начиналась с нижней челюсти, из-за чего можно было увидеть сухие губы чародея, не шевелившиеся уже несколько веков.

«Потому что сейчас вы…»

Внезапно голос затих, а единорог сделал несколько шагов назад.

«Это не можешь быть ты!» — на этот раз, голос единорога не говорил, а кричал, — «Неужели ты…»

Неожиданно царящую в лагере тишину нарушил громкий звук, напоминающий удар молнии.

Твайлайт шокировано смотрела на появившуюся в груди единорога дыру размером с копыто.

Обернувшись на звук, она увидела лежащего на боку брата. Рядом с ним в воздухе парил Дагон с голубым кристаллом, из которого исходил яркий свет.

«Ты вернулась сюда… за мной…» — хрипло звучал голос Старсвила.

Взглянув в лицо чародея, аликорн застыла в удивлении.

Древний маг улыбался, глядя ей в глаза.

— Спасибо… Кловер…

С этими словами Старсвирл Бородатый упал на снег, покидая мир живых.