Пыль / Dust

Десять столетий Найтмер Мун скитается по луне в поисках истинного совершенства. Но находит лишь пыль.

Найтмэр Мун

Когда уходят цвета

Остаётся только ждать.

Спайк Вайнона Опалесенс

История любви

Данный рассказ является спин-оффом романа "Сломанная Игрушка", где в гигантских городах будущего люди научились создавать искусственные существа и придавать им любую форму по своей прихоти. Рассказ повествует о драматичной истории Трикси Луламун, которой пришлось пережить в мире людей то, чего она была лишена в Эквестрии. Содержит спойлеры "Сломанной Игрушки".

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Носферфлатту

Твайлайт Спаркл ищет способ тихо провести день, на помощь ей приходит Флаттершай. Казалось бы, что может пойти не так? Конечно же, если не считать неожиданного открытия страсти своей подруги к крови... Тэг гримдарк поставлен автором, но на мой взгляд абсолютно не нужен.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Н. А. Понин, научный сотрудник

Понин Николай Александрович или просто Николай. Научный сотрудник: в прошлом лаборант, ныне контактёр. В браке не состоял, не судим, вредных привычек не имеет, встретиться с чудом в реальной жизни не мечтал, фамилию не менял. Ну, а Пинки Пай знают все.

Пинки Пай Человеки

Тайны тёмного города

К детективу обращается кобылка, с просьбой помочь. Та соглашается, не представляя, во что ввязалась. Классический Нуар, со всеми вытекающими. По традиции жанра есть детектив, шериф, роковая женщина, ганстеры, и всё в таком же стиле. Действие происходит в как бы Эквестрии, напоминающей США конца 40-ых. Дата указана. Биты здесь бумажные - дать купюру проще, чем мешок с монетами. Короче, те же баксы. Уточню, что возраст персонажей здесь более взрослый, и сильно разнится. Если Флаттершай около 20, то Рарити уже за 30, а то и под 40.Остальные в этом же районе. Спайк тоже взрослый. Рейтинг поставлен из-за того, что присутствуют довольно крепкие ругательства. Рассказ ведётся от лица Твайлайт Спаркл.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

На вершине

Что значит быть Селестией? Что значит быть «на вершине»? Селестия знает. А вскоре узнает и Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Экскурсия

Порой, даже самая обыденная и нудная экскурсия может обернуться фантастическим приключением, которое неприменимо запомнится на всю жизнь. Кто-то видит в экспонатах лишь мусор и камни, кто-то множество неразрешимых тайн. Но если заглянуть в их суть, вы только представьте что они видели и что могли бы рассказать, дай им такую возможность.

Принцесса Селестия Другие пони

Капля Луны

Как отдыхают принцессы в течении столь долгой жизни и почему Твайлайт фиолетовая? Вы узнаете здесь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Погрешность генотипа

Когда Принцессы объявляют тебе, что ты единственный из ныне живущих способен зачать аликорна - это хорошо, но когда они объявляют это тебе, соблазнительно лёжа вчетвером на одной кровати - это повод напрячься.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: MurDareik

Старая Башня.

Бом. Длинные металлические стеллажи Башни Часов. Огромные шестеренки с каждым мгновением вырывают свои металлы из недр механизмов, чтобы секунду спустя заставить их прийти в движение. Бом. Еще одна шестерня взметается и грузно давит на металлическую конструкцию. Скрежет расползается по пустым рядам, стены наклоняются, будто прислушиваясь. Повсюду видны легкие трещинки готового развалиться здания – но гипертрофированные колонны оправдывают себя – толсто и неуклюже, они все-таки дают Башне шанс на жизнь. Бом. Ржавчина ссыпается, пружины давно не смазывали и зубчатые колеса идут туго, надрываются железными визгами. В воздухе витает привкус… старости? Только она может так пахнуть, только она может так качественно и быстро абсорбировать время. Тонкими стрелочками разделяя пространство, старость тянет свои руки к следующему дню. Бом. Стены дрогнули в очередной раз и громоздкие валы ухнули, поворачивая массивы металла. Напротив обратной стороны огромных, будто сотканных из механического веретена часов, красовался небольшой помост, с различными рычагами. Что это? Валики, выдранные из когтей этой затхлости, сияющие новизной и запахом свежих чернил, плоский столик. Откуда? Как они оказались здесь? Но у Башни на все один ответ. Бом.

Бежевый единорог врывается в помещение. Сине-фиолетовая грива свисает случайными комьями. Он бросает быстрый взгляд вокруг и с трепетом понимает – опаздывает. Цок-цок-цок-ок-ок, эхо разносит звуки стремительного галопа. Он проносится сквозь длинные стеллажи, все в пыли и странных механизмах, отдувая челку со лба и освещая себе путь едва горящим рогом. Сил больше нет, но нужно бежать и бежать, пока эти титаны не перемололи тебя вместе с проходящим временем! Бом. Карие глаза наполняются отчаянием, а зубы стиснуты в желании поскорее добраться до… Рычаги? Так вот кто додумался притащить в старую Башню этот осколочек реальности! Копытом по центральному. Пфррт-тыщь-тыщь, валики постепенно начали свою неторопливую работу. Бом. Пони дрогнул всем телом, но продолжал, с каменным лицом, водить копытами, ловко орудуя аппаратом. Только дрожащие шестеренки, в отражении глаз, выдавали его беспокойство. Взмах, поворот, взмах. Копыта устали и он начинал помогать рогом – странно, но магия в этом месте всегда выходила плохо. Случайный блик скользнул к основанию огромного циферблата и осветил хитроумный агрегат. Теперь сомнений не было. Печатный станок.

Поднялась пыль. Башня вперлась цифрами-зрачками в свое нутро, где маленькая фигурка продолжала свои действия, не смотря ни на что. Грозные скрежеты только придавали уверенности, пергамент уже наполовину вышел из-под валика. Копыта отстукивали ритм, и он необыкновенно ровно ложился на окружающие поскрипывания. От невидимого ветра покачнулись канделябры, подвешенные у потолочной балки. Притащить-то пони их притащил – а вот менять свечки каждый раз не успевал. Да много ли успеешь, когда время будто хватает тебя лапами, во время ходьбы, каждый раз взбивая волосы в грязно-синий коктейль. Бом. Быстрый взгляд на Главную Шестеренку. Стальной блеск нижней половины уже почти целиком сменила черная верхушка – зубцы одной части были покрашены в темные тона, чтобы во время наступления ночи она не слишком выделялась. Откровенно глупая задумка – с этими темными резцами оно только сильнее давило неотвратимостью будущего. Движения копыт становились все хаотичнее, а ритм быстрее. Бом. Глаза закрутились в бешеном водовороте, скача по случайным предметам вокруг. Неколебимые (на первый взгляд) железки заканчивали медленное движение на повороте. Клацанье становилось все невыносимее, стискивало голову, забивалось неукротимым тиканьем в самую сердцевину мозга – но не того, что на кьютимарке, а в голове, которая пыталась хоть что-то сделать. Но уже не могла.

Бом.

Валики завертелись словно сумасшедшие, рог, до этого мягко сияющий, распалился до белого цвета – нельзя было даже сказать цвет магии.

Бом.

Пони закусил язык – полотно почти что вышло, оставалось совсем чуть-чуть. Уже почти выдергивая его из плоского рта станка, пони обреченно прижал уши, не желая верить в то, что сейчас произойдет, но…

Главная шестеренка встала всеми ста тридцать четырьмя зубцами в «черное» положение, напоследок звучно содрогнув стены криками агонизирующего времени.

Бом.


Понурившийся пони уронил голову на грудь и вот уже три минуты грустно попинывал медленный станочек. Плакат был готов, но сейчас это не имело ни малейшего значения – чуть ли не чертыхаясь, пони скользнул обратно во тьму башни, даже не обернувшись на свое творение.

Не расстраивайся, Глен Уитчер.

Успеешь в следующий раз.

Бом.