Дурацкая весна

Рэйнбоу Дэш твёрдно уверена в одном: она точно не грубая бестактная свинья, что в упор не отличит настоящую леди от зада ослицы. А ещё она точно не неправа. Это Рэрити неправа, да. Рэйнбоу абсолютно, на все 120% в этом уверена.

Рэйнбоу Дэш Рэрити

Столкновение

Устоит ли Твайлайт Спаркл перед возможностью порадовать свою дражайшую наставницу, преподнеся ей целый новый мир, только и ждущий своего открытия каким-нибудь талантливым магом? Что за глупый вопрос? Конечно же не устоит! Вот только Селестия совсем не рассчитывала, что это произойдёт так скоро и так спонтанно, из-за чего в опасности оказалась не только её бывшая ученица, но и вся Эквестрия. Похоже, королевский отпуск отменяется...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Тени на побережье

Как яркое солнце оставляет тени, так и сияние Эквестрии оставляет свои следы. В такой тени может оказаться любое соседнее поселение или даже страна. Рассказ повествует о последнем жителе полиса грифонов на Восточном побережье Эквестрии.

ОС - пони

NO TIME

Огромная история о приключениях странного пегаса в мире пони, который полон магических и мистических существ. Но как бы это не казалось обыденным для земли, полной единорогов, грифонов, драконов и прочих тварей, их настоящее происхождение гораздо интереснее. А в месте с таинственной миссией пегаса и его подруги, все становится более загадочным.

Другие пони ОС - пони

Вавилон / Babel

Когда-то давным-давно все пони говорили на одном языке. Потом пришёл Дискорд, и всё поменялось. Что это было: жестокий розыгрыш? Или приступ скуки? Попытка преподать всем какой-то урок? Мы бы спросили, но он исчез и неизвестно когда вернётся. Если язык - это клей, который скрепляет общество вместе, то что будет, если он вдруг превратится в песок?

Твайлайт Спаркл Мистер Кейк Миссис Кейк

Навык Скрытности - 69

Литлпип уже пробыла на поверхности достаточно долго, чтобы естественное воздействие солнечных лучей пустоши начало реактивировать ее давно спящую физиологию пони. К несчастью для нее, это означает, что у нее вот-вот начнется первая охота.

Другие пони ОС - пони

Тихое место

Когда Рэйнбоу Дэш спозаранку прилетает на ферму Сладкое Яблоко, она никак не может найти Эпплджек, и встречает земную пони выходящей из леса. Где ее подруга ночевала прошлой ночью?

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Human-TV/ Человеки-ТВ

Вейди Чейндж известная репортерша, но ей до ужаса надоело смотреть однообразные шоу и вызывающие отвращение репортажи, часть которых она же и снимала. И вот случай заставляет её изменить Эквестрию навсегда. Добро пожаловать в шоу-бизнес.

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Жёлтые пёрышки

Юная жительница небольшой деревушки получает в свои копыта необычное яйцо. В полном чудес мире Эквестрии такая находка может сулить как сказочные богатства, так и некоторую опасность… но что известно доподлинно — впереди её ждёт незабываемое приключение.

ОС - пони

Радужные осколки

И как это только могло со мной приключиться, ума не приложу! Оказаться в тёмном лесу, да ещё и без памяти! Ладно, попробую с этим разобраться...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 8 Глава 10

Глава 9

Ночью Луна снова нашла сон так заинтересовавшего ее существа. Сегодня он ничем не выделялся, и, если бы принцесса вчера не обратила на него внимания, то сейчас затерялся бы среди тысяч таких же обычных снов.

Спокойствие сна радовало аликорна, так как это означало, что она сможет, наконец, нормально пообщаться с его хозяином.

Сегодня она сразу явилась в собственном обличии, оказавшись на небольшой полутемной улице. По обеим ее сторонам стояли четырех-пятиэтажные дома. Во многих окнах горел яркий ровный свет, магические фонари странного вида частично освещали брусчатку и стены домов. Живых существ пока не наблюдалось и это успокоило Луну. «Надеюсь, удастся с ним спокойно пообщаться...» — подумала она.

В это время из-за угла вышел хозяин сна. Был он одет в легкую куртку и кепку, так как время года здесь отличалось от вчерашней зимы. Но главное, что сам он выглядел точно так же, как и вчера, а значит, это был его привычный облик. Было заметно, что он нервничает, ему не нравится идти одному по пустынной улице. Но это волнение не шло ни в какое сравнение со вчерашним кошмаром. Объект с удивлением уставился на Луну.

 — Ну, здравствуй, — поприветствовала его принцесса. — Вчера мы, к сожалению, не смогли пообщаться. Но, я надеюсь, что сегодня нам ничто не помешает…

 — Я видел тебя вчера во сне… — ошеломленно произнес ее собеседник. — Ты сражалась с Кребсом и Люббе и пыталась спасти меня…

 — Это одна из моих обязанностей, — улыбнулась аликорн. — Вчера я пришла в твой сон, так как ты нуждался в помощи. Но и сам ты заинтересовал меня. Поэтому я посещаю тебя повторно.

 — А еще я видел памятник тебе, — хозяин сна все еще был очень удивлен. — Или кому-то, очень похожему на тебя…

 — Дай угадаю. Прежде ты никогда не видел подобных мне? — спросила Луна, подходя ближе.

 — Я слышал только сказки про единорогов и пегасов… — растерянно проговорил спавший. — Но никогда не видел…

 — Я не пегас, и не единорог! — расправив крылья и чуть добавив громкости в голос, произнесла принцесса. — Я — аликорн. Можешь обращаться ко мне принцесса Луна или Ваше Высочество. А как зовут тебя? К какому виду ты относишься?

 — Я Роланд. Роланд Хубер, — ответил гость из другого мира. — А вид… по-научному «homo sapiens», или человек разумный. Но мы говорим просто человек…

 — Это весьма интересно, — произнесла Луна, обходя человека и осматривая его со всех сторон. — И как же ты попал на землю Эквестрии?

 — Я, если честно, плохо понял, Ваше Высочество, — ответил Роланд. Похоже, его нервировало присутствие аликорна. — Мы попали в аварию там, у себя, в Восточной Пруссии и провалились в какое-то зеркало, а оказались тут…

 — Так ты не один здесь? — уточнила принцесса ночи.

 — Нет, принцесса. Нас четверо. Я, обер-фельдфебель Кребс, обер-ефрейтор Ригель и рядовой Штокман, — ответил человек. — Мы не стремились попасть сюда! И не хотим никому зла, пожалуйста, не наказывайте нас!

 — Я пока не собиралась предпринимать ничего против вас, — поспешила успокоить его принцесса ночи. — А где ты видел памятник, похожий на меня? — сменила она тему.

 — Мы из него выпали, Ваше Высочество, — сказал Роланд. — Точнее из его постамента! А можно вопрос? — Луна утвердительно кивнула. — А как я вас понимаю? Я выучил всего пару десятков слов на вашем языке…

 — Это свойство сна, — усмехнулась аликорн. — Обладая определенными знаниями, можно понимать собеседника, не зная его языка. А где ты научился нашему языку?

 — На нас напало двое пегасов, принцесса Луна, — немного взволнованно начал говорить человек. — Но нам удалось схватить их и связать. Кребс хотел просто убить их. Но ведь мы же не знали, что они разумны! В нашем мире нет других разумных, кроме людей, мы приняли их за животных!

 — Надеюсь, вы не причинили им вреда? — поинтересовалась аликорн.

 — Нет-нет! Я убедил Кребса отнести их к нам в лагерь, а когда они пришли в себя, мне удалось завязать с ними разговор. Но я знаю мало слов и пока не могу их понимать, — быстро говорил Хубер. — Я беспокоюсь за них. Обер-фельдфебель велел кормить их травой, а они ее не едят. И он очень недоволен, что не смог их допросить.

 — Этой беде я могу помочь, — заговорила Луна. — Сейчас я вижу тебя и твои мотивы, и в них нет зла, поэтому я дам тебе знание нашего языка! — ее рог засветился и на какое-то мгновение между ним и головой человека возник светло-синий луч. — Я думаю, те пегасы тоже будут рады услышать знакомую речь. Благодарить меня не надо, в обмен я взяла у тебя знание твоего языка. Однако я попрошу тебя об услуге — представь, что здесь появились те, кто сейчас находятся с тобой в Эквестрии.

 — Я никогда не управлял сном… — засомневался человек. — Но я попробую.

 — Тебе будет легче, если ты начнешь вслух описывать подробности их внешности, — подсказала ему принцесса.

Человек зажмурился и, следуя ее совету, заговорил. Постепенно рядом с ним появились три фигуры. Все трое были знакомы Луне по вчерашнему сну. Первым стоял главарь с погонами на плечах — теперь, благодаря знанию, полученному от Роланда, она знала, как называются эти штуки и в чем их смысл. Рядом был тот, что огнем убивал подбегавших людей. Третьим был еще один человек, который, пятясь, уползал от нее. Что ж, теперь можно было попробовать войти и в их сны.

 — Хорошо! Можешь расслабиться, — сказала она человеку. — На сегодня наше общение закончено, но я не прощаюсь. Используй мой подарок с толком. Возможно, скоро мы встретимся в реальном мире!

Сказав это, Луна вышла из сна, очень довольная собой. Еще бы! Она узнала много важной информации, и есть возможность узнать еще больше.

До конца ночи было еще далеко, и она решила посетить сновидение еще одного из пришельцев. Найти, однако, она смогла сны лишь двоих. Видимо, кто-то один бодрствовал. Подумав, аликорн решила выбрать того, кто, по словам человека по имени Роланд, был главным в их отряде. Она нашла сон и погрузилась в него.


Очередное дежурство проходило для Руперта спокойно. Он сидел на ящике из-под бумаг, привалившись к стене и пристроив рядом винтовку. Сейчас было бы хорошо закурить, но сигареты у него кончились еще до того, как они попали в эту дыру. Обер-фельдфебель подозревал, что у Манфреда есть запас, которым тот не хочет делиться, но и ссориться с единственным человеком, на которого мог положиться, по такому пустяку не хотел.

Поэтому он, насупившись, сидел и вглядывался в темноту ночного леса. Неожиданно он услышал разговор у себя за спиной. Обернувшись, Кребс успокоенно выдохнул. Это просто молокосос Хубер начал говорить во сне.

Однако очень скоро обер-фельдфебель опять насторожился. Звуки, издаваемые рядовым, мало напоминали обычный неразборчивый бред, который можно услышать от спящего человека. Роланд явно с кем-то разговаривал и последовательно отвечал на вопросы. Подойдя поближе, Кребс начал внимательно слушать.

Своего собеседника Роланд называл либо «принцесса Луна», либо «Ваше Высочество». Также чертов сапер без колебаний рассказывал историю их попадания сюда и их текущее положение.

«Возможно, это просто кошмар» — подумал Руперт. — «Он ведь говорил, что эта лошадь приходила к нему во сне. А может быть, нас уже обнаружили? Но как тогда объяснить, что общение идет через сон? Гипноз?»

Но в итоге он решил не будить рядового. Если это кошмар, то ничего не случится. А если с ним действительно кто-то связался?

«Гипноз? Ну конечно… А что еще это может быть?» — волновался обер-фельдфебель. — «Но когда его успели обработать? Неужели этот желтый зверь постарался? Рядовой весь вечер просидел с ним! Как там его звали? А, проклятье, не запомнил! Но точно не Луна… Вот чертовщина! Если это просто сон, то утром я ему устрою…»

Внезапно рядовой назвал его имя и принялся описывать внешность Руперта.

«Возможно я следующий в списке посещений!» — неожиданно подумал Кребс. Посмотрев на часы, он пошел будить Штокмана, который и так уже спал лишних десять минут. — «Надо подготовиться к встрече!» — злясь, размышлял обер-фельдфебель. — «Думаю, неординарная обстановка может заставить эту Луну выдать что-то ценное. Ничего, я знаю, как устроить этой ходящей по снам стерве горячий прием!» — устраиваясь на лежанке, строил планы он.

С такими мыслями обер-фельдфебель и заснул.


Погрузившись в сон, аликорн огляделась. Здесь опять была зима. С грязно-серого неба падали редкие снежинки, дул пронизывающий ветер. Луна оказалась в окружении массивных зданий. Стоявшее за ее спиной было целым, на одноэтажном строении справа отсутствовала кровля, только стропила торчали, как скелет. От зданий слева и спереди словно какие-то гигантские челюсти оторвали куски стен, а потом выплюнули. И эти куски так и лежали, почти заметенные снегом. Массивные дымовые трубы устремлялись к хмурому небу откуда-то из-за зданий.

Глубокие снежные заносы и сугробы, среди которых почти не просматривалось утоптанных тропинок, говорили о том, что это место, похоже, весьма многолюдное раньше, сейчас находится в запустении. Откуда-то издалека слышались хлопки и треск, как во вчерашнем сне Роланда, только еле слышные из-за отдаления их источников. Аликорн подумала, что издавать их могли и те боевые посохи, что она видела накануне.

Внезапно что-то громко просвистело в небе и за одним из зданий упало нечто массивное, подняв облако пыли и комков мерзлой земли. В проеме между двумя зданиями стояла машина. Она была похожа на гигантов, виденных ею вчера во сне Роланда, только эта была почерневшей от гари. Подойдя поближе, Луна попыталась заглянуть внутрь сквозь открытый люк. Однако ударивший в нос мерзкий запах горелого мяса, гнили и еще чего-то неприятного заставил ее отшатнуться.

«Какое неприятное место!» — подумала принцесса. — «Надо поскорее найти этого Кребса и поговорить с ним. Здесь все пропитано отчаяньем, страхом и … смертью!» Только сейчас она заметила закоченевшую обгорелую руку, торчавшую из сугроба рядом со сгоревшей машиной.

Из большого разлома в крыше и стене дома напротив валил дым. Луна направилась туда, полагая, что при такой погоде живые существа должны греться у огня. Поднявшись по груде битого кирпича из осыпавшейся стены, аликорн подошла к пролому и заглянула внутрь. Часть пола возле разлома была завалена снегом и битыми камнями. Все здание внутри представляло собой одно большое помещение, однако в углу из железных прутьев была собрана прозрачная комнатка, в которой стояла пара столов. По-видимому, когда-то она была остеклена, но сейчас все стекла, разбитые, лежали на полу. В углу вдали от пролома стояла большая железная бочка, в которой горел огонь. Возле нее сидело на ящиках несколько человек. Одеты они были, как и во вчерашнем сне. Принцесса теперь поняла, что это форменная одежда. Эти, однако, поверх шинелей были закутаны в разномастные пледы, платки и даже, похоже, скатерти. Луна вошла внутрь и, спустившись с осыпи, направилась к огню. Она легко смогла отличить хозяина сна от всех остальных фигур, бывших таким же фоном, как и все остальное здесь. Он сидел к ней спиной.

 — А вот и ты! — неожиданно сказал хозяин сна, даже не обернувшись. — Я ждал твоего прихода.

 — Да что ты говоришь? — изобразила удивление Луна, а человек тем временем продолжил.

 — Я так понимаю, этот молокосос Хубер уже тебе все рассказал, — человек вздохнул. — Как тебе обстановка? — внезапно сменил он тему. — Я уже давно не вижу снов, но сегодня решил изменить традиции. Ради этого разговора, — пояснил он. — Не стесняйся, проходи к огню, присаживайся!

Луна подошла к костру и села напротив Кребса на большой плоский ящик, между двумя людьми.

 — Ты создал впечатляющее место! Явно ты был здесь в реальности… Где мы находимся? — решила начать издалека принцесса. Она поняла, что этот человек каким-то образом узнал о ее приходе и попытался подготовиться.

 — Это один из сборочных цехов завода «Красный Октябрь». Город Сталинград. Конец тысяча девятьсот сорок второго года. Семьдесят девятая Пехотная дивизия, в которой я служу, как и вся Шестая Армия, окружена войсками русских в этом городе. Не правда ли, чудное место для делового разговора? — ухмыльнулся ее оппонент.

 — Ты — Руперт Кребс, командир людей, находящихся сейчас в Эквестрии, — утвердительно произнесла Луна. Название города, почти созвучное с эквестрийским ее не смутило. А то, что человек специально создал давящую атмосферу, чтобы получить преимущество в разговоре даже развеселило.

 — Сейчас я просто унтер-офицер, который сидит в разрушенном здании окруженного врагами города, жарит на костре остатки лошади, и разговаривает с синим рогатым пегасом, — ответил ей человек. — А в остальном ты права, я — Руперт Кребс и днем я командую этими людьми.

Только тут Луна обратила внимание, что ее собеседник держит над костром кусок мяса, насаженный на железный прут, и ждет, пока он пропечется. Эта деталь, видимо, должна была выбить ее из колеи.

 — А что делать, Луна, — картинно вздохнул Кребс. — Продукты кончились, пришлось забивать ездовых животных.

 — Откуда ты знаешь мое имя? — поинтересовалась принцесса ночи.

 — Этот же вопрос я могу задать и тебе, — ехидно ответил Кребс. — Но, в знак моих добрых намерений, я скажу — мне рассказал Хубер.

 — Забавно, — согласилась Луна. — Мне про тебя тоже рассказал он.

«А этот человек не так прост! Немногие из живых существ могут управлять своим сном! А как он давит, пользуясь преимуществом того, что здесь хозяин. Это даже интересно! Давно уже никто не вел так себя со мной!» — невольно восхитилась аликорн. — «Пытается говорить на равных, не показывает страха, который так раздражает меня во многих моих подданных. Мне это нравится, так что, я подыграю ему!» — решила она.

 — Ты ведь пришла сюда за ответами, Луна, — продолжил тем временем Кребс.

 — О, я уже многое успела узнать, — улыбнулась принцесса ночи.

 — Но что-то все же тебя интересует?

 — Меня интересуете вы. Весь ваш отряд. Все четверо, — продолжила аликорн. — Ваше появление может быть воспринято неоднозначно.

 — Уверяю тебя, мы попали сюда не по своей воле и я с радостью оказался бы в своем родном мире… — Кребс перевернул кусок над огнем.

 — Наш мир так не понравился тебе? — притворно обиделась Луна.

 — В гостях хорошо, а дома лучше. Так у нас говорят, — ответил человек. — К тому же, у меня там осталась масса незавершенных дел.

 — Я знаю, что вы схватили двух пегасов. Хотелось бы услышать подробности этой истории.

 — Сущие пустяки! — махнул свободной рукой человек. — Досадная случайность из-за незнания языка. Один из них атаковал моего солдата, и только мое нежелание проливать кровь по глупости сохранило ему жизнь.

 — Я приму это к сведению, — нейтрально произнесла Луна. — А что ваш отряд будет делать дальше?

 — Было бы хорошо выйти на власти вашей страны и объяснить им нашу ситуацию. Думаю, в таком необычном мире, как этот, отыщутся способы помочь нам.

 — Думаю, с этим проблем не возникнет, — улыбнулась принцесса ночи. — А с чего ты взял, что вам будут помогать?

 — Не помогут одни, всегда можно обратиться к другим, — сказал Кребс. — Я думаю, у нас будет, что им предложить.

 — Хорошо, человек! Сейчас я оставлю тебя, но мы еще встретимся. На завтра тебе приготовлен сюрприз. И твое мясо пригорело, пока мы болтали… — с этими словами Луна покинула сон Кребса.

«Змея. Хитрая лживая змея!» — подумала принцесса, придя в себя в своей комнате. — «Как он держал себя со мной! Видно, что это давалось ему с трудом. Пытается набить себе цену, хотя видно, что он вряд ли был значимой фигурой в своем мире. За такое поведение мне следовало бы наказать его, но эта игра доставила мне удовольствие. Пусть считает, что бой закончился вничью».

В сон еще одного человека Луна решила не ходить. Она уже получила достаточно информации.


Кребс очнулся в холодном поту. Этот разговор его чрезвычайно утомил. С самого начала все пошло не так, как он планировал. Пришлось использовать все свое самообладание, чтобы вести разговор так, как вел его он. Но оно того стоило. Руперт надеялся, что он произвел необходимое впечатление, на местного сноходца.

То, что он общался не с простым существом, не подвергалось сомнению. От этой Луны так и разило аристократической утонченностью, привычкой повелевать. Но вот то, как она попала в его сон, обер-фельдфебель объяснить не мог.

«Странное существо...» — подумал Руперт. — «И опасное. Ну почему нас не закинуло в Австралию?! Там-то все хоть было бы понятно — сидеть и не высовывать нос. А что теперь делать здесь, когда тут творится натуральная чертовщина? Волей-неволей поверишь в церковные сказки. Дьявол, вроде, тоже во сне наведывался…» Кребс никогда не был религиозен. Скорее он был агностиком, но что за существо могло вот так спокойно гулять по снам и вести там разговор? В итоге, Руперт лег досыпать в отвратительном настроении.


Этой ночью Манфред дежурил последним. Уставившись в темноту и затягиваясь одной из трех последних сигарет, он размышлял о том, как все вокруг плохо.

Пойманные днем звери оказались разумными, но его это мало заинтересовало. Он даже не принимал участия в допросе, который организовал Руперт. Иностранных языков обер-ефрейтор не знал, а допросить пегасов по-немецки мог любой из солдат.

«Бесполезно это все...» — еще тогда решил про себя Ригель. — «Это абсурд — думать, что неизвестные крылатые твари будут знать английский или немецкий».

Поэтому, пока остальные суетились вокруг пленников, он смотрел за лагерем.

«Если они разумные и у них есть что-то наподобие общества, то уже утром их начнут искать...» — размышлял обер-ефрейтор. — «А мы не добились от них ничего ценного. Этот мальчишка-сапер гордится, что выучил несколько их слов. А что толку? Говорить с аборигенами он все равно пока не может. Эх, надо было их сразу прирезать и бросить в лесу. За ночь зверье обглодало бы все до костей и никаких следов бы не осталось!»

Манфред переменил позу, так как нога затекла от долгой неподвижности.

«Что-то командир дал слабину» — продолжил он прерванные умозаключения. — «Хочет договориться с этими животными. И это — унтер-офицер (1) Вермахта! Да одной из идей, ради которой мы воевали, является превосходство арийской расы! А тут даже не люди! А он пытается чего-то от них добиться. Я, конечно, не нацист и в партии не состою, но даже мне ясно, что это все — дохлый номер!»

Ригель посмотрел на небо, на котором не было видно ни одного знакомого созвездия.

«Надеюсь, эти пегасы живут небольшими группами или, вообще, парами и обоих мы поймали!» — пришла ему в голову мысль. — «Тогда их нескоро хватятся или спасательные силы будут невелики. Это было бы идеальным вариантом. Но, наверняка, по закону подлости, эти твари пасутся табунами по сотне голов и именно эти завтра понадобятся их вожаку!» — мрачные мысли опять начали преобладать в его голове.

Внезапно какой-то шум внутри здания привлек его внимание. Взяв свой пистолет-пулемет наизготовку, он осторожно прокрался в зал, где лежали связанные пленники — именно оттуда раздавался шум. Левой рукой он достал свой видавший виды армейский фонарик, и, включив, резко направил луч в сторону источника звука. Им оказался синий пегас, не оставлявший попыток освободиться, но сейчас, ослепленный светом, замерший на месте.

 — Что, тварь, сапога отведать захотелось? — склонившись над пленником, пригрозил обер-ефрейтор, выдохнув на того облачко табачного дыма. — Думаешь развязаться? Можешь не стараться! Кребс — мастер завязывания узлов. Он же из Штральзунда, а в портовом городе каждый второй мужик умеет вязать морские узлы. Хотя, что я тут перед тобой распинаюсь? — удивился он сам себе. — Лежи и не рыпайся! — приказал он сморщившемуся от резкого запаха зверю и, для наглядности, показал ему кулак.

Убедившись, что тварь затихла, обер-ефрейтор вернулся на свой пост. Через два часа, когда окончательно рассвело Манфред, потягиваясь, пошел будить остальных. Начинался новый день в этом непонятном для солдат мире.


(1) — Унтер-офицер — это и звание, примерно соответствующее сержанту, и категория младшего командного состава. В данном случае имеется в виду второе.