Невероятные союзники

Представители древней забытой расы, упоминания о которой давно стёрты из летописей, выходят из многолетнего анабиоза. В это же время земные учёные, проводя научный эксперимент, случайно получают результат, которого никак не могли предвидеть. К чему могут привести неожиданные встречи, искреннее любопытство, дружелюбие, и желание найти своё место в изменившемся мире?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия Бэрри Пунш Человеки Кризалис Старлайт Глиммер

Ничто так не портит Пламя, как его фанаты

Быть капитаном Вандерболтом вообще непросто. А когда каждый жеребец смотрит на тебя, как на живое воплощение скорости и еще чего-то, но не видит в тебе пони - это очень неприятно...

Спитфайр Сорен ОС - пони

Тайны тёмного города

К детективу обращается кобылка, с просьбой помочь. Та соглашается, не представляя, во что ввязалась. Классический Нуар, со всеми вытекающими. По традиции жанра есть детектив, шериф, роковая женщина, ганстеры, и всё в таком же стиле. Действие происходит в как бы Эквестрии, напоминающей США конца 40-ых. Дата указана. Биты здесь бумажные - дать купюру проще, чем мешок с монетами. Короче, те же баксы. Уточню, что возраст персонажей здесь более взрослый, и сильно разнится. Если Флаттершай около 20, то Рарити уже за 30, а то и под 40.Остальные в этом же районе. Спайк тоже взрослый. Рейтинг поставлен из-за того, что присутствуют довольно крепкие ругательства. Рассказ ведётся от лица Твайлайт Спаркл.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Fallout:Equestria. Heroes of the past

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии... ...Наступила эра, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе и жадности. Мир был погребен под огнем мегазаклинаний. Живые существа были стерты за считанные секунды. Но всегда есть те, кто вмешивается в процесс. Ошибка Доктора даст Эквестрии одного из многих пони для спасения Пустоши. Или герои прошлого окажутся монстрами куда хуже нынешних ее обитателей? Сможет ли странная дружба возродить Эквестрию, и найдет ли герой ответ на вопрос: кто же он?

Рэйнбоу Дэш Совелий Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Найтмэр Мун

My Little Engine

Генерал Стоун отправляет жестокого и неприспособленного к жизни в обществе майора в Эквестрию на перевоспитание.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Айрон Вилл Человеки

День кьютимарки

Малышке Эпплблум наконец пришла пора получить свою кьютимарку. Но у семьи Эпплов на этот счёт есть одна давняя традиция...

Эплблум

Просто поговорить с ней...

Брони любят, когда навязчивая Флаттершай пристаёт к Анону. Иногда это даже заканчивается хорошо.

Флаттершай Человеки

Среди звёзд

Твайлайт получила чудесный подарок, о котором уже давно мечтала. Первой же ночью она поспешила им воспользоваться.

Твайлайт Спаркл Спайк

Зимняя пора

Потеряв память и всякие упоминания о предыдущей жизни, главный герой оказывается в объятьях новой реальности, окутывающей своей дружелюбной повседневностью. Стоит ли искать ответы на насущные вопросы или стоит всецело отдаться еще одному шансу прожить беззаботную жизнь в новом незатронутом войной мире...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки Вандерболты Старлайт Глиммер

Я не помню...

Любовь - самое страшное, что может с Вами произойти.

Флаттершай ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 6. Плохой день. Глава 8. Фигура в плаще.

Глава 7. Подвальный эффект.

Теперь он точно видел, куда скользнула эта фигура. Подвал, какой-то подвал с двумя земными дуболомами-охранниками. И как туда попасть? В этот раз пегас был осторожнее. Не размахивал ксивой где попало. Не опрашивал продавцов. Не летал по длинным серым рядам так, что сразу было понятно – мусорская рожа ищет виновного. Просто пришел, в длинном бежевом плаще и шляпе на глаза – никто и не пошевелился. И вот, результат, после виляния по рыночным закоулкам – подвал. А как в него попасть? Ночь. Надо дождаться ночи. Естественно, в двенадцать, жизнь в Эплджусе все еще кипела – когда, как не под покровом темноты, купить что-нибудь этакое? Но в два, в три, все уже расходились. Да и не могут же стоять охранники вечно? Будто дыню растят. Пегас не знал, как земные растят дыни, но в его сознании четко рисовалась картина земнопони с угрозой смотрящего на росток десять часов подряд и кричащего: «Давай, расти! Мне нужны деньги! Я знаю, что тебе нужна вода, удобрения и скорее всего сила земли, но у меня ни дискорда нет, кроме последнего! Давай, мне нужен сидр!»

Покосившаяся башня, вздымалась над рынком, как огромный старожил, видевший его постройку, его расцвет и упадок, снова расцвет и снова упадок. Экономика была одинакова везде, и сколько бы ученые кольты Кантерлота не составляли своих сводок на стабильность и рост – деньгам была присуща цикличность, и эта башня знала это куда лучше любого кандидата экономо-магических наук. Резная металлическая стрелка чуть ли не с осязаемым нежеланием поднялась на отметку двенадцать. Часы били, но удары тонули в тихом гомоне ночного рынка, раскинувшегося под тентами, словно муравейник – правда если бы муравьи умели пить и закидываться. Никто и не услышал тихого вскрика и ругани, где-то в глубине рядов, около странного подвала. «Кобылядство, таверна!». Черная тень метнулась, позабыв все свои дела, куда-то вглубь города.


Струйки крови крались по шершавому деревянному полу и робкими водопадиками стекали вниз. Сейчас бы оказаться раз в двадцать меньше! Забраться, поджимая копыта в щелку в полу. Среди огромных деревянных балок посмотреть на это реку крови, спадающую куда-то вглубь, смывающую затхлость и скуку, развенчивая этот безмолвный карнавал слепых теней. Хлюп. Кто-то наступил на пол и картинка разрушилась. Нет больше маленькой пони, смотрящей, на кровь откуда-то снизу, нет больше бардовой реки, падающей из деревянного устья отвесно вниз. Есть только комната таверны, толпа полицеских и больно бьющие по дыхалке слова, режущие уши в обвисающие лохмотья, раздевающие своей невыразимой насыщенностью, смыслом, от которого только и хочется, что обратно уменьшится и унестись на черных крыльях вдоль красной речки…

Гулко отдаваясь по углам, предложения впечатывались в сознание. И не было ничего кроме них – ни убитой барменши, с которой он познакомился так недавно, Синс, кажется так ее звали, пока она не превратилась в этот меланхоличный труп, раскидавший кудри и служивший истоком тех самых речек; ни помещения таверны, где стояли и фотографировали место происшествия корреспонденты, приставы и полицейские, дымя и ругаясь друг на друга, в попытке выбрать ракурс; ни самого черного пегаса, который с опустошенным взглядом смотрел на все это – крылья висели половой тряпкой, ненужным придатком, словно обрубленные – они были так не нужны сейчас, там на речке – да, здесь в реальности – нет. И слова, растягивающиеся слова из различных ртов…

— Сегодня в пол-первого ночи произошло убийство. ..

— Она не ожидала, никто не ожидал…

— У нас были подозрения, мы даже высылали патруль, но что-то пошло не так…

— Роттериан Бис.

Пегас даже не поднял головы.

— Ты уволен. Можешь не возвращаться. – просипел кто-то низким басом.

Спотыкаясь всеми четырьмя копытами, я вышел из здания таверны. Серви стоял где-то рядом и курил наверное двадцатую сигарету за десять минут. Просто вытягивал ее и откидывал, трясущимися копытами.

— Серви, я…


Брр. Не знаю, сколько я пролежал на мостовой, но когда очнулся было холодно и скользко. Туман осел. Челюсть болела, и половина лица была в запекшейся крови. Я хотел было подняться на ноги, но мне свело живот. Скот, еще туда налягал… Крылья тоже слабо слушались, но скорее от настроения, а не от боли. Я побрел, валтузя перья по земле, направляясь домой. Остановился. Лишенный всего, я еще не закончил дело, которое так хотел… Дом, дом… Нет, сначала все же наведаюсь к подвалу.