Похитители для Пинки

Двое похитителей задумали похитить Флаттершай и взять ее в заложницы. Но по непонятным обстоятельствам в копытах у них оказалась Пинки.

Пинки Пай ОС - пони

Расколотая Гармония

Эта пьеса, написанная в стихах, в скором времени предстанет перед вами на этой театральной сцене, повествую нам о тех давних временах, когда совместное правление Принцесс несло лишь мир, покой и гармонию для всех жителей Эквестрии, а также о том, что произошло в дальнейшем...» Казалось бы, эту историю мы знаем вдоль и поперек, но стоит вам занять ваше место в этом конце зала и внимательно посмотреть на сцену, как перед вами оживут картины прошлого. такого далекого, но кажущегося в то же время таким близким...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Steamwork Equestria / Паровая Эквестрия / Эквестрия-на-Пару

Действие происходит в Эквестрии, где совсем нет магии. Но есть хитроумные машины, которые делают такие вещи, что от волшебства не отличишь, хоть и работают на пару. Почти steampunk, если угодно.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Пересечение миров

2019-й год. Третья мировая война. Используя наработки нацистских учёных в сфере изучения природы порталов, Соединённые Штаты Америки налаживают контакт с миром Эквестрии. Но вместо созидательного пути развития погрязшие в войне и экономическом кризисе поборники демократии выбирают путь открытой военной экспансии. К счастью, находятся среди людей и те, для кого идеалы дружбы и чести важнее собственной наживы. Пусть железом и кровью, но они отстоят право эквестрийцев на независимость и свободу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Звездной тропой

Когда-нибудь придет время каждому пройти между звезд

Другие пони

Хороший день

Хороший летний день в Эквестрии.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Fallout Equestria: Вина Выжившего

Спустя почти 210 лет все верили, что Скуталу, первый дашит, умерла от последствий мегазаклинания. Но правда оказалась запутанной, и через 210 лет после падения бомб, правда станет ясна, когда группа мусорщиков придёт к магическому стазису. Скуталу должна найти свое место в Эквестрии без своих друзей и семьи. Но вскоре, её ошибки прошлого вернутся и будут преследовать её. Что будет теперь, когда Скуталу вернулась в Эквестрию? Какие ещё тайны таятся в недрах мира?

Скуталу Другие пони

Окаменение

Помните, как Шипучка заточила Селестию, Луну и Каденс в камни? Их не удалось расколдовать.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Граница облаков

С кем только не сведёт судьба странствующего пони. Странный жеребец прибывает в маленький город, где занимается своим обыденным делом. Но кроме заработка он находит там кое-что ещё.

ОС - пони

Ксенофилия: Блеклое Поветрие + Исход Поветрия

Когда в Эквестрию приходит пожирающее магию поветрие, спасения от него нет даже аликорнам. И чтобы солнце продолжило всходить, одному-единственному жителю королевства начисто лишённому магии придётся отринуть собственные чувства и послужить на благо короны.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава первая – Катастрофа Глава третья – Примирение

Глава вторая – Противоречие

Самообладание — Глава вторая – Противоречие — Автор: Varanus — Google Docs

Самообладание

Глава вторая – Противоречие

Автор: Varanus

~{C}~

Проснувшись, Селестия неохотно открыла глаза. Зевнув, она оторвала голову от подушки и спросила:

— Где я?

— Принцесса Селестия? Вы уже проснулись? — нерешительно спросил знакомый голос.

Принцесса посмотрела в сторону, откуда он доносился, и увидела свою ученицу, Твайлайт Спаркл, которая стояла в дверях и смотрела на неё обеспокоенным взглядом.

— Т-Твайлайт, где это..? — успела спросить Селестия перед тем, как вздрогнуть от неожиданной вспышки головной боли.

Твайлайт тут же заметила её движение.

— Верно! Подождите немного, принцесса! — её рог засветился, и из седельной сумки вылетел небольшой пакет с водой. Она сосредоточилась на нем, и вода мгновенно замерзла. Следующим заклинанием она покрошила лёд внутри водонепроницаемого пакета в порошок. Затем приложила его ко лбу Селестии.

Пульсирующая боль сразу же начала отступать. Принцесса облегченно вздохнула:

— Спасибо, так намного лучше...

— Да, я так и подумала, — с улыбкой произнесла Твайлайт, рысцой подбегая к кровати. Положив передние копыта на перила больничной кровати, она с заботой посмотрела на свою наставницу. — Как ваше самочувствие? Мысли всё еще путаются?

Селестия отвлеклась от успокаивающей прохлады и напрягла память, по кусочкам собирая воспоминания о прошедших событиях: «Я в больнице... Я проснулась здесь еще вчера, ведь так? И... и я думала, что...»

— Я помню, что проснулась здесь, что искала тебя, — кивнула она и смущенно улыбнулась. — Но ничего, что было до этого. Как долго я спала?

— Почти всю ночь, и это хорошо, — сказала Твайлайт. — Лучшее лекарство от сотрясения — это хороший сон. Я беспокоилась, что вы проспите всего час, как это было в прошлый раз, и проснувшись, снова будете сбиты с толку не понимая, где вы и что происходит.

— В прошлый раз я спала всего лишь час? — удивленно спросила Селестия.

Единорожка покачала головой.

 — Даже меньше, — она взглянула на часы на стене, подсчитывая время. — Так, посмотрим. Закат был в семь, зна-ачит... — она остановилась, пытаясь проглотить подступающий к горлу ком. Селестия ничего не сказала, позволяя единорожке спокойно всё вспомнить. — В это время я перенесла нас в больницу. Вас, Спайка и себя. Вы проснулись минут через пять после этого и спросили про место, где бы вы могли прилечь. Вас перенесли на кровать, но проспали вы не больше сорока минут перед тем, как, ну... — она печально усмехнулась. — Это глупо, потому я понимала, что вы будете сбиты с толку, и, когда я телепортировала нас сюда, было похоже, будто вы меня просто не замечаете. И я подумала, что вы н-ненавидите...

Селестия даже не дала своей ученице возможности договорить:

 — Твайлайт, я проснулась разбитой, совершенно не понимала, где нахожусь, и первым делом отправилась искать тебя, — она накрыла своим копытом копыто Твайлайт. — Даже не думай, что с тобой дружба может поколебаться из-за подобных событий.

Твайлайт широко улыбнулась, но всё же в её взгляде была заметна грусть.

— Я знаю, просто... Я была сама не своя после этого происшествия. Вы очень напугали меня, когда я перенесла вас сюда, и ваши действия после... — она опустила копыта на пол и, подойдя к своей сумке, вынула из неё толстую книгу по медицине. — Я имею в виду, книга говорит, что раздражительность является одним из симптомов сотрясения. И это объясняет...

Селестия забеспокоилась:

— Надеюсь, я не сказала чего-то грубого? Если да, то прими мои извинения.

— А что, есть что-то такое, о чём вы не говорите? — с робкой улыбкой спросила Твайлайт. Селестия не поняла,что в этом вопросе было шуткой. Её смех постепенно затих, когда она стала складывать книгу в свою сумку. — Не волнуйтесь, вы не сделали ничего плохого, за исключением попытки поднять солнце, когда вам нужно было лежать в постели. Ничего, о чем стоило бы волноваться...

Селестия кивнула и осторожно, стараясь не уронить пакет со льдом, опустила голову на подушку. Закрыв глаза, она сосредоточилась на этой прохладе и спокойно, глубоко задышала, входя в транс. Это была та часть древней медитации единорогов, в которую она могла войти в любое время, настолько хорошо она её знала. И вместо того, чтобы попытаться достичь своей магией солнца и установить с ним четкую связь, она просто позволила себе расслабиться в волнах тепла, которое оно излучало. К её огромному облегчению, солнце приняло её как старого друга.

— Сейчас... три часа ночи? — рискнула предположить Селестия, исходя из положения солнца на невидимой части небосвода. Она посмотрела на часы на стене, которые показывали половину третьего и нахмурилась. «Эта головная боль, должно быть, отвлекла меня», — проворчала она про себя. Она остановилась и тут же почувствовала себя глупо. «Почему я сразу не посмотрела на часы...»

Она услышала бормотание Твайлайт:

— Ну ладно, я определенно считаю, что это я виновата...

Селестия посмотрела через спинку кровати на Твайлайт, выглядывающую в окно и спросила:

— Почему ты так говоришь?

Твайлайт задёрнула шторы.

— Там толпа репортёров под окном. Новости о вашем попадании в больницу распространились слишком быстро. Этого бы не случилось, если бы я не запаниковала и не перенесла вас сюда.

— Похоже, я одна нахожу то, что ты так быстро пришла мне на помощь, достойным похвалы, — слегка улыбнувшись сказала Селестия.

Твайлайт покраснела и уставилась в пол.

— Я должна была довериться врачам из замка, — лиловая единорожка слегка опустила голову. — Магия требует ясного мышления, я могла сделать всё ещё хуже, когда телепортировалась.

— Значит, тебе следует запомнить этот урок, — Селестия с трудом подавила зевок. Она всё ещё чувствовала усталость. — Но ты не должна себя винить за это, Твайлайт, — продолжила она. — Когда что-то происходит с особами королевских кровей, начинается шумиха в прессе. И если в это оказывается вовлечен аликорн, ситуация только усугубляется. — Она остановилась еще раз, глубоко вздохнув. — Если какие-то слухи просочились наружу, мы должны как можно быстрее успокоить население. Можешь сказать, что там за репортёры?

— Я не могу отличить одного репортёра от другого, принцесса, — сказала единорожка, выглядывая в окно.

— Так, ты видишь земную пони со светлой гривой... — начала было Селестия, внезапно пришедшая в голову мысль заставила её остановиться. «Свет?» — спросила она тихо. Волна тепла накрыла её как одеяло, и она улыбнулась.

— Твайлайт, подойди сюда. Я хочу показать тебе кое-что.

Она подбежала к кровати и с любопытством посмотрела на таинственно улыбавшуюся Селестию.

— В чём дело?

— Ну... — начала Селестия, — вчера я открыла для себя нечто новое. Мы уже давно знаем про волшебные свойства солнечного света, ведь так?

Твайлайт кивнула.

— Свет – это источник магии, так как он питает собой всё живое, — ответила она как будто по учебнику. — Он пропитывает землю Эквестрии, насыщая её магической силой, которую все пони используют по-разному. Для единорогов солнечный свет является ключом ко всем видам магии, особенно магии роста, превращения и перемещения. В то время как лунный свет более утончённый и используется для магии чувств и снов.

— Абсолютно точно, Твайлайт, — кивнула её наставница, довольная и немного удивлённая столь подробным ответом единорожки. — Солнце — источник магии, но более близкое расположение луны позволяет ей влиять на магию более тонко, как она каждый день влияет на приливы и отливы в океане. — Она задумчиво приложила копыто к подбородку. — На самом деле, я предполагаю скорое возрождение магии чувств и снов, так как Луна теперь вернулась к своим обязанностям, — она усмехнулась и потрясла головой. — Но не здесь и не сейчас. Смотри.

Круг света возник на стене.

— Принцесса, не надо магии! — строго сказала Твайлайт.

Селестия улыбнулась:

— Я ничего не делаю. Можешь показать мне толпу снаружи? — спросила она, повернувшись к пятну света.

Круг превратился в изображение небольшой толпы репортёров, топчущихся около больницы. Она узнала некоторых из них: земную пони, про которую она рассказывала раньше, серую земную пони с гривой разных оттенков синего и белого пегаса с розово-красной гривой и меткой в виде свитка.

— Дайм Доузен, Сназзи Скуп... и кто-то из ЭквестрияДейли, — отметила Селестия. — Надо же, как быстро расходятся слухи.

Твайлайт больше интересовала сама проекция, чем репортёры, изображенные на ней.

— Это что-то вроде магического шара? — она смущенно посмотрела на рог Селестии. — Н-но вы не используете магию, тогда как вы это делаете?

— Я – нет! — игриво ответила принцесса. — Прошлой ночью, когда я поняла, что отрезана от солнца, я слегка отчаялась. С той же силой, с какой я перемещала солнце, я обратилась к свету, который я дарила Эквестрии, за помощью... и он ответил.

— Свет разумен? — спросила ошеломлённая Твайлайт.

Селестия задумалась.

— Хмм... нет, я бы так не сказала.Но у него есть память. Он запомнил меня и помог мне найти тебя. Теперь, похоже он узнает меня по голосу...

Лиловая единорожка подняла бровь:

— И вы узнали об этом только вчера?

— У меня никогда не возникало случая узнать об этом раньше, — отметила Селестия, тепло улыбнувшись своей ученице. — Похоже, что чудеса никогда не заканчиваются.

Этот момент был прерван стуком в дверь, которая открылась не дожидаясь ответа. Обе пони удивились, увидев Спайка, тогда как они ожидали, что это будет кто-то из врачей или охраны.

— О, здравствуйте, принцесса, вы уже проснулись! — улыбнулся он и посмотрел на дверь. — Вас тут ищет один из королевских стражников. Он скоро будет здесь.

Селестия кивнула:

— Хорошо, проводи его сюда, пожалуйста, — вежливо попросила она и взглянула на изображение на стене, заставив его исчезнуть.

Дракончик улыбнулся, не заметив вспышки света.

— Да, конечно!

Селестия как раз устроилась поудобнее на кровати, когда в комнату вошел страж в золотых доспехах. За ним следовала ночной страж в серебристой броне.

— Ваше величество? Рад видеть вас в добром здравии. Вы готовы идти? — спросил он.

— Думаю, что да, капитан Стил Винг, — улыбнулась принцесса, узнав голос своего верного подданного.

Стил Винг кивнул.

— Принцесса Луна будет рада. Мы прислали колесницу, чтобы доставить вас во дворец.

— Прямо сейчас, посреди ночи? — нахмурилась Твайлайт.

— Будет лучше, если мы по-тихому улетим отсюда, так, чтобы репортёры об этом даже не узнали, — ответил страж. Его спутница закатила глаза, но ничего не сказала.

— Прошу прощения, офицер, — спросила Селестия стражницу в серебряных доспехах. — Как вас зовут?

— Офицер Брайт Шилд, ваше величество! Прошу прощения за... — занервничала она.

— Высказывание личного мнения? — с иронией спросила Селестия. Брайт Шилд закусила губу, робея под проницательным взглядом принцессы. — Итак, офицер Брайт Шилд. Я хочу узнать ваше мнение по этому поводу. Вы явно хотели что-то добавить.

Брайт Шилд неуверенно посмотрела на принцессу, а затем, неожиданно, на Твайлайт. Ей потребовалось меньше секунды, чтобы понять, что стражник просит у неё поддержки. Может она думала, что принцесса разыгрывает здесь спектакль? С каких пор Твайлайт стала в каком-то роде королевским связным? Чувствуя себя довольно странно от подобных мыслей, лиловая единорожка ободряюще кивнула.

— Ну, принцесса, — осторожно начала Брайт Шилд. — Слухи уже разошлись. Немногие видели, как вы и мисс Спаркл появились в фойе больницы, но этого хватило. Сейчас ночная стража неустанно и скрытно следит за всем, но даже несмотря на это папарацци ухитряются узнавать новые подробности. Я настоятельно рекомендую сказать несколько слов этим пони снаружи, если вы не хотите попасть на первую страницу каждой газетёнки в Эквестрии с разными комментариями от сгнившего рога до драконов-ниндзя, которые напали на вас с Луной. — Сделав паузу, страж поймала на себе скептический взгляд своего коллеги. — Эй, не смотри на меня так. Они и в самом деле могут такое написать.

— Да, действительно, показаться на публике будет лучшим выходом из сложившейся ситуации, — кивнула Селестия. — Хотя мои раны не так серьезны, у меня есть проблемы с концентрацией, поэтому позволять им брать у меня интервью будет не очень разумно...

— К тому же, мы до сих пор не знаем, почему сорвался эксперимент... — отметила Твайлайт.

Принцесса прокашлялась перед тем как объявить свое решение.

 — Стил Винг, подгоните колесницу ко входу в больницу, чтобы репортёры видели, как я выхожу. Брайт Шилд, пожалуйста, объявите, что я не буду делать заявлений или отвечать на какие-либо вопросы, — и с вымученной улыбкой на лице добавила — Кроме того, скажите им, что я устрою пресс-конференцию в более подходящее для этого время.

Оба стража кивнули и вышли из комнаты. Как только дверь за ними закрылась, принцесса встала с кровати, сбрасывая одеяло, и осторожно ступила на пол. Твайлайт стояла рядом, готовая поймать её в случае чего, но, к счастью, Селестии уже была в состоянии спокойно стоять. Она сделала несколько пробных шагов, её копыта мягко цокали по полу, пока она шла.

— Не спешите, принцесса, — с беспокойством сказала Твайлайт.

Селестия улыбнулась.

— Мне всё равно придется сделать это, — объяснила она, осторожно подходя к стулу, где были сложены её регалии. — Я заставила этих пони поволноваться, и теперь они должны увидеть меня самостоятельно выходящей из больницы.

Единорожка нахмурилась:

— А как вы собираетесь скрыть свой ожог? Его не так-то сложно не заметить.

Селестия посмотрела на свой бок, с грустью разглядывая грубую полосу обнаженной кожи. Она видела, что ожог уже начал понемногу заживать, но ей будет очень стыдно показывать себя в таком виде. Она не страдала тщеславием, но никто не мог бы сказать, что у неё нет гордости... И как тогда она могла показать всем этим пони очевидную слабостью их любимой принцессы, которой они были так верны?

Решение, как всегда, было очевидно.

— У меня есть идея или даже две... — весело ответила Селестия. Поймав недоумевающий взгляд Твайлайт, она подошла к ней. — Хочешь узнать одну из главных привилегий, которые у меня есть как у принцессы Эквестрии?

Она изо всех сил старалась удержаться от смеха при виде Твайлайт, широко распахнувшей глаза в предвкушении чуда.

— Это честь для меня, принцесса! — сказала фиолетовая кобылка.

Селестия мягко улыбнулась.

— Моя самая большая привилегия — это иметь самого сильного и талантливого единорога в Эквестрии в качестве личного протеже.

Брови Твайлайт поползли на лоб, и Селестия могла бы побиться об заклад, что сейчас в голове Твайлайт был лишь один вопрос: «Кто?», пока до неё не дошло, о ком идёт речь.

— Оу, — пробормотала она, смущённо расплываясь в широкой улыбке.

Селестия улыбнулась и подняла крыло, чтобы Твайлайт лучше могла разглядеть ожог.

— И я уверена, что у неё хватит сил скрыть этот маленький недостаток, как ты думаешь?

Выражение лица Твайлайт изменилось, и, посмотрев ей в глаза, Селестия поняла, что Твайлайт восприняла это как вызов.

— Что ж... — задумчиво произнесла единорожка, осматривая пятно обожженной кожи. — Если никто не собирается рассматривать его в упор, то может... — она остановилась, мысленно перебирая варианты, затем взглянула на свою наставницу. — Д-думаю, что у меня есть идея, но иллюзия будет выглядеть более убедительно, если я сделаю её многослойной, — она помедлила, взглянув на Селестию, перед тем как мягко провести носом по её плечу.

Селестия была немного озадачена этим неожиданным выражением привязанности, не то чтобы оно ей было не приятно, но... Её отвлёк рог единорожки, который засветился магией, которая медленно распространялась по телу принцессы. Твайлайт сделала глубокий вдох, и её рог вспыхнул. Сверкающая аура накрыла Селестию, искорки света затанцевали вокруг её покалеченного тела. Твайлайт выдохнула, и аура полностью окутала принцессу с ног до головы.

Селестия закрыла глаза в момент, когда заклинание накрыло её целиком и открыла их практически одновременно с Твайлайт.

— Как я выгляжу? — спросила она. Твайлайт лишь распахнула рот, на её лице смешались изумление и страх. Теперь по-настоящему волнуясь, Селестия осмотрелась вокруг в поисках зеркала, перед тем, как снова обратиться к свету. «Если это не очень сложно, могу я...» — не успела она закончить мысль, как на стене возникло её изображение.

Несколько секунд она ошеломленно разглядывала своё отражение, а потом её глаза радостно засияли.

— О... ох, Твайлайт, это... прекрасно...

~{C}~

К большому сожалению офицера Брайт Шилд, снаружи госпиталя от репортёров было не протолкнуться. Серая кобылка, стиснув зубы, повторяла объявление снова и снова: «Нет, тут не будет никаких интервью!», и снова: «Нет, принцесса не собирается ничего комментировать!». У неё даже задёргался глаз, когда она заметила Дайм Доузен, протискивающуюся сквозь толпу, чтобы вытянуть из неё побольше подробностей. И как бы не верна была Брайт Шилд своей принцессе, она просто не могла дождаться момента, когда Селестия должна была тут появиться и, сев в свою колесницу, отправиться домой.

Она почувствовала громадное облегчение, услышав звон брони Королевской Стражи, марширующей через двери госпиталя. Игнорируя взволнованно бормочущих репортёров, она со своими сослуживцами из Ночной Стражи повернулась ко входу, чтобы выразить почтение их правительнице — и неожиданно для себя обнаружила, что стоит с распахнутым ртом, застыв в немом изумлении.

Множество раз её красоту пытались описать словами, но в тот момент не существовало таких слов, кроме одного. Селестия была блистательна. Её шерстка была белоснежной как перья ангела, она была мягкой даже на вид и такой яркой, что, казалось, излучала мягкое сияние. Её крылья были широко раскрыты, без единого кривого пёрышка, не говоря уже о следах ожога. Походка была неспешна и легка, она держала голову высоко и гордо, одаривая подданных мягкой улыбкой, а её грива цвета утренней зари величественно развевалась под потоками магического ветра, неощутимого простыми смертными. Как великолепное видение, она прошествовала к колеснице и взошла на нее, сопровождаемая практически незаметной на её фоне фиолетовой пони с маленьким драконом на спине.

Когда колесница тронулась, принцесса Селестия помахала толпе пони. Прикрываемые Королевской Стражей и направляемые капитаном Стил Вингом, они парили в ночном небе. Эффект, произведённый на толпу пони невероятно прекрасным видом Селестии, заставивший их буквально застыть, начал проходить. И, ненадолго наступившая, гробовая тишина тут же была прервана коллективным стоном неудачливых репортёров — они не сумели сделать и одной фотографии.

Брайт Шилд хихикнула .

— Хорошо сработано, Ваше Величество.

~{C}~

Под чистым ночным небом Кантерлот был поистине потрясающим зрелищем, особенно после того, как Принцесса Луна вновь приступила к своим обязанностям. ее

Однако, взгляд Твайлайт был прикован к её собственным копытам, как если бы она находила их более интересными, чем окружающее её великолепие.

«Заклинание Проецирования Восприятия? Из всех заклинаний, известных тебе, ты выбрала именно его?» Единорожка застонала, отказываясь поднять взгляд на принцессу, чтобы та не заметила её полыхавшее от стыда лицо. «О чём ты вообще думала, когда творила заклинание, которое заставляет других воспринимать вещи так, как воспринимаешь их ты?»

Вся суть этого элементарного заклинания раскрыта в названии – оно проецирует поверх объекта изображение этого же самого объекта таким, каким его воспринимает заклинатель. Этому маленькому трюку обучают юных единорогов для того, чтобы они развивали концентрацию внимания. «Представьте, что этот синий мячик на самом деле зелёный» и всё такое. Его легко освоить, но очень трудно придать накладываемой иллюзии реалистичный вид, ведь помимо богатого воображения для этого нужно так же быть внимательным к деталям и много знать о самом объекте.

Будучи самым верным учеником Принцессы Селестии, Твайлайт, разумеется, была сведуща в подобных вопросах касательно аликорнов. Для неё не должно было составить труда, легонько прикоснувшись к шёрстке своей наставницы, чтобы ознакомиться с её текстурой, просто наложить, поверх всех ожогов, слой иллюзии.

Вместо этого… Твайлайт никак не могла понять, что же тогда произошло. Она потёрлась мордочкой о плечо Селестии…

...и услышала мягкое шуршание её нежной и чистой шёрстки, приятный запах мыла и сандалового дерева, чувствовала сильные и гибкие мышцы, излучающие благородную мощь, оплот теплоты и безмятежности...

…и заклинание слетело с её рога подобно песне, оде Принцессе, кобыле, которую она…

Твайлайт не понравилось, в каком направлении потекли её мысли. Очень, очень не понравилось.

Потому что она уже знала, чем всё это может закончится.

«Я думала, что оставила это позади», — укоряла она себя, постаравшись придать своему лицу такое выражение, чтобы принцесса не догадалась о захлёстывающих единорожку эмоциях. — «Но моя же собственная иллюзия доказывает мне обратное... это... глупо. Другие единороги терпят неудачу, когда сотворённые ими заклинания работают не правильно. Но неееет! У меня заклинание не сработало так как предполагалось, но в итоге результат получился даже лучше, чем это было нужно… или лучше, чем мне бы того хотелось».

~{C}~

В отличии от Твайлайт, Селестии с трудом удавалось сдерживать веселье. «О, мне действительно не стоило этого делать...» — виновато думала она, прижимая копыто к губам и изо всех сил стараясь на захихикать. Это было не слишком-то честно, хоть она и не планировала ничего заранее, а просто выжала максимум из ситуации и этой великолепной иллюзии, созданной Твайлайт... «Опять же, я не планирую заранее большинство того, что делаю», — напомнила она себе, продолжая улыбаться. Она уже давным-давно осознала, что лучший способ править — это собрать все возможные варианты развития событий, а затем сделать так, что всё это бесконечное число факторов вылилось в желаемый ею результат. Когда кто-то — читай, она — пытается напрямую контролировать абсолютно всё, получается... бардак, за неимением лучшего слова.

«Нет, лучше поддерживать взаимное доверие и лояльность со своими подданными, тогда каждый пони будет доволен своей жизнью». Селестия закончила свои размышления довольной улыбкой, затем в замешательстве остановилась. «Погодите-ка, о чём я вообще думаю...?». Она не могла понять, как её поток её мыслей плавно перетёк в размышления о философии лидерства. «Это сотрясение... сильно сбивает с толку», — мысленно простонала она. Пока разум был занят мыслями, глаза рассматривали её ученицу, взгляд которой был намертво прикован к своим копытам.

— Боишься высоты? — игриво спросила Селестия. — Не волнуйся, если ты упадёшь, я тебя поймаю.

— Вы не в том состоянии, чтобы летать, принцесса, и вы знаете это, — напомнила ей Твайлайт, не принимая игру. — Эти перья — всего лишь иллюзия...

— Ах да, точно! Иллюзия! — вспомнила Селестия, её улыбка стала ещё шире. — И какая иллюзия! — сказала она, восхищаясь своими великолепными крыльями. — Знаешь что? Мои крылья — просто прелесть.

По её мнению, раз уж это воздавало должное мастерству её ученицы, она имела полное право немного потешить своё самолюбие.

— Спайк, твой вердикт?

— Выглядит здорово, принцесса, — согласился дракончик. — Твайлайт и вправду превзошла себя в этот раз!

Единорожка только сильнее сжалась, изучая пол кареты с таким усердием, будто это была какая-нибудь новая энциклопедия.

— Смущаешься? — поддразнила свою ученицу Селестия, укрывая Твайлайт сбоку крылом.

Фиолетовая единорожка вздрогнула, шокированная прикосновением, и принцесса обнаружила, что не может сдержать новый приступ смеха.

— Подумать только, сегодня ты столь же нервная, сколь застенчивая.

Твайлайт закусила губу.

— П-простите, я просто не ожидала, что вы решите пройти перед толпой пони прямо так, с моей иллюзией, — объяснила она.

— Они ждали калеку. Не лучшая ситуация, чтобы оправдывать ожидания, как мне кажется, — рассудительно сказала Селестия, снова бросая восхищённый взгляд на сияющую иллюзию, покрывавшую её тело. — Но в самом деле, Твайлайт, ты и вправду превзошла себя в этот раз. Качественно и изящно... "Заклинание Внутреннего расцвета"? — пару секунд она размышляла об этом, потом отбросила этот вариант. — Нет, оно действует только на кожу... "Второй вид" для моей шерсти, соединённый с "Заклинанием сияния"? Нет, нет, оно просто заставляет светится... ого, да это непросто...

Пока она продолжала перебирать варианты происхождения этой иллюзии, её ученица медленно и неуверенно подняла голову. На её лице, скрытом от взгляда принцессы, смешались самые разные чувства, в то время как её сердце разрывалось одновременно от облегчения и разочарования.

— Я не могу вам сказать, — мягко произнесла она, уставившись прямо перед собой. Селестия не заметила бы этого, если бы не стояла прямо возле неё.

— Прошу прощения? — спросила принцесса.

— Я не скажу вам, что это за заклинание, — немного громче повторила фиолетовая единорожка. — Но возможно, вы и сами как-нибудь догадаетесь.

Селестия слегка нахмурилась. Но не разочарованно, а скорее заинтересованно — такое поведение было не очень-то характерно для Твайлайт. Сидящий на спине единорожки Спайк подался вперёд:

 — Твайлайт, ты в порядке? — взволнованно спросил он.

Обернувшись, она мягко улыбнулась ему.

— Я изрядно устала сегодня, и ветер немного раздражает глаза. — Конечно маленький Дракончик не мог не увидеть выступившую на них влагу.

Колесница начала спускаться к ночным огням Кантерлота, и Селестия взглянув поверх головы своей ученицы, увидела знакомые очертания своего замка.

— У вас был тяжёлый день, — сказала она, крыльями заключая Твайлайт и Спайка в дружеские объятия. Подняв голову, принцесса увидела наблюдающего за ней капитана Стил Винг. — Капитан, несмотря на моё пребывание в больнице, я всё ещё чувствую себя истощённой. Если ли какие-то срочные дела, требующие моего вмешательства?

— Не думаю, — ответил пегас, с лёгкостью поспевая за колесницей. — Уверен, принцесса Луна сейчас занята повседневными заботами королевского двора. Мне послать за ней, когда вы прибудете?

Селестия улыбнулась:

— Да, пожалуй. Кстати, вас не затруднит высадить нас прямо на моей башне?

— Вовсе нет, Ваше Высочество, — кивнул Стил Винг, ускоряясь, чтобы поравняться с передней частью повозки и направить её куда следует.

Величественный замок, озаренный светом множества огней, сиял под ними, и небесная колесница, ведомая пегасами, на довольно большой скорости лавировала между золотыми башнями и куполами зданий, прежде чем приземлиться на мосту, соединяющем самую высокую башню, личные покои Селестии, с остальным замком.

Поддавшись внезапному порыву, Селестия игриво спрыгнула с колесницы, до того как та приземлилась. Её крылья распахнулись, замедляя падение, хотя и весьма ненадёжно — всё-таки они сейчас годились только для вида. Она приземлилась перед дверьми башни, слегка пошатываясь в попытке сохранить равновесие. Найдя наконец опору на грубом мраморе, она обернулась на стражников — и с трудом подавила приступ смеха, увидев одинаково ошеломленные выражения на лицах всех вокруг, включая Стил Винг и Твайлайт. Её ученица вообще выглядела так, будто хочет прямо сейчас вернуть её в больницу, что показалось Селестии невероятно забавным. «Если спросят, сошлюсь на травму головы». В мгновение её озорная улыбка мягко перешла в выражение неподдельной признательности.

— Спасибо вам за заботу и внимание, господа, — поблагодарила она стражников.

Когда её ученица спрыгнула с колесницы со Спайком на спине, Стил Винг бросил на принцессу настороженный взгляд. Он был единственным помимо Твайлайт, кто сумел разглядеть озорное (и, следовательно, сулящее ему неприятности) выражение лица Селестии.

— Вам требуется сопровождение? — спросил он, наблюдая, как она легонько покачивается из стороны в сторону.

— Думаю, оно у меня уже есть, — она крылом указала на Твайлайт. — Но спасибо вам всем. Вы мои самые верные подданные.

Она сделала небольшой поклон в их сторону, и стражники низко склонились в ответ. Выпрямившись, она улыбнулась:

 — На сегодня всё, можете быть свободны.

Капитан кивнул и вместе с каретой взмыл в ночное небо, направляясь в замковым казармам. Селестия улыбнулась своей ученице.

— Можешь открыть дверь?

Твайлайт повернулась ко входу в башню — большой, ростом с двух пони и толщиной в копыто каменной двери. Улыбнувшись в ответ, она кивнула. Её рог засиял, и массивные створки с легкостью распахнулись перед ними.

— Похоже, что мне придётся во многом полагаться на тебя эти несколько дней, — с благодарностью сказала Селестия фиолетовой единорожке. Твайлайт лишь робко улыбнулась в ответ.

~{C}~

Пока они шли через башню, направляясь к её комнате, Селестия и Твайлайт непринужденно болтали, Спайк же просто молчал, при этом стараясь не заснуть. Принцесса была рада, что сумела избавить свою ученицу от той замкнутости, которая у той появилась её во время полёта, и списала это просто на последствия стресса и усталость. В конце концов, это был трудный день для всех.

— Не могу поверить, как же я устала, — вздохнула Селестия, пока они проходили мимо последних стражников, стоявших у дверей зала перед её личными покоями. Они отсалютовали ей, и она тепло улыбнулась им в ответ.

— Благодарю, господа.

Оба жеребца гордо выпрямились, услышав похвалу из уст принцессы.

Твайлайт просто улыбнулась им, проходя мимо, и затем бросила обеспокоенный взгляд на свою наставницу.

 — Вы устали? Принцесса, но ведь вы проснулись примерно минут двадцать назад!

— Я больна, и значит могу уставать столько, сколько пожелаю, — рассмеялась Селестия. — И как Принцесса, сейчас я изволю отправиться почивать. Просто жду не дождусь, когда снова смогу немного поспать...

Неожиданно Твайлайт удивлённо вскрикнула. Селестия окинула её одновременно удивлённым и озадаченным взглядом, в ответ на который последовала лишь застенчивая улыбка единорожки. Она оглянулась назад на развалившегося на спине Твайлайт сладко посапывающего Спайка.

 — Думаю, он тоже никак не мог дождаться возможности отдохнуть. Полагаю, этот день для него уже закончился, — мягко улыбаясь, произнесла Твайлайт.

— Он всё это время не спал? — спросила Селестия.

— Да, беспокоился о вас, — ответила Твайлайт. — И обо мне тоже. Сегодня он был молодцом.

Селестия с улыбкой и взглянула на спящего дракона, тронутая его заботой.

— Для него лучше будет поспать в кровати.

Твайлайт кивнула, и развернувшись к выходу добавила.

— Я просто отнесу его в мою комнату, а потом вернусь, хорошо?

— Твою комнату? — озадаченно нахмурилась аликорн. — В замке?

Твайлайт остановилась, не зная что ответить.

— Ну, да... А что?

— Прости, и в самом деле, ты же была тут весь день, — вздохнула Селестия, потирая висок копытом. — Сотрясение. Амнезия. Нельзя сказать, что всё это благотворно влияет на здоровье.

— Вы забыли, про то, что забыли? — захихикала Твайлайт.

Селестия усмехнулась, закатив глава.

— Ну давай, давай, смейся над калекой. Вижу, я хорошо тебя научила. Ладно, иди к себе и уложи Спайка. Я буду внутри.

Её ученица кивнула, и, развернувшись, поспешила обратно к основным помещениям замка. Селестия смотрела ей вслед, пока та не скрылась за поворотом и не пропала из виду. Улыбаясь самой себе, она толкнула дверь в её покои и вошла внутрь.

Неожиданно двери позади неё с щелчком закрылись — определенно слишком быстро для простого сквозняка. Кто-то закрыл их с помощью магии.

Она была не одна.

— Кто здесь? — спросила Селестия темноту. Её рог засветился, готовясь испустить заклинание, но тут же потух, когда безжалостная головная боль снова вернулась к ней в полной мере. Скривившись, она попыталась подавить нахлынувшую панику, и в этот момент луна выглянула из-за облаков, освещая окружавшую принцессу комнату.

Младшая сестра лежала на её кровати. Селестия облегчённо выдохнула, прежде чем на неё вновь нахлынули воспоминания о мучивших её кошмарах. В горле пересохло, а сердце ушло в пятки, но ей всё же удалось справится с новым приступом паники. У неё не было причин бояться сестры. Совсем никаких причин.

Мрачное выражение лица Луны, однако, говорило об обратном. Поднявшись на ноги, она сошла с кровати, буквально пригвоздив Селестию к полу своим ничего не выражающим взглядом. Её изумрудные глаза изучали белого аликорна сверху донизу, младшую принцессу определенно заинтересовал лучащийся здоровьем и силой вид её сестры. Под воздействием сияющего потока магической энергии, цветом, напоминавшим о ночном небе, великолепная иллюзия истаяла подобно туману, показав все раны Селестии, которые та скрывала.

Хотя это и была всего лишь видимость, без иллюзии Твайлайт, Селестия почувствовала себя словно обнаженной. Она открыла рот, собираясь заговорить, но промолчала, увидев недовольно качающую головой сестру.

— Вы знаете, что делать, — тихо произнесла Луна.

Глаза Селестии широко раскрылись.

— Что?

Неожиданно из темноты вокруг неё выступила целая дюжина одетых в униформу единорогов. Солнечная принцесса напряглась при их виде торжественных выражений на их лицах; те стояли с инструментами наготове и их намерения были вполне очевидны.

Подобно морской волне, набегающей на прибрежные скалы, команда докторов устремилась к Селестии.

От неожиданности принцесса неловко вскрикнула, когда сразу несколько пони из обступившей её толпы врачей принялись её обследовать, прикасаясь к ней различными инструментами, похлопывая по её бока ми крыльям и производя множество других действий, являвшихся частью медицинского обследования.

— Луна, что... — она вздрогнула, почувствовал холодную поверхность стетоскопа на своей коже. — Для чего... — она снова содрогнулась, когда три доктора начали тыкать чем-то в её обожжённый бок. — Ты что, собрала сюда весь медицинский персонал... — один из докторов повернул её голову в бок, осматривая её ухо. — Я только что из больницы, зачем... — она запнулась, встревоженная, тем, что вспышка магии затемнила пространство вокруг нее, при этом заставив её скелет просвечивать через её тело. — Луна, разве ты всё еще не должна быть занята делами с королевским двором... — увидев парящий перед ней термометр, она бросила на доктора скептический взгляд. — Моя температура? Серьёзно? У меня травма головы, а не простуда.

Вместо доктора ей ответила Луна.

— Селестия, я приказала им произвести полный осмотр, и в него входит измерение твоей температура. Итак, мы можем сделать это по-хорошему... — Луна многозначительно взглянула на круп своей сестры. — Или по-плохому.

Оказавшись перед таким выбором, Селестия быстро засунула термометр в рот, бросив на сестру полный негодования сердитый взгляд. Не обращая на это внимания, Луна перевела взгляд на команду медиков и обратилась к жеребцу с серой гривой.

— Доктор Рамхарт? — спросила принцесса ночи. — Ваше заключение?

Старый земной пони, просмотрев записи остальной команды, кивнул.

— Похоже, "небольшая прогулка" не принесла ей большого вреда. Теперь ей просто нужно оставаться в постели. Так же необходимо, что-бы кто-то за ней присматривал.

— А что насчёт ожога?

Рамхарт громко прочистил горло, и один из его помощников левитировал перед ним прозрачную стеклянную банку.

— Эта мазь должна ускорить заживление и предотвратить возникновение шрама. Просто втирайте её в кожу копытом или, что предпочтительно — магией.

Луна кивнула.

— Замечательно. Спасибо, что уделили время, — с благодарностью в голосе произнесена принцесса, подхватывая банку с мазью своей магией. — На этом всё, можете быть свободны.

Пони, исполнив легкий поклон, покинули комнату, все, кроме Рамхарта.

— За неё всё ещё нужен присмотр, — напомнил он Луне.

Она кивнула:

— У меня есть кое-кто на примете. Если что-нибудь произойдёт, я вам сообщу.

Старый доктор что-то согласно проворчал и последовал за своими коллегами.

Магией закрыв дверь, Луна повернулась к сестре. Склянка с мазью от ожогов висела в воздухе рядом с ней.

— Ляг на кровать, сестра. И позволь мне посмотреть на ожог.

Селестия слегка нахмурилась. В результате действий докторов её головная боль только усилилась. Но вместо того, чтобы как-то выразить свое недовольство, она послушно подошла к кровати и легла на свой относительно здоровый бок.

— Это была не сама удачная шутка, Луна.

— Я так не думаю, — отрезала Луна, доставая немного мази из баночки. Эту бледно-бежевую пасту, которая растеклась по всему полю заклинания левитации Луны, превратившись а темно-серое облачко, младшая принцесса стала втирать в ожог. Солнечная принцесса вздрогнула, чем еще больше усилив свою головную боль — облако было прохладным и оставляло после себя ощущение покалывания.

— Холодно! — пожаловалась Селестия.

— Ш-ш-ш, — шикнула на неё Луна.

Это было обидно, но Селестия ничего не могла с этим поделать. Она была встревожена, утомлена, и настроение её было совсем испорчено.

— Это был слишком быстрый осмотр, чтобы поставить правильный диагноз, — проворчала принцесса, пока её мигрень продолжала усиливаться. — Если уж тебе хотелось устроить розыгрыш, то, я полагаю, затаить меня почувствовать себя на твоем месте было бы только честно, но о чем ты думала, когда вовлекала во всё это обслугу дворца?

Баночка с мазью с глухим стуком опустилась на стол, а крылья лунной принцессы гневно распахнулись.

— А ты не подумала о том, что я тоже беспокоюсь о тебе? — огрызнулась Луна; дамба, сдерживающая её эмоции наконец прорвалась, — Ты не подумала о том, что ты лежишь тут как кот, объевшийся сметаны? Т-ты хотя бы понимаешь, что не только у тебя одной мог быть тяжелый день?

Темный аликорн, резко развернувшись, поспешила прочь от кровати. Селестия широко распахнувшимися глазами смотрела на уходящую сестру.

— Л-Луна?

Её сестра развернулась и пристально посмотрела на неё. Её взгляд смягчился, когда она вновь посмотрела на травмы Селестии, но позже вернулся к своему прежнему состоянию.

— Закат... о чем ты вообще думала, Селестия? — хрипло спросила она.

— Я... я не знаю, — призналась старшая сестра.

Луна издала разочарованный стон.

— Ну да, коне...

— Серьёзно, Луна, я не знаю! — настаивала Селестия. — Я не могу ничего вспомнить о том, что произошло после того, как ты покинула дворец! Я проснулась в больнице... — Селестия зажмурилась, пытаясь воскресить воспоминания через ниточку эмоций, которые она тогда ощущала. «И я была в таком хорошем настроении... » — вздохнула она, её крылья слегка дрогнули. — А потом, я проснулась в таком состоянии, совершенно не представляя, что происходит. Твайлайт заверила меня, что амнезия при такой травме это типичный симптом.

— Это правда? Что ж, если она прочла об этом в книге, это может быть действительно так... — тихо произнесла Луна, после того как раздраженно вздохнула.

Селестию задело такое нелестное высказывание о Твайлайт Твайлайт, но она не стала отвечать на это, зная, что это злость Луны говорит вместо неё.

— Луна? Луна, пожалуйста, давай поговорим.

— Сестра, я... — начала было Луна, прежде чем расстроенно вздохнуть. Когда она заговорила снова, злость исчезла из её голоса. — Я немного огорчена действиями Твайлайт, из-за её паники и потому, что она забрала тебя до того, как я смогла бы помочь, — она горько усмехнулась. — Думаю, это ты так на неё повлияла, хотя в отличии от тебя Твайлайт предпочитает сразу брать дело в свои копыта.

Селестия ничего не ответила — если кто-то и мог говорить о ней так резко, то только Луна.

— Хотя должна сказать, кое в чем я виню её незаслуженно, — призналась Луна. — Я... Я знаю, что не могу использовать её как козла отпущения, просто... — выражение боли на несколько секунд проявилось на её лице и тет же пропало. — Селестия, когда Твайлайт исчезла вместе с тобой, в комнату ворвалась стража. Ты кричала от боли и, кроме того, ужасно напугала нас с Твайлайт, — Луна сейчас была мыслями далеко отсюда, а выражение боли и заботы на её лице заставило Селестию почувствовать себя виноватой. — Стражники выполняли свой долг и следовали приказам, но я видела в их глазах нечто, похожее на... недоверие. Которое только возрастало от того, что всё это произошло после заката, прямо в начале ночи. А потом еще некоторые из благородных пони прознали об этой ситуации и начали раздувать из мухи слона, как раз в то время, когда мы были заняты поисками места, куда переместилась Твайлайт. Некоторые из них... предъявили мне обвинения.

Селестия похолодела.

— Кто? — ледяным голосом спросила она, в её голосе слышались тысячелетия власти.

Луна одарила сестру таким же мрачным выражением лица.

— И что же ты сделаешь, если я расскажу тебе, сестра? Заставишь их изменить своё мнение? Ты готова к этому? Самые худшие вещи начинаются с благих намерений, поверь мне, — иссиня-черный аликорн встряхнула головой. — Это был ропот испуганных дураков, и больше ничего. Ничего.

Лицо Селестии оставалось напряженным ещё некоторое время, пока знакомые пульсации головной боли не заставили её расслабиться.

— Хотя бы скажи, что наш "племянник" Блублад не причастен к этому, — вздохнула она.

— Как ни странно, но, похоже, он был на моей стороне, — ответила Луна, поймав удивленный взгляд своей сестры. — На стороне меньшего сопротивления, я полагаю, — вздыхая разъяснила она. — По крайней мере точка зрения "не королевское это дело, раздавать какие-либо объяснения, почему бы нам просто не устроить позднее чаепитие" была лучше чем... то, как действовали остальные — они просто молчали, но по их лицам было понятно, что они считают меня...

— Иди сюда, — мягко сказала Селестия, подавшись вперед, чтобы утешить сестру.

Неожиданно для Селестии Луна отпрянула, и старшая принцесса почувствовала укол в своём сердце.

— Ты не сможешь "сделать всё лучше", сестра, не сегодня, — объяснила иссиня-чёрная кобыла, удерживая свою сестру на месте взглядом наполненных слезам глаз. — А ведь я тебя уверяла, я говорила тебе, что могу позаботиться о солнцем тем днём, но ты просто... — она раздраженно хлопнула крыльями... — просто проигнорировала меня, как маленького жеребёнка, который полез во взрослые дела. Прямо как в прежние времена.

— Л-Луна, я... я...

— А затем ты лишь усугубила ситуацию, твои раны открылись, ты заставила Твайлайт запаниковать, и все пони в замке начали опасаться того, что рассвет уже никогда не наступит, — продолжила Луна, топнув ногой. — Ночь снова стала чем-то, чего они боятся и всё потому, что... Ты! Не! Послушала! Меня!

Селестия вскочила, настолько быстро, что на мгновение превратившись в размытое белое пятно, и, обхватив свою сестру крыльями и передними ногами, заключила её в отчаянных объятиях.

— Прости меня, Луна, мне так жаль!

Луна забила крыльями, пытаясь высвободиться из объятий сестры.

— Лгунья! — вскричала она, потеряв остатки самообладания. — Ты, ты даже не помнишь за что ты извиняешься!

— Не важно, — прошептала старшая принцесса. — Тебе больно, и это моя вина. Прошу, прости меня.

Последние кусочки эмоциональной плотины Луны рухнули, и она разрыдалась, уткнувшись носом в шёрстку своей сестры. Глаза Селестии наполнились слезами сожаления и симпатии, когда они, крепко обнимая друг друга, опустились на пол.

Насколько бы расстроенной не была Луна, она смогла быстро успокоить себя, смахнув слёзы копытом.

— Прости… что кричала на тебя, — тихо произнесла она. — Это не… Мне стоило настоять на том, чтобы я опустила солнце. Т-ты была не в себе…

— Во второй раз я слышу эти слова, — вздохнула Селестия, зарываясь головой в переливающуюся синюю гриву своей сестры, — и они начинают пугать меня.

— А кто первый сказал тебе об этом? — спросила принцесса ночи. — Твайлайт?

Селестия отрешённо кивнула, что-то согласно пробормотав. Луна усмехнулась, а затем скорбно вздохнула, всё еще уткнувшись в шёрстку своей сестры.

— Все пони… все они думали, что я вновь превратилась в Н-найтмэйр Мун… Может ещё слишком рано, чтобы надеяться, что это будет забыто. Иногда мне кажется, что ты единственная, кто безоговорочно доверяет мне, но этой ночью…

— Я верю тебе, Луна, никогда не сомневайся в этом, — клятвенно заявила Селестия, пытаясь успокоить свою сестру. — Пожалуйста, позволь мне объясниться. Сегодня я вела себя как полная дура. Я была не в себе и не могу выразить словами, как сожалею о том, что причинила тебе боль.

«За то, что подозревала тебя, моя любимая сестра», — прошептал голос у неё в голове. — «За то, что боялась тебя, когда всё, что тебе было нужно это любовь».

— Что бы тебе ни было нужно или чего бы тебе ни хотелось — я сделаю это для тебя.

— Правда? — тихо спросила Луна.

— Да, — твёрдо ответила принцесса Солнца. — Если я и не исправлю содеянное этой ночью, то я, хотя бы, поступлю правильно.

Сёстры на мгновение замолкли, всё ещё удерживая друг друга в крепких объятиях. Затем младшая произнесла:

— Дай мне солнце.

Селестия ожидала этого. В конце концов, чего ещё могла попросить её сестра? Однако, она всё равно слегка напряглась, услышав слова Луны.

— Хорошо, — легонько кивнула Селестия. — Что ты будешь с ним делать?

— То же самое, что и ты, — ответила Луна. — Поднимать утром, опускать на закате. Я буду делать это публично, каждый день на центральной площади Кантерлота, чтобы все могли видеть, что ночь это сестра дня, и я тоже могу нести свет и тепло, что я тоже могу быть справедливой, честной и достойной любви.

— И как долго ты собираешься этим заниматься? Бесконечно?

Луна запнулась.

— Ох, нет, я не смогу, я...

— Как долго, Луна? — с лёгким нажимом спросила Селестия. — Сколько времени тебе нужно?

Принцесса ночи некоторое время колебалась, раздумывая над тем, чтобы отказаться от своей просьбы.

— Думаю, что тех пор, пока ты полностью не поправишься. И, возможно, еще чуть-чуть.

— Ясно… — размеренным тоном ответила Селестия. — Как насчёт до солнцестояния?

Луна отпрянула от своей сестры и одарила её изумлённым взглядом.

— Так долго? До Праздника Зимнего Солнцестояния ещё много месяцев. Ты уверена?

Селестия улыбнулась.

— Вообще-то я говорила о Празднике Летнего Солнцестояния.

Младшая Принцесса выпрямилась в изумлении и, широко распахнув глаза, уставилась на Селестию.

— Нет, я не смогу! Не так долго! Я физически не смогу! — с паникой в голосе произнесла она, тряся головой. — Ночи становятся длиннее сейчас, это значит, что со временем поднимать солнце станет проще, но я н-не могу, я не достаточно сильна, чтобы… — Она запнулась и мрачно вздохнула. — Кроме того, это твой день. Не мой.

— Ты заслуживаешь больше дней, — настояла Селестия. — И ночей. За всё то, что произошло.

— Нет, — твёрдо сказала Луна. — Я буду управлять солнцем до Праздника Зимнего солнцестояния, но не дольше. Прости, но я просто не смогу делать это хоть сколько-нибудь дольше, а даже если смогу, то это будет не правильно… — Тут она спохватилась и снова вздохнула, в этот раз обречённо, а затем посмотрела на свою сестру. — А теперь уже я извиняюсь, хотя в этом нет моей вины... Так ты действительно считаешь, что так будет правильно?

Селестия опустила лицо, чувствуя грусть от подозрений её сестры.

— Сестра, мы можем снова и снова сомневаться друг в друге, словно в замкнутом круге безумия, а можем просто довериться друг другу. Это и есть наша судьба, — мягко сказала она.

— Так это да или нет? — нерешительно проговорила Луна.

— Это «Я люблю тебя», — ответила Селестия, прикоснувшись копытом к щеке своей сестры.

Луна закусила губу и крепко зажмурилась.

— Хорошо... — тихим голосом сказала она. — Хорошо. Я тоже люблю тебя, сестра. — Она резко вздохнула и, открыв глаза, пристально посмотрела на сестру. — Тебе нужен отдых. Я вернусь сюда на рассвете через несколько часов, ладно?

— Ладно, — кивнула Селестия. — Спокойной ночи, Луна. Увидимся, когда наступит утро. — Она легонько подтолкнула носом свою сестру и улыбнулась. — Твоё утро.

Улыбнувшись в ответ, Луна направилась к дверям.

— Приятных снов, Селестия.

Когда дверь за аликорном цвета ночного неба закрылась, солнечная принцесса протяжно и устало вздохнула. Её ночные кошмары и глупая паранойя твердили ей, что это была ошибка, что с этого начнется предательство Луны, что этот момент её слабости посеял семена, которые обязательно дадут всходы... но Селестия делала всё возможно, чтобы игнорировать это. "Доверие или безумие", эти слова олицетворяли возможные пути, выбор, стоящий перед обоими сестрами, а не только перед одной Луной.

— "Приятных снов?" Надеюсь, Луна, очень надеюсь...

~{C}~

Уложив Спайка спать, Твайлайт быстрой рысью направилась в башню Селестии.

«Ох, кого я обманываю, это уже галоп», — мысленно отметила фиолетовая единорожка. Она оставила позади привычные своды и немногим позже оказалась на мраморном мосту с позолотой, по которому уже успела проехать колесница.

Её шаги замедлились, когда она увидела знакомую фигуру, показавшуюся в дверях башни. Едва заметное удивление Принцессы Луны почти сразу скрылось под маской торжественности и власти, когда она увидела единорожку.

— Твайлайт Спаркл, — сказала принцесса, приближаясь к ней.

Твайлайт поёжилась под её взглядом. После их первой "встречи" она никогда не видела её в столь устрашающем виде.

— Принцесса, я...

— Селестии требуется кто-то, чтобы наблюдать за ней и следить, чтобы она не использовала магию, — начала Луна, прервав единорожку. — Сейчас, конечно, уже прошло немного времени с момента происшествия, но если она попытается сделать что-то из того, что делала тогда, во имя кошмаров Дискорда, я надеюсь в такой момент она не окажется в одиночестве, или рядом с ней будет только кто-то из обслуги дворца... от них не будет пользы. Но, к счастью, ты уже сама вызвалась.

— А? — Твайлайт озадаченно подняла голову. У неё было стойкое чувство, что её только что наказали, но таким способом, от которого она сама бы не отказалась. На первый взгляд это было бессмысленным, но Луна и Селестия были сестрами не только по крови. В её словах была определённая серьёзность, которая подразумевала, что это больше, чем игра, хоть это и выглядело так с первого взгляда.

— Твайлайт, не ты одна беспокоишься о Селестии, — спокойно произнесла Луна, проходя мимо единорожки. Твайлайт почувствовала, что это было не сменой темы, а продолжение предыдущей. — Я ценю то, что ты так быстро пришла ей на помощь, но не надо... — принцесса проглотила подступивший к горлу комок. — Не забирай её у меня, — тихо прошептала Луна. — У тебя, по крайней мере, есть друзья в Понивилле, у меня — только она.

Услышав последнюю фразу, Твайлайт быстро обернулась, полная беспокойства.

— Принцесса... — начала она, но замолкла, увидев, что осталась на мосту в одиночестве.

Луна, телепортировавшись, растворилась в ночи, не оставив Твайлайт шанса помочь ей. Ирония произошедшего не оказала на Твайлайт большого эффекта, поэтому она отбросила своё беспокойство, решив разобраться со всем этим утром, и поспешила к башне, в которой, как она надеялась, её никак не могла дождаться Селестия.

~{C}~

Когда Твайлайт открыла дверь в покои Селестии, она увидела, что принцесса задумчиво разглядывает пейзаж за окном. Аликорн сидела здоровым боком к Твайлайт, и её ожог был скрыт от взгляда, и без этого небольшого несовершенства она казалась сияющей в лунном свете. Ни слова не слетело с языка Твайлайт — настолько единорожка была захвачена открывшимся перед ней видом. Селестия встревоженно повернула голову, услышав цоканье копыт, но увидев, что это была её ученица, расслабилась.

— О, Твайлайт, ты вернулась, — произнесла Селестия, направляясь в её сторону. Свечение исчезло, когда она ушла из круга света, но Твайлайт не обратила на это внимания. Зато заметила нечто, заставившее её напрячься:

— Принцесса, вы что плакали?

Это было очевидно — полосы влажной шерстки сверкали в лунном свете там где слезы проложили себе дорогу вниз по лицу принцессы.

— Ммм? Ох! Я... да, — Селестия неловко закусила губу, как если бы её застали за подготовкой розыгрыша. — Совсем чуть-чуть. Этот день... столько всего произошло. Я только... — она остановилась, не находя нужных слов. — Это странно. Я не знаю. Очень странно слышать от тебя и от Луны что произошло сегодня, странно видеть вашу боль, и я не могу найти виновных в этом, потому что это я причинила вам всю эту боль. Это странно. И я д-даже не могу сама раздеться перед сном, потому что использование магии причиняет мне боль. — она дотронулась копытом до ожерелья на шее, остальные украшения были свалены на столике у кровати. Твайлайт заметила, что без обуви её копыта были абсолютно белыми. Она уже знала об этом, но сама возможность увидеть их вот так была очень редкой, и потому их вид каждый раз притягивал её взгляд.

— Давайте я вам помогу, — предложила Твайлайт. Селестия слабо улыбнулась и, подойдя к кровати, легла на неё. После небольшого размышления Твайлайт последовала за ней. Молча, с помощью магии, она сняла ожерелье и положила его на столик к остальным вещам. — Вам ещё что-нибудь нужно перед сном, принцесса?

Селестия лежала на кровати, её тело утопало в подушках.

— Я...

Твайлайт подалась вперед, чтобы услышать остальные слова, но не дождалась. Похоже, Селестия уснула.

— Я разрешила Луне управлять днем и ночью до Зимнего солнцестояния, — внезапно произнесла она. — Чтобы хоть как-то загладить свою вину и отблагодарить её... за всё.

Твайлайт удивлённо моргнула.

— Ух, это... это сильно.

— Да... — согласилась Селестия, её голос всё ещё звучал далеким. — Я надеюсь, этого будет достаточно.

Наступила неоднозначная тишина, снова прерванная подрагивающим голосом принцессы.

— Твайлайт, останься ещё немного, пожалуйста... — сказала она, коснувшись копытом своей ученицы. — Я не хочу проснуться и опять о тебе беспокоиться...

— Вы беспокоились обо мне? — спросила Твайлайт. — Напрасно... только вы одна пострадали...

Селестия слабо улыбнулась.

— Поэтому и беспокоилась. Можешь себе представить, какими были бы раны любого другого пони от такого удара?

Во взгляде Твайлайт отразился испуг.

— Да...

Селестия вздрогнула.

— Ради всего святого, только не говори мне, что ещё кто-то...

— Больше никто не пострадал, принцесса. Правда, — успокоила её единорожка. Селестия сразу же расслабилась, опускаясь на полушки. Твайлайт в это время пыталась найти слова для объяснения. — Только... — она остановилась и вздохнула. — Я покажу вам утром, — пообещала она. — Но если в двух словах, вам нужна новая магическая лаборатория.

— Я назову её в твою честь, — невозмутимо сказала Селестия. — Только останься здесь.

Молча кивнув, Твайлайт легла рядом. В течение долгого времени они смотрели друг на друга, фиолетовые глаза и пурпурные, убеждаясь в присутствии друг друга, таком необходимом каждой из них.

Через некоторое время, Селестия снова решила заговорить:

— Когда я проснулась, я пришли в голову очень глупые мысли... — призналась она с тревожным выражением лица. — Но когда ты покалечена, испугана и запутана, подобные предположения кажутся менее глупыми и более пугающими, слишком пугающими, чтобы задуматься над их правдивостью. Я не знала, как я получила свои раны. Я посчитала, что на замок напали, и я боялась, что... потому что ты собиралась приехать. В голову лезли ужасные мысли, о том, что тебя... — она неожиданно прервалась и отвела взгляд. — Прости, мне не стоило тебе всё это рассказывать, только добавляя тебе волнения... — прошептала она.

Сердце Твайлайт колотилось, отказываясь успокаиваться. Ей казалось, будто она бежит по углям, и если она остановится, если хотя бы на миг задумается о происходящем, то сразу же сгорит... поэтому она решила рискнуть. Она позволила своим давно подавленным чувствам к её наставнице вновь промелькнуть, пусть всего лишь на мгновение.

— Я здесь для тебя, Селестия.

Твайлайт почувствовала странное покалывание у себя в груди, обращаясь к принцессе напрямую, без титула. Но этот момент был таким открытым, таким уязвимым, почти интимным, что мысли о разнице в их положениях в обществе даже не появились в голове единорожки.

— Спасибо тебе... — прошептала Селестия, глядя в глаза Твайлайт. — Ты можешь остаться ещё немного? До утра? — от радости сердце единорожки чуть ли не выпрыгивало из груди. — Боюсь, я опять проснусь, не понимая, где я и что происходит, — призналась Селестия, теребя простыню копытом. — Я не хочу... снова испытать страх из-за подобного. Это не слишком эгоистично просить тебя об этом?

— Нет, конечно же нет, — честно ответила Твайлайт. — А почему должно?

— Из-за Спайка, — сказала принцесса. — Он не должен просыпаться в одиночестве из-за меня.

Твайлайт задумалась. У неё не было подходящих аргументов, чтобы противопоставить их фразе принцессы.

— О... не беспокойтесь. Вы ведь проснетесь на рассвете, не так ли? — Селестия кивнула, и Твайлайт улыбнулась. — Тогда никаких проблем! Я вернусь ещё до того, как он проснётся. Даже если я опоздаю, он знаком с замком. С ним будет все в порядке, — её взгляд стал мягче. — Сейчас я нужна вам больше.

Селестия обдумала это и печально усмехнулась:

— Присматривать за взрослым аликорном вместо маленького дракона. Святые небеса, я чувствую себя жалкой.

— Не стоит... — мягко ответила Твайлайт, поглаживая её гриву, пытаясь успокоить принцессу.

Это сработало. Она улыбнулась, её веки закрылись, и принцесса начала засыпать.

— Ты так добра ко мне... — прошептала она. — Спасибо, что осталась...

Несколько вариантов ответа промелькнуло в голове Твайлайт. «Пожалуйста». «Всегда рада». «Я люблю тебя».

Тот, который она выбрала удивил её.

— Как давно хоть кто-то делал для вас подобное?

Ухо Селестии дрогнуло в знак того, что она услышала вопрос.

— Вечность... — выдохнула она и уснула.

Твайлайт сидела, застыв, боясь пошевелиться, чтобы не разрушить этот волшебный момент. Она смотрела, как спит Селестия, завороженно наблюдая за её гриву, которая даже сейчас развевалась от неощутимого для простых пони солнечного ветра.

«Ты можешь сделать это. Это как пижамная вечеринка», — сказала сама себе Твайлайт. «Эпплджек и Рарити ведь спали в одной кровати, когда были у меня? Это то же самое». Немедленно успокоившись, Твайлайт накрыла большим одеялом себя и Селестию. Она повернулась и прижалась спиной к ней перед тем как уснуть. Она не могла питать каких-либо иллюзий по отношению к ней, только когда не смотрела на спящее лицо своей наставницы.

Это была большая кровать, но Твайлайт знала, что сможет уснуть только рядом с Селестией. Её сердце всё еще танцевало в груди, и она молилась, чтобы оно не споткнулось. Когда подобное случилось в прошлый раз она думала, что умерла.

~{C}~

Селестия проснулась, но еще не открыв глаза ощутила как что-то теплое прижимается к ней. Она осталась неподвижной; телом и душой она плыла в по грани между сном и реальностью, наслаждаясь чувством близости к своей ученице, которая неосознанно прижалась к ней по сне.

Она слушала мерные вдохи и выдохи единорожки, которые сливались в мирную симфонию глубокого сна. Она улыбнулась, ощутив почти что опьяняющий запах мускуса с оттенками... лаванды и жасмина, без сомнений так пахло мыло Твайлайт.

Возвращаясь к своему спокойному сну, Селестия ещё сильнее прижалась к своей любимой ученице. Она чувствовала, что это было правильно.