Автор рисунка: Stinkehund

Я стоял по пояс в вязкой, бесконтрольно стекающей с меня охровой субстанции. Она будто бы блестела в несуществующем солнце, маняще призывая дать ей обволочь себя полностью. И я поддался. Я с величайшим удовольствием погрузился в эту чуть теплую массу. Она была моим всем. Она была моим всем и без нее я не смыслил больше себя.

Как иронично. Сколь мало времени требуется, дабы в миг переосмыслить все свои ценности. Как не важно время в этой конструкции, но важен предмет основы. Фундамент, в котором я сейчас безвозвратно тонул.

***

 

Какое-то время он бездвижно стоял, подогнув некие конечности и безучастно смотря в никуда. Его иссушенное подобие глаз, казалось, просто неспособно было более видеть. Сам вид этого… “существа” вызывал сотни и сотни вопросов. А если сам Дискорд задавался чем-то настолько упорядоченным, как вопросы, то страшно было представить состояние принцессы Селестии. Она, вместе с повелителем хаоса, сейчас стояла рядом с этим странным созданием.

— Так говоришь, он каким-то образом попал в этот твой… хаотический план… а ты вытащил его, да?

Селестия пыталась отследить каждое движение дракониуса, хоть и понимала тщетность своих попыток уловить во лжи НАСТОЛЬКО древнее существо.

— Ага, так оно и было. Этот красавчик попался, как и сотни других до него.

— Сотни других?! И в смысле попался? – Селестию почти что разрывало. Она боялась за своих подданных, боялась за Эквестрию… Это ведь совершенно иная цивилизация! А Дискорд так буднично рассуждает об этом.

Упомянутый же ранее дракониус лишь со скучающим видом сдвинулся с места, обходя невиданное ранее создание по кругу. Спустя пару секунд он произнес:

— Бывает, что подобные ему попадают ко мне. Они… как будто проплывающие мимо острова корабли в бесконечном океане. Неясно, куда и когда они доберутся. Может, цель их и не так уж важна, как сам путь, но…

Дискорд оступился. Замерев на месте, он бросил на принцессу дня совершенно иной, нежели сотни тысяч других, взгляд.

— Раньше я просто игнорировал их. Потом пытался как-то… пытался изменить … Это намного сложнее, чем звучит, но образно говоря я старался изменить их курс. На пару градусов, совсем чуть-чуть. В масштабах одного моего плана это прозвучит смешно, но в долгосрочной перспективе…

Селестия чуть нахмурилась.

— Можешь не делать такой “ути-пути” строгий взгляд – дракониус вернулся к своему обычному состоянию – Я перестал этим заниматься давным – давно. Они до сих появляются, вот я и решил вытащить одного, так сказать, на поверхность.

— Зачем?

Такой краткий вопрос вновь выбил Дискорда из привычной колеи. Он снова застыл, а затем приблизился в все еще глядящему в стену созданию.

— Возможно, узнать их получше? Они уже столько времени бывают у меня “в гостях”, хех. Да и извиниться за “сбитых с курса”. Может тогда мне это и казалось веселым, хоть и быстро наскучило, но теперь…

— Тебе стыдно? – перебила его принцесса дня.

Дракониус не медлил с ответом.

— Давай не будем об этом. Я просто хочу уже дождаться, когда ОН очнется. Перетаскивать существ между пространствами, знаешь ли, довольно сложно. И да, советую тебе отойти подальше. Неизвестно как он от… Ой! Вот! Давай, скорее назад!

Пока Дискорд оттаскивал окоченевшую Селестию, “существо” начало издавать какие-то хрипящие звуки, иногда судорожно подергивая отдельными частями тела, а иногда замирая на несколько секунд.

***

 

Меня выдернули! Лишили всего, что мне было нужно! Того единственного и неповторимого! Я в ярости. Я в ужасе и смятении. Если они настолько жестоки… Мне все еще страшно. По зубам будто льется ледяная вода. Они болят с трутся друг о друга.

Я распахиваю глаза. Свет выжигает их, и я стараюсь как можно быстрее вновь добраться до чего-нибудь. Приблизиться к этому. Разглядеть все те искорки утопающего сознания. Да… Я желаю этого не меньше возвращения.

Первым на очереди был странный прямоходящий зверь. Он слепил, слепил инородным и мерзким светом. Иной была его спутница. Она тоже буквально пылала, заставляя щуриться. Но я не скрывался от этого света, нет… Я поглощал его, пока не стало больно и даже дальше. Мои ладони без моего ведома начали прикрывать хоть какие-то участки тела, но это было еще больнее. Плоть отходила от кости, кость от нерва, нерв от мозга. Мы остались лишь с ним в итоге. Я не хотел быть один. Я бросился к свету. Мало просто смотреть на него, нужно получить нечто большее. Нечто совершенно качественнее!

На секунду мне показалось, что я вновь оказался в том охровом потоке.

***

 

Селестия все еще пыталась отдышаться, мелко дрожа всем телом. Увиденное не вписывалось ни в одни рамки. Дискорд стоял рядом и нахмурившись, все еще сжимал в когтистой лапе кочергу.

Она была такой же издевательски неправильной, как и вся ситуация. Это бесило.

— На него не подействовало мое заклинание! Что… что вообще сейчас произошло?!

Кочерга в лапе дракониуса распалась на несколько десятков пузырьков, после чего он всем телом развернулся к Селестии.

— Они как-то умудряются отвергать магию. Слишком, м-м-м, идеальные для нее? Прости, просто ты не знаешь хаос так, как я, а для меня он интуитивно понятен. Просто ощущаю это, и все. Ох, не нужно снова смотреть на меня “этим” взглядом.

Принцесса вздохнула. Она всеми силами старалась привыкнуть к выходкам Дискорда, но иногда они все же переходят ту невидимую грань. Как сейчас. Это довольно сложно сделать, ибо происходит данное лишь по одной причине.

Дракониус перестает контролировать свое “начинание”.

А значить это может все что угодно.

— Я соберу элементы гармонии, проследи пока за ним – на ходу бросила Селестия – боюсь представить, что он может натворить без присмотра. И сам будь аккуратнее…

Шутливо отдав воинское приветствие, Дискорд все же произнес по итогу:

— А-а… ты уверена в этом? Ну, знаешь, элементы гармонии и существо из плана хаоса?

ОН так и не дождался ответа.

***

 

Прямиком за Селестией спешно семенила вся шестерка кобыл. Их лица выражали изумление, ведь в миг они все вместе появились у Твайлайт перед принцессой, а в следующий уже оказались во дворце. Бросив несколько слов о том, что это срочно, Селестия наказала подругам следовать за ней к тронному залу. Она надеялась, что Дискорд сдержит слово и не оставит одного незваного гостя.

Он во вспышке появился пред ней.

— Так, вы больше не нужны. Возвращайтесь в Понивиль, или куда там. Я даже помогу. Флатти, жди меня на чай как обычно-о-о! – выкрикнул последние слова дракониус, щелчком пальцев телепортируя шестерку по старым местам.

Как только они остались одни, Дискорда будто подменили. Резко осунувшись, он, почти что умоляя, произнес:

— Пойдем.

Залы сменялись коридорами. Коридоры в свою очередь вели к восточной части замка. Это не могло продолжаться вечно в полной тишине.

— Ты отнес его в покои?

Проигнорировав вопрос, Дискорд лишь ускорился.

— Подожди, ответь мне! Что произошло, пока меня не было? Что он сделал?

Её дыхание участилось, когда пришлось чуть ли не бежать за дракониусом. Но наконец он остановился. Рухнул у стенки напротив двери, закрыв лапами глаза. Селестия могла поклясться, что повелитель хаоса плакал.

— Черт, нельзя было позволять тебе своевольничать. Зачем ты вообще отослал элементы?! Сейчас, только подожди, я соберу их, обратно, и мы…

— Нет! – резко прервал её вскрик Дискорда. Их лица теперь были на одном уровне, и это лишь добавляло неправильности в данную ситуацию.

— Это все я. Я виноват во всем! Важна не сколько цель, сколько путь. Процесс. А я… Я убил их! Заставил страдать мириады существ. Им ведь так больно…

Селестия не могла поверить в то, что она видела и слышала. Бред Дискорда… да, чаще всего бред, был всегда безумен лишь в плане дурачества. Он был больше веселым, чем ужасающим. Он был не таким, как сейчас.

— Иди! Сама посмотри на это! А ты еще хотела изгнать его назад… Обратно к ЭТИМ страданиям…

Вновь, чуть подрагивая, Селестия обернулась к указываемой двери. Дискорд так и остался позади, а она сильнее чем обычно надеялась, что это лишь его очередная глупая шутка.

Распахнув дверь и зайдя в покои, она уже не смогла сделать ни шагу назад.

***

 

Черный, желтый, красный и зеленый… Какое многообразие! Какое бесконечное множество оттенков они способны создавать. Волшебно, просто волшебно!

***

Селестия всеми силами старалась отвернуться. Но не получалось. Уже нет. Дикие рисунки на стенах, мебели, полу и потолке. Они завораживали…

***

 

Её свет лишь добавляет им навязчивости! Как идеально. Удовлетворительно. Люди ведь лучше всех приспособляются, да? Ну так я оправдал это! Мною могут гордиться! Я умер не зря, жил не зря, воскрес не зря! Я получил все и даже больше. Конечный итог, финальную точку в процессе.

Ведь что может быть лучше?

***

 

Скрюченное, иссохшее существо приближалось к ней. ОН гнил. Ни как перезрелое яблоко, или разлагающийся труп, нет… Неестественно. Мерзко и бессистемно! Опадающие куски плоти тут же зарастали новыми, сгнивали и опадали вновь. ОН был сплошным круговоротом.

***

 

Она, как всегда, манила. Обжигающе горячая. Это было лучше, чем холод. Лучше всего остального. Если бы мне предоставили выбор, как умереть, я бы не раздумывая предпочел бы вечность с этим прекрасным созданием. Сгорая в этих белоснежных лучах… М-м-м…

***

— Э-эт-то… это ужасно!

***

 

— Нет. Это прекрасно.

Комментарии (4)

0

Непонятно. Слишком быстрый метаболизм? Год за секунду, потом смерть и возрождение? Или что?

Darkwing Pon
Darkwing Pon
#1
+1

Не то чтобы не возникло других вопросов, но этот, пожалуй, главный: так о чём фик?

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#2
+2

Насколько я понял. Есть некое измерение, а-ля Варп только в роли бога там Дискорд. Люди, умирая попадают в это измерение. Из-за какой-то эволюционной особенности даже после смерти люди в состоянии приспособиться к хаосу этого измерения. Дискорд выдернул парня из измерения, но человеческая физиология либо слишком изменилась за время, прошедшее в измерении, либо не приспособлена к вселенной Эквестрии. Сам процесс приспособления выглядит как непрерыаное гниение и регенерация. В целом рассказ выглядит незавершённым.

Abys
#3
0

В целом, вы оказались ближе всех к истине. Я отталкивался от теории "всего и ничего" после смерти. План хаоса Дискорда — лишь один из множества на пути. Гниение и регенерация же — это больше аллегория. Не понимаю, что к ней все так пристали, есть ведь и более броские места. Оно обозначает разрыв сознания. Искажение восприятия, если так будет яснее. Человек, как создание, привязан к своему разуму, что путем различных органов чувств проясняет окружающее пространство. Вытащив человека в Эквестрию, Дискорд, по сути, вкинул его в совершенно другое место, к которому человек не имел никогда никакого отношения. Его разум не понимает: мертв он, или же жив?

Если возможно подвести какой-то "глубинный" смысл написанного мной, то это, скорее всего, была бы идея зависимости всех нас от столпов, на которые опирается наше восприятие. Человек ведь не использует свой мозг на полную, а значит, хоть крайне маловероятно, в запасе находится доля, что способна помочь нам в таких крайних с точки зрения рассудка ситуациях. И необязательно происходящее далее будет доступно восприятию изначальных существ места, куда выкинуло героя. Ведь все завязано именно на нем.

Klark
Klark
#4
Авторизуйтесь для отправки комментария.