Достижение разблокировано

У поняши выдался свободный вечерок. Самое время спасти очередную принцессу.

Флаттершай

Песни леса

Писался для конкурса "ЭИ 2016".

Флаттершай

Клопфик, названия к которому мы не придумали

Чем двое дурных и скучающих магов могут заняться после работы? Узнать из первых уст, правду ли пишут в некоторых фанфиках. И, казалось бы, причем тут пони?..

Трикси, Великая и Могучая Человеки

Твай и Диана: Осенние дни

Казалось бы, какая мелочь — слезы Пинки Пай вдруг оказались сладкими. В конце-концов, это же Пинки Пай! Мало ли чего в ней странного. Она же состоит из странностей от носа до кончика хвоста! Так подумали бы, наверное, все... но только не Твайлайт. Единорожка не смогла справиться с любопытством и пошла понимать, в чем тут дело. И никогда бы не поверила, куда ее в конечном счете приведут эти поиски.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Лира Мод Пай

Лили Сноу: Опыт Вечнодикого Леса

Среди своих друзей Лили Сноу давно прослыла неудержимой авантюристкой. С самого раннего детства она влипала в такие переделки, что взрослые только головой качали. Но что случится, если она влипнет в довольно серьезную авантюру, которая заставит ее остепенится?

ОС - пони

Там, за горизонтом

История о том, куда попадают злодеи после того, как их победили, а также о двух идиотах.Внимание! В огромных количествах присутствуют ненорвмативная лексика, насилие, юмор разной степени черноты. Вы читаете это на свой страх и риск.

ОС - пони Найтмэр Мун

С тех пор, как огонь правит небом

Материалы по битве при Жмерии, которая по сути определила границы территории народа грифонов и право на обладание Элементами Гармонии.

ОС - пони

Sunset Shimmer: Harmony is me

В жизни Сансет происходят большие перемены; появляются новые враги; новые друзья. Продолжение читайте в фанфике.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Переспать с королевой

Угодив из ледяной пустыни в тюрьму, королева ощутила потребность в постоянном обществе.

Человеки Король Сомбра

Эхо далекого прошлого

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии правили две сестры… Занятная история, правда? У сестры всегда был талант к сочинению всяких историй, но стоит отдать должное, эта история является её шедевром. Все учтено, ничего не пропущено… и ни слова правды.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2. Проблемы космологического масштаба

Глава 1. Прибытие

Глава, в которой наш герой осознаёт своё новое положение и знакомится с реалиями окружающего мира.

Я проснулся от осознания того, что проспал и уже не укладываюсь в график, и придётся снова всё переделывать и догонять упущенное ночами. Окончательно придя в состояние паники, попытался выбраться из кровати, но запутался в одеяле и благополучно свалился на пол, благо падать было невысоко.

Удар позволил отвлечься, унять приступ паники и перетряхнуть мысли, ведь никаких особых планов на сегодня не было, да и в офисе предстоял обычный рабочий день, даже совещаний не предполагалось. Откуда же такая уверенность в том, что я могу не уложиться в график?

Ладно, надо вставать и проверить, что Спайку есть чем позавтракать. Я-то ладно, но вот молодому дракону режим питания нарушать нельзя… Стоп! Какому ещё дракону?! Попытка постучаться головой о доски пола для реинициализации состояния мозговых извилин — провалилась. Точнее, удар получился хорошим. Вот только результат вышел странным, лоб удара не почувствовал, а вот вся черепная коробка чуть ли не загудела, да ещё и шея хрустнула, а в том месте, куда должен был прийтись удар, поселилась тупая ноющая боль. Японские боги, демоны и их родня… Надо срочно подниматься. Рефлекторно потянулся потереть ушибленное место, но, уже поднеся руку ко лбу, я услышал глухой стук, как будто постучал по кости чем-то твёрдым, и вдобавок ко всему, я не чувствовал пальцев. Что за хрень тут творится?! Зажмурившись покрепче и глубоко вздохнув, я открыл глаза и уставился на свою руку.

Открывшаяся передо мной картина заставила надолго впасть в ступор. Вместо родной конечности я наблюдал миниатюрное, можно даже сказать, милое копытце, переходящее в не менее милую то ли руку, то ли ногу, покрытую короткой, но очень плотной фиолетовой шёрсткой. Вытаращившись на сию конечность, я так и просидел ещё пару минут, просто смотря на явно не принадлежащую мне часть тела, и в тоже время по непонятной причине такую знакомую. Вот, например, этот мелкий едва заметный шрамик остался со времён жеребячества как память о первой, не совсем удачной попытке покорить домашнюю лестницу.

Так, ладно, лежать и рефлексировать можно бесконечно, надо попытаться встать и разобраться в произошедшем, а ещё лучше зеркало найти. Ибо, скосив глаза вверх, я понял, обо что ударился в первый раз — кончик довольно острого витого рога того же цвета, что и шёрстка, который явно рос из принадлежащей мне сейчас головы. Глупо хихикнув, всё же решился подняться на ноги.

Кое-как взгромоздившись на все четыре копыта и постояв, привыкая к новому положению, осмотрел комнату. Симпатичная такая спаленка, по-другому и не скажешь, обставленная мебелью явно не фабричной работы, собранной из досок, покрытых витиеватой резьбой. В остальном же вполне себе «человеческая» спальня, вот только потолки явно выше привычных, сейчас, без точных ориентиров, оценивать сложно, но навскидку я бы дал им метра четыре, если не больше. Вот и высокое ростовое зеркало, стоящее на другом конце комнаты между двумя шкафами, именно оно мне сейчас и требуется.

До зеркала я дошёл, уже уверенно держась на всех четырёх, слава не знаю кому, моторные рефлексы прежнего владельца тела сохранились полностью — пока не задумываешься о том, как сделать то или иное движение, всё проходит на ура, а вот с осознанным контролем над телом придётся разобраться, если я здесь задержусь. Из отражения на меня смотрела миленькая, по-другому и не скажешь, лошадка, точнее даже пони, всё той же фиолетовой расцветки, с тёмно-синими, почти чернильными, гривой и хвостом, а также одним рогом и парой крыльев, которые, как будто ожидая, что о них вспомнят, расправились во всю немаленькую ширину и сложились обратно без участия сознания в этом процессе. Однако всё меркло на фоне того, что пони оказалась кобылкой. Об этом говорили и симпатичная мордашка, отражающаяся в зеркале, и подробное изучение тела поняши. Заодно узнал, что с пони она если и имеет родство, то очень-очень отдалённое, лошадь анатомически не сможет так изогнуться, да и пропорции тела совершенно другие.

Кстати, очень уж интересное строение копытца, сама конечность очень гибкая, и в дополнение на бабке есть довольно большой, хоть и выглядящий рудиментарным палец, в итоге между копытом и бабкой можно зажать предмет подходящего размера. И как показал эксперимент по обхватыванию собственного рога, сжать можно с заметной силой, забавные, кстати, ощущения: как будто на руку надели крайне плотную и твёрдую снаружи варежку. Проверил возможность прямохождения в этом теле. Оно доступно, но очень «неестественно», ибо постоянно приходится балансировать, напрягая чуть ли не все мышцы корпуса, а значит, врождённых рефлексов, облегчающих движение только на задних конечностях, у пони нет.

— Ну и что мне теперь делать? — спросил я отражение, заодно убедившись, что поняша вполне себе говорящая, да и голос приятный имеет.

Выходить из комнаты на разведку решительно не хотелось, так что я занялся детальным осмотром помещения, в котором оказался, это продолжалось до тех пор, пока снаружи не раздался какой-то шум. В помещение этажом ниже явно кто-то ввалился, причём не один.

— Спайк! — чей-то громкий оклик заставил меня вздрогнуть, — Спайк, ядрёна кочарыжка, подъём! Где Твайлайт?

— Да спит она ещё, — ответил сонный и явно детский голос внизу. — Вы чего в такую рань пришли-то? Селестия только-только подняла солнце, могли бы… — фразу прервал сочный такой зевок.

Дальше я уже не слышал. Имя, которое назвали внизу, разбудило память хозяйки тела, и сознание унеслось по коридорам чужих воспоминаний. Обратно в бренный мир меня вернули голоса, раздававшиеся над ухом:

— Да что ж это такое, неужели эпидемия?

Голова раскалывалась и кружилась так, что я не рискнул сразу открывать глаза. Хотя этого того стоило. Я узнал многое как о самой хозяйке тела и её способностях, так и об окружающем мире. И этот голос тоже оказался знаком, он должен был принадлежать белой единорожке по имени Рарити, местной модельерше.

— А может-может, холодной водой облить? — Это уже розовое недоразумение Пинки Пай, местная кондитерша, тамада и просто трансцендентная пони. — И разбудим, и для здоровья, говорят, полезно…

— Не думаю, что ей понравится такое пробуждение, — осадила своих подруг Эпплджек, земная пони, местная специалистка по выращиванию яблок.

— Так, Спайк, срочно нужно позвать медпони. — Резкий дерзкий голос, явно местная задира-пегаска Рейнбоу Дэш. — От пустого сидения дело не сдвинется с мёртвой точки.

— Может, всё же отправим письмо принцессам? — Этот мягкий голосок ни с кем не перепутать. Флаттершай, тихоня-пегаска, даже воспоминания о ней пробуждал желание потискать этот жёлто-розовый комочек кавая. Вот только сами интонации её речи были какими-то совсем непохожими на те, что были в воспоминаниях хозяйки тела.

— Смотрите-смотрите, ухо дёрнулось, значит, сейчас проснётся, а ещё у меня Пинки-чувство, и это явно не к добру! — Надо подняться и вживую осмотреть подруг молодой принцессы, и заодно сообщить о возникших проблемах.

— О, Твай, ты проснулась?! У нас беда! Флаттершай говорит, что она это совсем не она. Точнее снаружи она Флаттершай и даже знает всех нас, но почему-то считает себя совсем-совсем не собой и, — розовая набрала побольше воздуха и практически прокричала, прыгая на месте при этом, — зверушки от неё разбегаются! — Словесная очередь снова заставила меня зажмуриться и прижать уши копытами к внезапно заболевшей голове, судя по всему, походы по чужой памяти даром не проходят.

— Боюсь, я огорчу вас ещё больше, — обеспокоенные взгляды поняш скрестились на мне, — я тоже не Твайлайт. — Дружный панический вздох-вскрик пролетел по комнате, относительно спокойной осталась только жёлтая пегаска. — Если быть точнее, тело явно принадлежит молодой принцессе, а вот что тут делает моё сознание ещё надо выяснить, и по возможности вернуть всех на свои места.

— Вот об этом я вам и твердила всю дорогу. И тело, и метка на крупе явно принадлежат Флаттершай, а вот сознание тут моё, — разбил тишину голос пегаски.

— Но что нам делать?! Что делать?! Что делать?! — повторяла розовая поняша, прыгая на потолке вниз головой. Судя по всему, такой сюрреализм был в новинку только для пришельцев, местные остались безучастны такому грубому нарушению законов физики, а вот наши с Флатти челюсти явно стремились узнать, что находится в ядре этой планеты. Ан нет, радужногривая пегаска попыталась снять Пинки с потолка, ухватив зубами за хвост, остальные стали ловить розовую внизу.

— Пока местные отвлеклись, — начала подлетевшая ко мне… пусть будет Флаттершай для определённости, — нам бы тоже надо решить, что делать, согласна?

— Всенепременно, но только одна поправка. Я согласен — делать что-то надо.

— Серьёзно? — Мне осталось только кивнуть в ответ.

Следующие несколько минут все наблюдали уже за жёлтенькой. Она лежала на спине и просто неприлично ржала, махая копытами в воздухе.

— У-у-у, не могу. Я думала — это я так попала, а ты, Твай… — её снова свалил приступ смеха.

— Так, пока первая пострадавшая приходит в себя, начнём совет! — привлёк я внимание к себе. — Вот ты, Спайк, как самый адекватный среди присутствующих скажи, что нам теперь делать?

— Ну, если бы тут была настоящая Твайлайт, то она бы обязательно написала бы письмо Селестии.

— Устами младенца глаголет истина, — для повышения важности фразу поднял копыто вверх.

— Эй, я не младенец! — возмутился драконыш.

— Хорошо, маленький муж, пиши письмо правительнице…

— А что писать?

— Опиши наши проблемы вкратце. Подробности будем выяснять при личной встрече. — Дракончик начал что-то яростно строчить на взятом с полки свитке. — Написал?

— Ага.

— Подожди секунду, — остановил я Спайка, уже собравшегося отправить свиток.

Прикрыв глаза, я сосредоточился на доступной мне памяти Твайлайт, а если быть точнее, на тех воспоминаниях, в которых она занималась магией. Местная заклинательная система оказалась крайне занимательной вещью: дикой помесью средневековых рецептов, чистой интуиции и, как ни странно, точного математического расчёта. Так что осталось применить собственные знания, влить немного силы — рог со свитком окутались лёгкой фиолетовой дымкой — и проделать задуманное. С хлопком в воздухе появился второй свиток, точная копия первого.

— Вот теперь отправляй. Первый — Селестии, а второй — Луне. Меня не покидает ощущения приближающихся проблем, и лучше перестраховаться.

Дракончик по очереди сжёг свитки в своём пламени, получившиеся лёгкие облака дыма сформировали небольшие струйки и уплыли куда-то через щель в окне.

— И сколько обычно приходится ждать ответа? — спросил я в пространство.

— Когда как, — ответил дракон, — но обычно в течение дня от принцессы приходит ответ.

— Тогда, чтобы не терять времени, предлагаю устроить мозговой штурм. Надо вспомнить всё необычное, что произошло в городе вчера или сегодня ночью. Все согласны?

Я осмотрел, находящихся в помещении, поняш. Всё-таки какие они милые, даже вполне взрослые, а уж жеребята… вполне достойные конкуренты щенкам и котятам. В памяти всплыла местная троица нарушителей городского покоя… Так, главное держать себя в руках, ну точнее в копытах и не начать тискать всех подряд. ЭйДжей явно что-то заметила в моём взгляде, так как довольно резво отшатнулась от меня.

— Это, определённо, правильная идея, — согласно кивнула белая единорожка, — но боюсь, я ничем помочь не смогу. Вчера весь день до вечера я была в своём ателье, такой большой заказ пришёл, — всплеснула она копытцами. — Пришлось лечь совсем поздно, уже под утро. И я точно не просыпалась, пока меня не разбудила Дэши.

— Так, Дэши, теперь ты, — указав копытом на радужную пегаску, я чуть не потерял равновесие, пришлось помочь себе крыльями.

— Мы с Флаттершай договорились, что я пойду с ней смотреть на миграцию каких-то редких бабочек. Ну, подлетаю я к дому, постучалась, а в ответ тишина. Толкнула дверь, а она открыта, что уже странно — Флатти всегда закрывается на все запоры. Я уже беспокоится начала, зашла внутрь, а там нет ни одной зверушки! Саму Флатти я нашла в её спальне, совсем неадекватную, она чуть ли не по потолку бегала, а уже когда меня увидела, чуть не зашибла. Я и не знала, что у нашей Флатти может быть такой удар копытом, — Рейнбоу демонстративно потёрла ушибленный бок. — Причём отбивалась она от меня весьма профессионально, а уж ругалась как затейливо. Кстати, надо будет записать, а то забуду. — Жёлтая пегаска покраснела и, укрыв голову под крылом, отвернулась.

— Рейнбоу Дэш, что ты такое говоришь?! — возмутилась белая единорожка. — Приличной пони не пристало употреблять такие слова.

— Да ладно, забавно же, — махнула копытом радужная.

— Дэши! — к возмущённой Рарити присоединилась ЭйДжей.

— Ладно-ладно, — покивала она, но, склонившись к Флаттершай, что-то прошептала ей, та отрицательно помахала головой.

— Так, Дэш, что было дальше? — я решил вернуть диалог в конструктивное русло.

— Я смогла с ней справиться и связать, но вот нести куда-то больную в одиночку было бы неудобно. Так что я сгоняла до Рарити, она ближе всех живёт, уже на обратном пути встретили Пинки. В общем, мы кое-как успокоили Флатти, а она, мол, я не Флаттершай. Да я от такого заявления чуть летать не разучилась.

— А меня, а меня разбудило Пинки-чувство! Я знала, что-то страшное случилось, — вмешалась розовая.

— Потом мы посовещались и решили идти к тебе, ну то есть к Твайлайт, — закончила Рейнбоу.

— ЭйДжей, а может, ты нам что-нибудь расскажешь?

— Да вроде ничего странного, на ферме день прошёл как всегда.

— Гм… это-то и странно: ведь что-то где-то должно было произойти…

— Хотя знаешь, Твай… Слушай, а как нам вас звать, если вы — не вы?

— Зовите как раньше, чтобы путаницы не создавать, а там разберёмся.

— Хм… В общем, я видела странную вспышку в стороне Кантерлота, когда довольно поздно возвращалась с дальнего сада, но мне могло и показаться…

— Нда, негусто. Будем надеяться, что принцессы разберутся.

— Раз всё решили, может, позавтракаем? — предложила радужная.

— Думаю, Твайлайт не будет против, если мы воспользуемся её кухней.

— А ты не знаешь, где у неё продукты?

— Нет, я, если честно, не знаю, что пони едят.

— Как так?! — воскликнула Пинки.

— А вот так, мне доступна часть памяти Твайлайт, но не вся. Флаттершай, а у тебя как дела?

— Почти так же, только я помню всё детство этой пони в Клаудсдейле и совершенно отрывочные воспоминания после падения… Я, собственно говоря, проснулась из-за кошмара, в котором падаю на землю, а у тебя как с этим дела?

— Местами… Помню только отрывки или вообще большей частью энциклопедические знания.

— Тоже негусто…

— Ладно, дамы, не время предаваться унынию! Вы же подруги Твайлайт и Флатти, так? — Поняши дружно кивнули. — Тогда давайте вернём ваших подруг на место, ну и нас обратно, — и подскочив на все четыре копыта, я прошёлся туда сюда по комнате. — Значит так, для начала все завтракаем, затем, Рарити, останешься со мной поможешь разобраться с магией.

— Но я же…

— Ты единорог — это главное. ЭйДжей, Дэш и Флаттершай, на вас — тщательное изучение дома Флатти и окрестностей. Пинки.

— Да! — Бьюсь об заклад, она только что телепортировалась, ибо мгновение назад Пинки была на кухне.

— Для тебя у меня особое задание.

— Юху!

— Тщательно проверь Понивиль на предмет новых пони или любых других… разумных. И главное — тайно!

— Уря, шпионские игры! — Пинки подпрыгнула, на ней внезапно оказался обтягивающий костюм чёрного цвета, со второго прыжка она пробежалась по стене и выпрыгнула в окно.

— Я так понимаю, завтракать она…

— Будет! — донёсся с кухни голос розовой поняши. Надеюсь, у меня не такая глупая морда лица, как сейчас у жёлтой пегаски. — Ну, где вы там, я уже всё принесла!

— Э… Она всегда такая?.. — Флатти дёрнула крыльями, явно выражая недоумение.

— Это же Пинки Пай, — ответила Дэш, как будто это всё объясняло.

После завтрака типа «мечта сладкоежки», организованного розовой поняшей: на столе был торт и целый выводок разных пирожных — поняши разбежались по заранее определённым маршрутам. Мы же с Рарити и Спайком занялись разбором местной магической системы. Единорожка могла давать лишь общие советы, а вот дракон оказался начитанным малым. В общем, к обеду я смог утрясти знания о местной магии и привычные мне законы физики и увязать всё это на привычную же математику. Хотя тут, скорее всего, сыграло роль, что сама поняша по призванию была той, кого в фэнтези книжках про всяких там эльфей назвали бы архимагом.

Спайка я не удержался и потискал, драконыш оказался на удивление мягким и возмущаться не стал, судя по всему, его хозяйка тоже частенько уделяла ему знаки внимания. Во всяком случае, его «Твай, хватит, отстань» он выдал скорее по привычке. Теперь на очереди на тисканье поняши, не знаю, как долго я ещё продержусь, они тут все, даже взрослые, милые как котята, а уж когда я увидел в окне пробегающую тройку жеребят, как их обозвала Рарити — меткоискателей, я вообще выпал в нирвану. Спасибо Спайку — деликатно уронившему мне книгу на голову. И пусть не делает такие честные глаза, ни за что не поверю, что он это случайно. Хм, я буду не я, если Рарити не приревновала… Судя по всему, смешанные пары тут не осуждаются обществом. Сравнив размеры потенциальной пары. Н-да, не скоро они перейдут к делу, так сказать. Заметив мой оценивающий взгляд, белая единорожка отчаянно покраснела, сквозь светлую шёрстку всё прекрасно было видно, и начала передней ножкой пытаться проделать в полу дыру.

— Что-то не так, Рарити?

— Нет-нет, всё в порядке.

Если вернуться к магии, то магами тут были все. Правда у «земных пони» — поняш, которых природа обделила чуждыми для лошадиных конечностями, вся она была завязана на сам организм. Их максимум был в контактном телекинезе, в чём те же гончары достигали потрясающих высот по тонкости манипуляций, но не это главное. Текущая в них магия укрепляла этих пони, делала значительно сильнее и выносливее. Взрослый земной понь-жеребец без труда (правда, с разбега) проломит стену в один кирпич и отделается при этом парой синяков и шишек.

Вторыми по уровню владения магии были пегасы. Все они инстинктивные маги по стихии воды и воздуха, однако прямое управление силой доступно единицам. При этом группа пегасов способна управлять воздушными потоками на значительной территории, а уж их крылья — природный антигравитатор, завязанный на мускулатуру и ей же контролируемый, так и вовсе шедевр местного творца. Шутка ли, самые быстрые пегасы могут разгоняться до сверхзвуковых скоростей, создавая так называемый «радужный удар», когда взрывная волна от преодоления звукового барьера несла в себе и концентрированный поток магической энергии, создавая характерные радужные кольца, окрашенные в цвета магии этого самого пегаса.

Затем идут единороги. Их потоки магии не так тесно связаны с телом и позволяют творить маленькие чудеса и даже локально «нарушать» местные законы физики за счёт взаимодействия с мировыми потоками энергии. В зависимости от плотности свободного потока и выносливости варьировалась и сила магии — от простых иллюзионистов до тех же архимагов.

Самыми последними идут аликорны, местные мутанты, обладающие признаками всех рас, сильные как земные пони, крылатые, да ещё и маги совершенно нетривиальной силы. Собственно, на этом и заканчиваются вся доступная широким массам информация о принцессах. Остаются, конечно, ещё сказки и легенды, но доверять таким источникам я бы не стал.

— Мне кажется, или Твайлайт не всегда была аликорном? — спросил я в пустоту.

— Не кажется. Она родилась единорогом и превратилась в принцессу прямо у нас на глазах. Это случилось, когда Твайлайт изучала книгу, которую прислала ей принцесса Селестия. Она смогла завершить древнее заклинание, которое создал когда-то сам Старсвирл, и решила провести эксперимент, но для его работы потребовались все Элементы Гармонии, — пояснила единорожка. — Это было восхитительно!.. Мы сначала подумали, что всё, доэкспериментировалась наша Твай, и остался от неё один пепел на полу, а потом увидели падающую звезду, которая приземлилась перед домом и превратилась в Твайлайт. Потом и сама Селестия появилась, сказала, что Твайлайт Спаркл теперь принцесса — это было так трогательно.

— Ага, а как потом ругалась Твай, когда училась летать на появившихся крыльях, — прокомментировал более прагматичный драконыш.

— А куда потом пепел делся?

— Какой пепел? — вернулась в реальность белая единорожка.

— Который остался от прежнего тела Твай?

— Не знаю… — та с удивлением уставилась на меня.

— Я тоже. Зато могу показать, что осталось на месте эксперимента, — вставил Спайк, сдвинув круглый коврик, лежащий в центре комнаты, открыв выжженный на досках пола глиф в виде метки Твайлайт. Однако если присмотреться… Мать честная, это же классическая гексаграмма со сложнейшей системой печатей, причём многократно вложенных.

— Вот-вот, Твай тоже так же выглядела, когда первый раз увидела. Мы потом два дня из библиотеки не вылазили, но ничего похожего найти не смогли.

— И вообще, при чём здесь это?! Нам надо искать способ вернуть Твайлайт на место, а не тратить время попусту, — возмутилась Рарити.

— А затем, моя дорогая, что Твай полностью переродилась, во всяком случае, её тело было создано заново, и не факт, что метод, подходящий для пони, подойдёт для аликорна…

— Это почему ещё? — возмутился дракон. — Твай рассказывала, что с анатомической точки зрения…

— Фенотип и физиология тут совсем не важны, — перебил я малыша. — Аликорны бессмертны, и с учётом трансформации, мне кажется, что и не совсем материальны. Если я правильно понял, каждый из аликорнов — это осознающий себя эгрегор какой-то идеи в виде материализовавшейся энергии, что объясняет как способности принцесс, так и их бессмертие. Пока пони будут верить в солнце, луну и магию, принцессы будут существовать, а так как всё это неотъемлемая часть жизни, сами понимаете…

— А как же Каденс?

— Не знаю такой, — покачал я головой

— Ну, тоже аликорн, заведующая любовью, она правит кристальной империей.

— Значит, и она тоже.

— Это получается, прежняя Твайлайт тогда умерла?! — воскликнула белая единорожка.

— Не думаю. Скорее просто сменила тело на более функциональное.

— Брр, — Рарити помотала головой. — Бедный Спайк, Твайлайт же с тобой всё время так разговаривает?

— Бывает и хуже, — пожал плечами дракончик. — Да и привык я уже, иногда она очень интересные вещи рассказывает. Один раз, помню…

Пока дракончик распускал хвост перед Рарити, я начал курсировать туда-сюда по комнате, пытаясь утрясти мысли. Если аликорн действительно не полностью материальное существо, тогда смена сознания для него не просто легко выполнима, но и является одной из способностей. С другой стороны, она привязана к эгрегору «магия», а значит, и вернуться для неё не должно быть такой уж сложной задачей. Хьюстон, у нас проблемы, сущность, которая способна удерживать нематериальное сознание, явно является чем-то в высшей степени необычным и опасным.

С другой стороны, телом управляю сейчас я, и получается, я крут немеряно, или это просто контроль физической оболочки?.. Если вспомнить сегодняшнее утро, телекинезом пользовался на автомате благодаря памяти, с её же помощью воспроизвёл заклинание копирования. Теперь надо сотворить что-то достаточно масштабное, но безопасное — проверить пределы силы, и кажется, я уже знаю, в какой области стоит искать подходящий вариант заклинания.

— Спайк, казанова ты малолетний, где у Твайлайт книги по пространственной магии?

— Второй шкаф, на самом верху. Ими пока не пользовались — слишком сложно было для Твайлайт, она пока освоила только телепортацию на короткие расстояния…

— А я всё же хочу проверить, — ответил я, отправляясь к полке у дальней стены. На пятой книге нашёлся подходящий спелл — «Отражённая реальность». Пространственный карман с локализованным входом, инверсный по отношению к отражаемому пространству. По сути — расширение комнаты на точную зеркальную копию, сама материя копируется для поддержания растущего кармана, потом её можно удалить и использовать объем по своему усмотрению. Сказано — сделано.

Нужен материальный предмет типа зеркала для облегчения концентрации. Лёгких путей не ищем, создадим зеркало магически и крепим его к пустой стене. Теперь сам спелл, схема головоломная, но достаточно выстроить её целиком, дальше она самостабилизируется. Через полчаса и два десятка шуток про помощь в макияже мне удалось построить каркас аркана и начать наполнять его силой. Всё больше и больше увеличивалась плотности потока магии, уже рог стал не выдерживать напора. Стоп, а раз сила наполняет вообще всё тело, зачем пропускать весь поток только через рог?!.. Плотность потока магии, когда он стал испускаться всей поверхностью тела, тут же возросла ещё на порядок. Затем внезапная вспышка, ослепившая всех в комнате — и после того как из глаз пропали зайчики, я увидел перед собой на месте зеркала проход в комнату, точную копию той, в которой мы находились, даже за окнами тот же самый пейзаж, вот только открыть их было нельзя. Погуляв по новому помещению, я убедился, что всё так, как описано в книге: все предметы отзеркалены, книги и текст в них те же, только, опять же, без зеркала их не прочтёшь. А вот живые организмы не отразились: вон пустая ваза на столе стоит, хотя в основной комнате в вазе стояли цветы.

— Вот ничего себе!.. — раздался восхищённый голос Спайка.

— Да, теперь я верю, что она принцесса, — поддержала его Рарити.

— Неужели Твайлайт не показывала вам ничего подобного? — спросил я, повернувшись к вошедшей в новую комнату парочке. Не понял, почему они стали ниже, или?.. Тут же создав ещё одно зеркало, я уставился на новое отражение Твайлайт. В зеркале теперь отражалась молодая аликорн. Все признаки были на месте: почти на две головы выше других поняш, грива с хвостом — полуматериальные и движутся по каким-то особым законам и под влиянием неведомых ветров.

— Япона бабушка, — только и смог выдавить я. — Надеюсь, Твайлайт меня в грунт не закатает за то, что я сотворил с её телом, — потрогав то фантомное нечто, что стало заменять гриву, убедился в её материальности. На ощупь как будто пытаешься двигать рукой в «сухом» киселе, тактильных ощущений почти нет, но что-то мешает движению копыта, причём довольно сильно.

— Ты не волнуйся, за такую красоту тебе всё простят, а не простят, я защищу, — утешила меня Рарити.

— Ну, раз так, то верю и всецело на тебя полагаюсь. — Так, держать себя в руках, нельзя её тискать, ещё не так поймут.

В этот момент со стороны входной двери донеслись голоса поняш, толпой ввалившихся в библиотеку. Судя по активно участвующей в диалоге Флаттершай, наша попаданка влилась в коллектив.

— Ну и какие результаты? — спросил я.

— Никаких! Никого нового или необычного в городе не появлялось! И Пинки-чувство молчит, — раздалось у меня за спиной, я дёрнулся от испуга и, запутавшись в конечностях, кубарем влетел в холл. Как, ну вот КАК Пинки могла оказаться у меня за спиной, когда я стоял в единственном проходе, ведущем в отзеркаленную комнату? Однозначно в родственниках у неё были не только пони.

— Ух, ты! Так Твай теперь совсем как Селестия! А как это у вас получилось?! — прыгало вокруг меня это розовое недоразумение, непрерывно тараторя. Секунд через сорок я перестал воспринимать её речь и обречённо лёг на пол, накрыв голову копытцами.

— Пинки, прекрати, не видишь, ты его совсем заболтала! — вмешалась жёлтая пегаска.

— А ты, жеребец, чтобы вёл себя прилично, пока управляешь телом Твайлайт! Ты меня понял?! — открыв глаза, я обнаружил перед собой лицо Дэш. И это оказалось последней каплей, даже напускное сердитое, оно было такими милым. В общем, повалив её на пол, просто прижался к ней и опять закрыл глаза. Полежать спокойно не дала сама пегаска, которая начала активно вырываться.

— Я-аблочки мои наливные, вы токмо посмотрите на этих развратниц! — рядом оказалась ухмыляющаяся ЭйДжей. — Всё, Твай, хорош… отпусти её и айда обедать. Мы, кстать, всё принесли, заодно и расскажете, шо вы тут накуролесили.

Обед проходил спокойно, я бы даже сказал, размеренно, ибо было достаточно вкусно, чтобы не отвлекаться на разговоры. Я же вообще старался лишний раз не смотреть на подруг Твайлайт, чтобы снова не попасть под обаяние этих милашек. Флаттершай это заметила и теперь не могла удержаться от улыбки каждый раз, когда бросала взгляд на меня. Ну ничего, я ещё отомщу, она будет следующей жертвой. Рейнбоу тоже стала поглядывать на меня, но в её взгляде было что-то мечтательно-оценивающие, похоже, я всё-таки подставил владелицу этого тела.

Идиллию прервали две поньки, ввалившиеся в библиотеку — Лира и Винил, имена их подсказала чужая память. Кобылки задыхались от быстрого бега — судя по всему, неприятности всё-таки нашли нас.

— Твай… лайт, — выдавила из себя более бодрая Винил. Выхватив телекинезом чашку чая из копытец Рарити и залпом выпив содержимое, она продолжила: — Там это, гвардейцы арестовали мэра без каких-либо объяснений, а его секретаря побили и не дали отнести его к доктору. Они совсем не обращали ни на кого внимание и чинили… это, как его — беспредел. Я думаю, это вовсе не они — это перевёртыши напали! Надо срочно сообщить принцессе Селестии!

— И главное, когда мы убегали, они явно шли в сторону библиотеки, — вставила своё слово Лира. Ну же, сосредоточься, да, они миленькие, но тискать — это будет совсем перебор. Тем более с Лирой Твайлайт особо не общалась, та в библиотеке изредка брала местные сборники легенд, в которых были мифы о людях, кстати…

Ответить нам не дали ввалившиеся во входную дверь «гвардейцы» — жеребцы в характерной золочёной броне. Часть из них вломились через окна, и судя по звону, влезли ещё и на второй этаж.

— Именем верховного совета! Твайлайт Спаркл, вы и ваши подруг… Элементы Гармонии, — поправил гвардеец сам себя, — арестованы по подозрению в государственной измене! — прокричал один из гвардейцев и двинулся в нашу сторону, явно не намереваясь кормить нас печеньками.

Мозг лихорадочно перебирал варианты поведения… Нет, арест — это не наш метод, да и не Твай я всё же, чтобы так спокойно сдаться на милость властей. Поэтому сначала надо выяснить, что вообще происходит, и желательно выяснять это подальше отсюда. Нужно тайное место, куда не сразу сунутся и вообще не будут нас там искать… Тайник! Тайник в старом замке, там, где Твай нашла старый дневник принцесс. С тех пор только банда Гармонии решалась ходить к замку, да пару раз туда забредала зебра. Так, а теперь главное не напортачить… Раз, окружить полем всех подружек. Два, задать вектор перемещения. И три, подготовить канал для перемещения и влить побольше энергии, как-никак восемь поняш весят немало. После чего яркая вспышка ослепила всех находящихся в помещении, оставив нападавших с пустыми копытами.

Выпали из портала мы довольно удачно. Я целился в главный холл, он был относительно чистым и, главное, пустым, так что можно было не бояться появиться среди обломков или внутри стены. Все поньки, кроме троих, удачно приземлились на ноги, но вот Рарити, Лиру и Винил успели связать. В итоге им пришлось упасть с высоты двух метров. Лира так и вообще громко вскрикнула при падении, а я понял, что голова мне дана только для того, чтобы есть. Ну что стоило удержать в воздухе не только себя, но и остальных понях? Ладно, надо исправлять содеянное, опустившись на пол и сложив крылья, побежал к салатовой единорожке, попутно уничтожив верёвки на связанных подругах.

— Лира, ты в порядке?

— Нога… — выдавила она, давясь слезами. Остальные пони собрались вокруг.

Так, для начала диагностика. Визуально с конечностью всё в порядке. Наложив обезболивающие заклинание — Твайлайт, молодец, готовилась к оказанию первой помощи — запустил диагностическое заклинание.

— Ух ты, как быстро! — понька, которой внезапно полегчало, попыталась вскочить на ноги, пришлось её ловить и снова укладывать на пол.

— Тихо ты, егоза зелёная, у тебя нога, скорее всего, сломана, а она скачет тут аки Пинки! Полежи спокойно пару минут.

— Ничего не понимаю… — честно признался я минут через десять.

— Что такое? — спросила, подлетевшая поближе, Флаттершай.

— Я получаю результат сканирования, но не знаю, как его интерпретировать…

— Мне можешь показать?

— А зачем? — я скептически осмотрел розововолосую пегаску.

— А затем, что я хоть и практикующий хирург, но и за травматолога сойду. Давай показывай.

Пришлось пораскинуть мозгами, как передать результат работы диагностического аркана другому разумному. В итоге пришлось остановиться на эрзаце «телепатического» заклинания, чтобы передать визуальную картинку с результатами работы спелла. Флаттершай прочитать результат смогла, сказала, что очень похоже на результаты томографии, только картинка цветная, и диагностировала трещину в кости. Как лечить такие повреждения Твайлайт знала, так что пока я накладывал лечащее заклинания и заодно лубок на основе телекинетического кокона на ногу больной, остальные поньки собрались в кучу и что-то тихо обсуждали.

— Ну вот и всё, через два дня всё зарастёт. Только на больную ногу не наступай. Во-первых, будет больно, а во-вторых, лечение придётся заново начинать. А пока… — подхватил поняшку телекинезом, — побудешь моим воздушным шариком. Ты же не против? — спросил я Лиру, мордашка которой была настолько ошарашено милой, что я, не удержавшись, рассмеялся.