Автор рисунка: aJVL

Необычная жизнь Понивилля глазами Кристал Брайт

Кантерлотский экспресс, мерно постукивая колесами, покинул столицу Эквестрии. Зайдя в очередной на своем пути вагон, кондуктор оглядел пассажиров, у которых нужно было проверить билеты. Было занято чуть более половины мест. В основном это были земнопони, несколько пегасов и примерно столько же единорогов. Чекер, так звали кондуктора, привычно пробил протянутый ему ближайшей кобылкой билет и начал движение по вагону.

Подобный состав пассажиров практически не менялся за все то время, что он работал на этой ветке. На крупные городские центры Эквестрии – такие как Мэйнхеттан или Ванхувер – ездили другие поезда. Ими, в основном, и пользовалась кантерлотская знать для визитов к своим родственникам, друзьям или на важные выставки, организованные их родственниками и друзьями. Этот же экспресс ехал в Понивилль, откуда дальше шел в южные земли. Потому основной публикой здесь были земные пони, которые возвращались домой после посещения столицы по делу или в туристических целях. Иногда с ними были плачущие кобылки, которые в свое время рванули в Кантерлот в поисках большой мечты, но так и не нашедших там свое место. В этот раз поезд направлялся в Лос Пегасус, а потому с земнопони соседствовали пегасы, которые, судя по раздостным переговорам и возгласам, возвращались домой с победой в каком-то соревновании.

Отлаженная схема пробития билетов дала сбой, когда, остановившись возле очередного пассажира, Чекер не встретил протянутого навстречу билета. Он окинул взглядом сидящую перед ним пони. Это была молодая единорожка с шерсткой лазурного цвета. Ещё недостаточно взрослая, чтобы работать, но уже достаточно большая, чтобы поехать куда-то на поезде без сопровождения взрослых. Магией она держала перед глазами большую книгу и была полностью погружена в чтение. Сопоставимая по толщине книга красовалась на кьютимарке кобылки. Стоящего рядом с ней кондуктора она, похоже, совершенно не замечала.

Чекер кашлянул, привлекая к себе внимание.

Единорожка перелистнула страницу.

Чекер устало вздохнул. Подобные книголюбы ему попадались не в первый раз и, судя по всему, далеко не в последний. Он осторожно дотронулся копытом до плеча пассажирки, желая привлечь её внимание. Та от неожиданности подскочила. Книга со стуком упала на пол.

— Что вы себе позволяете? – тонким молодым голосом спросила единорожка. Её фиолетовые глаза уставились на нарушителя спокойствия.

Чекер был несколько удивлен. Кобылка явно была столичной аристократкой. Её поза выражала уверенность в себе, она элегантно произносила слова, а тон выражал легкий оттенок превосходства над собеседником. Все это не было чем-то необычным – практически все аристократы Кантерлота вели себя также. Необычным было её присутствие здесь, в экспрессе понивилльского направления.

— Ваш билет, пожалуйста.

Единорожка чуть смутилась и пролеветировала билет из лежащей рядом сумочки. Чекер не понял, было ли её смущение результатом того, что она забыла про билет, или того, что за чтением она не обратила внимания на растрепавшийся кончик светлой гривы, которую она тут же начала поправлять. Пробив билет, он ради интереса посмотрел на конечный пункт прибытия аристократки.

«Понивилль».

С удивлением покачав головой, Чекер вернул билет и продолжил свой обход. Вскоре он совсем выбросил необычную пассажирку из головы.

Кристал Брайт закончила приводить в порядок гриву и, подняв магией книгу, вернулась к чтению. Она не очень любила вести себя как аристократка. Ещё с детства она не понимала, зачем нужно постоянно показывать, что ты лучше кого-то. Но родители постоянно говорили, что так нужно, чтобы отличаться от «обычных» пони с их «приземленной» жизнью, и что хорошей дочери нужно доверять и слушаться своих маму с папой. Кристал была хорошей кобылкой, и потому слушала их. Правда, результаты их уроков она показывала только когда была с родителями, а в своей личной жизни разговаривала «обычным» языком. А что? «Слушать» и «делать всегда» это ведь не одно и то же, правда? Позднее она обнаружила, что подобная аристократичная манера поведения помогает быстро избавляться от нарушителей спокойствия, а потому использовала её тогда, когда кто-либо отвлекал её от любимых книг. А книг у неё было очень много.

Кристал заложила нужную страницу закладкой, после чего стала наслаждаться пробегающим за окном холмами, освещаемыми восходящим солнцем.

«Скоро я лично увижу Элементы Гармонии и сотру, наконец, эти не верящие улыбки с лиц моих подруг», — мечтательно подумала она.

Все началось несколько месяцев назад, когда Кристал довелось присутствовать на церемонии награждения новых героев Эквестрии. Ими оказались шесть молодых кобылок, которые, как было объявлено, спасли страну от неизвестной угрозы. «Неизвестной» потому, что общественности не было объявлено причины хаотичного поведения окружающей предметов и самой природы. Кристал не хотела идти, но родители старались выводить свою дочурку в свет каждый раз, как предоставлялась такая возможность, так что ей пришлось просто смириться с этим. Церемония, как и прочие официальные мероприятия, показалась ей очень скучной. Через несколько дней Кристал на глаза попалась книга с легендами Эквестрии, в которой и были описаны Элементы Гармонии. Это настолько её заинтересовало, что она собрала всю литературу, в которой так или иначе были упомянуты Элементы. Сложив два и два, Кристал с высокой долей вероятности была уверена, что те шесть пони и были современными носителями Элементов. Это объясняло и разрешение «хаотичного кризиса», и недавнее возвращение Принцессы Луны. Единорожка поделилась своими соображениями с подругами, но те лишь подняли её на смех. Элементы Гармонии все воспринимали лишь как старую сказку. Тогда Кристал и решила найти этих пони и найти доказательства своей теории.

Вот тут её и подстерегла её же собственная беспечность. На церемонии, как и на любом скучном мероприятии, она проматывала в голове любимые отрывки из книг. Как результат – все, что она помнила о церемонии, было то, что там была Принцесса Селестия, шесть награжденных пони и… все. Воспользовавшись знакомствами своей семьи – а это была не последняя семья Кантерлота – Кристал выяснила имена этой шестерки, и что они живут в провинциальном городке под названием «Понивилль». Практически сразу же единорожка взяла все необходимое и рванула на вокзал. Её полностью захватил азарт изучения как Элементов, так и нового места за пределами Кантерлота.

Свисток паровоза обозначил прибытие на станцию, и Кристал Брайт, вместе с группой пони, вышла через двери вагона в свой пункт назначения. Вокзал поразил маленькую единорожку. Он представлял собой одноэтажное деревянное здание с перроном, стоящее поодаль от самого Понивилля. Кристал знала, что отправляется в провинцию, но, тем не менее, видеть такую скромность ей было непривычно. Вокзал Кантерлота был высоким каменным зданием, на платформе которого постоянно суетились погруженные в свои дела пони. Здесь же прибывшие земнопони быстро ушли в город, и на вокзале осталась лишь оглядывающая здание единорожка.

Шум отбывающего экспресса привел Кристал в чувство, и она, подхватив сумочку, отправилась в город.

Хотя с самого вокзала было видно лишь пару-тройку зданий, миновав их, она оказалась на улочках городка. Что сразу поразило её, так это окружающая атмосфера какой-то беспокойной суеты. Пони всех рас ходили, казалось, совершенно бессистемно, постоянно смеясь, приветствуя друг друга и болтая между собой. Кристал ускорила шаг. В Кантерлоте хотя и обитало куда больше жителей, чем в Понивилле, большинство из них считало себя аристократами. Все их движения были четко отточены и элегантны, и ходили они словно по уже заданным маршрутам. Невозможно было представить, что какой-нибудь единорог вдруг начнет хаотично метаться с одно края улицы на другой. А если они и вели разговоры, то на очень умеренных тонах, которые могли быть слышаны только говорившим. Здесь же Кристал показалась, будто она погрузилась в какой-то хаотичный муравейник, в котором случилась катастрофа, и все жители не знают, что делать. Она бы так и предположила, если бы не будничные веселые смешки со стороны общающихся подруг и радостные приветствия старых друзей. Поэтому единорожка хотела как можно скорее добраться до цели назначения, при этом постоянно вертя головой, чтобы держать под контролем перемещение окружающих её пони. Через несколько минут, перейдя площадь перед массивным зданием, которое она определила как местную ратушу, Кристал с радостью увидела возвышавшийся шпиль и два манекена на крыше искомого ею здания. Точное описание она узнала у одной из своих подруг, чья мама пользовалась услугами хозяйки этого строения. Хотя поначалу единорожка была настроена немного скептично относительно тех скудных опознавательных знаков, которые ей были даны, но теперь она понимала, что этого было более чем достаточно. Здание резко выделялось на фоне мелких двух и трехэтажных домишек, и могло соперничать с самой ратушей.

Дойдя до порога, Кристал перевела дыхание и вновь прокрутила в голове сценарий своего поведения.

«Что ж, будем надеяться, что все пройдет гладко, и я получу доказательство, которого так хочу», — подумала единорожка и, не без легкого волнения, зашла в «Карусель-бутик».

Колокольчик над дверью звонко оповестил владельцев бутика о новом посетителе. Едва переступив порог, Кристал почувствовала себя так, будто оказалась в родном Кантерлоте. Все вокруг буквально кричало: «Элегантность!». Возле пары примерочных, заботливо задернутых шторами от посторонних глаз, стояло длинное трюмо с несколькими зеркалами, уставленное различными пузырьками с косметикой. Напротив каждого из них стояло кресло с нависающими сверху машинами для укладки гривы, так что посетители могли не только принарядиться, но и навести полный марафет. В центре помещения находилось некое подобие сцены, использующейся для показа мод, и, судя по всему, происходило это достаточно часто. Вдоль полукруглых стен зала стояли в ряд манекены, одетые в предназначенные для продажи платья. Если бы не яркая освещенность помещения, Кристал спокойно приняла бы их за светских особ, пришедших на представление и ожидающих, когда из-за занавеса на сцену явится примадонна. Наряды сразу запали в душу единорожке. На первый взгляд, в них не было какой-то особенной яркости и зрелищности, которыми заманивали к себе столичные ателье, но при этом она спокойно могла утверждать, что они были безупречны. Каждый элемент гардероба, каждое украшение, каждый стежок – все вместе складывалось в цельный и неразделимый образ, уникальный для каждого платья. Кристал могла без преувеличения сказать, что владелец этого заведения была настоящим гением.

— Иду-иду! – раздался из-за дальних занавесок мелодичный манерный голос. – Добро пожаловать в «Карусель-бутик».

Они колыхнулись, и в помещение вошла хозяйка заведения – белоснежная единорожка с фиолетовой, тщательно уложенной гривой. Кристал легко узнала её – она была одной из тех шести пони на церемонии, да и описание, полученное от папиного друга, Фэнси Пэнтса, было более чем красочным. Если бы она не знала, что та – уроженка Понивилля, то скорее приняла бы белоснежную за светскую львицу, которая решила отдохнуть от шума столицы. Её кьютимарка – три драгоценных камня – способствовала этому.

— Здравствуйте, Рэрити, — Кристал вошла в уже подготовленный образ леди. – Я так рада встретиться с вами. Приехала ради этого из самого Кантерлота.

— Приехали из Кантерлота чтобы увидеть меня? – единорожка была приятно удивлена. – Нет, конечно, я уже знакома высшему свету, но приехать сюда… чем обязана вам?

— Ради платья, конечно же! О вашем таланте ходят слухи. Говорят, что никто кроме вас не сможет создать платье, в котором не стыдно будет появиться на самом Гала.

Эту фразу Кристал подготовила заранее, чтобы расположить к себе собеседницу, но, после увиденного в бутике, она произнесла это совершенно искренне.

— Конечно же, я с радостью сошью вам платье! Давайте обсудим детали.

Дальнейший разговор пошел в ожидаемом для лазурной ключе. Рэрити снимала с неё мерки, задавала вопросы относительно того, каким она хотела бы видеть свое платье, и, между делом, интересовалась столичной жизнью и происходящими сейчас в Кантерлоте событиями. Кристал умело поддерживала разговор. Хотя она никогда не любила сплетничать, перед поездкой она специально собрала как можно больше сплетен, чтобы получше узнать светскую провинциалку.

Звонкий звук колокольчика прервал беседу между единорогами, и Кристал повернула голову к вошедшей. Это была земная пони кремового цвета, с сине-розовой гривой, несущая пару седельных сумок. На боку её была кьютимарка в виде трех конфеток.

— Доброе утро, Рэрити, — улыбнувшись, обратилась она к владелице. – Я по поводу своего заказа…

— Он готов, дорогая, — единорог магией раздвинула шторы на ближайшей ко входу примерочной, явив результат своих трудов. Кристал в очередной раз убедилась, что дизайнерский талант Рэрити преувеличить весьма трудно. Наряд цветовой гаммой сочетался с цветами своей будущей владелицы, а легкие завитки платья вторили гриве, вьющейся похожим образом.

— Как тебе, Бон-Бон? – поинтересовалась единорожка.

— Оно просто прекрасно! – глаза пони загорелись от желания поскорее получить этот наряд. – Сколько с меня?

Рэрити назвала цену и Кристал она, мягко говоря, удивила. Кантерлотские ателье за куда меньшую красоту и работу брали гораздо большие деньги. Огонек в глазах Бон-Бон погас, а улыбка исчезла, как будто её и не было. Она достала из сумки небольшой мешочек с битами и быстренько пересчитала их, хотя по её виду было понятно, что итоговый результат она уже знала.

— Не хватает… — с горечью и досадой тихо произнесла она и, уже громче, продолжила:

— Я тогда на днях его заберу. Успеть бы только до дня рождения Лиры…

Бон-Бон собралась положить мешочек в сумку, но Рэрити подняла его телекинезом и притянула к себе.

— Ничего страшного, дорогая. Этого пока достаточно.

— Но…

Рэрити очень ловко сняла наряд с манекена и, быстро и элегантно свернув его и запаковав в коробочку, с улыбкой протянула её земнопони.

— Остальное занесешь потом, договорились?

Бон-Бон, до этого неверяще следя за действиями единорожки, расплылась в невероятно счастливой улыбке.

— Огромное спасибо, Рэрити! Я даже не знаю, как тебя отблагодарить!

Если цена просто удивила Кристал, то произошедшее на её глазах вызвало натуральный шок. Подобного проявления доброты и доверия к другому пони среди взрослых она не видела ни разу в своей жизни. Конечно, даже среди детей аристократов были те, кто доверяли друг другу, но, вырастая, они сменяли доверие на вежливую подозрительность. Здесь же она увидела самое яркое проявление великодушия и щедрости.

Проводив радостно убежавшую Бон-Бон улыбкой, Рэрити повернулась к Кристал.

— Итак, на чем мы остановились?

Когда Кристал Брайт покинула «Карусель-бутик», солнце уже приближалась к зениту. Она потратила за общением с Рэрити больше времени, чем планировала, но не сожалела об этом. Итоги общения с элементом щедрости, а Кристал не сомневалась, что белоснежная единорожка представляет именно его, оказались гораздо лучше, чем она планировала. Слова и поступки Рэрити, безо всяких сомнений, доказывали её связь с Элементами. К тому же, постепенно, шаг за шагом, в разговоре с ней Кристал удалось выяснить местонахождение остальных пятерых нужных ей пони, и сейчас она направлялась к одной из них. Поначалу она планировала под конец отказаться от заказа, но, после всего увиденного в итоге решила оставить его.

«Думаю я смогу убедить маму дать мне денег на его оплату», — подумала единорожка.

Кристал хотела сделать все необходимые записи, касающиеся её общения с Рэрити, но решила сделать это после того как покинет Понивилль. Ей не хотелось раскрывать себя как исследователя Элементов Гармонии, т.к. это нарушило бы чистоту эксперимента. К тому же, постоянное мельтешение хаотичных провинциалов помешало бы спокойно сосредоточиться на конспектировании. В любом случае, память на всякие важные вещи у неё была очень хорошая, и она не сомневалась, что даже спустя несколько часов сможет записать все сделанные выводы и доказательства.

Миновав центральную площадь и старясь выбирать наиболее пустые улочки, Кристал наконец вышла за пределы городка. Здесь она подметила ещё одно отличие от Кантерлота – когда ты покидаешь столицу, то сначала крупные дома сменяются маленькими «деревенскими» домиками, и только потом те, постепенно, сходят на нет. Понивилль же просто «кончался», как будто после невидимой, но четкой проведенной линии домов не строили. Вместе с городом исчез и окружающий шум, издаваемый гуляющими пони. Кристал закрыла глаза, наслаждаясь тишиной, по которой столь скучала с момента приезда в этот город. Приятное ощущение покоя и умиротворения окутало её, пробудив воспоминания об оставшейся далеко отсюда небольшой уютной комнатке, в которой она поглощала книгу за книгой, узнавая каждый день все больше новых вещей. Примешавшийся запах спелых яблок напомнил ей о чем-то давно забытом. О чувстве, которое каждый пони испытывает, вернувшись после долгого отсутствия в свой дом…

Ещё прежде чем открыть глаза, Кристал поняла, что достигла пункта назначения. Перед ней была ферма «Сладкое яблочко». Справа и слева единорожки до ближайших холмов и по ним раскинулись сады яблочных деревьев. Плоды сверкали на солнце своими спелыми боками, буквально умоляя поскорее собрать и насладиться их сочностью. Кристал сглотнула начавшие бежать слюнки и пообещала себе, что после общения с фермершей, Эплджек, кажется, так её звали, она перекусит. Благо, парочку бутербродиков с цветочками она приготовила заранее.

Единорожка направилась к большому зданию, похожему на амбар, которое маяком возвышалась на небольшом холме в центре фермы. Вершину шпиля декоративной башенки украшал флюгер с большим красным яблоком на макушке. Кристал подумала, что даже если опустить саму яблочную тематику места, то подобный объект наверняка помогает видеть здание из любой части садов — на случай потери направления.

Подойдя к массивной двери, единорожка постучала в неё и принялась ждать ответа. Его, однако, не последовало. Кристал не услышала ни шагов, ни разговора: ни звука не раздавалось по ту сторону. Единорожка нахмурилась – она рассматривала тот случай, что абсолютно все члены семьи будут работать на ферме, но это был наихудший для неё вариант, потому как искать фермершу в саду, не зная местности, было гиблым делом. Она постучала ещё раз.

— Чаво ломишься? Бабулю разбудишь, — раздался сбоку бойкий голос с ярким акцентом.

Кристал повернулась на звук и радостно отметила, что ей невероятно повезло. Перед ней, запряженная в тележку, заполненную до краев выпечкой, стояла искомая ею земная пони оранжевого цвета со светлой гривой. На боку красовалась кьютимарка в виде трех красных яблок

— Ой, извините, — единорожка решила придерживаться своего полуофициального тона, но при этом не включать «леди» в него. – Я просто хотела с кем-нибудь поговорить.

— Ну, думаю, шо я могла бы сойти за этого «кого-нибудь», но, — оранжевая пони кивнула головой на тележку, — я сейчас иду в город, торговать, так шо…

— Ничего, я могу составить вам компанию по пути, если, конечно, не помешаю.

— Не, нормально. И давай безо всяких там «вы». Мы здесь пони простые, по модному не болтаем, — она протянула копыто гостье. – Меня Эплджек звать.

— Кристал Брайт, рада знакомству, — единорожка протянула копыто в ответ.

Обе пони в сопровождении чуть-чуть поскрипывающей тележки двинулись по пути, которым лазурная пришла на ферму.

— Так о чем эт там ты хотела с кем-нибудь на ферме поговорить? – поинтересовалась Эплджек.

Кристал начала заранее заготовленную для земнопони речь. Что она является одним из представителей продвижения новых машин для изготовления яблочного сидра, которые повышают выходную производительность напитка, при этом в разы снижая…

— Не, нам энто к Дискорду не надо, — отрезала Эплджек.

Кристал такого не ожидала. Конечно, она была уверена, что фермерша не примет предложение у взявшегося из ниоткуда «торгового представителя», но она рассчитывала, что та её хотя бы выслушает до конца. Но, похоже, оранжевой пони понятие «такт» было не особо знакомо.

— Но я даже не успела закончить…

— И совершенно не надо, — отрезала фермерша. – К нам недавно приезжала пара таких вот «представителей» со своей машиной чудной. Не спорю, машина, может быть, и была хороша — сама по себе, но мы придерживаемся своих традиций. Может, эт и не всегда «эффективно», но это делает нашу семью теми, кто мы есть.

Кристал вспомнила один из уроков поведения, которые ей давала мама. «Уважающий себя аристократ всегда выслушает собеседника до конца, даже если он и не согласен с ним. И только потом, очень вежливо, объяснит, что не заинтересован его словами, или не согласен с ними». Эплджек же была прямолинейна, и подобными правилами не забивала свою голову. Если, конечно, она вообще знала о подобных «правилах».

— Ты голодная шоль?

Только после этой сказанной фразы Кристал поняла, что голод все-таки взял свое. К манящему виду яблок в этот раз прибавился запах выпечки из тележки Эплджек. От подобной комбинации организм единорожки сдался и очень настойчиво, урчанием, требовал питания.

— Да, просто с утра завтрак пропустила, — с извиняющейся улыбкой ответила Кристал. – Ничего, у меня есть чем перекусить.

Эплджек внимательно посмотрела на собеседницу и вдруг остановилась. Единорожка с непонимающим видом тоже замерла. Эплджек обернулась, достала с верхушки выпечки небольшой пирожок и протянула его собеседнице.

— Бери давай.

— Спасибо, но у меня есть чем перекусить, — попыталась отказаться Кристал.

— Молчи и бери, — настойчиво повторила Эплджек.

— Но…

Оставшуюся часть фразы прервал пирожок, который земнопони ловко засунула в открывшийся рот единорожки. Она хотела возмутиться, но в этот момент язык в полной мере ощутил вкус хлебобулочного изделия. Это было просто невероятно. Не лучшая вещь, которую Кристал когда-либо ела, это точно, но она бы не отказалась съесть ещё минимум пять штук таких, что было странно, поскольку обычно она не очень любила яблоки и яблочную продукцию. Возможно, дело было в самой выпечке, которая была сделана с большой любовью. А может быть, виной был обычный голод, который требовал любой еды.

— Очень вкусно… — единственное, что смогла сказать Кристал, после того как расправилась с пирожком.

— Ну дык, — самодовольно ухмыльнулась Эплджек. – Я плохую выпечку не делаю, знаешь ли. Регулярно разбирают.

— И сколько один пирожок?

Эплджек махнула копытом.

— От одного с меня не убудет, так шо не забивай голову. Главное, голодом себя не мори. Для здоровья эт вредно.

Они ещё некоторое время прошли по дороге, пока Кристал не свернула на нужную ей тропинку. Эплджек помахала ей на прощание и потащила тележку в Понивилль, на рынок. Единорожка подождала, пока земная пони скроется из виду и, достав из сумочки книгу и перо, принялась делать заметки о беседах с двумя Элементами Гармонии из шести. Конспектированию подверглось все – от моделей поведения пони и окружающей их обстановки, до собственных мыслей и выводов после общения. Закончив, она немного порылась в сумке в поисках закладки, пока не выудила розовый листок с написанным на нем текстом. Изучив его, она поняла, что это приглашение на вечеринку, которую организует её близкая подруга. Ну, «близкая» — из тех немногих, с которыми она общалась в тех случаях, когда отрывалась от своего любимого чтения.

Немного подумав, она засунула приглашение в качестве закладки в книгу с записями и убрала её в сумку.

На этот раз путь Кристал лежал вне границ Понивилля. Конечно, быстрее всего было бы добраться пройдя сквозь городок, но пони решила оттянуть момент возвращения в местную атмосферу, и насладиться спокойствием.

Высоко висевшее в небе солнце нежными лучами изливало тепло на землю. Легкий ветерок, играя с травой, легонько поглаживал шерстку единорожки. Её светлая грива слегка развевалась, покачиваясь в такт мерных шагов. Мимо пони пролетела пара птичек, о чем-то беззаботно чирикая и наслаждаясь прекрасным днем. Вдалеке, со стороны оставшейся позади фермы, слышался задорный собачий лай. Кристал наслаждалась окружающим спокойствием, как и некоторое время назад.

Но в этот раз кое-что было по-другому.

В Кантерлоте тишина была просто тишиной. Она помогала юной единорожке сосредоточиться и погружаться в миры и знания любимых книг. Здесь и сейчас её окружало спокойствие природы, которая сосуществовала рядом с пони вне каменных стен городов. Позволив себе окунуться и раствориться в этом спокойствии, Кристал ощутила, как все, что когда-либо беспокоило её, безвозвратно уходит. Она чувствовала себя в разы лучше, чем после посещения маминого любимого спа-салона.

На секунду ей захотелось оставить свое исследование и доказательство существования воплощений Элементов Гармонии, лечь на травку в тени деревца, чтобы сквозь листву лишь редкие лучи пробегали по её шерстке, и хотя бы раз в жизни не думать и не беспокоиться ни об уроках родителей, ни об окружающей жизни.

Однако это робкое желание тут же улетучилось, стоило из-за пригорка показаться маленькому коттеджу, окруженному разного размера скворечниками, рядом с которым тихо журчал ручеек. Вид домика, а также гул различных видов животных подсказал единорожке, что это и есть жилище очередного элемента – пегаски по имени Флаттершай. Она направилась к двери, когда услышала тихий нежный голос:

— Все устроились? Замечательно!

Если бы говорившая звучала ещё тише, Кристал вполне бы могла её и не услышать. Резонно предположив, что фраза принадлежит искомой пегаске, она решила посмотреть на задний двор коттеджа, поскольку не было похоже, что голос раздавался изнутри. Двигаться единорожка решила тихо и спокойно, поскольку уже знала, что резкое появление незнакомой пони может перепугать Флаттершай, и тогда разговор не пойдет. Но это была не единственная причина для скрытного поведения. Кристал всегда немного побаивалась диких зверей и не хотела попасться на глаза им до того, как познакомится с хозяйкой. К тому же, если Флаттершай её испугается, то животные могут решить, что она представляет для пегаски опасность, и могут атаковать.

Завернув за угол дома и получив возможность видеть задний двор, Кристал уставилась на открывшуюся невероятную картину: посреди дворика лежала большая скатерть, вокруг которой собрались самые различные звери. В глаза сразу бросался большой медведь, сидевший чуть сгорбившись и смотрящий куда-то вниз перед собой. Рядом с ним была пара козлов, несколько различных видов птиц и несколько кроликов. Один из них – белоснежно-белый, с особо пушистым хвостом – недовольно постукивал лапкой, не отрывая взгляда от снующей туда-сюда пегаски.

— Подожди немного, Ангел. Мне надо расставить все так, чтобы всем было комфортно.

Желтая, с розовой гривой и кьютимаркой в виде трех бабочек – это без сомнения была Флаттершай. Она наполнила чашку медведя, и тот, подцепив чашечку одним когтем, с наслаждением стал пить налитый ему чай. Пегаска раздавала каждому гостю подходящую для него порцию, напевая при этом какой-то легкий мотивчик, который Кристал казался очень знакомым, хотя она и не могла понять, почему. Птички периодически подпевали своей хозяйке, а звери легонько покачивались в такт. Все, кроме недовольного кролика. Он по-прежнему бил лапкой по земле. Вскоре перед ним появилась глубокая миска, до краев заполненная салатом из различных овощей. Тот в ответ скорчил недовольную мину.

Кристал испытала желание щелкнуть этому наглому животному по носу.

Флаттершай, не переставая мурлыкать свой мотивчик, бросила сверху на салат небольшую вишенку. Кролик придирчиво осмотрел получившееся кушанье, после чего улыбнулся и тоже присоединился ко всеобщему пикнику.

Кристал также тихо, как и пришла, покинула коттедж и направилась к городу. В разговоре с Флаттершай больше не было смысла. С элементом доброты все было понятно без слов.

Понивилль встретил единорожку будничной атмосферой неунывающего общения. Она уже прикинула, как быстрее дойти до «Сахарного уголка» чтобы побыстрее миновать праздношатающихся горожан, но, внезапно ей уже не настолько хотелось это делать. Нет, хаотичная атмосфера вокруг все ещё не нравилась единорожке, но после наблюдения за чаевничаем у Флаттершай, в действиях понивилльцев для неё появилось что-то другое. Что-то, что вряд ли найдется в столицах и крупных городах Эквестрии. Словно у них тоже есть система жизни и поведения, но своя, уникальная, которая понятна только им на подсознательном уровне, и больше никому. И, кажется, Кристал тоже начала понимать эту систему. Азарт исследователя воспылал сильнее, чем прежде, и она решила раскрыть для себя эту тайну. Поэтому вместо того, чтобы срезать путь, она решила пройти той же дорогой какой, вероятно, шли бы обычные жители. К тому же, не исключался шанс, что по пути она могла заметить Рейнбоу Дэш, что сильно бы сократило её поиски.

Уже дойдя до «Сахарного уголка», Кристал с сожалением констатировала, что к пониманию данной системы она пока не приблизилась, и искомой пегаски в небе не обнаружила.

«Только зря голову этим хаосом забила, — с досадой подумала она. – В следующий раз не буду…»

Поток мыслей был прерван внезапно открывшейся дверью кондитерской и появлению в проеме розового пятна.

— А я как раз собиралась искать тебя! – на высоких тонах проговорил-прокричал звонкий голос и, прежде чем единорожка смогла что-то ответить, его обладательница втянула её внутрь здания.

— СЮРПРИЗ!!! – раздался хор голосов, полностью оглушив лазурную.

Родители часто тащили Кристал с собой на различные представления Кантерлотского театра оперы и балета. Они были уверены, что этим помогают дочке привить хороший вкус и эстетичность её характеру. К сожалению, Кристал, как и многие другие жеребята её возраста, не любила и то, и другое. Хотя первое она все же ненавидела сильнее. Балет был просто скучен, тогда как постоянные арии оперы не вызывали никакого другого желания, кроме как заткнуть уши. Кристал не особо нравился громкий шум, и потому тот факт, что пони на сцене орали, а для неё это был больше «ор», нежели «пение», вместо того, чтобы те же вещи просто сказать друг другу, был выше её понимания.

Сейчас же резкое приветствие, а затем ещё более громкий вопль просто выбил единорожку из колеи, а потому тащившая её пони безо всякого сопротивления в ответ в бешеном темпе продолжала тараторить без единой паузы.

— Ты просто не представляешь как я рада, что ты сама пришла сюда! Я пару часов назад заскочила к Рэрити, а она мне говорит, что в Понивилль приехала новая единорожка! И что она интересовалась мной! А я совсем и не знала! В общем, я быстренько приготовила приветственную вечеринку, и уже хотела пойти искать тебя, а ты сама пришла! Признайся, ты знала? Или угадала? Или оба сразу?! Хотя нет, оба сразу не может быть. Ну да ладно! Главное что ты здесь!

Тонкий голос тараторящей пони ввинчивался в голову Кристал, словно тонкий шуруп. Ей почему-то вспомнилась воспитательница из детского сада, которая обладала какой-то особой интонацией, из-за чего все её нравоучения буквально врезались в голову и оставалась там надолго.

Через пару секунд, когда её мозг смирился с творящимся вокруг неё хаосом, она, наконец, полностью разглядела тянущую её пони. Та была абсолютно розовой, с розовой же гривой невероятной пушистости и тремя воздушными шариками на боку.

— Вы – Пинки Пай, правильно? – слегка дезориентировано (о Селестия, как же шумно!) спросила Кристал.

— Именно я! Значит, ты действительно интересовалась мной? А зачем? Тебе нужно организовать вечеринку? Нет проблем! Только Рэрити сказала, что ты из Кантерлота! А значит, мне надо поехать туда, правильно? А как же тогда все пони здесь? Им тоже нужны мои вечеринки!

Единорожка поморщилась. Тараторящий тонкий голос пони не улучшал ситуацию, а её постоянные подпрыгивания ещё больше ухудшали.

— Да нет. Я просто хотела поговорить.

— Поговорить? Это я всегда готова! Обожаю разговаривать! Но только не сейчас. Сейчас – вечеринка!!!

На последней фразе Пинки Пай подпрыгнула на невероятную высоту и унеслась куда-то вбок. Кристал в изумлении открыла рот – она ни разу не встречала пони, который мог подпрыгнуть так высоко. И уж тем более тут же, в воздухе, сменить направление на 90 градусов. Исследователь в ней проявил желание изучить данный феномен, но был быстро задавлен окружающим шумом.

Единорожка огляделась. Это действительно была вечеринка, но совсем не похожая на те, которые проводили в столице. Как и сами аристократы, вечеринки были элегантны, спокойны и тихи. Происходящее в кондитерской было пропитано той же атмосферой, которой её с утра встретил город, только ставшей сильнее при этом раз в десять. Больше всего на свете ей хотелось немедленно выбраться отсюда. При этом тот факт, что, по словам Пинки, эта вечеринка вообще в её честь, её ни капли не смущал. Единственное что остановило её, так это то, что встреча с розовой пони пока не принесла интересующих её ответов. Поэтому Кристал приказала самой себе потерпеть, и пошла сквозь толпу искать организаторшу. Долго поиски не продлились – Пинки можно было увидеть и даже услышать в любой толпе пони.

— Послушайте, мисс Пай… — она постаралась привлечь внимание розовой пони.

— Зови меня Пинки! Все так делают! И почему ты не веселишься? Тебе не нравится вечеринка?

— Нет, вечеринка замечательная, — соврала Кристал. – Просто, я хотела бы…

— Ты уже пробовала угощения? Они такие ммммм… — промычав с наслаждением, она схватила что-то со стола.

Уже второй раз за день единорожке бесцеремонно засовывали еду в рот. Самым смешным в ситуации было то, что еда была той же самой.

— Этот пирожок…

— Вкусно, правда? Эплджек просто молодец! Она – отличный пекарь! Со мной и Кейками конечно не сравнится, но все же!

Разговора с Пинки у Кристал не получалось. Розовая то уматывала в другой конец комнаты, то заставляла единорожку участвовать в разных играх, типа «Приколи пони хвост».

«Господи, что за детский сад, — недовольно бурчала Кристал после первой подобной игры. – И это – элемент смеха?»

Потеряв через пару минут счет времени, лазурная единорожка с удивлением обнаружила, что втянулась в происходящее. Пробираясь в очередной раз к Пинки, она поймала себя на мысли, что больше всего её занимает не перспектива разговора с ней, а вопрос: какую ещё игру или интересную вещь она ей покажет. Исследователь в ней возмущенно приказал взять себя в руки, но копыто само схватило со стола ещё одну яблочную выпечку и отправило в рот. Оценив вкус, исследователь сдался, и Кристал окончательно отдалась течению вечеринки. Вскоре она обнаружила себя лихо отплясывающей под игравшую мелодию, а через несколько минут, под смех рядом стоящих пони, поглощала стаканами пунш, после того как проглотила печенье с перцем. Громче всех, конечно, смеялась Пинки Пай.

В какой-то момент Кристал открылась та самая система, которую она ощутила после повторного возвращения в Понивилль. Система господствовала на этой вечеринке и единорожка стала частью её. Все находящиеся здесь пони были одной большой семьей. Не той семьей, которой важно, чтобы жеребенок вел себя по определенным правилам и законам, которые не понимают, наверное, и они сами. Семьей, в которой каждый разделяет друг с другом счастье и горести, где каждый в любой момент готов протянуть копыто помощи и поддержки. Им не нужно было жить по каким-то условностям и правилам. Не нужно было подстраиваться под кого-то и беспокоиться «а что обо мне подумают?». Здесь каждый был самим собой, и каждый принимал другого таким, какой он есть.

И именно на этой вечеринке, впервые с того момента как она получила возможность запираться в своей комнате, Кристал почувствовала себя по-настоящему свободной.

— Классная вечеринка, правда? – спросила пони, подсевшая за столик, куда единорожка присела отдохнуть. Лазурная перевела на неё взгляд и замерла.

— Точно, — тихо произнесла она, убеждаясь, что сегодня удача как никогда ей благоволит.

— Хех. У Пинки плохих вечеринок не бывает! – голубая пегаска взлохматила свисавшую на глаза радужную гриву и взяла свой стаканчик с пуншем. Её кьютимарка изображала радужную молнию, бьющую из облака.

Рейнбоу Дэш залпом опустошила стакан и удовлетворенно вздохнула. Похоже, и её немного утомило столь бурное веселье.

— Вы — Рейнбоу Дэш, да? – на всякий случай решила уточнить Кристал.

— Во плоти! – задорно ухмыльнулась пегаска. – А ты – недавно приехавшая к нам гостья, для которой Пинки и забацала эту вечеринку?

— Точно, — улыбнулась единорожка. – Во плоти.

Рейнбоу бросила взгляд на большой стол с едой. Хотя, как заметила лазурная, больше всего её интересовала чаша с пуншем. Опасаясь, что пегаска сейчас уйдет и её нужно будет потом искать, Кристал решила действовать быстро и четко.

— Вообще я приехала, чтобы пообщаться с вами.

— Естественно, что со мной! – Рейнбоу улыбнулась во весь рот. – Я же самая быстрая пегаска во всей Эквестрии! Конечно, со мной многие хотят поговорить.

«Я вижу, что вы и самая скромная пегаска в Эквестрии», — скептически подумала Кристал, а вслух продолжила:

— Именно поэтому я и приехала. Видите ли, в Кантерлот дошла информация о ваших навыках погодного пегаса.

— Это да. Я могу очистить небо над Понивиллем за десять секунд!

— Именно поэтому мы и были удивлены, когда узнали, на что вы растрачиваете свой талант.

Рейнбоу нахмурилась.

— Что вы имеете ввиду?

— Ваш таланты как летчика, так и погодного пегаса слишком велики для этого местечка. Нет, я ни в коем случае не хочу сказать что Понивилль – плохое место или что-то типа того. Просто ваши умения могут помочь гораздо большему количеству пони.

— И вы хотите предложить…? – Рейнбоу уставилась взглядом в пустой стакан.

— Именно так. Вы только назовите цену. Или скажите, сколько вам платит администрация Понивилля. Мы будем платить вдвое, нет – втрое больше!

Пегаска медленно покрутила стакан в копыте, не отрывая от него взгляда. После чего резко поставила его и встала из-за стола.

— Мой ответ – нет.

— Вы уверены?

— Абсолютно. И я была бы очень признательна, если вы больше не будете поднимать эту тему.

Рейнбоу быстро направилась к выходу и, открыв дверь, улетела куда-то вверх.

Кристал ощутила укол совести за испорченное настроение пегаски. Веселиться самой ей тоже больше не хотелось. Убедившись, что Пинки Пай находится на другом конце комнаты и объясняет группе пони правила какой-то, наверняка только что придуманной, игры, единорожка проскользнула к двери и выскочила на улицу.

Солнце начинало клониться к закату. Теплый ветерок сменился вечерней прохладой, которая мягко обволокла пони. Многочисленные прохожие расходились по домам, и шума на улице практически не было. Отойдя на достаточное расстояние от «Сахарного уголка», чтобы игравшая внутри музыка перестала быть слышной, Кристал села на ближайшую скамейку и позволила себе пару минут собираться с мыслями. Конец разговора с Рейнбоу Дэш обескуражил её. Она не ожидала, что сможет настолько задеть другого пони. Да и если подумать, ей вообще было все равно, заденет она кого-то или нет! Все разговоры были распланированы, чтобы определить, являются ли они Элементами Гармонии, или нет. После чего она уедет, и что будет дальше с ними — ей уже было неважно. По-крайней мере, раньше было неважно. Теперь она не так уже была в себе уверена.

Легкий ветерок растрепал кончик светлой гривы единорожки, выведя её из размышлений. Она поднялась и твердо направилась в библиотеку – к последнему Элементу Гармонии. Пропустить поезд она не боялась – он отходил после заката, и времени ещё было достаточно.

— Добрый вечер, — лавандовая единорожка с кьютимаркой в виде звезды поприветствовала гостью. – Могу я чем-то вам помочь?

О личной ученице Принцессы Селестии Кристал знала больше, чем об остальных. Одно время практически весь свет Кантерлота говорил про неё, и это была, пожалуй, одна из немногих пони, которая действительно её интересовала. Брайт всегда находила в Твайлайт родственную душу – та всегда держалась одиночкой, предпочитала изучение книг. Последнее время она даже хотела найти способ познакомиться с ней, думая, что она будет идеальным партнером как для общения на тему книг, так и для времяпрепровождения. Однако позже Твайлайт переехала куда-то в провинцию, как говорили, и высший свет потихоньку про неё забыл. И вот теперь Кристал стояла в одной комнате с ней, стремясь определить, явлется ли мисс Спаркл элементом магии.

— Здравствуйте, — поприветствовала её в ответ Брайт. – Я ищу одну книгу, и думаю, что вы можете мне помочь.

— Конечно. Под вечер у нас не так часто берут книги, — магией она пролевитировала себе перечень всех хранимых книг. – Какая именно книга вас интересует?

— « «Продвинутые исследования природы магии» Старсвирла Бородатого».

Журнал замер в воздухе. Твайлайт подняла глаза и посмотрела на единорожку. Та поняла все без слов.

— Нету, да?

— Извините, — пробормотала Твайлайт. – У нас в Понивилле таких сложных научных трудов не бывает.

— Очень жаль.

Со смешанным чувством облегчения и разочарования, Кристал обернулась направилась к выходу. У самой двери её остановил вопрос единорожки:

— Вам эта книга очень нужна?

Брайт замешкалась. Конечно этот вопрос был одним из запланированных, но, честно признаваясь, она действительно хотела бы ознакомиться с этой книгой.

— Да, — она обернулась к единорожке.

Твайлайт, будто вспоминая что-то, секунду простояла в размышлениях, после чего быстро понеслась на второй этаж. Оттуда раздалась небольшая возня, после которой пони прибежала обратно, уже неся с собой толстую книгу.

— Можете взять, но за её просрочку я беру штраф куда больший, чем с обычных книг.

Кристал кивнула, не отрывая взгляда от необычной обложки. Это точно была та самая книга. Первая часть лежала у неё в спальне, в стопке только что прочитанных.

— Это ваша личная?

— Нет, это из Кантерлотской библиотеки, — с улыбкой ответила Твайлайт. – Поэтому я и буду с вас за просрочку брать много, потому что много будут брать с меня.

Кристал поблагодарила её и положила книгу к себе в сумочку.

— А вы, похоже, тоже любительница трудов Старсвирла?

— О да, — улыбнулась Брайт.

Начав говорить о Старсвирле, единорожки вскоре перешли на магию и околомагические темы. Они даже распили чай, который им приготовил дракончик Спайк. Кристал была удивлена его появлением, т.к. она никогда не видела драконов, а тем более детей-драконов до этого в живую.

Твайлайт оказалась прекрасным собеседником, и почти все те ожидания, которые Кристал питала раньше по поводу встречи с ней, полностью оправдались. Обе были жуткие книгоманки, обеих интересовала наука и магия, и они словно находились на одной волне. Это было не то спокойное и умеренное общение, которое Кристал представляла себе в прошлом. Больше всего атмосфера напоминала «типичную понивилльскую», как её теперь предпочитала называть для себя единорожка.

И она полностью наслаждалась каждым моментом.

Кантрелотский экспресс, мерно постукивая колесами, направлялся в столицу Эквестрии. Кондуктор Чекер, предвкушая возвращение домой, подошел к лазурной единорожке со светлой гривой, что-то увлеченно пишущей в книжке. Она совершенно не обращала на него внимания. Чекер кашлянул и единорожка, повернув к нему голову, смутившись, протянула билет. Кондуктор пробил его и продолжил обход.

Кристал Брайт закончила конспектирование своих исследований об Элементах Гармонии и спрятала книжку в сумку. По прибытии домой она запрет её куда подальше и не будет никому показывать. Пускай себе и дальше считают, что Элементы – лишь старая сказка. Она-то знала, что они – реальны. И, чем дольше они будут оставаться в тени «старых сказок», тем лучше для них.

Убрав книгу, Кристал повертела используемую закладку-приглашение. Оно гласило, что вечеринка, на которую её приглашали, состоится в эти выходные. Единорожка улыбнулась, достала свой ежедневник и, раскрыв его на нужной странице, внесла два пункта:
1)Принять приглашение Голден Краун.
2)Показать им, что на самом деле означает слово «вечеринка».

Комментарии (2)

0

Фанфик написан хорошо, но несколько пустоват. Пони из Кантерлота решила проверить действительно ли мэйн 6 являются Элементами гармонии. Приехала в Понивиль и увидела, что одна продает платья в рассрочку, ага значит элемент щедрости, другая пьет чай со зверятами — доброта, третья режет правду матку, значит "честность" и так далее. Она убеждается, что они и есть элементы и возвращается обратно в Кантерлот. Никакой интриги, никакой глубины. Только с РД появился какой-то намек на эмоции, но ее обида оказалась только доказательством ее элемента верности и больше ничего. А ГГ заранее знала кто из них какой элемент должен носить? От куда? Даже не знаю, что я хотел здесь увидеть... Наверное более глубокое раскрытие носителей Элементов, чтобы они были чем-то большим, чем просто обладателями необходимых качеств.

whitewing #1
0

Очень хороший рассказ. Чистенький, гладкий, в духе сериала, с изюминкой. Как всегда в случае с хорошими рассказами — маловато будет. Однако произведение цельное и законченное, добавить нечего. Отдаёт чем-то чеховским.

Rimus #2
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...