Как Твайлайт выращивала коноплю под окнами королевского дворца

Как-то в лапы Твайлайт попал увесистый мешочек семян. Хороший сорт, почему бы не вырастить кустик… парочку… целое поле?

Противостояние

Что делать, если в тихом мире пони, найдется нечто, способное заставить вымирать целые города, щадя лишь избранных?Самое мудрое - собраться вместе, что бы не сойти с ума от ужаса, и попытаться выжить.Это решение и принимает мудрая правительница Эквестрии, собирая выживших в Кантерлоте

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Зекора Биг Макинтош

Фиолетовый дракон

Человек проводит ритуал по превращению в дракона. Вот только драконы бывают разные. Попаданец в Спайка. Канон не знает. В МС надеюсь не скатиться, но вот размазней дракон уже не будет.

Спайк ОС - пони Человеки

Самый лучший Ад

Внезапно оказавшись в Аду, Твайлайт Спаркл была поставлена перед фактом: до конца вечности она заперта в библиотеке, содержащей все возможные книги. Библиотеку необходимо каталогизировать. Читать тоже не запрещено. А это вообще Ад?

Твайлайт Спаркл

Таинственный турист

В Понивилль прибывает новый турист. С виду он ничем не отличается от других. Он почти ни с кем не разговаривает. Но он довольно-таки часто заходит в Сахарный Уголок и общается с Пинки. В чём причина такой симпатии? Что он увидел в ней? И какие ужасы он скрывает за своей внешностью?

Пинки Пай ОС - пони

Встречай меня, Эквестрия!

Просто ещё один рассказ о человеке, который попал в Эквестрию.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Человеки

Банан

Корреспондент газеты Си-Ньюс из маленького города вдалеке от Эквестрии в поисках сенсаций решает проверить миф о Банане - дворнике, которого ненавидит Молестия.

Принцесса Селестия ОС - пони

Мир Сио: Отдельные рассказы

Отдельные рассказы, являющиеся продолжением "Записок веселого аликорна". Посвящены тому, как "нерожденные" жили до и после описываемых в "Записках" событий (а так же затрагивают их конфликт с межмировыми сектантами). Рассказы отличаются между собой по стилю, времени событий, освещаемым темам и героям. Но расположены в хронологическом (или близком к таковому) порядке. В общем, альтернативщина и натасканное из чужих фанфиков)

ОС - пони

Красный Яр

Леро не первый попаданец в Эквестрии и не последний. Пройдёт тысяча лет и люди не будут редкостью в Эквестрии. Именно в этот мир попадает подросток по имени Владислав Летяга. Но не один. Из нашего мира его спасает Сомбра, который в прошлом был королём Кристальной Империи.

Человеки Король Сомбра

Реприза

Рассказ, написанный неким Donny Boy на "Тридцатиминутные пони-истории", однако, за отведенное время не успел, но рассказ собрал множество положительных отзывов. Изначально рассказ назывался "Итоговый тест", при конечной обработке "Реприза". И да - совсем уже извращаться не стали, и песню оставили в оригинале. Рассказ получился достаточно драматичным, и немного жестоким. Читать на гуглодоках https://docs.google.com/document/d/1vUQXcs1kAysbhARiR6xpBw5S3VE6m1K-wIMnNFhR9go/preview

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Автор рисунка: Devinian

Нулевой День

Растущее напряжение между пони и зебрами пугало её. Она не могла  отрицать этот факт. Речь о мегазаклинаниях, жар-бомбах и огненных заклинаниях... Они сводили её с ума. Она старалась не думать об этом, но было нелегко. Сколько бы раз она не выбрасывала эти мысли из своей головы, они возвращались к ней. Она всегда ненавидела конфликты. Честно говоря, ей было противно само это слово.

Но казалось, что куда бы она ни посмотрела, она могла видеть доказательства всего этого. В газетах, в новостях, даже пони на улице говорили о нынешнем конфликте между пони и зебрами. Ей не удавалось убежать от реальности, как бы она ни старалась. После бойни в долине Литтлхорн в школе Луны для одаренных единорогов всё изменилось. Были потеряны невинные жизни. Она до сих пор помнила, как прибыла на место происшествия в тот ужасный день...

Розовое облако, исходящее из школы... Вдыхая его, её легкие словно горели, пытаясь сжечь грудь изнутри. Её напарник приказал ей оставаться снаружи и помогать сдерживать испуганную толпу пони, пока другие офицеры и медики в специальных костюмах химзащиты занимались хаосом внутри. Она помнила, что хотела помочь, но также понимала, что он пытался защитить её от того, чтобы она не видела всех смертей, и не дать ей убить себя. Его взгляд в тот момент она никогда не забудет. Он пытался быть сильным, но она могла прочитать боль на его лице. Он знал, что внутри, и не хотел, чтобы эти образы преследовали её всю оставшуюся жизнь. Если подумать, она была благодарна ему за это. Она вспомнила момент, когда он сказал ей, что никто не выжил, и ощущение, будто её сердце проваливается в живот. Она отчётливо вспомнила, как ударила дверь их патрульного фургона и почувствовала, как он обнимает её, чтобы утешить. Вспомнила, как мельком увидела пару каталок с мешками для трупов и отвела взгляд.

С того дня всё изменилось. Многое изменилось. Принцесса Селестия была смещена, и её место заняла Принцесса Луна. Были основаны Министерства Кобыл, и усилия были направлены на конфликт между странами. В результате была создана Стойл-Тек. И Стойла начали строиться по всей Эквестрии. В рекламе объяснялось, что они должны помочь сохранить жизнь. Разместить и защитить граждан в случае катастрофы. Один даже был построен неподалёку под амбаром на ферме “Сладкое Яблоко”.

Стойло 2.

Хотя после трагедии прошло достаточно много времени, ситуация не стабилизировалась. Стали ходить разговоры о радиоактивных осадках. О самом конце света. Пони начали записываться в Стойла. Поначалу это казалось просто превентивной мерой предосторожности. Но в последнее время это казалось более реальным. Настолько, что она сама начала задумываться об этом.

И когда представитель Стойл-Тек, появившись однажды на пороге её дома, стал рассказывать о строящихся Стойлах и о том, что она могла бы зарезервировать себе место в одном из них, как она могла не подумать об этом? Но она сомневалась, стоит ли оно того. Если дело зайдет так далеко, сможет ли она выжить под землей? И как долго продлится этот покой…

Она вздохнула и, сделав глоток фруктового пунша, огляделась. Жизнь шла своим чередом. Ну, настолько нормально, насколько это возможно. Пони занимались своими делами. Некоторые осознавали возможную надвигающуюся опасность для цивилизации пони, другие находились в блаженном неведении или просто не хотели думать об этом. На первый взгляд, вы бы даже не подумали, что все стало так плохо. Но не нужно было долго искать доказательства. Они были везде. Заголовки о Стойл-Тек в газетах, реклама по телевидению и на листовках в витринах магазинов, рекламные щиты вдоль дорог. Доказательства были повсюду. Даже если вам удастся выбросить их из своей головы хотя бы на секунду, они всегда будут ждать вас за углом, чтобы напомнить о себе.

Мысль о радиоактивных осадках казалась... слишком безумной, чтобы быть правдой. Тем не менее, благодаря всем объявлениям и предупреждениям об этом, стало понятно, что опасность была более вероятной, чем считалось раньше. Некоторые пони даже вложили средства в свои собственные, личные убежища, которые строили на своих задних дворах. Даже когда идея построить Стойло рядом с городом была реализована, далеко не все придали этому большое значение. Некоторые отказались от возможностей Стойл-Тек, не веря, что им понадобится Стойло. Раньше ничего подобного не случалось, с чего бы это должно произойти сейчас? Другие ухватились за этот шанс, надеясь прожить ещё немного и сохранить свою родословную. Даже если это означало жить под землей или внутри горы.

Эмбер посмотрела на небо. Было ясно, лишь несколько пушистых белых облаков проплывали мимо. В такие моменты легко забыть страх, напряжение, войну. Она посмотрела на свой пунш, мысли прыгали вокруг неё. Она не могла не находить утешение в таком простом удовольствии, как пить свой любимый напиток. В такие времена простого удовольствия едва хватало, чтобы сохранить рассудок. Эмбер вздохнула и оглянулась. На другой стороне улицы она увидела в окне листовку о вечеринке в честь Ночи Кошмаров, которая будет проходить в спортзале. А рядом с ней рекламу костюмов для фестиваля, продающихся в Костюмерном Уголке. Она не могла не улыбнуться. Ночь Кошмаров определенно поможет отвлечь всех от войны. Пусть даже всего на один день. У Эмбер и её парня был выходной. Это означало, что они смогут насладиться праздником.

Она посмотрела на часы. Вскоре ей нужно будет вернуться к своим обязанностям и продолжить патрулирование. Пони подняла голову и закрыла глаза, прислушиваясь к дуновению лёгкого ветерка. Ухо дёрнулось, когда шорох привлёк её внимание, и она, открыв глаза и повернувшись, увидела газету, лежащую у её копыт. На фронте было совсем другое представление о войне, экономике и Стойлах. Последнее открылось всего неделю назад, и пони уже забронировали себе места. Также убежища открылись в Мэйнхэттене, Филлидельфии, Лас-Пегасусе. С помощью магии Стойла были построены быстро, так что все могли подготовиться.

Эмбер думала о разговоре с парнем две недели назад о том, стоит ли им бронировать места. Приспособиться к жизни в ограниченном пространстве будет сложно. Если даже не возможно вовсе. Смогли бы они адаптироваться? Как и Блиц, она не страдала клаустрофобией. Но прожить остаток жизни под землей в Стойле, окруженном бетоном и сталью? Ни солнечного света, ни луны, ни звёзд, ни свежего воздуха. Она не могла смириться с такой идеей. Но суровая реальность заключалась в том, что они должны были сделать выбор. Стойло или смерть. Или выбор убежища будет подобен гибели? Признать, что вас поместили в стальной гроб в ожидании смерти?

—  Могу я присоединиться к тебе?

Она подняла глаза и увидела своего напарника, стоящего рядом со столом и держащего стакан лимонада. Она слегка улыбнулась.

—  Эй! Да, конечно. Я была бы рада.

Он сел с противоположной стороны стола, заметив ее поведение.

—  Ты в порядке? Ты сама не своя.

Она слегка улыбнулась, чувствуя себя лучше при звуке его голоса, который подействовал на неё успокаивающе.

—  Да. Я просто думала...

—  Насчёт Стойла, верно?

Хотя она и была храброй пони, он знал, что у неё тоже есть страхи. И также хотел поделиться с ней своими.

— Ага. Как ты догадался?

— Всё утро думал об одном и том же, — он вздохнул, откидываясь назад. — Кажется, почти все пони в участке говорят об этом.

Она вспомнила, что слышала, как другие говорили об этом, пока она была в штаб-квартире. Это был в основном разговор о городе и обо всём происходящем вокруг. О Стойлах, о Стойл-Теке, о будущем. Не было места, куда можно было бы пойти, не услышав об этом.

— Помнишь, о чём мы говорили прошлой ночью?

— Агась, — он вздохнул, наклонился вперед и положил скрещённые передние ноги на стол. — Послушай, Эм, что бы ни случилось… Я буду рядом с тобой. Просто помни это.

Она облегчённо вздохнула.

— Да, знаю, — она мягко ему улыбнулась, наклонилась вперёд и, скользнув своим копытом по столу, дотронулась до него. — Наши чувства взаимны.

Вокруг них дул ветерок. Он посмотрел на небо и увидел, как мимо пролетают несколько птиц.

— Я не знаю, что произойдет. И это чертовски пугает меня.

Она откинулась назад, чувствуя дискомфорт в животе при этой мысли.

— Да... Трудно не думать об этом...

— Всё это бред… — Он покачал головой, опустив её. — И пони будут страдать за ничто. Невинные пони. Я этого не вынесу. Мне кажется, что я ни черта не делаю, чтобы помочь. Если дела пойдут плохо, что тогда? И за что?

Она восхищалась его заботой о других. Он ненавидел смотреть, как другие страдают. И она чувствовала то же самое. Это была одна из причин, по которой они стали копами.

— Ну, ты помогаешь кому-то, пусть даже одному, — она слегка улыбнулась ему. — Ты мне помогаешь. Я действительно не знаю, смогла бы я со всем этим справиться, если бы не ты.

Он откинулся назад.

— О чем ты говоришь? Ты единственная причина, по которой я остаюсь здесь. Я бы уже сломался, если бы ты не держала меня в узде.

Она не могла не рассмеяться, как и он тоже. Когда смех стих, она наклонилась вперед, скрестив передние копыта на столе, и произнесла:

— Я просто не уверена, смогу ли я жить в Стойле. Приспособиться к жизни в одно мгновение. Больше ни солнечного света, ни звёзд, ни свежего воздуха, ни улицы вообще. Это просто… — она опустила голову на копыта. — Это просто кажется глупостью. Отдать свою жизнь по какой-то глупой, эгоистичной причине. Вся эта война… Это чушь.

— Ты не единственная, кто так думает. Всё это ради чего? Власти? Жадности? Это чушь собачья. Но Стойл-Тек настаивает на том, что Стойла будут работать. Помнишь ту демо-версию, которую мы видели?

Она, подняв голову, кивнула.

— Ага. Было ощущение, что это один большой гроб. Я могла бы жить там несколько недель. Может, даже месяц или около того. Но всю жизнь? Думаю, я бы сошла с ума… там.

— Да, это то, что меня тревожит, — согласился он, переместив свой вес в одну сторону и наклонившись к ней. — Никто не знает, как быстро пройдут последствия взрыва, или как долго нам придётся находиться внутри, — он издал легкий смешок. — Хорошо, что никто из нас не страдает клаустрофобией.

Раздался подавленный смешок. Она действительно восхищалась тем, как он всё ещё может сохранять немного оптимизма даже в такие трудные минуты, и была ему благодарна за это.

— Так ты рада, что мы забронировали себе места? — спросил он.

За несколько дней до этого они беседовали с представителем Стойл-Тек о резервировании места в Стойле. Сначала продавец пришёл к Эмбер, чтобы поговорить с ней. Она ещё не решила и спросила, может ли он вернуться на следующий день. В ту ночь она разговаривала с Блицем об этом. Вдвоём захотели увидеть Стойло, прежде чем сделать свой выбор. На следующий день они снова обсудили покупку с представителем и пошли смотреть прототип убежища в Стойл-Тек, чтобы узнать, на что оно похоже. Потребовалось некоторое время для размышления, но в конце концов пара подписала формы и заплатила пошлину, запечатав своё будущее в Стойле.

Она вздохнула, когда подумала обо всём этом.

— Наверное… Я не могу дать лучшего ответа, чем этот. С одной стороны я рада, а с другой, я не уверена. Идея жить дальше — это здорово, да, но… — она слегка улыбнулась. — Плохо ли, что идея умереть рядом с тобой — это то, с чем я согласна? Я имею в виду… Буду ли я в Стойле или нет, но когда я умру, я бы предпочла быть в этот момент с тобой.

Он усмехнулся.

— Если ты виновата в том, что чувствуешь себя так, то в этом есть и моя вина. Чем бы эта история ни закончилась, я бы хотел, чтобы мои последние минуты были с тобой.

Он слегка улыбнулся, и она не могла не почувствовать, как забилось её сердце. Они крепко взяли за копыта друг друга.

— Послушай, Блиц… Богини, это прозвучит так сентиментально, — сказала она, слегка усмехнувшись, прежде чем опустить копыта на колени. — Что бы ни случилось, обещай мне, что не оставишь меня. Что ты не оставишь меня одну…

Он улыбнулся, издав смешок.

— Я дал это обещание давным-давно, Эм, — Она улыбнулась в ответ. — Обещай мне то же самое.

Она чуть наклонила голову, изогнув бровь.

— Я твоя напарница. И твоя девушка. Почему я должна оставить тебя? Я дала обещание быть всегда с тобой, и я не собираюсь его нарушать.

— Хорошо. Итак… ты хочешь прийти сегодня вечером? Мы можем поговорить об этом за спагетти.

Она кивнула.

— Да, звучит неплохо.

Она посмотрела на часы и вздохнула.

— Я лучше пойду. Я поговорю с тобой позже, ладно?

— Конечно. Будь осторожна.

Она поднялась со своего места и бросила пустую бутылку в мусорный бак.

 — Ага, поняла. Постарайся тоже.

Он усмехнулся.

— 10-4, партнёр. Люблю тебя.

Она улыбнулась.

— Я тоже тебя люблю. До встречи.

Она только зашагала по тротуару, когда...

— Эй, Эм?

Она обернулась.

— Да?

Он подарил ей утешительную улыбку.

— Прошу, не накручивай себя. Мы вместе. Что бы ни случилось.

Она улыбнулась и подошла к нему, прикоснувшись копытом.

— Я знаю. И спасибо тебе, чувак. Это многое для меня значит.

Он ей подмигнул.

— Помни, макароны сегодня вечером.

Она подмигнула в ответ.

— Ни за что на свете их не пропущу!

Она пошла, оглядываясь на него и махая копытом.

— До встречи!

— До скорого.

Она ушла, спускаясь по тротуару. Затем потянулась к микрофону на плече.

— 1-Браво-34 Центру, покажите мне 10-8.

Эмбер снова смотрела на небо, пока шла.

В воздухе веяло прохладой. Стоял октябрь. Двадцать третье число, если быть точнее. Декорации для Ночи Кошмаров уже давно расставлены, и этой же ночью в парке должна была состояться костюмированная вечеринка. Что, учитывая все разговоры о Стойлах в последнее время, было самой главной вещью, о которой она думала. Мысль о маленьком ощущении нормальности была утешительной. Скоро настанет зима, а вместе с ней и время украшений для Дня Согревающего Очага. Пони подняла копыто, чтобы посмотреть время.

9:23 утра.

Свернув за следующий угол, кобылка услышала какой-то пронзительный звук вдалеке. Она остановилась и немного осмотрелась. Потом услышала взрыв. Затем послышались крики местных жителей. Эмбер огляделась, увидев направление, на которое смотрели и указывали пони. Она посмотрела на северо-запад и увидела это. Её глаза расширились от шока.

Клаудсдейл. Ну, или там, где он находился раньше… Небо, в котором парил город, теперь было пустым, за исключением столба чёрно-зелёного дыма, поднимавшегося наверх.

— Что случилось?

— Где Клаудсдейл?

— Я видела, как заклинание уничтожило его!

Глаза Эмбер расширились, когда она инстинктивно повернула кобылу, услышав эти слова. Заклинание? Может ли это означать... Нет, не может быть…

Вдали виднелся чёрно-зелёный дым, заполняющий воздух. Его было видно за мили. То, что только что произошло, было достаточно мощным, чтобы снести с неба весь город Клаудсдейл. Для этого понадобился бы мощный взрыв. В Клаудсдейле были собственные аварийно-спасательные службы, но, учитывая ситуацию, она сомневалась, что они до сих пор функционируют. И Эмбер знала, что им нужна любая помощь, которую они могут получить. Если они были даже... Она потянулась к микрофону на рубашке.

— 1-Браво-34 Центру…— она сделала пару вдохов, подбирая слова и голос. — Клудсдейл... Его больше нет, повторяю, города больше нет. Что-то случилось с ним, я не знаю что... Там огонь и дым... Направляйте туда все доступные силы и скорую помощь, как можно скорее!

Эмбер оглянулась туда, где когда-то процветало население, и бросилась бежать в ту сторону. Если бы на город обрушилось заклинание, то вероятность того, что кто-то из пони выживет, была бы невелика, если не вообще нулевая. Она не знала, насколько мощным было заклинание или его магнитуда, но оно определённо было достаточно сильным, чтобы разрушить целый город. Именно тогда пони услышала телевизор в соседнем магазине. На мониторе были небольшие помехи, но она всё ещё могла слышать передачу.

"...фия только что была поражена мегазаклинанием.”

— ...Что? — она затормозила в луже грязи и помчалась обратно в магазин смотреть телевизор.

Телеведущий пытался вести себя спокойно, но явно нервничал и беспокоился.

«Отчёты подтверждают, что заклинание только что поразило город. В настоящее время неизвестно, откуда был прилёт, но по Филлидельфии ударили именно этим оружием».

— Заклинание? Но это значит...

Её слова прервал вой сирен. К месту происшествия мимо промчались пожарные и медицинские работники. Она повернулась к экрану, слегка покачав головой.

— Этого не может быть... Филлидельфия, теперь Клаудсдейл? — она потянулась к микрофону. — Офицер Флейм?! Флейм, вы слышите?!

"Фрост!"

Снова появились помехи. Взрыв, должно быть, прервал сигнал, но она всё ещё могла разобрать его слова.

"Я уже в пути! Где ты находишься?"

— Хейвуд Драйв!

Эмбер огляделась и увидела, что пони уже бегут либо домой, либо в Стойло. Она вышла на улицу, чтобы напарнику было легче её заметить. Снова бросила взгляд на столб дыма, прежде чем услышала свой же крик. И повернувшись, увидела бегущего к ней Блица. Когда он добежал до неё, она быстро заговорила, не дав ему возможности остановить себя.

— Кто-то сказал, что видел, как Мегазаклинание поразило Клаудсдейл!

— ...Я видел это...

Она уставилась на него. Эти слова потрясли её, словно ударили кирпичом по голове.

— Ты… Ты видел заклинание?

Он кивнул. Его лицо исказилось болью.

 — …Клаудсдейл исчез… Весь город просто…

Он покачал головой, воспоминания врезались в его разум. Он никогда не забудет этот образ. Заклинание. Взрыв. Обломки. Город рушится в шлейфе дыма и зелёного огня.

— Один большой... Весь город... — Он повернулся, ударив копытом по стене. — Я видел это, Эм...

Она успокаивающе коснулась копытом его плеча.

— Блиц…

Она не могла себе представить, насколько ужасным должно было быть то, что он увидел.

Он посмотрел на неё. Он знал, что ни он, ни она, ни кто-либо другой не могли ничего сделать. Но это заклинание означало лишь одно.

"Началось..."

Она замерла и тяжело сглотнула, пытаясь сосредоточиться и рационально мыслить.

"...подтвержденные сообщения об ударах по Мэйнхэттену и Филлидельфии..."

Эмбер и Блиц переглянулись, когда звуки телепередачи достигли их ушей. Они повернулись к магазину, перед которым стояли, и увидели, что ведущий нервно поправляет галстук. Они быстро подбежали к телевизору.

«У нас есть... сообщения о мегазаклинаниях, ударивших по Мэйнхэттену и Филлидельфии... и Клаудсдейлу. Опять же, мы только что получили сообщения о том, что Клаудсдейл был уничтожен вместе с Мэйнхэттеном и Филлидельфией. Это происходит... конец... Всем пони советуем сейчас же укрыться в убежищах."

Экран перешёл в режим ожидания.

Сирены воздушной тревоги. Навязчивый звук городских сирен воздушной тревоги пронзил воздух, и в этот момент воцарилась паника. Два офицера посмотрели друг на друга, их глаза наполнились ужасом.

— Мы должны добраться до Стойла! Сейчас же!

Эмбер схватила Блица за копыто, и они вместе побежали. Смахивая слёзы и пытаясь подавить страх, она потянулась к микрофону на рубашке.

— Офицер Фрост всем подразделениям, офицер Фрост всем подразделениям! Чёрный код! Повторяю, чёрный код!

Она кричала так громко, как только могла, на городских пони.

— Все жители, в Стойло! В Стойло Два!

Она знала реальность ситуации. У них было мало времени, и им пришлось эвакуировать стольких, сколько они могли. И быстро.

“Внимание, жители Понивилля!” — из мэрии по громкоговорителю прозвучал голос мэра. — “Всем жителям эвакуироваться в Стойло номер Два на  “Сладкое Яблоко”! Это не учения!»

Конец. Радиоактивные осадки. Апокалипсис. Конец мира.

— Блиц… — Её голос дрожал.

— Я знаю, Эм…

Она также могла сказать, что он притворялся. Она была с ним достаточно долго, чтобы знать, что он тоже ломается внутри.

— Нам нужно доставить в Стойло как можно больше пони, — она тяжело сглотнула. — Но их так много...

— Мы просто должны делать то, что можем…

Она посмотрела на него.

— Лучше убедись, что ты доберешься туда живым. Не смей умирать на мне или покидать меня! Понял?

— Ни за что, — он махнул копытом в сторону фермы “Сладкое Яблоко”. — Все отправляйтесь на “Сладкое Яблоко”! Не деритесь друг с другом!

— Пойдем! — воскликнула она.

Эти двое побежали, направляя пони за пределы города.

— Эм!

Эмбер затормозила в луже грязи и, обернувшись, увидела, что Блиц остановился и смотрит на небо в сторону Кантерлота.

Город бомбардировали мегазаклинаниями. Из Понивилля они могли видеть взрывы, отражённые от щита, который, как предполагалось, установили принцессы.

Её зрачки сузились.

 — ...Нет...

Вдалеке она могла видеть небо, сияющее болезненно-зелёным. Можно было смутно различить заклинания, которые выгибались и начинали опускаться на землю.

Она потрясла головой, зажмурив глаза, прежде чем открыть их.

— Давай, пошли!

Пара снова побежала. Когда они приблизились к выезду из города, вокруг них разверзся беспорядок. Пони кричали, плакали, бегали, толкались и пихали друг друга, пытаясь добраться до единственного безопасного места поблизости.

Её уши были наполнены криками и воплями прохожих. Обернувшись, она стала свидетельницей последовавшего хаоса. Пони сбивали друг друга с ног в борьбе за выживание, в гонке за спасение от надвигающейся смерти, которая сыпалась с небес. Эмбер не замечала суету вокруг себя. Она посмотрела на небо, увидев облака, которые теперь закрывали небо.

«Офицеры, это комиссар Блэйд», — раздался в микрофон пожилой голос. — “Вот и всё. С этого момента никто не знает, что произойдет. Я рассчитываю на всех вас, что вы поможете и сделаете всё возможное. Это может быть наша последняя передача, так что всем вам, спасибо за вашу службу. И да пребудут с вами Богини».

— Должно быть, Нейвада еще не пострадала, — заметила Эмбер.

— Или Лас-Пегасус в целом, — добавил Блиц.

Он потянулся к микрофону.

— Комиссар Блэйд, это офицер Флейм из Понивилля. Каков там статус?

После нескольких секунд молчания в эфир вернулся старший жеребец.

“Нейвада ещё не пострадала, но мы уже готовимся к худшему. Пострадало восточное побережье, разрушены Мэйнхэттен и Филлидельфия. Я также слышал, что Клаудсдейл тоже рухнул со своего места. Что там в Понивилле?»

— Плохо, сэр, — сказал Блиц, пока они с Эмбер продолжали бежать, выбираясь из города и пересекая мост. — Небо... Оно...

"Я знаю. Мы видим то же и здесь," —  сказал Блэйд. Они услышали, как он вздохнул. — «На самом деле дошло до этого…»

— Нет! Смотри!

Блиц повернулся и увидел, что Эмбер широко раскрытыми глазами смотрит в сторону Кантерлота. Он повернулся, и его собственные глаза расширились от этого зрелища.

Розовое облако охватило город внутри защитного заклинания. Небо вокруг некогда процветающей столицы теперь представляло собой жуткую смесь зелёного и розового цветов. Щит мерцал, словно экран. Затем чары обрушились и исчезли. Зелёно-розовый фон рисовал в голове Эмбер картину, которую, она знала, никогда не забудет.

— Сэр, Кантерлот пал. Повторяю, Кантерлот… — голос Блица затих. — Дискорд возьми!

— Мы должны продолжать идти! — Эмбер схватила его за ногу и потянула вперёд, пока они продолжали бежать.

«Офицер Флейм, офицер Фрост. Отправляйтесь в Стойло. Вы можете сделать большее. Скорее всего у нас теперь не будет возможности поговорить, поэтому я хочу сказать, спасибо вам».

— Благодарю вас, сэр, — ответил Блиц.

— Для меня было честью служить, сэр, — добавила Эмбер.

"Спасибо."

Эфир прервался.

— Все за нами! — Эмбер закричала так громко, как только могла на фоне криков и звуков сирен вдалеке. — Доберитесь до Стойла №2! Не давите друг друга, просто бегите!

Они направляли пони за пределы города, к “Сладкому Яблоку”, к надежде. В пути они не спускали глаз с других нуждающихся в помощи. Когда кобыла споткнулась об упавшее дерево и упала, Эмбер и Блиц быстро остановились и помогли ей подняться.

Когда они бежали по грунтовой дороге и заходили на яблочную ферму, вдалеке парили и летали ротаптицы. Техники “Стойл-Тек” и другие офицеры спешили, чтобы помочь направить толпу к Стойлу. Всё происходило так быстро, что было трудно соображать. Наверху небо светилось ярко-зелёным. Всё было почти кончено. Всё было почти кончено. Она молилась. Она молилась на бегу. Молилась, чтобы было ещё немного времени.

Прибыв на ферму “Сладкое Яблоко”, представители Стойл-Тек и другие офицеры управляли пони внутри Стойла. Жеребец начал пробираться сквозь толпу, отбрасывая пони в сторону, что побудило Блица окликнуть его.

— Эй! Перестань толкаться! В Стойле места хватит всем!

В панике жеребец толкнул Блица, в результате чего тот споткнулся о камень и с глухим стуком ударился о землю.

— Блиц! — Эмбер резко остановилась и побежала обратно к нему.

— Каждый сам за себя! — закричал жеребец, оглядываясь на двоих и продолжая бежать.

— Пошёл ты! — крикнула Эмбер, прежде чем вернуться к Блицу, затормозить и схватить его за переднюю ногу. — Давай, нам пора идти! Она начала помогать ему встать, но тот вскрикнул от боли.

— Дискорд возьми… Я вывихнул копыто. Плохо.

— Давай, мы сможем это.

— Нет, — он посмотрел на неё. — Не жди меня.

Её глаза расширились, она замерла.

— Что ты...?

— Беги в Стойло!

— ...Нет… нет!

— Ты можешь начать новую жизнь, Эм.

Она затрясла головой, схватив его за копыто.

—  Без тебя ни за что!

— Дискорд возьми, Эм, почему ты такая упрямая?

— Потому что я люблю тебя, идиот! — её голос немного смягчился. — Новая жизнь без тебя — это не та жизнь, которую я хочу. Я лучше умру здесь с тобой, чем доживу до завтра без тебя.

— Богини… Ты упряма, как Тартар… — он улыбнулся. — Но за это я и люблю тебя.

Она ухмыльнулась.

 — Взаимно. А теперь давай! — она помогла ему встать на копыта, закинув одну из его ног себе на плечо, помогая ему бежать. — Мы почти на месте!

Двое поднялись на холм и увидели вдалеке сарай. Но они сильно отстали от остальной группы. Блиц боялся, что их не пустят, и это будет его вина.

— Эм, просто оставь меня и…

— Нет! — голос у неё был строгий, решительный. Она смотрела на него, её голубые глаза яростно горели. — Я не оставлю тебя. Разве ты не понимаешь? Либо мы будем жить вместе, либо мы умрём вместе!

— Но у тебя есть шанс продолжить жить.

— А какой бы я была пони, а? —  она не собиралась на него кричать, но сейчас её эмоции были на грани. — Если я откажусь от тебя, я откажусь от нас. С таким же успехом я могу приставить пистолет к своей собственной голове.

— Не говори так...

— Это правда.

Она чувствовала, как силы покидали его. Нога слишком болела, чтобы держать тело в равновесии. Но она продолжала тянуть его. Она не могла сдастся.

— Если я потеряю тебя, я всё равно просто умру, — затем она взглянула на него. — Ты бы бросил меня? Даже если бы я сказала?

Он посмотрел на неё, потом снова на землю. Он знал ответ, даже не задумываясь.

— Нет. Я бы не стал.

— Тогда мы квиты, — она слегка ухмыльнулась.

Он улыбнулся ей в ответ.

Поднявшись на холм, два офицера добрались до входа в яблочный погреб. В это время несколько охранников сопровождали внутрь пони.

— Подождите! — крикнула Эмбер, привлекая их внимание. — Мы пришли!

Звук. Такого она никогда раньше не слышала. Визг. Сверху донёсся громкий, жуткий, пронзающий душу вой. Она подняла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть зелёную сферу, пронёсшуюся по небу и направляющуюся на северо-запад.

— Великолепная долина… Олд Олней… — произнесла она. — Объект Марипони...

Взрыв. Дрожь. Эмбер закричала, упав на землю. Она чувствовала, как всё вокруг вибрирует. Ей удалось открыть глаза ровно настолько, чтобы видеть. И когда она это сделала, они распахнулись. Ещё один зелёно-чёрный столб дыма. Такой же, что появился и над Клаудсдейлом. Высоко в небо поднялось облако дыма схожего цвета.

— Внутрь! Немедленно! — крикнул один из техников Stable-Tec.

— Все внутрь, сейчас же!

Другой офицер Понивилля бросился к Блицу, схватив того за другое предплечье. Они с Эмбер помогли раненому жеребцу войти внутрь. Дверь подвала закрылась за ними. Последний охранник, убедившись, что она в безопасности, последовал за остальными вниз по лестнице в подвал.

Группа спустилась к коридору, который соединял дверь яблочного погреба с самим Стойлом. Несколько сотрудников Стойл-Тек проводили внутрь пони. Эмбер, Блиц и другой представитель компании направились к гигантскому входу в форме шестерёнки.

— Прямо по этому пути, — помощник Стойл-Тек указал на большую стальную дверь. Эмбер и Блиц посмотрели на дверь, ожидая, пока несколько пони впереди войдут, и последовали за ними внутрь. Когда они вошли в Стойло и поднялись по небольшой лестнице на верхний этаж, кобыла, стоявшая у пульта управления, нажала кнопку. Свет начал мигать. Сработала сирена. Блиц прислонился к ближайшей стене, снимая вес со своей ноги. Эмбер продолжала держаться за его копыто, его передние ноги всё ещё обнимали её за плечи. Внезапно она заметила что-то в коридоре краем глаза. Она обернулась и увидела ещё нескольких пони, бегущих к двери.

— Подождите! Там ещё пони снаружи! Впустите их! — воскликнула она.

— Нет времени! Дверь закрывается! — заявил один из сотрудников Стойл-Тек.

— Остановитесь! Вы должны впустить их! — отчаянно сказала она, оглядываясь на дверь, которую начала закрывать гигантская механическая рука.

— Как только она закроется, её нельзя будет открыть!

— Нет! Пожалуйста! Они там умрут! Вы не можете оставить их!

Она быстро спустилась по ступенькам и медленно остановилась на полпути к двери, которая к этому времени с выбросом пара и скрежетом стали уже захлопнулась и запечаталась. Рука, которая закрыла дверь, вернулась в прежнее положение. Погас мигающий свет, и сигнал тревоги затих. Эмбер постояла там мгновение, прежде чем пойти к двери, чувствуя себя очень грязной. Её глаза зажмурились, она всхлипнула и прислонилась к двери.

— ...Мне очень жаль... Мне так жаль… — снова фыркнув, она ударила дверь копытом и на этот раз позволила своим слезам свободно литься.

Эмбер отодвинулась от двери и судорожно вздохнула, прежде чем вытереть глаза. Она повернулась и пошла обратно вверх по лестнице. Её взгляд поднялся на парня, который протянул ей переднюю ногу.

— Эм...

— Я пыталась, Блиц... — она быстро преодолела оставшееся между ними расстояние, обняв его, фыркнув и уткнувшись лицом ему в грудь. — Я пыталась... я правда пыталась...

— Ччч… Я знаю. Это не твоя вина. Ты не могла их спасти. Никто не мог.

Пожилая кобыла откашлялась и указала на дверь в другую комнату позади неё.

— Все сюда, пожалуйста.

Блиц повернул свою голову вслед за Эмбер, чтобы увидеть старую кобылу. Затем он посмотрел на молодую пони, которую обнимал.

— Давай. Нам лучше пойти за ней.

Эмбер подняла голову и кивнула.

— Ага.

Она фыркнула, и он мягко улыбнулся ей. Она не могла не ответить ему тем же, одними губами поблагодарив его, прежде чем помочь ему отойти от стены. Следуя за всеми остальными, они прошли по коридору и оказались под освещённой вывеской с надписью «Атриум». Когда все пони зашли в комнату, Эмбер помогла Блицу подойти к ближайшей стене, возле которой он и сел, сползая на пол с тяжёлым вздохом. Она села рядом с ним, тоже вздохнув. Их внимание было приковано к толпе пони.

— Как долго нам придётся оставаться здесь?

— Мы не можем жить здесь внизу!

— А как насчёт тех, кто остался снаружи?

Кобыла, которая привела их в зал, заговорила в интерком.

— Пожалуйста, прошу, все пони, успокойтесь. Я знаю, что это очень трудно понять, но мы должны сохранять спокойствие. Мы должны поддерживать и помогать друг другу, пока мы в Стойле. А теперь… я хочу почтить минутой молчания тех, кто сегодня не выжил. Пусть память о них живёт вечно, а их дух присматривает за своими близкими.

В комнате воцарилась тишина, большинство пони склонили головы. Эмбер и Блиц сделали то же самое и подняли их, когда кобыла снова заговорила.

— Я знаю, что у многих из вас есть вопросы и проблемы. Поэтому, пожалуйста, подходите ко мне.

Охранник подошёл к двум офицерам, вручив каждому по синему комбинезону.

— Все должны носить это.

Блиц развернул форму и поднял её, затем перевернул, приметив жёлтую цифру “2” на спине.

— Хм. Это не совсем модно...

Эмбер потёрлась о его ногу, успокаивающе улыбаясь.

— Эй. Мы вместе, и это главное. Мы переживём это.

— Почему ты не бросила меня? Из-за меня ты чуть не попала под взрыв.

Она откинула голову назад к стене и мягко улыбнулась.

— Не осуждай себя, это была не твоя вина. Да, и мы сделали это, не так ли? — она глубоко выдохнула. — Жизнь без тебя для меня вообще не жизнь. Я бы не оставила тебя.

— Эм… — Блиц вздохнул и провёл копытом по её лицу, подарив ей улыбку. — Не знаю, что бы я без тебя делал.

— То же самое.

Они соприкоснулись лбами, прежде чем кобыла снова заговорила, заставив их поднять глаза.

— Как только вы наденете форму, у нас будет встреча здесь. Охранники проводят вас в ваши комнаты, — она улыбнулась. — Я Смотрительница. Добро пожаловать в Стойло 2.

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Эмбер осмотрела комнату. Она была ужасной. Без окон, без живого цвета. Просто унылая комната без каких-либо оттенков жизни. Пони задалась вопросом, сможет ли она действительно жить так. И как долго?

— Ну, я считаю, что это отстой.

Её мысли вернулись к реальности, когда Блиц вошёл в комнату, рассматривая свою новую униформу.

— Но нищие, я думаю, не могут выбирать.

Она не могла не улыбнуться.

— Что ж, на тебе она выглядит неплохо.

— Твоя выглядит лучше, — заметил он. — Больше подходит твоей, э-э… фигуре, — он смущённо потёр затылок.

— Что ж, я польщена, что ты заметил, красавчик.

Он оглядел комнату. Она ничем не отличалась от его.

— Полагаю, что теперь это наша новая жизнь, а?

Она вздохнула и осмотрелась, немного откинувшись назад.

— Да. Я ненавижу это место. Но… у нас нет выбора.

— Мы просто должны адаптироваться, по возможности, — сказал он, прислонившись к стене. — Извлечь из этого лучшее, что сможем.

— Да... — её голова низко опустилась, она смотрела в пол. — Мне интересно, не лучше ли нам было бы выйти на улицу? По крайней мере, это было бы быстро.

— Возможно… Но у тебя есть я.

— И у тебя есть я.

Ненадолго наступило молчание, и они обменялись утешительными улыбками.

— Эй, Блиц?

— Да?

— Спасибо. Не знаю, что бы я делала, если бы тебя здесь не было.

Он подошёл к ней поближе.

— О чём ты говоришь? Если бы не ты, я бы не попал в Стойло. Я обязан тебе жизнью. Я должен благодарить тебя.

Она слегка покачала головой.

— В этом нет необходимости. Я сделала это, потому что хотела, — она похлопала по кровати рядом с собой, он подошёл и сел рядом с ней. — Как твоё копыто? — она, взглянув на его забинтованную ногу, указала на неё.

Он поднял свою конечность, пошевелив ею.

— Всё ещё болит, но будет в порядке. Эта шина помогает. Ты чертовски хорошо управилась.

Она пренебрежительно махнула копытом.

— Ничего сверхъестественного. Просто базовая медицинская подготовка.

— Может, тебе стоит попробовать себя в лазарете. Уверен, им бы пригодился кто-то вроде тебя, — предложил он.

— Я подумаю над этим. Но у меня всё ещё есть обязанности копа, — она вздохнула. — ...Если они вообще нуждаются в этом.

— Мы всё ещё можем быть охранниками, — оптимистично сказал он, подарив ей новую надежду. — Я уверен, ты поймешь, как это использовать… — он потёр голову. — Как они назвали эту штуку?

— Пипбак.

— Да, ну и штуковина. Я уверен, ты быстро освоишь её.

Она издала лёгкий смешок.

— А ты не будешь?

Он фыркнул.

— О, да, конечно. Плюс-минус через несколько лет.

Она засмеялась. И это было хорошо. Даже в тот момент, когда мир рушился снаружи, было так приятно иметь кого-то рядом. И тот, о ком она заботилась, чувствовал к ней то же самое. И смеялся.

— Я помогу тебе разобраться, чувак.

— Спасибо, — сказал он.

Она наклонилась к нему, уткнувшись носом в его бок и спрятав лицо.

— Можешь сделать мне одолжение?

— Конечно. Что ты хочешь?

Она посмотрела на него.

— Я чувствую себя глупо, спрашивая об этом, но... Ты не мог бы сегодня провести со мной ночь? После сегодняшнего дня... После всего, что случилось...

— Естественно, — сказал он, мягко кивнув ей.

Она увидела его улыбку и поняла, что улыбается ему в ответ. Она просто хотела убедиться, что он здесь. Почувствовать его. Убедиться, что мир не отнимет его у неё.

— Я собирался попросить у тебя то же самое, провести ночь вместе. Но боялся, что буду звучать слишком прямолинейно, и ты ударишь меня по голове, — он глупо усмехнулся, рассмешив её тем самым.

— Я доверяю тебе. Я бы не спрашивала, если бы не была уверена в этом. И нет, ты бы не был слишком напористым, — она обвила передними ногами его талию. — Спасибо, Блиц.

Он обнял её, прижав к себе.

— В любое время, Эм. Мы справимся. Я знаю, что сможем.

— Да, я тоже.


Жизнь в Стойле шла медленно. День за днём ​​события Последнего Дня отдалялись. Хотя те, кто пережил его, никогда не забудут этого. Эмбер и Блиц продолжали выполнять свои обязанности в должности охранников Стойла, а Эмбер время от времени подрабатывала фельдшером. Через несколько месяцев после закрытия Стойла 2 Блиц сделал Эмбер предложение, и она с радостью согласилась.

Они поженились в Атриуме и многие годы прожили в Стойле в счастливом браке. Позже Эмбер родила здорового малыша, добавив ещё одну искру жизни в её с Блицем семью. Со временем Блиц и Эмбер научили своего жеребёнка обычаям старого мира. Они сожалели, что их дитя так и не вырастет, чтобы увидеть восход, закат, луну или звёзды. И не познает красоту внешнего мира. Они надеялись, что когда-нибудь дверь Стойла откроется, и жизнь на поверхности может начаться с чистого листа.

Но это время так и не пришло. Тем не менее, семья из трёх пони была счастлива. Они были друг у друга, и у них было много приятных воспоминаний вместе. Эмбер и Блиц прожили ещё много лет, пока их время не истекло. Они вдвоём скончались во сне, оставив после себя жеребёнка и двух внуков. Их дитя всегда будет помнить улыбку пары, мирно ушедшей из жизни, зная, что они были вместе до конца.

Как и его родители, он рос, надеясь, что однажды дверь в Стойло номер два откроется. Но этот день так и не наступил. Потому что именно в Стойле 2 рождаются пони. Там они и умирают. Потому что в Стойло 2 никто никогда не приходит. И никто никогда из него не уходит.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь для отправки комментария.