Великая и Могучая

Маленькое стихотворение о Трикси, покинувшей Понивилль.

Трикси, Великая и Могучая

Самое раздражающее заражение

Рэйнбоу обнаруживает, что у нее есть проблема с вредителями в ее доме. Вот только он оказывается более привлекательным и раздражающим, чем она ожидала.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Жажда

Сраженная горем после смерти дочери, Берри Панч пытается побороть свою страсть к алкоголю.

Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Fallout:Equestria. Под светом солнца

Порою в жизни, мы совершаем поступки о которых потом жалеем. Принимаем решения, которые принесут не одну бессонную ночь. И если судьба дает тебе шанс, начать все заново не оглядываясь на содеянное тобою ранее, то стоит ли гнаться за фантомами былого? И, что если твое прошлое намного ужаснее твоего настоящего.

ОС - пони

Грёзы

После отречения от престола сёстры-аликорны перебрались в маленький курортный городок на окраине Эквестрии. Селестия воплотила в жизнь свою давнюю мечту - открыть кондитерскую, а Луна просто наслаждалась заслуженным отдыхом. Однако со временем Селестия начала донимать сестру нравоучениями о "правильной жизни". Луна долго терпела её выходки, пока однажды та не перешла черту, и беззаботная жизнь перевернулась с ног на голову.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Погибший Рай (Dead Paradise)

Технологический прорыв, изменивший мир, вышел всем пони боком. Сможет ли Эмеральд понять, в чём причина? И если да, то исправит ли последствия? И чего ради он так рвётся в разрушенный Пони Парадиз, ныне именуемый Погибшим Раем?

Скуталу ОС - пони

Крохотные крылья

Скуталу всегда была кобылкой c большими мечтами, но смогут ли они сбыться?По меньшей мере, она всегда может пойти по стопам своего героя, не так ли?

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Как пегас в посудной лавке

Пусть Вондерболты и являются величайшими летунами в Эквестрии, но за границей, в стране грифонов, авиация стала практически синонимом имени Жерара Голденвингса. Ходят слухи, что живая легенда проводит отпуск в Эквестрии и что он ищет себе ученика. Рэйнбоу Дэш уже не терпится встретиться с ним и доказать, что она достойна его наставничества. Всё, что ей нужно сделать, это решить простую задачу: поймать одну определённую птицу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек

С тех пор, как огонь правит небом

Материалы по битве при Жмерии, которая по сути определила границы территории народа грифонов и право на обладание Элементами Гармонии.

ОС - пони

Жуколожество

Вы с Тораксом — бро, и ты убеждён, что бро не делают ничего такого! Торакс готов поспорить... да и я тоже.

ОС - пони Торакс Чейнджлинги

Автор рисунка: Stinkehund
Посуху Кровь и прах

Мертв по прибытии

Я любил море. Звук хлопающих парусов, когда ветер задувает, гоняя волны, и тебя наполняет до верхов чувство радости, свободы.

Тем не менее, мне больше нравилось, когда капитан хотел поторговаться южнее. Находиться в центре одного из худших штормов, в которых я когда-либо бывал, пока ледяная корка покрывала палубу и иней накапливался в моей бороде, было довольно худо.

Бывали и лучшие плавания. Как бы то ни было, судно держалось курса, и мы с запасом успевали к северной части Англии.

Наше судно было одним из самых быстрых в торговом флоте, и оно проходило сквозь пенящиеся воды, как горячий нож сквозь масло. Так быстро, что мы не видели других кораблей уже два дня, с тех пор, как начался шторм.

Сейчас море бушевало, как дикое животное, и парус щелкал, как кнут.

Спустить паруса! — крикнул капитан, его едва можно было расслышать сквозь вой ветра. Корабль сильно качало, трудно было устоять на ногах. Даже без корки льда, до мачты было крайне трудно добраться.

Волна перевалилась за палубу, и только благодаря верёвке, связывающей меня и палубу, меня не утащило в море.

Ветер яростно завывал, и у нас всё равно не было выбора, кроме как спустить паруса и надеяться на лучшее.

И я услышал громкий хруст. Повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как мачта с остатками парусов падает прямо на меня. Палуба накренилась, и весь корабль стонал, ломаясь вокруг мачты.

Я был на волоске от смерти, мачта упала прямо около меня, и я не смог сдержать вздох облегчения. Я огляделся вокруг и, похоже, несмотря на сильные повреждения корпуса, корабль ещё оставался относительно целым, и никому не повезло закончить свою жизнь под упавшей мачтой.

Люди кричали, страх и паника звучали в их голосах, пока корабль болтался в проклятых волнах. Я услышал, как кто-то меня окликнул, о чём-то предупреждая, но в следующую секунду моё тело уже барахталось в воде.

Холодные воды севера окружали меня со всех сторон, кроме верха, где по палубе стучали волны. Корабль перевернулся, а из-за бурлящей воды невозможно было увидеть, был ли кто-то под кораблём.

И я всё ещё был привязан к палубе.

У меня не было ножа.

Легкие горели, пока я бился в панике, пытаясь отвязаться.

Я попытался вдохнуть, но только набрал полные легкие ледяной воды.

Все тело горело, поле зрения начало сужаться.

Пятна света зароились у меня перед глазами.

Я никогда не видел ничего прекраснее.


Мы разделили дорогу с Вэлиантом, когда дорога начала уходить от реки, поднимаясь вверх по долине.

— Ну что же... — сказал я, выдавив из себя небольшую улыбку, — Всё было замечательно, Вэлиант, но, похоже, тут наши пути расходятся.

Сказать по правде, я чувствовал облегчение от того, что мы наконец-то покидаем этого болтливого речного змея. Даже если его присутствие внушало страх другим существам вокруг нас. Этот парень мог говорить и говорить.

Думаю, даже Кризалис обрадовалась этому. Я почувствовал её выдох на своей шеи, а потом как она чуть обмякла в упряжке.

Мы так и не приблизились к тому, чтобы найти мне имя, что потихоньку стало выводить Кризалис из себя, хотя она и старалась этого не показывать. Большинство предложенных имён ссылались на различные вещи, что мы видели, и от моей бороды никак не могли отцепиться, пытаясь подобрать имя, связанное с ней.

— Уже уходите? — Вэлиант осел в воде, несчастно глядя на нас, — Может, вы хотя бы останетесь на обед? Я могу поймать рыбы.

— Хотелось бы, приятель. Но нам и вправду нужно идти, — выдал я, не прекращая дружелюбно улыбаться.

Вэлиант надулся и сделал на удивление хорошую щенячью мордашку, вопреки тому, что он крайне грозное существо.

— Оу, куда торопиться? Ничего не убежит, если вы чуть останетесь со мной отобедать, — умолял он, и я почувствовал укол жалости.

Я был полон раскаяния и уже открыл рот, когда как Кризалис прервала меня.

— Нам очень жаль, Вэли, но нам предстоит очень долгий путь,- она мастерски куснула себя за губу, выглядя по-настоящему жалостливой, — Мне нужно вернутся в улей до того, как он погрузится в хаос... трутни не имеют ни малейшего понятия — что им делать, когда меня нет.

И она с сожалением улыбнулась ему.

— Оу, ну тогда не смею вас задерживать. — Вэлиант печально улыбнулся нам, и я приподнял Кризалис немного выше у себя на спине. — Обещаешь написать?

Я начал идти и напоследок взглянул на змея и помахал ему рукой.

— Конечно, дружище. Еще увидимся!

— Пока, Вэли! — Кризалис с энтузиазмом махала ему назад.

— Прощайте, друзья! — Затем он удалился, погрузился обратно в темные глубины реки, снова оставляя нас с Кризалис одних.

Я испустил шумный вздох облегчения и пошел по краю долины навстречу солнечному свету. Впервые за последние дни единственным звуком был хруст камней под моими босыми ногами.


Следующие три дня были не слишком богаты событиями. Мы не видели перед собой ничего, кроме серых и бесплодных пустошей. Лишь немногие чахлые деревца, еле цеплявиеся за жизнь, произрастали вдоль нашего пути.

Не так-то просто было следовать этой дорогой, иногда она просто исчезала, растворяясь в пыли, и находилась лишь в нескольких милях впереди. Возможно, в прошлом эти места могли выглядеть весьма мило, но сейчас...

Я мог представить эти холмы, покрытые деревьями и пышной травой, цветущие и живые. Люди катались на машинах, переезжая по дорожкам с место на место, торгуя, путешествуя или просто наслаждаясь природой.

Идиллия в моем воображении была нарушена вороньим криком со стороны дороги. На длинных и тонких ветвях старого дерева сидела одинокая ворона, сжимая в своих когтях что-то черное, со ...

Ворона каркнула снова и проглотила то что держала, я не обратил внимания и продолжал идти.

Судя по звукам, Кризалис спала у меня на спине, ее голова мирно покоилась на моем плече. Она тихо похрапывала, и честно, это похрапывание было очаровательно, даже исходящее от такого существа, как она.

Еще два часа мы шли в тишине, единственным изменением было неуклонно возрастающее количество ворон в окружающем нас пейзаже.

В конце концов эти голоса разбудили Кризалис, она мутными глазами посмотрела вокруг на беспокоющую массу ворон. Все они дрались между собой за какие-то черно-зеленые кусочки или молча пожирали их.

— Что происходит? — Спросила она, ее голос прозвучал немного невнятно со сна.

— Чертовы вороны, вот что происходит. — Проворчал я. Я никогда не любил ворон, они никогда не были хорошим знаком. А такое их количество могло означать только одно.

— Почему их так много? — Кризалис осмотрелась вокруг нас, окружавшая местность была сокрыта в пелене

черных форм, а воздух наполнялся их непрекращающимся карканьем.

— Что они едят? Это похоже на... — Смолкла она.

— Что? Ты знаешь что это? — Спросил я.

— Да... — Прошептала она напряженным голосом, едва не подавившись.

Небольшая группа ворон дралась за клочок темного вещества, лежавшего перед нами посреди дороги. Я взялся за свой посох, передав мешок своему седоку.

— Подожди. — Сказал я, бросившись на стаю ворон. Они разлетелись в стороны, как волны перед носом у корабля, каркая в раздражении и обиде. Одна из них попыталась утащить шмат похожий на мясо, но он был слишком большим, чтобы его смогла унести одна ворона. Я ударил птицу, прогнав прочь и она уронила кусок мяса.

Одна из сторон "кусочка" была жесткой и похожа панцирь, в этот момент я услышал Кризалис хныкавшую за моей спиной.

— Кризалис...Это... — Произнес я, когда повернул кусок мяса и капли зеленой крови потекли вниз по моей руке. Он выглядел очень знакомо, плотность и строение того, что я уже ощущал раньше.

Я замолчал и нечаянно обронил плоть чейнжлинга на булыжник. Она издала тихий треск, когда ударилась жесткой частью о землю.

— Мне очень жаль. — Пробормотал я, перешагнув через кусок мяса.

Прошло совсем немного времени, прежде чем мы наткнулись на большое дерево. Его ветви настолько были заполнены воронами, что казалось, будто оно покрыто черной листвой. Земля под ним была зеленой от ихора, я чувствовал как нарастает гнев в моей груди.

Я распустил узлы на ремнях, которые удерживали Кризалис на моей спине, осторожно положив ее на землю.

Она посмотрела на меня, в ее глазах виднелись замешательство и слезы.

— Почему мы остановились? — Взгляд чейнжлинга скользнул на высохшие лужи крови под деревом. Ее глаза расширились, а выражение лица изменилось с печали на злость. Я мог слышать ее рычание, это был глубинный и первобытный звук. Она выбралась из упряжи, ее порванные крылья уставились почти прямо вверх, а мордочка обнажила полный набор зубов. — Как они посмели!

Я положил руку ей на плечо и почувствовал как ее трясло от ярости. — Успокойся. Я разберусь с этим.

Вороны даже не покосились на нас, когда мы приблизились к пропитанному кровью древу. Снизу их вопли звучали скорее как непрекращающийся рев, я почувствовал тревогу. Одна ворона может и не способна причинить нам вред, но если все их множество решится направить свой клюв на нас то ситуация может обернуться угрозой.

Я поднял посох над своей головой, начав кричать и махать им перед заполненным воронами деревом, тщетно. Я мог почти представить себе существ, закатывающих глаза перед продолжением своего пира. Они даже не обратили на меня внимания когда я продолжил пытаться спугнуть их.

— Что же, это не сработало... — Я пораженчески опускал руки, как вдруг зеленая вспышка сбоку до смерти испугала меня.

Там где когда-то стояла Кризалис, теперь был трехлапый лев. Его глаза вспыхнули зеленым, прежде чем растворились в хищном блеске пристально разглядывающим жертву. Несмотря на отсутствующую конечность он выглядел точно таким, каким я мог ожидать увидеть льва, бурая грива, светло-коричневая шкура, ужасающие когти и впечатляющий набор зубов.

Он вдыхал и ревел.

Толпа ворон устремилась в воздух, напуганная как и я. Она поднялась из ветвей словно темное облако, раскрывая толстую ветвистую серую оболочку того что когда-то было величественным громадным деревом

Это внушило бы в меня страх, если я не был слишком занят тем, что уползал подальше ото льва опасаясь за свою жизнь. Или, по крайней мере, за свое здоровье.Единственное, что остановило меня когда я пятился в горизонт, был валун размером с небольшой дом. Со страха я вскочил на ноги и попытался взобраться по его вертикальной вырубленной поверхности. Всем чего я с этого добился, были лишь несколько сломанных ногтей и порезы, которые исчезли почти столь же быстро, как и появились.

Внезапно, трехлапый лев был поглощен зеленым пламенем прямо на моих глазах. Когда недолгий огонь угас, показалась знакомая форма моей спутницы.

— Какого черта! — закричал я, по-прежнему упираясь спиной в камень.- Какого дьявола сейчас произошло?

Кризалис бросила на меня взгляд и насмешливо улыбнулась, прежде чем проковыляла к дереву. Положив свою здоровую ногу на ствол дерева, она пристально изучала ветки.

Мое учащенное дыхание становилось спокойнее, я сделал несколько глубоких вдохов, прижав руки к своей груди. Я чувствовал как бешено колотилось сердце под моими руками, легкая паника медленно шла на убыль, уступая место смущению и беспокойству.

Я медленно приблизился к дереву, все еще испытывая трепет перед чейнжлингом, стоявшей у его основания.

— Кризалис?- Осторожно спросил я. Затем, мой голос стал выше и громче. — Что, черт подери это было?

Кобыла фыркнула, выдохнув в оцепенении и бросила на меня недолгий взгляд, который говорил красноречивее всяких слов.

— Не сейчас. Позже.

— Отлично! — Махнул я руками, оглядывая ветви дерева. С нашего положения было невозможно рассмотреть что-нибудь застрявшее выше. Я положил посох на землю и ухватился за ближайшую ветку, подтягивая себя к ней.

Все дерево, целиком скрипело и трескалось, когда я взобрался. На мгновение я испугался, что весь каркас гигантского дерева упадет вместе со мной,но ничего не произошло.

— Ты что-нибудь видишь? — Услышал я снизу. Я посмотрел на свою подругу вниз, ее свирепое выражение превратилось во что-то вроде ... опасения? Уныния?

— Пока нет. — Ответил я, и начал медленно и аккуратно забираться выше, проверяя каждую веточку на своем пути. Дважды я чуть не соскользнул и упал, когда ветки к которым я дотянулся оказались покрытыми зеленой кровью.

Я не успел забрался слишком высоко, прежде чем наткнулся на первое тело. Оно было поразительно похожим на тело Кризалис, только значительно меньше и в нем отсутствовали большие куски.Голова была гротескна, глаза выклеваны начисто, а большая часть хитинового покрытия пропала, открывая под собой поблескивающие белые кости. Ученая часть моего разума отметила, что это на самом деле был скелет под внешним скелетом. Я отбросил эту мысль, позволив глазам дальше бродить по телу чейнжлинга.

Его животик смяло когда он врезался в ветку, на которой сейчас лежал, и я знал, что он не мог умереть мгновенно. Мое лицо скривилось в симпатии к бедняге, представив себе боли его последних минут.

Я качнул своей головой и через скопление ветвей пытался найти на земле Кризалис.

— Одного нашел! — Крикнул я вниз. — Я собираюсь посмотреть, есть ли тут еще!

Нет ответа.

Я продолжил взбираться по дереву, осторожно, стараясь не наступить на ту ветку где лежал перевертыш. Я заметил лапу торчавшую из-за другой ветви и начал продвигаться к ней.

Этот чейнжлинг был пронзен несколькими толстыми ветками. Одна из них прошла сквозь глазницу и выходила через заднюю часть головы. Я не мог ему помочь, благо что он погиб мгновенно, не разделяя агонию того кто ниже по дереву.

После почти десяти минут поисков, я не смог найти других тел. Мой желудок был смятен от вида останов и запекшейся крови покрывавшей трупы, но я поборол его, и с трудом извлек перевертыша, который превратился в отвратительную подушку для иголок, от пронзавших его веток.

Я зажал мертвое тело под своей рукой и начал прокладывать свой путь, направляясь к тем останкам, что были ниже по дереву. Было вероломно лазить только с одной свободной рукой, и моя удача закончилась быстрее, чем мне бы этого хотелось.

Когда я потянулся за тем чтобы ухватиться, моя рука не ощутила ничего кроме пустоты, и я упал.

Власть над телом чейнжлинга ускользнула от меня, когда я ударился о ветку и услышал влажное хлюпание от его столкновения с еще одной сухой веткой подо мной. Потом послышался зловещий треск и я ощутил, что все дерево содрогнулось.

— Берегись! — Я пытался закричать, но получилось только хрипение. Из меня вышибло дух, когда я ударился о ветку.

Сухое старое древо дрогнуло и я услышал несколько тресков и щелчков, исходящих от ствола.

Со скрипом, звучавшим как далекий гром, дерево начало опрокидываться.