Твайлайт Спаркл и контрафактные Элементы

В заброшенном замке в глубине Вечнодикого леса битва против Вечной Ночи близится к концу. Найтмер Мун ослаблена и почти побеждена, а Твайлайт пробудила пять элементов, которые воплощают её друзья. Но есть одна проблема. Она не может призвать шестой! Из последних сил Твайлайт творит мощное и древнее заклинание (из библиотеки, в которую ей технически не разрешалось заходить), чтобы призвать последний Элемент из одной из параллельных вселенных. (Они ведь без него обойдутся, верно?). К сожалению, её заклинание срабатывает слишком хорошо, и теперь она в куче Элементов. Сможет ли она найти истинный Элемент Гармонии, или она спятит, пытаясь отсеять те многие, что немного "не такие"?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Машина Гаусса

История рассказывает о больном "Грифоним Раком" пони. Неизлечимая, смертельно опасная болезнь. Заразившись ею в свои пять лет, Винсент не теряет надежды. Удача улыбается ему - в семь лет он находит схемы великого механизма, в совокупе с загадочным Эмоциональным Кристаллом она способна излечить любую болезнь. Однако, не все так просто, как кажется на первый взгляд...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Препятствия и цель

Селестия любит тортики, но на что она готова, чтобы насладится хотя бы кусочком?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Стража Дворца

Чай с королевой

Во время своего чаепития Селестия с Кризалис обнаруживают, что между ними намного больше общего, чем они могли себе представить.

Принцесса Селестия Кризалис

Ты видишь свет?

Начало новой жизни одного пегаса, родом из северных земель, нелегкая судьба которого заставила искать новое пристанище.

Пинки Пай Миссис Кейк

Не открывай дверь

После того, как поход в Вечнодикий лес заканчивается катастрофой, Эпплджек и Рэйнбоу Дэш решают укрыться до утра в заброшенной хижине. Это, вероятно, не самое лучшее решение, но это всего лишь на одну ночь. Какими последствиями это может обернуться?

Рэйнбоу Дэш Эплджек Другие пони

Изменённые

Изменённые. Существа настолько ненавидящие свою изначальную суть, что их тела перестают отвергать чужеродную плоть и металл. Главный герой, Виктор, заперт в собственной квартире, без возможности сделать что-либо, кроме как ждать. Но мир вокруг него движется, а его убежище словно дрейфует в океане тьмы и неизвестности.

Дорога в Изумрудный город

В большом городе на берегу океана жила маленькая пони. Она не понимала, зачем появилась здесь, но старалась выжить в новом мире; не помнила многого о своей прошлой жизни, но старалась вспомнить. И не замечала, какие события начали разворачиваться вокруг неё.

Дерпи Хувз ОС - пони

Две чашки чая

Флаттершай ищет совета Рарити в том, что ей делать со своей безответной любовью... но у Рарити имеются свои собственные секреты, из-за которых она не лучшая кобылка у которой стоит спрашивать совета по этому поводу.

Флаттершай Рэрити Биг Макинтош Черили

Несколько воспоминаний

— Тренируешься лежать на льду? — невинно спрашивает Соарин, не скрывая свою улыбку.

Трикси, Великая и Могучая Сорен

Автор рисунка: aJVL
Наружу Мертв по прибытии

Посуху

Холодно.

Было холодно.

Почему я вообще решил, что восхождение на гору, чтобы проверить разрушенные башни, наполовину засыпанные снегом, было отличной идеей...

О, отлично. Открылся вид.

С вершины, что осталась от разваленной рядом башни, я мог видеть на много километров вперёд в каждом направлении. На западе я мог видеть солнце, сверкающее в морской воде. Я представлял суда, плывущие по гладким волнам, везя груз из одной части света в другую, тихо поскрипывая деревом и шелестя парусами, запах чистого воздуха с привкусом соли. Ничего, кроме океана повсюду.

На юге были равнины, нарушенные лишь зелёными пятнами деревьев, я почти чувствовал шелест травы под моими босыми ногами. Спокойствие оставило ни с чем, кроме ветра, который как попутчик, дёргал рукава рубашки, призывая меня двигаться вперед. Цветы росли дико там, где ветер рассеял их.

На юго-востоке росли великие леса. Деревья были также высоки как мир был широк, а растения свирепы и красивы, как любой хищник. Шелест животных, убегающих от малейшего шума, рычание их охотников. Под навесами великих лесов свет просвечивал лишь слабыми лучами, создавая впечатления любому, находившемуся между небом и землёй, будто плывёшь в глубине под водой. Бесконечная война за живительный солнечный свет.

На востоке, куда я направлялся, лежал песок. Песок, насколько могли видеть мои глаза. Палящий зной, скорпионы и ночи холоднее, чем в этой башне, покрытой коркой льда. Я почти чувствовал песок, сжигающий мои стопы, солнце, не щадившее мою кожу. Луна, холодная и далекая, никогда не отвечающая на вой ветра. И стены города, большие, чем я когда-либо видел, дома, наполовину утонувшие в песке, излюбленные эонами, они стояли пустыми.

Стоя на вершине мира, я размышлял, действительно ли здесь есть что-либо, кроме руин?

И почему солнце не восходит. Я прилёг отдохнуть, а проснувшись на следующее утро, обнаружил, что Луна всё еще на небе. Её присутствие сделалось более зловещим, чем раньше, а свет чувствовался всё холоднее и менее приятнее.

Ночь продолжалась уже неделю. Мои ноги и спина застыли напротив парапета, слой льда держал меня в плену. Я задавался вопросом, было ли это концом света. Такое красивое, но пустынное место не заслуживает быть таким концом.

Когда солнце, наконец, взошло над горизонтом, я потерял было всякую надежду. Нежное тепло его лучей вырывали меня из дремоты, и я начал чувствовать тепло, медленно прибывающее обратно в мои конечности.

Ночь не может длиться вечно, в конце концов.


Я вздрогнул и проснулся. Вытянувшись, простонав от боли в ребрах, и я было удивился, почему они не исцелились, как вдруг услышал девичье фырканье неподалёку.

— Великолепно. Человек наконец-то проснулся. — Сказала Кризалис с самодовольной усмешкой. Она сидела напротив меня, по другую сторону потрескивающего костра.

Я медленно поднялся в сидячее положение и огляделся. Мы всё ещё находились в долине. Вокруг нас охватывал туман, кружащийся в легком порыве, скрывая что-либо за пределами света от огня. Под нами были камни; обтёсанные камни, как я понял, с удивлением оглядевшись более внимательно.

Мы находились на краю разрушенного моста, укрытые квадратной опорой, покрытой разросшимися лишайниками.

Насколько я мог отсюда видеть, не более, чем в нескольких метрах отсюда край моста обрывался, открывая темный поток реки.

К моему удивлению, на другой стороне реки дорога продолжалась, уходя в неизвестном направлении.

— Что произошло? -Прохрипел я с трудом, потирая затылок. Осмотрев свою руку, я увидел кровь на пальцах, но не чувствовал боли, как если бы моя голова была ранена.

— До или после того, как мы столь изящно вписались в эту опору? — Ухмылка никогда не покидала ее лица, и ее глаза мягко светились в тусклом свете костра, зеленый цвет ее глаз смешивался с золотым от огня.

Я покачал головой и сморщился. Я помнил прыжок в реку, чтобы спастись от волков, но все, что происходило после, было размыто.

— До... — Я крякнул и попробовал подняться, только чтобы обнаружить, что мир безжалостно вращается и плюхнуться обратно на землю.

Кризалис невинно смотрела в сторону, по-девчачьи улыбаясь, это меня, честно говоря, пугало.

— Ну, когда король и королева очень сильно любят друг друга...

Я оборвал ее взглядом.

— Избавь меня от своих острот, Кризалис. Ты знаешь, что я имел в виду.

Она не прекратила улыбаться, хотя, чем больше она на меня смотрела, тем сильнее улыбка походила на хищный оскал.

— Многие бы отдали всё, чтобы узнать об особенностях размножения подменышей, Том.

Оскалившись в ответ, я сплюнул на землю: "Ну, я бы и зад крысы за это сейчас не дал". А после нахмурился и спросил: "Том?"

— Да, я слышала, как одна пони назвала так камень, — она хохотнула, — А ты довольно-таки твердолобый.

Я потёр глаза пальцами и пожал плечами. Тело болело, да и настроение ну никак не располагало к тому, чтобы препираться с вычурным подменышем, в месте, которого могло валиться нам на голову и пришибить.

— Замолчи... просто скажи, что произошло после того как мы прыгнули в реку, — я сжал зубы, — Пожалуйста.

— Как я могу что-либо рассказать, если мне приказано молчать, — она одарила меня улыбкой прохвостки, — Или могу?

Крякнув от натуги и острой боли, я поднялся и,шатаясь, подошёл к упряжке. Она лежала насквозь мокрая и немного разодранная у костра.

— Или ты расскажешь, — я поднял упряжку-кенгурятник и выжал большую часть воды, — Или следующие несколько дней я буду нести тебя в упряжке вниз головой.

Её улыбку как ветром сдуло, я увидел, как черты её морды исказил приступ отвращения.

— Ты не посмеешь...

— Благодаря этому путешествие станет куда приятней, как по мне, — я ухмыльнулся, поднеся упряжь к огню, надеясь хоть немного её высушить.

Она фыркнула и немного припала, признав поражение.

— Ладно... всё веселье ломаешь...

Кризалис закатила глаза и стала рассказывать мне о нашем довольно удачном плавании.

— Погоди, чего? Щупальцевый монстр? — оборвал я, — Ты имеешь в виду как Кракен? Здесь? В реке? Я думал, они обитают в море или что-то типа того.

Кризалис вздохнула и закатила глаза.

— Откуда мне знать, кракен это был, или нет? Я о таких никогда и не слышала, — кобыла усмехнулась и отвернула голову, — До этого момента я думала, что гидра — самое опасное существо, которое можно встретить в воде.

Я застыл и уставился на неё.

— Гидры? У вас тут гидры обитают?

Кризались раздражённо посмотрела на меня.

— Да, обитают оные, что с того?

Я отвёл упряжку от костра, когда та стала дымить, а после вновь обратил внимание на Криз.

— Если бы не речной змей, который кинулся на "кракена", и мы были бы уже давно мертвы.

Я застыл, краска стремительно ушла с моего лица.

— Речной змей? Хочешь сказать, там, в реке, меньше, чем в шести метрах от нас, огромная змея, а ты разожгла огонь? — Я присвистнул и начал засыпать костер землей.

— Оу, не делай этого. Это был такой замечательный маленький костерок. — Пророкотал глубокий бас у меня за спиной. — Такой теплый.

Мой глаз дёрнулся, и я медленно повернулся. Позади меня возвышался на три метра над водой серо-белый речной змей. Его шею могли объять три человека, если бы сильно постарались. Лицо было драконьим, обрамлённое прядями серых волос. Один глаз его был прикрыт, покрытый подсыхающими водорослями, а другой буквально светился синим, как море во время шторма. Брови походили на длинные жгуты серых волос, которые хмурились по мере того, как существо смотрело на меня сверху вниз.

— И чего это ты на меня так смотришь? — пророкотал он, — Пялиться не прилично.

Я слышал тихое ржание Кризалис рядом с собой и вновь повернулся, увидев, что она проковыляла поближе ко мне, улыбаясь во все зубы моему страху перед существом, которое нависало над нами.

— Не волнуйся, Вэлиант, — сказала она.

Я недоверчиво посмотрел на неё.

— Он всегда такой, когда волнуется.

Кобыла одарила меня настолько страстной улыбкой, что я почувствовал, как желчь поднимается вверх по моей глотке.

— Ох вот оно что! — змей улыбнулся нам, демонстрируя свои сияющие белым зубы, слишком острыми для здоровых.

— Ты знаешь это существо? — прошипел я сквозь зубы, когда как глотка сжималась от страха. Я медленно стал отступать назад, надеясь, что туман скроет нас, и мы не станет следующей едой монстра.

— Существо? Во имя звёзд, что за вульгарщина! — шутливо сказал Вэлиант, прислонив к своей груди когтистую лапу, изображая глубокую обиду.

Кризалис усмехнулась и колко на меня посмотрела.

— Слышал бы ты, как он меня назвал, когда мы впервые встретились.

Она нахмурилась, глядя на мои попытки ускользнуть.

— Чем ты вообще занимаешься?

Я уставился на неё.

— Пытаюсь не закончить как "Следующее блюдо Вэлианта"! — глумливо ответил я, как вдруг нога подвернулась, из-за чего тело повалилось назад, на мощённую камнем дорогу.

Вэлиант хмыкнул и пренебрежительно махнул рукой.

— Ох, спасибо за предложение, — он намеренно улыбнулся, вновь показывая свои пугающе острые зубы, — Но я уже поел.

Мне не удалось сдержать сдавленный смешок, а напряжение постепенно стало угасать.

— Так это ты... — я поднялся на ноги и потёр всё ещё мокрые от крови волосы, неловко улыбнувшись, — Спасибо за это.

— Ах, да без проблем. Как раз было время ужина, — один уголок его рта дрогнул, сам он неловко смотрел на меня, — Я бы поделился, но иногда я... увлекаюсь.

— Ну что за тип! — сказала Кризалис, любезно улыбаясь Вэлианту. Что, однако, удивительно, не думал, что она вообще способна так улыбаться хоть кому-либо.

Я отбросил эту мысль и вернулся обратно к ней.

— Ну, — сказал я, улыбаясь, стараясь соответствовать улыбке Криз, хотя моя, скорей всего, выглядела натянутой, не был я уверен в этом существе, — Так когда вы успели познакомиться?

Кризалис повернулась ко мне и облизала свои губы, вновь улыбка её обрела те хищные черты, к которым я привык.

— У нас было более чем достаточно времени, чтобы... — она колко усмехнулась, — Узнать друг друга получше, пока ты спал.

Я дёрнулся, ужасные картины вспыхнули в моей голове. Ужасные, невозможные картины.

Вэлиант заметил мой пустой, брезгливый взгляд.

— Кризалис, прекрати дразнить парня, — он нахмурился, — Или девушку. То есть без обид, но не так-то просто отличить, когда впервые столкнулся с новым видом.

Глаз дёрнулся, но я не мог не выдохнуть успокоенно.

— Да, я мужчина, всё верно, — ответил я, чуть улыбнувшись, — По крайней мере так оно было, когда я в последний раз проверял.

Кризалис ослепила меня очередной колкой улыбкой.

— О, он очень даже мужчина, — её оскал расплылся ещё шире, когда я взглянул на неё, — Я проверяла.

Они оба залились смехом, пока моё лицо заливала красная краска, а глаз вновь задёргался.

Смех Вэлианта потихоньку прекратился и он повернулся ко мне, дружелюбно улыбаясь.

— Должен признать, ваш компаньон крайне удивителен, — он погладил свой подбородок, — Я всегда думал, что подменышы крайне... отталкивающие или вроде того, но вопреки её странному выбору партнёра, она крайне чарующая.

— Партнёр?! — Кризалис и я воскликнули почти одновременно.

— Погоди-погоди-погоди, остановись на секунду, — прохрипел я, — Партнёр?

Вэлиант вскинул бровь.

— Да? Разве это не так? — его взгляд скользнул с меня на Кризалис, потом вновь на меня, — Похоже ты защищаешь её, потому я подумал... о, нет.

— Ну! Да, это так. Она только как друг! — я сделал паузу, глянув на подменыша, — Я думаю...

Кризалис закатила глаза , но я увидел тень чего-то, что нельзя было прочесть, что скользнуло сквозь её взгляд.

— Да-да, мы лишь друзья. Не более, — она заговорщицки мне подмигнула, — Пока что.

Я потёр свои виски, в очередной раз удивляясь тому, в какой мир я попал.


Солнце наконец поднялось над краем долины, туман растаял достаточно, чтобы видеть больше, чем пару метров перед собой. Теперь было очевидно, что дорога шла дальше вниз, в долину.

— Вы уверены, что так скоро уходите? — сказал Вэлиант, не скрывая грусть.

Я крякнул, закончив, наконец, привязывать упряжь с Кризались к своей спине.

— Да. Мне жаль, что ты не можешь пойти с нами, я был бы рад вежливой компании.

Я колко глянул на подменыша, а она лишь хрюкнула в ответ.

— И правда. Иногда быть привязанным к реке буквально проклятье, — мрачно сказал Вэлиант, — Ну что же, может, пора бы мне уже отправиться в море. Давно там не был...

И он медленно стал отдаляться.

— Я знаю это чувство, — произнесла Кризалис, намекнув на то, что произошло с ней когда-то.

Вэлиант вздохнул и задумчиво посмотрел на едва видимое небо над нами.

— Ну что же. Желаю вам удачного пути в таком случае...Может, мы ещё встретимся однажды. При более удачных обстоятельствах.

— Похоже, он забыл, — Кризалис шепнула мне на ухо и я кивнул в ответ.

— Вэлиант? — я повернулся к огромному змею после того как затянул последний шнур.

— Да?

— Ты согласился проводить нас до конца долины, помнишь? — сказал я.

— Ох, точно, — усмехнулся он, — Точно выдвигаемся!

Он потёр лапы и принялся неторопливо погружаться в воду.

— Подумать только, обрёл двух новых друзей, из всех мест на свете, здесь! Кризалис и... — Вэлиант нахмурился и посмотрел на меня, — Я ведь так и не узнал твоего имени! Как грубо с моей стороны.

Он чуть покраснел, а я отвернул голову.

— А у него его нет! — весело заметила Кризалис у меня за спиной. — Поэтому мне выпала честь придумать ему имя! — Я буквально чувствовал ее улыбку.

— Ого, ужас какой! — воскликнул он, выказывая свой интерес.

— Ага, рассказывай, — пробурчал я на выдохе, и Криз тюкнула меня по голове.

— И как же это так случилось? Он ударился о что-то головой? Мой двоюродный брат думал, что его зовут Стивен целый месяц после того, как как следует приложился о берег реки, — он поднёс свою голову ближе ко мне, чтобы заглянуть мне в глаза, и я понял, что он с лёгкостью мог съесть меня и мою поклажу, ему для этого потребовался лишь один ленивый укус.

Криз прыснула.

— Уверена, он не раз бился головой о всякое, но нет. Я просто не думаю, что оно у него есть.

Уверен, вся эта ситуация с моим именем конкретно её развлекала, судя по тому, как она сдерживала свои смешки.

— Ужас какой! — пробормотал Вэлиант и задумчиво меня осмотрел, — Так не пойдёт!

Он положил свою когтистую лапу себе на грудь, а другой положил палец мне на плечо.

— Я помогу тебе найти имя! — произнёс он, улыбаясь всеми зубами.

Стон и вновь потирание висков... во что же я всё-таки вляпался-то...