Луна и магия

Твайлайт и ее мама возвращаются с луны на год раньше, и хоть Селестия в начале подозревает недоброе, в итоге принимает свою сестру и племянницу с распростертыми копытами. Однако не все столь дружелюбны. Отношения между Твайлайт и Луной проверяются на прочность снова и снова, когда одна за другой на Эквестрию обрушиваются катастрофы. Удастся ли им сохранить добрые отношения, или их связь разобьется как стекло?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Фиддлстикс!

У Октавии есть то, о чем она не хотела бы рассказать за пределами Понивилля. В самом же Понивилле... ну все было хорошо, пока она не заметила Винил Скрэтч. Что она тут делает? Не паникуй Октавия! Не сходи с ума, не сходи с ума... Ай, ладно...

Рэрити Эплджек Эплблум DJ PON-3 Октавия Бабс Сид

Внутривенное вмешательство

В последний день года медсестра Свитхарт отправляется на миссию по спасению сестры Редхарт и пытается вылечить еще одного трудного пациента. Одно можно сказать точно — Новый Год будет просто бомбическим.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

Путь

История путешествия одного индейца в сказочный мир пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Биг Макинтош

Четверо товарищей

Чейнжлингское государство быстро оправляется от ужасов последовавших за поражением в Кантерлоте. Эквестрийская блокада, иностранные интервенции, едва не разгоревшаяся гражданская война. Лишь своевременные действия военизированных отрядов лоялистов Кризалис смогли удержать страну над пропастью, подавить мятежи и отразить нападки врагов, не дав им проникнуть в сердце Империи. Добровольцы громят последние отряды бунтовщиков и предвкушают победу над смутой. Главные герои - четверо чейнджлингов-сослуживцев, которые были сведены вместе случаем, случай же и раскидает их по свету. Они не являются ни героями, ни мудрецами. Они - вполне заурядны, пусть и способны на храбрость самопожертвование и героизм. С концом позорной смуты они надеятся на спокойную и мирную жизнь, но сильные мира сего уже всё решили за них. Чудовищного масштаба механизмы начинают свою необратимую работу, и им ничего не остаётся, кроме как стать винтиками в этих механизмах. Они пройдут много дорог, многое увидят и многое испытают. Кто-то встретит смерть, а кто-то выживет чтобы увидеть вокруг себя мир, в котором не осталось места прежнему, мир, где их никто не ждёт.

Чейнджлинги

Проклятие Мэйнхэттена

Рассказ на тему Russian Pony Writing Promt. Шутка для "своих", однако возможно и остальным будет интересно прочесть.

ОС - пони

Лучшие подруги

История дружбы Флаттершай и РейнБоу Дэш (Хуманизация)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Истории Лас-Пегасуса. Адвокат Беатрикс.

Казино устало ждать, Чарли. Так что появятся сборщики, и станут вас трясти. Вы же знаете, как они работают. Приходят к вам в офис, устраивают сцены. Вопят, чтобы отдали их деньги. А когда на вам вопят двое огромных парней ростом по семь футов и требуют взад свои денежки, это может несколько расстроить."(Марио Пьюзо "Дураки умирают")

Трикси, Великая и Могучая

Стальные крылья: рождение Легиона

События, произошедшие во время прадзника Теплого Очага счастливо разрешены. Большинство невиновных наказано, большинство непричастных награждено, и выжившие в замке Ириса отправились по домам. Но что же делать мелкой сталлионградской пегаске, поклявшейся себе не допустить повторения произошедшего и уберечь так понравившийся ей новый мир от древнего и мрачного наследия ушедшей эпохи войн и раздоров?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Флаттершай: начало

Не так мило и радужно детство Флаттершай.

Флаттершай

Автор рисунка: aJVL
Все только начинается Я это могу?

Время меняться

К этой главе я сделал арт, но виду моей криворукости картинка постоянно отваливаеться, поэтому там будет ссылка на Девиант арт.

Мэинхеттан. Я была наслышана о нем от Рэрити. Этот город возвели земнопони, а земля для него выкуплена у какого-то отшельника, жившего на острове, за ожерелье жены одного из отцов основателей города. И вот, спустя двести лет, на этом месте стоит этот величественный город.

Не думала, что когда-нибудь буду жить тут, ведь этот город совсем мне не подходит. Каменные джунгли, кругом сплошной бетон и железо. Единственный зеленый участок этого города – это центральный парк, который местная мэрия защищает от застройщиков.

Тут нельзя летать как в Понивиле, движение тут похоже на движение в Клаудсдейле. Пони должны перемещаться по определенному маршруту и по своей полосе, соблюдая правила. И это жутко скучно и неприятно. Когда в Понивиле ты можешь разогнаться до безумных скоростей, тут ты не должен превышать определенных лимитов. Мне приходиться выезжать за город, чтобы полетать в свое удовольствие.

Но я никогда не думала, что этот город так меня изменит.


Мы завтракали с Мерком, сегодня я попыталась приготовить завтрак, все равно мне нечем заняться. Мерк быстро нашел себе работу, такие как он в этом городе нарасхват. А я? Здесь есть свой погодный департамент, но чтобы пойти туда работать, нужно окончить специальное училище.

А я не особая фанатка всех этих заведений с партами и учителями.

– Ммм… у тебя классно вышло, что это? – с удовольствием спрашивал мой любимый.

– Мама называла их Кахуна-бургеры, я нашла рецепт, когда рылась в ее старых книгах, которые забрала из родного дома.

– Да, следы, оставленные нашими родителями рано или поздно помогают нам, – сказал он, съев еще один бургер.

– И я благодарна ей за это. Хоть и прожила с ней недолго, я благодарна ей за мое воспитание. Я скучаю по ней.

Мерк подтянулся и поцеловал меня в нос.

– Я уверен, что она где-то там, – он показал копытом наверх. – Вместе с твоим отцом, смотрят и гордятся тобой.

Меня немного передернуло от этой мысли, мои родители и братик, Почему-то я думаю, что там должен быть и братик. Сидят где-то наверху или даже стоят за спиной и смотрят на меня. Бессильные, они не могут помочь, могут только смотреть.

– Ты побледнела. С тобой все хорошо? – обеспокоено спросил меня Мерк.

– Да-да, просто я вспомнила родителей, – тебе этого пока не понять, ведь твои родители живы-здоровы, даже обещали в гости к нам приехать, а я уже никого не жду в гости.

– Милая, но ты и моя семья тоже, хоть мы с тобой еще и не женаты. Ты та, кто заделала брешь в моей душе…

– Ахаха… я заделала? – мне стало смешно. – Извини Мерк, но я тебе ничего не заделывала, у меня у самой душа как решето.

– Ты до сих пор переживаешь?

– С тех пор как мы переехали сюда, я все больше думаю о них. Я не так много думала о подругах, когда жила в Понивиле, а сейчас вспоминаю днем и ночью. И это меня пожирает.

– Знаешь что, тебе пора перестать заморачиваться, вот, – он достал небольшой мешок битсов. – Мы уже месяц тут живем и, думаю, будем жить еще очень долго. Я советую тебе стать более… эм… городской. Сходи, купи себе модной одежды, поменяй имидж, стань другой.

– Стать другой?

– Да, мы переехали сюда, чтобы начать жизнь с чистого листа. Так почему не начать новую жизнь с нового образа?

А ведь он прав. Бывало, я чувствовала себя не в своей тарелке и думала: «все же тебе уже не пятнадцать лет, пора начать жить по-взрослому». Жаль, что я осознала это, только когда оказалась за несколько миль от Понивиля, вдали от подруг.


Я гуляла в парке с Танком, Мерк как обычно ушел на работу. Этот город: он одновременно большой, но в то же время тесный. Эти здания, маленькие улочки, поначалу мне было немного некомфортно в нем, ведь я привыкла к холмам, свежему воздуху и тишине. Позавчера я хотела вздремнуть на облаке, но оказалось, здесь это запрещено, полицейский сделал предупреждение и сказал, что в следующий раз выдаст мне штраф.

Странный город, но теперь я живу тут и должна привыкнуть к новой обстановке. К тому же

тут рядом мой любимый и верный мне питомец, чего еще желать… подруг.

Меня опять охватила хандра, душа налилась свинцовой тяжестью. Я хотела к ним, я хотела быть с ними, мне не хотелось уезжать из Понивиля, но они вынудили меня сделать это и теперь я не знаю, что сейчас с ними. Может они пытаются жить без меня, по-настоящему, а не просто стараясь меня игнорировать. Может прямо сейчас Твайлайт собрала всех подруг, чтобы они помогли ей выполнить какое-нибудь важное задание.

Я скучаю по ним.

– Танк, пойдем прогуляемся по городку, – сказала я. Черепаха сразу отреагировала и подлетела ко мне на своем пропеллере.

Мы вышли из центрально парка и отправились на пятую авеню, это целая улица, забитая всевозможными магазинами, бутиками, салонами красоты и прочим.

Мечта Рэрити, как-то после ее конкурса, она потянула туда меня и Эплджек. Мы тогда спросили, а почему она не взяла Флаттершай, Твайлайт или Пинки? Она ответила, что нам нужна «реабилитация для восстановления нашего женского ЭГО, а не то у нас вырастет кадык и пятая нога». Жуть, но все закончилось тем, что все наряды купила сама Рэрити. Вдобавок нам пришлось раз пятнадцать ее утешать, поскольку ей понравилось одно платье в черную полоску, но каждый раз когда она его примеряла у нее начиналась истерика, потому что платье ее полнит.

Она откладывала его, а затем снова возвращалась в магазин в надежде купить, но все повторялось. В конце концов мы с Эйджей порвали его, пока никто не видел, и выкинули в мусорку, а Рэрити сказали, что одна толстуха его выкупила, и теперь она выглядит еще толще.

И теперь я тут, иду одна в этом муравейнике.

Я зашла в первый попавшийся мне на глаза салон красоты, меняться, так полностью.

Меня встретила кобылка у регистрационного столика.

– Добрый день, – сказала она мне, улыбнувшись.

– Здрасте… эм, мне бы стиль сменить.

– Вы пришли по адресу, у нас тут самые лучшие мастера, – ну да, как же. Я это слышу от каждой деревенской лавки, и тут тоже самое. – Сейчас у нас свободен один стилист, пойдемте, я вас провожу.

Я последовала за ней. Работа в салоне шла полным ходом, в воздухе летал запах лака для волос, муссов и прочей парфюмерии, которую я с детства не переносила. А теперь я сама добровольно пришла сюда. Местные кобылы сидели и болтали, читая журналы, пока их головы сушили большими фенами.

Мужья и парни некоторых кобыл лежали в приемном отделении. Мне было их даже жаль, особенно бедных жеребят, чьи мамы привели их сюда. Я оставила Танка с ними, он немного поднял настроение ребятам.

Вскоре мы подошли к свободному стилисту.

– Это Пьер – один из наших лучших стилистов.

Пьер оказался жеребцом с зеленой шкуркой тощий, как будто его не кормили. Прическа у него, как бы помягче сказать... я не специалист по моде, но даже я знаю, что такая прическа может быть только у кобыл. На нем была белая рубаха с короткими рукавами и черная жилетка. Я усомнилась, что это вообще жеребец, последний кол в этих догадках вбила его походка. Серьезно, он идет ко мне, виляя бедрами.

– И кто тут у нас? – спросило это нечто администратора.

– Да вот, вроде новенькая в городе, хочет выглядеть как городская, сделай что-нибудь.

Он посмотрел на меня, и его глаза наполнились ужасом. Я что, действительно так плохо выгляжу?

– О Селестия, из какой деревни ты приехала?

– Не поняла? – возмутилась я.

– Все ты поняла, дорогуша, посмотри на себя, ты с целины приехала? Я такого никогда не видел, какой ужас. Я сейчас сознание потеряю.

– Эй… слушай ты, жеребец-кобыла! Может я не похожа на шлюху с улицы красных фонарей, но это мой стиль, и мне он нравится. Сейчас у меня сложились такие обстоятельства, что я решила кардинально измениться и пришла сюда, а в результате какой-то петух оскорбляет меня. Если бы не мое настроение, я бы оставила под твоим глазом красивую сливу и пошла бы к другому стилисту, который не будет похож на мужика.

Это его задело.

– А я тебя недооценил, ты оказывается у нас стерва. Ну что ж, проходи, дорогуша, как бы ты хотела выглядеть?

– Эм… давай какой-нибудь городской стиль, под стать Мэинхеттану.

– Ладно я понял, а сейчас готовься преобразиться. Мари! Принеси мои инструменты, два мусса, шампунь «шелковый путь», начни разогревать бигуди, а когда закончишь, приготовь корсет, чулки и одежду «а ля, я горячая штучка».

Корсет, чулки? Что он задумал?

Ассистентка убежала в кладовую и вернулась с инструментами для стрижки.

– А теперь приготовься стать самой красивой пони в этом городе.

Он усадил меня в кресло и отвернул от зеркала, чтобы я ничего не видела, пока все не будет готово.

– Я кстати не спросил ваше имя.

– Дэш, меня зовут Рэинбоу Дэш.

– Так откуда ты приехала? Я немного погорячился с деревней, может ты из какого-нибудь провинциального городка?

– Я приехала из Понивиля вместе с парнем.

– Понивиль? Это там, где живет принцесса Твайлайт?

– Она самая. И хочешь верь, хочешь нет, я была ее подругой. Я бывший элемент верности.

– Так ты – одна из тех, кто спасли нас от ужасного безвкусного хаоса этого противного

Дискорда?

– Агась.

– Вау… и я стригу тебя, а почему ты сказала, что была ее подругой?

– Одно событие заставило все перевернуться, и мне стало некомфортно жить в Понивиле. Так что Мерк, ну мой кольтфрэнд, решил увезти меня, чтобы мне стало лучше.

– Видимо он у тебя замечательный, эх… я бы тоже хотел встретить своего особенного пони, – с грустью сказал он.

– Ну я думаю ты встретишь его или ее? Я не особо поняла, кто тебе нравится.

– В любом случае, я тебе скажу так, дорогуша. Если эти дуры не могут принять тебя такой, какой ты есть, то будь уверенней в себе. Я очень рад, что ты решила сменить свой стиль. Когда-нибудь они увидят тебя, и им станет очень завидно, что ты вся из себя такая дерзкая красотка, а они до сих пор ходят голыми с прическами двадцатилетней давности.

Он стал тянуть меня за волосы, накручивая на них бигуди, и состригая ненужные участки. Затем, пока готовилась моя прическа, поставил меня на задние ноги, и одел корсет. Ох, как же в нем трудно дышать.

Через несколько часов я была готова.

– Ну вот, милочка, посмотри на себя, – Пьер развернул меня к зеркалу.

– Это я? – я не узнавала себя. Даже если вспомнить, какой я была на Гала или на празднике осени, невозможно поверить, что я могла выглядеть так.


– Всего доброго! – сказали мне в салоне. Я теперь записана у них как частный гость, благодаря моей известности в качестве одной и спасительниц Эквестрии, мне сделали туда пожизненный абонемент.

Я вышла из салона, Танк полетел в сторону дома быстрее меня. Даже не верится, что я это сделала, я изменила себя. Видела бы меня Рэрити, она бы потеряла сознание, а очнувшись, засунула бы меня под стеклянный колпак, как хрупкую бабочку, чтобы не повредить мою прическу и наряд.

Я была совершенно другой.

Новая Дэши


Идти в юбке было очень неудобно, она сильно стесняла мои движения. Я привыкла ходить широким шагом, а тут... Но должна признать, Пьер сделал свою работу на отлично. Я смотрюсь потрясно, не думала, что можно выглядеть так стильно и одновременно круто. Хотя этот корсет жмет, от чулок чешутся ноги, а пояс для чулков врезался в попу.

Пока я шла от салона до дома, на меня успели заглядеться около пятнадцати жеребцов и две кобылки.

Вот так, Дэш, ты и начала новую жизнь. Осталось найти работу, а то жить на шее Мерка не очень хочется, в придачу я круглыми сутками сижу дома, это невыносимо скучно.

Меня вновь стала одолевать тоска.

– Мисс Рэинбоу? – я обернулась и увидела ее.

– Привет, Коко, – приятно было увидеть знакомое лицо, хоть мы с ней и не так хорошо друг друга знаем.

– Привет, – она оглядела меня. – В прошлый раз когда я вас видела, вы выглядели…

– По-другому, знаю, я просто живу тут и решила слиться с местными.


Мы сидели во дворе нашего с Мерком дома. Я приготовила чай, который очень понравился Коко, и рассказывала, что произошло за то время, пока мы не виделись и как я попала сюда.

– Вот на этом все…

– Оу… я не думала, что мисс Рэрити может оказаться такой жесткой, – сочувствующее говорила она.

– И я тоже думала, что они поведут себя иначе в такой ситуации, – я отпила чаю.

– Должна сказать вам…

– Не надо эти «вы», давай на «ты», мы все-таки подруги.

– Мы подруги? – она была в смятении.

– Ну да, а как по-твоему, стала бы я приглашать тебя к себе, наливать чай и рассказывать о проблемах? – лицо девочки засветилось, не знаю кто из нас был больше рад, что мы друзья, она или я. – Ты что плачешь?

– Нет просто… *хнык*… этот город такой, он… он может сломать тебя. Я пыталась работать сама, но меня вечно оттесняли другие пони, я так и не поднялась выше чьего-то подмастерья.

Она заплакала, кажется я поняла, в чем ее проблема. Рэрити – никудышная начальница, Коко совсем молодая, наверное ей сейчас семнадцать. И она одна в таком городе, Рэрити дала ей работу, которую должна была сделать сама, рассчитывая, что этого хватит, чтобы выбиться в пони.

– Ну не плачь, я понимаю, тебе сейчас нелегко, но я уверена, что тебя ждет великое будущее, и одна путеводная звезда укажет тебе путь.

– Спасибо, – она вытерла слезы. – Я сейчас работаю в театре немного ниже по Брэдвею. Тэим-Хольский театр, если хочешь, можешь сходить туда с парнем, я вас проведу.

– О… буду очень признательна, может сегодня вечером и сходим.


Будь тут Рэрити, я высказала бы ей, что иногда она бывает тупой сукой. Театр в который устроилась Коко – это полусгнивший кусок сцены. Когда-то он был велик и могуч, лет так пятьдесят назад, когда в нем выступал Фрэнк Иснатра, но сейчас…

В театре всего шесть актеров-бездарей, сценарист алкаш, жирная пятидесятилетняя дизайнерша костюмов и наша умница Коко. Нет серьезно, Рэрити не думала устроить ее в свой бутик или еще куда-нибудь. Наша модница вечно жалуется, что у нее горы заказов и она такая занятая, и нам приходилось ей помогать. Я даже научилась вышивать, чтобы в случае чего помочь Рэрити, а она не может принять к себе такую умницу.

Она думала, что даст ей ту работу, которую должна была сделать сама и все, малышка на обеспечении. Но как говорил мой папа студентам: «Хрен вам!»

Сейчас проходит детское представление «Красная шапочка». Только так этот театр еще держится на плаву, благодаря школам, которые приводят своих детей.

– О нет, кто ты? – спросила немного тормознутая бесчувственная пони, изображающая красную шапочку.

– Я древесный волк, – сказал жеребец примерно такого же флегматичного характера, как и его оппонентка. – Что у тебя в корзинке?

– Мои пирожки, я несу их для моей больной бабушки.


Мы проводили Коко до ее дома, она жила в небольшой квартирке в районе Бронкса, по

большей части там жили эмигранты из Сталионграда. А затем направились домой.

– У тебя очень хорошая подруга, – сказал Мерк.

– Да, знаю, она чудо, но совсем не адаптирована к взрослым реалиям жизни.

– Ну думаю ей нужен наставник, который показал бы как жить, – он подпихнул меня в бок.

– Что я? Не… я сама еле понимаю что к чему, а тут еще ее опекать.

– А почему бы и нет? Ты же помогала Скуталу, я думаю у тебя отлично получится, просто помоги ей освоиться.

– Со Скуталу было совсем по-другому, она ребенок, а Коко? Я даже не знаю, как ей помочь.

– Я думаю, ты сама это решишь, а пока, – он прижался ко мне. – Я хочу придти домой и посмотреть, что у тебя под юбкой.

– Ммм… там тебя будет ждать сладкий сюрприз.


Я бродила по парку, размышляя, что я могу сделать для этого города, могу ли я тут быть полезна. В Понивилле я была нужна каждому, а тут? Тут живут миллионы пони, и никто из них не знает меня.

– Мама? – кто-то дернул меня за хвост, и я обернулась. Это был жеребенок, в смешном наряде морячка. – Ой простите, я думал, вы моя мама.

Я наклонилась к нему. – Ты потерял свою маму?

– Угу… я гулял с ней, а затем она просто исчезла. Мне страшно, тетя.

– Давай я тебе помогу, – я посадила малыша на свою спину, чтобы ему было удобнее глядеть. – Посмотри вокруг, может сейчас ты ее видишь?

Он завертел головой. – Да, вот она, – я побежала туда, куда он показывал.

– Мама!

Она увидела меня с ее сыном и кинулась навстречу. – О дитя мое, я так переживала! Спасибо вам, – сказала она мне.

– Да что вы, я думаю, вы поступили бы также на моем месте.

– Я вам очень благодарна, – заверила она, ее малыш повернулся и помахал мне.

– Спасибо вам, мисс, до свидания.

Я помахала ему в ответ, хм… может действительно я не такая уж и плохая опекунша, у меня получается ладить с детьми, помогать им. И тут я почувствовала неладное.

– Моя рубашка! – я вспомнила, что теперь хожу в одежде и, повернув голову, стала искать следы оставленные маленьким на моем наряде. Это была моя единственная рубашка, я ведь еще не накупила себе много одежды.

Я полетела домой. Ворвавшись внутрь, сняла с себя рубашку и кинула ее в стиральную машину.

– Где же порошок? – я принялась искать его по подвалу, где у нас была и стиральная машина и сушка. – Может тут?

При попытке открыть дверцу, оттуда на меня выпала старая печатная машинка. Сначала я немного опешила, но быстро опомнившись, подошла к ней. Старая немного помятая в некоторых местах, она была окрашена в черный цвет с позолоченными узорами. На корпусе прикреплена табличка с выгравированной надписью: «Дженни, я знаю, что ты не желаешь меня видеть, но я очень сожалею о том, что произошло на свадьбе. Прими этот подарок в качестве извинения. Твой Форрест.»

– Дженни? Наверное она жила тут задолго до нас и предыдущих жителей дома. На машинке выбита дата выпуска, это устройство старше бабули Смит.

Ее немного смазать, и она будет работать, но зачем она мне? Писать? Да, я, к всеобщему удивлению, писала школьные сочинения на отлично, может потому что папа и мама прикладывали копыто к моей способности писать. Книги я не любила, за исключением “Дэринг Ду” и некоторых произведений, которые мне понравились не меньше, зато строчить рассказы о том, как я спасала Клаудсдэил от Красного черепа – всегда пожалуйста. Я подумала о Коко и ее театре, и у меня возникла идея. Она абсурдна, но надо попытаться, все равно в этом городе нечего делать, а так у меня появится хобби.

Я нашла этот треклятый порошок и засыпала его в стиралку, включив ее. Затем взяла пишущую машинку и пошла наверх.

Не знаю, смогу ли я?