Дом Восходящего Солнца

Новая жизнь в новом мире. Немного одиноко быть единственным представителем своего вида, но я не особо выделяюсь в мире, населенном таким разнообразием разумных существ. Быть чужаком в мире без норм не самая плохая судьба, надо лишь немного привыкнуть.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Ночь Страсти Флаттершай

Каждое полнолуние на отдаленной горной поляне расцветают прекраснейшие цветы, видимые лишь ночью. Поборов свой страх, Флаттершай отправляется в непростое путешествие, дабы насладиться их неземной красотой. Но дойдя до своей цели, пегаска с удивлением понимает, что она не одна...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Старлайт Глиммер (наконец-то) срывается

Старлайт проводит в офисе ночь в одиночестве, думая о своей жизни и своём предназначении. Результаты не очень.

Твайлайт Спаркл Спайк Бэрри Пунш Старлайт Глиммер

Жертвы и хищники

Участь жертвы не всегда печальна и трагична. Всё зависит от хищника.

Принцесса Селестия Кризалис

Рождение богов: новая жизнь

Рождение нового мира из руин старого

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Служители Хаоса

В учебниках истории Эквестрии Дискорда описывают, как тирана, который мучил жителей Эквестрии, пока Селестия и Луна не остановили его. Но действительно ли в те времена все считали Дискорда злодеем? Это история о культе "Служители Хаоса", члены которого считали Гармонию и Дружбу - ложью, а Хаос и Раздор - спасением.

Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Алое пламя войны

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии, жили три расы. Каждая из них билась за место под солнцем. Каждая раса нуждалась в том что было только у других. Но в этой стране напрочь отсутствовала гармония и взаимопонимание. И все стали требовать и угрожать своим соседям. Весь мир сидел на углях, оставалось лишь найти искру которая их воспламенит, и мир охватит алое пламя войны.... И такая искра нашлась....

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Трикси, Великая и Могучая Спитфайр ОС - пони Лайтнин Даст Мод Пай

Баллада о янтарном цветке

Сказание о пони и его любви. Зарисовка в стихах.

Принцесса Селестия ОС - пони

When the wild wind blows

В Понивилле уже долгое время стояла засуха. Эпплджек встречает пегаса - того, из-за кого по сути все и началось. У них все медленно перерастает в роман. Однако со временем проблемы прошлого дают о себе знать...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Грэнни Смит Черили Спитфайр ОС - пони Миссис Кейк

Ponyhammer: Повелитель Ночи

Сама реальность была сломлена силами варпа, пусть и находящаяся в другой реальности Эквестрия всегда могла противостоять этой угрозе, но повреждения нанесённые Скрабрандом с незримой помощью Принца Наслаждений и Архитектора Судеб смогли уничтожить барьеры, и пусть сила Проклятого Легиона остановила вливание Варпа, реальность Хаоса Эквестрии смешалась с ним, став одним единым каналом энергии, грозящимся уничтожить этот мир. Великий Поход Освобождения начался.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 8: Потомство Глава 10: Воссоединение

Глава 9: Смирение

Первый том
Второй том
Третий том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Three
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Глава 9: Смирение

Сварм с хмурым видом жевала очередную ложку хлопьев, задумчиво почесывая затылок свободным копытом.

— Что-нибудь случилось? — спросила Куно, кидая очередной озабоченный взгляд на дочь.

Сварм пробормотала что-то неразборчивое, не прекращая пережевывать завтрак.

— Не говори с набитым ртом, — строго сказал Варден и по пути к радостно свистящему на плите чайнику щелкнул дочь по уху.

Сварм возмущенно хмыкнула и уставилась на мать.

— Папа меня бьет!

— Я вижу, — махнула копытом Куно, — Сама виновата. Сначала прожуй, потом говори. Итак, почему такой кислый вид?

— Не хочу в школу, — буркнула Сварм в миску с остатками хлопьев, — Они заставляют меня делать то, что я не хочу делать.

— Боюсь, придется тебе с этим смириться, — мягко улыбнулась Куно.

— Ты то, небось, в школу не ходила! — сухо отозвалась Сварм.

Куно удивленно моргнула.

— С чего ты взяла?

— Потому что ты ченджлинг!

— Да, я ченджлинг, — невозмутимо согласилась она, — Но почему ты решила, что ченджлинги не ходят в школу?

— Потому что ченджлинги не такие, как все, — Сварм задумчиво поковырялась ложкой в миске, — Мама... А почему у меня нет королевы?

Куно немного напряглась и прищурилась. Варден тоже замер и с любопытством оглянулся через плечо.

— У тебя нет роя. В тебе больше от пони, чем от ченджлинга.

— Я их иногда слышу, — жутковатым тоном произнесла Сварм, — Много-много шепчущих голосов. И ни один из них не разобрать.

Куно сжала губы и кивнула.

— Да, это рой. Ты научишься его заглушать.

— А если я не хочу его заглушать? — Сварм подняла голову и посмотрела матери в глаза.

— Сварм, я твоя мать, и ближе королевы у тебя ничего никогда не будет. Я знаю, что для тебя лучше, и ты будешь мне подчиняться, понятно? — Куно наклонилась вперед и опасно прищурилась.

Сварм фыркнула, но прижала уши.

— Понятно.

— Сварм, послушай меня. Ты не представляешь себе, что такое быть частью роя. Рой... управляет тобой. Заставляет делать то, что ты не хочешь делать. Он заменяет твое сознание волей королевы, и, ты, конечно, еще слишком маленькая, чтобы понять, но... это очень плохо, — попыталась объяснить Куно.

Сварм кивнула.

— Я понимаю.

— Не понимаешь. Представь, что ты спишь. И ходишь во сне. Ты, по сути... не понимаешь, что творится вокруг, что ты делаешь... Но ты делаешь.

Сварм сморщила нос.

— Как в школе, получается.

— Гораздо хуже школы.

Сварм пожала плечами и передернула крыльями.

— Можно мне тогда отпилить рог?

Куно поперхнулась.

— Это еще ты откуда выдумала?

— Я не хочу быть не такой, как все. В школе все на меня смотрят. Все на меня пялятся. Меня это бесит.

Куно снова поджала губы.

— Ну, придется тебе научиться жить с этим.

— Можно, я не пойду в школу? — тихо хныкнула Сварм, — Они опять будут пялиться!

Куно устало вздохнула и покачала головой.

— Неубедительно.

Нижняя губа Сварм задрожала, на глаза накатились слезы.

— Держись, дорогая, — шепнул жене Варден, наливая в чашку кипяток из чайника.

Куно сжала губы, высунула язык и принялась танцевать на месте.

— Но... Но...

Сварм выкатила большие невинные глаза и заскулила.

— Ну ма-амочка! Ну пожа-алуйста!

Куно фыркнула, махнула копытом и сдалась.

— Ну хорошо! Но только сегодня!

Лицо Сварм моментально преобразилось.

— Ура! Что будем делать?

— Поедем к папиным родителям, — Куно покосилась на Вардена.

Тот напрягся и прижал уши.

— Д-да?

Ченджлинг приподняла бровь.

— А ты что, сегодня занят?

— М-м да, я планировал продолжить вдумчиво дышать. А ближе к полудню хотел почесаться, — ответил Варден с уверенным кивком, — Так что... Нет, никак не могу, куча дел.

Куно сжала губы и смерила мужа строгим взглядом. — У тебя нет выбора, и мы оба это понимаем, — безапелляционно заявила она, — Так что смирись и расслабься, иначе я снова введу правило «Смотреть, но не трогать» на неопределенное время.

— Ты недооцениваешь, насколько я ненавижу своего отца, — сухо отозвался Варден.

Сварм восторженно смотрела то на одного, то на другую, как зритель на теннисном турнире.

— Больше, чем любишь «трогать»? — хитро спросила Куно.

Пегас прикусил язык и беспомощно посмотрел на дочь, затем обратно на жену.

— А если я сделаю жалобные глазки?

— Нет, — отрезала Куно, — И если ты не пойдешь, то пойду я. Как ты. И так там со всеми помирюсь, что они придут к нам на ужин сегодня вечером.

Варден тяжело вздохнул, прижал уши и повесил крылья.

— Ну... хорошо.

— А теперь признай свое поражение, как хороший мальчик! — приказала Куно и протянула вперед правое копыто.

Варден снова вздохнул, наклонился и поцеловал хитиновую конечность.

— Ну что, довольна?

— Бесконечно! — ответила ченджлинг со счастливой улыбкой.

— Мне хоть полагается какая-нибудь награда за этот день издевательств? — с надеждой произнес пегас.

— Я поцелую тебя в щечку перед сном?

— Идет! — он наклонился и клюнул ее в нос.


Куно-пегас, Варден и Сварм наслаждались видом из окна поезда на парящий на горизонте Клаудсдейл.

— А как он висит в воздухе? — Сварм с распахнутым ртом пялилась на приближающийся город, — У него что, крылья?

Куно представила себе эту картину и хихикнула.

— Нет, милая, он плавает на облаках.

— Как пегасы, которые могут сидеть на облаках?

— Ага.

— А я смогу сидеть на облаках?

Варден задумчиво нахмурился.

— Хороший вопрос.

Куно неопределенно хмыкнула.

— Ну, я могу ходить по облакам. А Сварм — наполовину ты и наполовину я, так что она тоже сможет, верно?

— Я еще даже летать не могу, — проскулила Сврам, поднимая и вытягивая копытом одно из крыльев, — Как я буду ходить по облакам? Они же мягкие и пушистые, как сладкая вата!

Куно застонала.

— Теперь я хочу сладкой ваты!

— А я хочу, чтобы кто-нибудь кроме меня в этой семье вел себя как взрослый, — сухо отозвался пегас.

Куно пристально посмотрела на мужа и шлепнула его крылом.

— Лжец. Ты такой же ребенок, как и я.

Варден разочарованно почесал затылок.

— По крайней мере я это успешно скрываю.

Куно угрожающе подняла крыло.

Варден взвизгнул и выставил перед собой копыта.

— Хорошо-хорошо, мы все дети.

— А как мы попадем в Клаудсдейл?

— спросила Сварм через несколько минут, — Он высоко, а я не умею летать.

Варден согласно кивнул.

— Я тоже не могу летать, — отметил он, — так что мы отправимся на небесную лестницу.

— Это еще что?

— Лестница в небо? — пегас пожал плечами, — Я сам ей еще никогда не пользовался.

— Зачем она вообще нужна? Зачем строить лестницу в небесный город?

— Ну, не все же умеют летать. Там, на верху, есть облачные платформы, которые могут выдержать вес земного пони или единорога, но если на них никак не попасть с земли — то они бесполезны.

Сварм пожала плечами.

— Все равно. Глупость какая-то. Все жители Клаудсдейла умеют летать. Там же живут только пегасы.

Ченджлинг приподняла бровь.

— Нет. Навскидку могу назвать, например, единорога-целителя и земного пони, который разводит высокогорные растения.

— И зачем они живут там, где должны жить пегасы? — спросила Сварм, — Это же глупо.

— Твой отец живет в доме на земле. Задумывалась когда-нибудь, почему он не живет в облаках, как все пегасы? — спросила Куно.

Сварм сморщила нос и беспомощно огляделась.

— Потому что... Потому что... Папа выращивает всякие штуки. А на облаках всякие штуки не растут. Они растут в грязи.

— Тогда почему бы единорогу или земному пони не найти себе занятие в облаках, а?

Сварм хмыкнула и почесала затылок.

— Я... понимаю. Но... разве им не страшно, что они споткнутся, провалятся и упадут?

— Очень страшно, — согласилась Куно, — и поэтому таких пони очень мало.

— Пегасам-то все легко и просто, — задумчиво ухмыльнулась Сварм, — Они умеют летать. И я тоже научусь летать, и буду сидеть на облаке и смотреть вниз на тех, кто не умеет.

Куно хихикнула.

— Одна из прелестей жизни крылатых существ.

— Я не существо, я пони!

— Мы все существа, — пожала плечами Куно, — Просто некоторые из нас умеют разговаривать.

Сварм сморщила нос.

— Меня не интересует эта ваша всякая... как там ее, мама?

— Семантика? — подсказал Варден.

— Ага! Семянтика! — Сварм помахала в воздухе копытом, — Не надо мне вашей семянтики!

Со скрипом тормозов поезд замедлился, вздрогнул, и остановился у платформы.

— Купим чего-нибудь попить? — Сварм вскочила с сиденья, — Я хочу пить!

— Хорошо, сейчас что-нибудь найдем, — Куно улыбнулась и покачала головой, глядя на радостную дочь.

— М-м, Куно? — Варден обернулся на выходе из купе.

— Да-а-а? — сладко отозвалась пегас-ченджлинг.

Варден наклонился поближе и прижал уши.

— Я... ничего такого, но, может, снимешь ошейник? Только на сегодня, только один раз?

Копыта Куно взлетели к полоске ткани на шее, и она помрачнела.

— Но... но это же... мой ошейник!

— Родители могут неправильно нас понять, — поморщился пегас.

— Мы их поправим. Это заявление моды на тему коммерциализации персонализации пони и золотой клетки экзистенциальной натуры капитализма, — с умным видом пояснила Куно.

Варден попытался переварить сказанное, затем беспомощно пожал плечами.

— Звучит достаточно запутанно, чтобы никто не допытывался.

— Вот именно! — Куно подмигнула мужу и лизнула его в нос, — А теперь — к лестнице!

У тебя впереди тысячи и тысячи ступенек, а я буду лететь рядом и насмехаться.

— Нет, ты будешь идти передо мной, чтобы я мог всю дорогу тянуться к твоему прелестному заду! — возмутился Варден.

— Обойдешься, — хихикнула Куно, — Мне сегодня лень шевелить копытами.

Варден страдальчески вздохнул. — Ну, по крайней мере вниз можно спуститься на глайдере.

— Сварм будет спускаться с тобой, — предупредила ченджлинг, — Я не пущу ее на эту хреновину одну.

— Хорошо. Сварм, будешь много вопить — не получишь мороженого после ужина.

— Чуть-чуть вопить, получается, можно? — спросила Сварм голосом, полным надежды.

Варден закусил губу и вздохнул.

— Вы с твоей мамой так похожи, что это пугает.

Сварм хихикнула, высунула язык и ускакала вперед.


«Лестница в небо» оказалась скорее шоссе, нежели лестницей. Лестница шириной минимум в десять пони была построена из некоего магического материала, молочно-белого, но переливающегося всеми цветами радуги. Вдоль каждой стороны лестницы шли конвейерные ленты, усыпанные шахтными тележками с товарами и грузами, направляющимися в город и из него.

К счастью, под фактическую неподвижную лестницу была отведена всего одна полоска посередине. Оглядев конвейеры по обе стороны от нее, пегас пришел к выводу, что идти по ней будет только убежденный мазохист.

— Я думала, будет веселее, — разочарованно заявила Куно, укладываясь на конвейер и разглядывая проплывающие над ними облака.

— Что, хотела посмотреть, как я потею?

— Мне нравится смотреть, как ты потеешь, — Куно медленно улыбнулась, укусила пегаса за ухо и чирикнула, — А еще мне нравится тебя после этого вылизывать.

Варден вздрогнул и передернул крыльями.

— Ну что... мне спускаться и идти пешком?

— Может быть, на обратному пути, — задумчиво мурлыкнула ченджлинг, — Посадим Сварм в отдельную кабину и...

— В отдельную кабину? Всю для меня? — Сварм принялась радостно скакать по конвейеру.

Варден привычно вытянул копыто и прижал дочь к полу.

— Не прыгай. Упадешь.

Сварм фыркнула и надулась.

— С тобой скучно!

— Скучно лежать в больнице со множественными переломами, — предупредил Варден.

— Ты такой милый, когда такой серьезный, — Куно улыбнулась и лизнула пегаса в ухо, — Будь со мной таким же серьезным!

— Ты меня бьешь, когда я с тобой серьезный!

— Будь мужиком и терпи! — Куно шлепнула пегаса крылом по затылку.


Пятнадцать долгих минут спустя конвейер достиг своей цели, и они шагнули на облачные мостовые города. Сварм остановилась на самом краю платформы и осторожно попробовала копытом воздушную поверхность, пока Варден с Куно придерживали ее за крылья. Удовлетворенно хмыкнув, она нырнула вперед и принялась радостно кататься по облаку.

— Оно такое мягкое!

Варден покачал головой. Куно хихикнула.


Еще десять минут спустя они стояли перед тренировочным центром Вандерболтов.

Огромное строение из плотных облаков заметно выделялось на фоне остального города. Вытянутое в длину, как батон хлеба, оно было увенчано башней с плоской крышей с передней стороны — штабом Вандерболтов. Варден пояснил, что изнутри здание практически пустое. Основную часть центра занимала аэродинамическая труба, главный тренировочный зал Вандерболтов. В одном конце трубы был установлен огромный вентилятор на магической тяге — достаточно медленный, чтобы ветер был безопасен, но достаточно быстрый, чтобы неподготовленный пегас со всей дури влетел в выстланную мягкими облаками сетку в противоположной части трубы.

— Здесь живут твои мама и папа? — пораженно спросила Сварм.

— Они тут работают, — Варден нервно почесал за ухом. — Ты уверена насчет ошейника, дорогая?

— Однозначно!

— Может, просто пойдем в какое-нибудь милое местечко, напьемся до полумерти и представим, что ничего не было?

Куно глубоко зарычала и пихнула его обоими копытами.

— Нет. Сейчас ты соберешься, войдешь внутрь и встретишься с родителями, как хороший и покорный мальчик.

Варден застонал и прижал уши.

— Ну хорошо! Но с тебя причитается!

Куно хитро оскалилась.

— Будешь себя хорошо вести — сегодня вечером разрешу надеть ошейник.

— Это больше похоже на наказание, — отметил пегас, стремительно краснея.

— Ах так? Тогда тащи свой зад внутрь, или сегодня ночью я вот этими вот копытами натяну на тебя ошейник!

— Хорошо, — Варден вздохнул, повесил голову и зашагал ко входу, — Но когда все полетит ко всем чертям — оставляю за собой право сказать «Я предупреждал!»