Дело №147

То, что пони цветные и милые, ещё не значит, что они не могут быть жестокими. Принцесса Селестия даёт принцессе Твайлайт книгу как раз о таких.

Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Обратный виток

Когда последствия вполне себе рядовых событий могут оказаться до абсурда неприятными...

Другие пони ОС - пони

Ковпонь

Уже давно я нахожусь в Эквестрии, но сойтись с местными жителями и приноровиться к новой жизни пока не получается. Только Брейбёрн всегда на моей стороне... или не просто так?

Брейберн Человеки

Нашествие.

Эквестрия, июнь 1011-го года от Изгнания Луны. В стране царит приподнятое настроение: приближается Летнее Солнцестояние, один из главных государственных праздников. По всей Эквестрии идут активные приготовления к самому длинному дню в году. Скоро начнутся парады, выпускные балы, ярмарки и демонстрации, они охватят всю Эквестрию от Акронейджа на западе до Троттингема на востоке, и от Винниаполиса на севере до Балтимейра на юге. Тревожные новости, доходящие до пони из других стран, мало их волнуют: народ ворчит о мерах военной мобилизации и склонен верить в то, что сёстрам-Аликорнам удастся уладить проблему раньше, чем она перерастёт во что-то серьёзное. Блаженное неведение, за которое придётся очень дорого заплатить...

Чейнджлинги

Возрождение

Пони и люди дружат уже несколько лет. Торгуют, проводят совместные исследования, общаются. Эквестрия процветает, Альянс затягивает последние раны от давней ужасной войны. Что будет, если дивный мир пони столкнётся со своим «отражением»? Некогда прекрасной страной, ныне павшей перед безжалостными захватчиками. Томящейся в рабстве у тех, чьи аппетиты неуёмны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Зекора Лира Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Отчаяние

Одинокий пони плывёт в океане, он цепляется за сомнительную надежду добраться до суши.

ОС - пони

Любовь к звёздам

Твайлайт занимается астрономией.

Твайлайт Спаркл

Испытательный полёт

Обычный день, обычный полёт, ничего удивительного... для Понивиля. Тут такое ежедневно.

Рэйнбоу Дэш

Твой самый злейший враг

Принцесса Твайлайт и Рэрити встречаются. Другая Рэрити в жизни Твайлайт не вполне уверена, как к этому относиться.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Найтмер Найт.Блуждающая во тьме

Продолжение рассказа «Найтмер Найт. Мунлайр.» Год спустя и мирная жизнь. Если бы всё так и было — мирная жизнь уходит на задний план после гибели Флаттершай. Печаль сковала всю Эквестрию и есть та, кто воспользуется этим ради своих корыстных целей. Кто её остановит? Та, которую похоронили.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: BonesWolbach
Песнь льда. Глава IV: Прогулка в лесу Песнь льда. Глава VI: Боль и надежда

Песнь льда. Глава V: Нежданчик

Под покровом ночи, по зимнему лесу шли две фигуры, тихо беседуя между собой. Стояло полнолуние, но деревья, окутанные снегом, не давали шанса разглядеть ночных гостей.

— Вы уверены, что они здесь? — Кряхтящим голосом, спросил курсант у командира. Ему явно не нравилась прогулка по опасному лесу, выискивая двух пони, но он так и не решался в открытую перечить приказам своего командира.

— Ты сомневаешься в проинформированности нашего герцога? — С сарказмом произнес его собеседник, видимо, давая знать, что это был глупый вопрос.

Взяв покрепче в лапы копье, ночной гость лишь вздрогнул от холода.

В течение получаса две фигуры безрезультатно искали пропавших пони, в надежде услужить герцогу. Лес был полон пустоты, и в тоже время казалось, что кто-то наблюдает за каждым твоим шагом, выжидая, пока жертва ненароком споткнется о ближайший сугроб, где ему и настанет конец. Однако это была лишь бушевавшая фантазия семенившего следом за своим командиром солдата ибо, что такое фантазия перед неизвестностью? Пытаясь не отставать, курсант уже почти что бежал следом, так и норовя утонуть в одном из сугробов.


Как я не пытался, но уснуть уже не мог. Проснувшись посреди ночи от кошмаров, мучивших с первых минут сна, я не мог успокоиться от пережитого, да и к тому же за ночь е нее был припадок. Уже изрядно помучившись, я решил выйти и освежиться. Убрав наваленный снег магией, я вышел наружу. Было полнолуние, однако ж лес был окутан темнотой непроглядной, то и дело хотелось забежать обратно в свою искусственную норку, спрятавшись от давящего ощущения пустоты и одновременно паники, что за тобой кто-то следит. Успокоив нервы, я сел и стал наблюдать за луной, выглянувшей из-за облаков, даже не замечая холода. Мне в голову сразу стали залетать идеи, мысли, но я все выгонял, пытаясь отвлечься от всего.

— Клюв твой дери, ты смотришь куда идешь, курсант? — Донесся вопль недовольного ночного гостя. Быстро среагировав, я молнией забежал в снежное укрытие и засыпал вход снегом, дабы остаться незамеченными. Собрав мысли воедино, я стал прислушиваться к голосам двух незнакомцев. Конечно, еще вчера я бы выбежал я радостным воплем и попросил бы помощи, но после когда-то сказанных слов Холли, я решил пока придержаться и послушать, зачем же они сюда пришли.

— Конечно унтерштурмфюрер. — докладывал солдатским тоном вояка своему командиру, явно не пони.

— А теперь ищи их, они не могли далеко уйти. Один из них ранен, они должны быть в лесу, им некуда бежать.

Вопросов становилось все больше. Из разговора нетрудно было догадаться, что ищут нас, но зачем? Кому мы так интересны? Совершенно уйдя в свои мысли, я и забыл поддерживать магией сугроб. В один момент на нас навалилось куча снега, погребая под собой две тушки.

— Они здесь. — Донеслось откуда-то сверху, и был явно недружелюбный.

— Хватай их. — Послышался рядом голос того самого командира, явно довольного выполненной работой. Большие лапы с острыми когтями схватили меня и вытянули из сугроба. Предо мной стояло два грифона, в руках одного из которых я увидел Холли. Она висела на руках грифона, что покрупнее. Увидев, как Холли безжизненно висит в лапах пернатого, я попытался освободиться и магией швырнул своего захватчика в ближайшее дерево, сам же угодил в сугроб. Хруст крыла дал знать, что ему не мало досталось. Будет знать, как брать в заложники мага. Но стоило мне прийти в себя, как еще одна пара лап схватила меня уже крепче прежнего и трюк с магией не прошел. Надев на мой рог, какой-то обруч или амулет, он словно блокировал мою магию. Я попытался снять ее, как тут же что-то острое и холодное вонзилось мне в бок. Все стало затуманиваться. Я почувствовал апатию, отрешенность от всего мира. Мне уже было все равно, что я сейчас умру, словно я смирился с неизбежным, хотелось прилечь и отдохнуть, хотя бы немножко. Вдруг лес окрасился в яркие цвета. Но в какой-то момент во мне начала разрастаться ранее неведомая сущность, словно она жила во мне с самого рождения, но еще не проявлявшая себя. Раны, нанесенные копьем и острыми когтями, перестали ощущаться. По телу пробегала энергия, обдавая каждую клетку, каждый орган, от чего я почувствовал прилив сил. Усталость и сонливость, наваливавшие на меня, испарились, словно их и не было, но в то же время, уходил и рассудок. Я уже не мог соображать, разум, словно был окутан пеленой тумана. Пробуждалось что-то неизвестное, которое дремало все эти годы.

— Что это с ним?! — Выкрикнул грифон в припадке ужаса, наблюдая за белым шаром, окутывающим цель их ночной вылазки. Не собираясь проверять, что произойдет сейчас, два молодых грифона схватили лежавшую без сознания кобылку себе на спину и начали подниматься, быстро набирая высоту. Кроны деревьев так и норовили схватить их, пока те уже поднялись на приличную высоту. Падение с такой высоты мог кончиться фатально как для грифонов, так и для их заложницы. В отчаянной попытке убежать от неизвестной силы, два грифона мчались, не оглядываясь, не разбирая дороги, пока яркий свет не заполнил темный лес, слепя глаза вояк и не давая даже сориентироваться, куда они летят.


Открыл я глаза уже засветло, когда лучи солнышка начали свой почти невыполнимый путь по преодолению препятствий, чтобы озарить своим сиянием это темное местечко. Но что-то было не так, и убедился я тем, что видел небо, не закрываемое деревьями. Решив полежать еще немножко, до меня поздно дошло, что ночью тут была драка с двумя грифонами.

— Мистер вы в порядке? — прозвучал голос где-то в отдалении от меня. Медленно вставая, я только сейчас понял, что деревьев не было, точнее они были вырваны под корень и отброшены на приличное расстояние. Однако раны на теле не давали мне мыслить трезво, всякий раз обдавая новой порцией боли. — Мистер, вы в порядке?

— Д-да… кажется… — неуверенно промямлил я, не зная что и сказать в данной ситуации. Пожилая земнопони стояла в метрах двадцати от меня с корзиной каких-то лесных ягод, от чего я удивился не меньше, чем от неизвестно чем поваленных сосен. Видимо я плохо скрыл свой интерес к ягодам, от чего старушка улыбнулась.

— Меня зовут Лауд, а это элендула, пещерная ягода. — Ответила мне земнопони, утолив мой интерес. Странные ягоды, на цвет фиолетовые, словно живые, огоньки мирно посвечивают внутри ягод, словно свеча. Хотелось бы мне попробовать их, но мой желудок явно был не в настроении и одна лишь мысль о еде, как содержимое давало о себе знать, что вот-вот вырвется наружу. — Сынок ты в порядке? Что тут произошло?

Я даже не знал, как все объяснить, да и не сильно рвался, по причине собственной непросвещенности. Меня волновало сейчас другое. Одно, когда пропадает кобыла и другое, когда ее похищают грифоны. И взвесив, как я смогу найти ее, я решил пойти для начала в город и расспросить у местных, где обосновались клюватые. — Да, со мной все в порядке, как видите. Видите ли, я немного заблудился и забыл дорогу в город, не подскажите в какую сторону?

— Иди на юг, сынок. Даже и не знаю что сказать, ты уверен, что в порядке? Не хочу показаться придирчивой, но я много повидала в жизни, но чтобы кто-то так дымился… — Не договорив, она дала мне свой плащ, весь изношенный, казалось, ему более нескольких лет. Все мои отнекивания оказались бесполезными и, объяснив, что ей уже привычен холод, все-таки подсунула плащ. А тот феномен, что от меня шел пар, словно меня подожгли как спичку, а потом потушили в снегу, я не смог себе объяснить, но это никак не сказывалось на моем здоровье, кроме небольшого головокружения.

Выйдя на тропинку, куда указала мне старушка, я направился в Сноутаун.


Прибыл я на место уже в полдень. Тучи, скрывая за собой солнце, погрузили город во тьму и холод. Сырость и туман, возникший из ниоткуда никого не пугал, хотя мне показалось это странным. Шагая по замерзшему гравию, я направлялся в таверну к моей компании. Я предполагал, что ничего не изменилось с моим исчезновением. Все сидели дома, не высовываясь на улицу. Но были и те, кто даже при таком холоде, ходил по улицам, занятый своим делом. Но я ошибался…

— Сатин, вот ты где... что-то не так? — Он видимо был чем-то обеспокоен, но я решил не гадать, как обычно я делаю, а сразу приступить к делу. К тому же у меня была проблема посерьезней.

— Пропал… — промямлил единорог, словно говорил сам с собой. Нет, что сегодня за день; сначала грифоны, затем и Сатин туда же, — он пропал, профессор пропал.

Оп-па. А вот это было неожиданно. Грифоны, пропажи, да что такое происходит-то, в конце-то концов? Нет, кое-кто должен будет объясниться.

— Пошли, навестим мэра. — Я потащил его за собой.

Выйдя, мы прошли метров сто, и вот уже стояли у входа в ратушу. Оживленность возле ратуши была больше, чем где-либо и не только потому, что много домов стояли кольцом вокруг здания управления. Сатин же шел следом, не издавая ни звука, прокручивая в голове какие-то мысли. Не став докапываться, я вошел внутрь. Света было намного больше, чем в прошлый мой визит. Мягкий свет, обдаваемый свечами, успокаивал все тревоги, звал забыть все волнения и прилечь, отдохнуть, отвернувшись от мира, хоть на часок другой. Поборов все свои желания и лишний раз пожалев, что раньше я вставал рано, а не нежился в кровати, я пошел наверх, в кабинет Шира.

— Как-то слишком тихо. — Высказал свои подозрения Сатин, немногим удивив своим странным поведением. — Не замечаешь? В прошлый наш визит тут пони было больше, да и помощник мэра встречал нас у порога здания, а сейчас ни кого.

— Действительно. — Я пожал плечами, не зная чем, и возразить, да и не особо-то и хотелось. Усталость, накопившаяся за последние два дня дали о себе знать, навалившись тяжелым грузом. Я пообещал себе, что если вернусь домой, то высплюсь вдоволь и никогда больше не буду вставать рано, ибо сон это святое.

А вот и та дверь, та же табличка “Вайт Шир” и тот же стук по двери, звуки которого приглушались деревом, чтобы не сильно беспокоить самого хозяина кабинета и тех, кто был кабинетом рядом с этим.

— Мы бы хотели задать вам пару вопросов. — Выступил я вперед.

Стук по голове. Темно в глазах. Кажется, я влип, и очень серьезно.