Туман

Обыкновенный день превратился для Флаттершай в настоящий кошмар: вся округа затянута загадочным туманом, в котором раздаются пугающие звуки огромного монстра. Сможет ли пони выбраться из белого плена? Помогут ли ей друзья? Или они сами нуждаются в помощи?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Стрижка

Гривастая шестерка наделена силой Радуги Гармонии. Селестия и Луна сообщили, что требуется их присутствие: им нужно совершить паломничество в монастыре Ордена Гармонии, чтобы научиться более глубоким секретам их новой магии. Только вот в чем загвоздка: они должны идти как просители. А это значит, что им всем придется сбрить гривы и хвосты. Рэрити этим недовольна, и дает им понять, ПОЧЕМУ. Альтернативный вариант «Последний вечер вместе» Pen Stroke...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Алая Луна. Богиня Демикорнов

Один день из жизни существа, подарившего жизнь целой расе, сложившей свою жизнь ради будущего Эквестрии. Порой, обладание огромной силы и безграничной магии, уже само по себе является тюрьмой и оковами для своего носителя. Смысл иметь силу, которой нет предела, если каждый миг жизни превратится в попытку избавиться от неё. Хотя бы на немного, если не на совсем. Так ли хороша власть и мощь, когда не будет возможности насладиться простыми радостями жизни?

ОС - пони

Мы с моим пони

Рассказ про нас с моим пони.

Человеки

Портрет Трикси Луламун. Пропущенная сцена

Пропущенная сцена из «Портрета Трикси Луламун», писавшегося на конкурс. Местами наглый «кроссовер» с «Повелителем иллюзий» Баркера и одной книжкой Джона Бойтона Пристли, название которой я забыл. Сцена, призванная показать могущество Трикси, как новосотворённого лича, но ещё до конца не утратившего реакции и мотивацию живого существа - по условиям конкурса не вписывалась в «габарит». Несколько раз порывался дописать эту сцену, но всё не было вдохновения.

Жизнь в кружевах

Аметист Шард – единорог, его будни были насыщены поисками магических артефактов, которые он изучал, а затем продавал. Жизнь текла более или менее размеренно до того дня, пока в заброшенном замке он не нашёл маленькую фигурку, на которую наложено проклятье, превратившее Аметиста в кобылу. Теперь он озадачен не только тем, как расколдоваться, но и как ему жить какое-то время в облике кобылы.

ОС - пони

План Икс

Во время магической дуэли с Твайлайт Спаркл авторитет Трикси был сильно подорван,и жизнь единорожки стала горькой.Но Трикси,не желая мириться со своей судьбой,решилась на отчаянный шаг...

Твайлайт Спаркл Спайк Трикси, Великая и Могучая Кризалис

Я же брони

Брони - добрые светлые существа? А вы уверены?.. Нет, настоящий брони не обидит и мухи, он же брони.

Человеки

Градус зла

Попаданцы прекрасно умеют кого-то доставать. Но этот бестолковый попаданец уже даже сделал на этом свое имя. Вот только жителям Эквестрии еще предстоит узнать насколько он в этом деле преуспел.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Отравленная любовь

Баллада, стихи. За основу сюжета взята история, прочитанная Меткоискателями в книге о любовном зелье (S02E17 Hearts and Hooves Day) про Принца, Принцессу, дракона и хаос. Конечно, не слишком много информации, но я представил, как могла бы разворачиваться та история.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 2

Глава 1

— Я беспокоюсь за Спайка. Наверное, оставить его одного на целую неделю не было правильным решением, но, с другой стороны, кто-то же должен следить за библи… — Твайлайт Спаркл замолчала на полуслове: воздушный вагон слегка тряхнуло, и она едва не прикусила себе язык.

Фиолетовая аликорница посмотрела в окошко-иллюминатор, словно надеясь разглядеть там причину тряски. Внизу, далеко под днищем вагончика, проплывали зелёные кроны деревьев, составляющих густой лес, настолько дремучий, что он мог бы составить конкуренцию Вечносвободному. Твайлайт была удивлена: это не было похоже на те места, над которыми, согласно карте, они должны были пролетать.

— Надо было ехать на поезде, — сказала Эпплджек после очередного толчка, от которого воздушный транспорт жалобно скрипнул. — Не у всех, знаете ли, есть крылья на случай, если эта штука развалится прямо в воздухе, — она посмотрела на Твайлайт и Флаттершай.

Подруги сидели в удобных креслах, установленных таким образом, чтобы каждый пассажир мог любоваться видами, открывающимися из иллюминаторов. Изнутри вагон был достаточно просторным, но был бы ещё просторнее, если бы не многочисленные чемоданы Рэрити, занимавшие почти половину всего объёма помещения. Тем не менее для пяти кобыл пространства здесь вполне хватало, а шестой пони место в салоне не потребовалось: она летела впереди, тяня воздушный вагончик за собой.

Твайлайт посмотрела на своё крыло, она всё ещё иногда забывала о том, что у неё теперь есть пара дополнительных перьевых конечностей, и вела себя как наземная пони. Если бы вагон, как сказала Эпплджек, развалился в воздухе, сумеречная аликорница могла бы лететь камнем до самой земли, так и не вспомнив, что у неё есть крылья.

— Крылья, — Твайлайт вздохнула, проведя копытом по своим перьям. — Знаете, крылья, титул принцессы — это всё как будто замечательно, но иногда мне хочется просто побыть обычной пони, как до коронации.

— Я боюсь, ты и до коронации была особенной, Твайлайт, — усмехнулась Рэрити. — Далеко не у всех есть нянька-принцесса и брат-командир стражи. И я уже молчу о том, что ты личная ученица… Ай!

Очередной толчок был сильнее предыдущих и едва не сбросил подруг с кресел.

— Воздушные ямы, ничего страшного, — Твайлайт нервно улыбнулась. — Совершенно не о чем беспокоиться. Пони, у которого я арендовала этот воздушный вагон, уверял, что это очень прочная конструкция. В воздухе он не развалится.

— Хотелось бы верить, — отозвалась Эпплджек, прислушиваясь к жалобным скрипам, которые издавал транспорт.

— Я беспокоюсь за Рэйнбоу Дэш, она одна тянет весь этот вагон, — сказала Флаттершай. — Возможно, вся эта тряска происходит из-за того, что она устала.

— Этот вагон имеет встроенный талисман левитации. Знаю, в это непросто поверить, но для Рэйнбоу он ничего не весит. Она как будто летит налегке, — ответила фиолетовая аликорница. — Даже я справилась бы с этим, хотя меня нельзя назвать хорошим летуном.

— Но даже налегке преодолеть такое расстояние трудно, Рэйнбоу наверняка уже устала, — возразила жёлтая пегаска.

— Она хвасталась, что может дотащить нас до Лас-Пегаса без остановок. Ну… и мы с ней поспорили насчёт этого, — сказала Эпплджек, — так что, я думаю, она выложится на сто процентов.

— Это опасно! — возмутилась Твайлайт. — Почему ты ничего мне не сказала? Теперь из-за своего упрямства Рэйнбоу не отступит, даже если будет падать от усталости!

— Да что тут такого? Пегасы часто летают между городами…

Снова начавшаяся тряска не дала Эпплджек договорить. Вагон резко ухнул вниз на целых два или три метра. Пинки Пай, до этого безмятежно дремавшая в своём кресле, вскочила на ноги и поскакала в начало вагончика.

— Рэйнбоу, у тебя там всё нормально?! — закричала она, распахнув расположенный в передней части вагона иллюминатор.

— Пинки, что ты делаешь?! — крикнула Твайлайт. — Немедленно закрой окно!

— Что? — Розовая пони легко захлопнула иллюминатор, словно и не заметив мощный поток воздуха, который ворвался в салон.

— Как ты его открыла? Я не думала, что он вообще откры… — аликорница не успела закончить свою речь, воздушный вагончик резко дёрнулся и практически завалился на правый бок, заставив всё внутри себя кувыркаться. Твайлайт потеряла сознание, когда её голова столкнулась с одним из чемоданов Рэрити.


Рэйнбоу Дэш летела, рассекая воздух крыльями, которыми она совершала ритмичные равномерные взмахи. Ей несколько мешала надетая на неё упряжь, но в остальном её полёт ничего не стесняло: летящий следом за пегаской вагон по весу напоминал, скорее, пёрышко, чем внушительную конструкцию из дерева и металла. Твайлайт говорила, что это из-за какого-то магического талисмана, который был встроен в днище этого летательного аппарата на пегасьей тяге.

Далеко внизу остался Понивилль, с высоты казавшийся лишь частью лоскутного одеяла эквестрийских земель. От городка в разные стороны отходили, извиваясь, тонкие линии железнодорожных путей. Одна из этих дорог соединяла Понивилль с Лас-Пегасом и могла послужить для радужной пони путеводной нитью, которая бы безошибочно привела её в пункт назначения, но чем дальше шла на запад эта дорога, тем больше она уклонялась от прямого пути к Лас-Пегасу, делая внушительный крюк. У Дэш не было причин, чтобы следовать за изгибами железнодорожных путей: в небе нет неровностей ландшафта или препятствий, которые бы надо было огибать. К тому же Рэйнбоу опытный летун, и уж ориентироваться в небе она умеет. Взяв курс на юго-запад, она оставила железную дорогу позади и полетела прямиком к Лас-Пегасу.

Внизу расстилалась равнина, кое-где испещрённая небольшими рощицами, с высоты похожими на тёмно-зелёные комочки, которые словно кто-то разбросал по более светлому травяному холсту. Но чем дальше Рэйнбоу Дэш летела, тем больше деревьев было на равнине, и скоро отдельные рощи перетекли в сплошной лес. Пегаска занервничала: ей ничего не было известно о столь густых и обширных лесах в этой части Эквестрии. Если она следовала правильному направлению, то скоро из-за горизонта должны были появиться Эпплвудские горы, за которыми и находился Лас-Пегас, но впереди не было никакого намёка не то что на горы, но даже на самую незначительную возвышенность. Во все стороны простиралось бескрайнее зелёное море покрытой лесом равнины, лишённой каких-либо ориентиров. Рэйнбоу взглянула на компас, закреплённый у неё на ноге, подобно накопытным часам, но стрелка, вместо того чтобы указывать на север, бешено крутилась.

«Должно быть, какая-то магнитная аномалия», — подумала голубая пегаска.

Пегасье чутьё подсказывало ей, что она летит примерно в правильном направлении, но Эпплвудских гор, к которым она уже должна была подлетать, не было даже на горизонте. Радужная пони ускорилась, чтобы поскорее пересечь лес и найти какие-либо ориентиры на земле. Лес казался бесконечным, и Рэйнбоу летела всё быстрей. Вагон позади неё начал вибрировать, видимо, он не был приспособлен к скоростным перелётам.

Внезапно воздушный вагон затрясло сильнее, Дэш почувствовала, как натягиваются постромки. Транспорт начало дёргать из стороны в сторону, и пегаска едва удерживала его, ощущая, как вагон быстро обретает вес.

«Наверное, что-то случилось с этим клопанным талисманом, — подумала Рэйнбоу, лихорадочно работая крыльями. — Кажется, сегодня всё против меня», — она сжала зубы, пытаясь обрести хоть какое-то подобие контроля над болтающимся позади неё транспортом.

Пегаска высматривала место для посадки, уже наплевав на свой спор с Эпплджек, но всё пространство внизу заполнял густой лес, и безопасно посадить воздушный вагон было решительно некуда. Между тем ситуация стремительно ухудшалась: вагон бросало из стороны в сторону, он то стремительно набирал вес и летел к земле, увлекая Рэйнбоу за собой, то подскакивал вверх, словно становясь легче воздуха. В конце концов прицеп утяжелился настолько, что пегаске показалось, что она тащит за собой целый двухэтажный дом, словно помимо силы тяжести появилась ещё более могучая сила, которая магнитом тянула вагончик вниз.

Впереди Рэйнбоу увидела пространство, свободное от деревьев, и устремилась туда, но сил уже не было. Падающий вагон столкнулся с верхушкой дерева, возвышающегося над остальными, и провалился вниз, исчезая в зелени леса и утягивая за собой радужную пони.


Очнувшись, Рэйнбоу Дэш поняла, что висит над пропастью. Она, запутавшись в ремнях упряжи, болталась над почти идеально круглой дырой в земле, которая была метров тридцать в диаметре и напоминала огромный колодец, уходящий вертикально вниз на неизвестную глубину. Воздушный вагон застрял между двух деревьев, стоявших на самом краю ямы, и угрожающе потрескивал, явно намереваясь развалиться на части и упасть в пропасть.

Нужно было выбираться отсюда, но когда Рэйнбоу попыталась пошевелиться, её правое крыло пронзила сильная боль, заставившая пегаску скорчиться. При такой травме о полёте можно забыть. Всё, что могла Дэш, — это беспомощно дрыгать ногами, которые, к счастью, уцелели при столкновении с деревьями. Но это временно: стоит ей упасть вниз, в яму, — и всё, тогда уж точно костей не соберёшь.

— Рэйнбоу, держись! — раздался знакомый голос, и вокруг тела радужной пони засветилась розовая магическая аура.


Твайлайт открыла глаза и издала слабый стон, поднеся копыто ко лбу. Несколько раз моргнув, чтобы прогнать туман, застилавший её зрение, она огляделась. Фиолетовая пони и её друзья лежали в передней части воздушного фургона, вместе с чемоданами и выпавшими из них вещами образуя беспорядочную кучу. Вагон был не в лучшем состоянии: разбитые иллюминаторы, почти сорванная крыша, через дыры в обшивке внутрь ворвались погнутые и поломанные ветви деревьев. Вся конструкция скрипела, сообщая о своей готовности развалиться в любой момент. Фургон находился в наклонном положении, его передняя часть была ниже задней, и этот крен постепенно усиливался.

Аликорница почувствовала под собой движение и услышала стон, принадлежавший, очевидно, Эпплджек.

— Твайлайт, слезь с меня… Трудно дышать… — прохрипела оранжевая пони, пытаясь высвободиться из-под лежащего на ней фиолетового крупа.

Аликорница осторожно вылезла из общей кучи, убирая в сторону навалившийся на неё тяжёлый чемодан, и Эпплджек смогла вздохнуть свободнее, но перемещения кобыл заставили и без того ненадёжный вагон отчаянно заскрипеть и ещё больше наклониться.

— Надо выбираться отсюда! — крикнула Твайлайт.

Торчащие из разбитых иллюминаторов ветки подсказали аликорнице, что вагон застрял в кроне дерева и может вот-вот рухнуть на землю. А падение — это последнее, что ей и её друзьям сейчас нужно. Она зажгла рог — магия работает, распахнула крылья — они оказались в порядке. И тогда фиолетовая пони подхватила Эпплджек и других подруг магией и вместе с ними вылетела из вагона через огромную дыру, находившуюся там, где раньше была крыша многострадального воздушного транспорта.

Оказавшись снаружи, Твайлайт увидела Рэйнбоу, висящую в своей упряжи. Аликорница глянула вниз и заметила пропасть, которая, казалось, специально разверзлась в этом месте, чтобы поглотить воздушный вагон, когда тот сорвётся вниз.

— Рэйнбоу, держись! — крикнула Твайлайт, обхватив магией голубую пегаску.

Со лба фиолетовой пони заструились ручейки пота, а в глазах начало двоиться: левитировать пять пони одновременно, да ещё и после травмы головы, было чертовски непросто. Но левитация — это ещё не всё, нужно было срочно освободить Дэш из упряжи, ремни которой превратились для пегаски в путы.

Сжав зубы и покрывшись недельной нормой пота, Твайлайт схватила магией кусок стекла из разбитого иллюминатора и принялась перерезать им постромки, но прочная упряжь не поддавалась.

— Оставь меня, сначала опусти остальных на землю, — прохрипела радужная пони.

— Я не могу тебя бросить, вагон вот-вот упадёт! — в отчаянии крикнула аликорница.

— Ты не сможешь их перерезать!

— Только я знаю, что могу! — закричала Твайлайт, и ремни лопнули, причём даже те, которые она ещё и не начинала перерезать.

Твайлайт даже некогда было удивиться этому, она из последних сил взмахнула крыльями, опуская подруг на столь желанную безопасную землю. Воздушный вагон между тем, издав последний жалобный скрип, со скрежетом сорвался вниз. Стукнувшись о край круглой ямы, он развалился на две части, которые тут же исчезли во мраке огромного колодца, уходящего куда-то вглубь земли.

 — Все живы? — спросила Твайлайт, когда все пони оказались на земле.

— Да! — звонко отрапортовала Пинки Пай, которая уже пришла в себя и моментально проверила пульс и дыхание у всех подруг, включая Эпплджек, Рэйнбоу и саму Твайлайт, даже несмотря на то, что те находились в сознании.

— Вот и славно, — произнесла аликорница, падая без сил.


Друзья сидели у негромко потрескивающего костра, прислушиваясь к окружающему их безмолвию. На первый взгляд вокруг был самый обычный лес, но пони чувствовали, что в этом месте что-то не так. Здесь не было никаких животных, не было птиц, которые бы порхали, укрываясь в густых зелёных кронах деревьев, как будто всё живое, кроме растений, избегало этих лесов. Казалось, даже ветер не решался лишний раз беспокоить листву своим дуновением.

Рэйнбоу сжала зубы от боли, когда Флаттершай меняла повязку на её крыле, а Рэрити в это время с тоской смотрела на останки своего платья, которое пошло на материал для перевязки. Аптечка осталась в рухнувшем в яму вагончике, поэтому пришлось обойтись без специальных медицинских принадлежностей, используя найденные Флаттершай лечебные травы.

— Плохо, что мы потеряли аптечку, — сказала Флаттершай, заканчивая с крылом радужной пегаски, — без неё я не смогу обработать раны как следует, и они могут загноиться.

— Ай! Аккуратнее! — крикнула Рэйнбоу, когда жёлтая пони неосторожно задела больное место.

— Ой, прости, — прошептала Флаттершай, немедленно отстранившись.

— Ничего, — прошипела Дэш и закатила глаза. — Эй, ты что-то говорила насчёт аптечки? — Пегаска показала копытом куда-то вверх, и все пони подняли взгляд.

На ближайшем к ним дереве висел белый чемоданчик с красным крестом. Ручка чемодана была надета прямо на небольшой сучок, как будто специально для этого предназначенный.

— Это наша аптечка! — воскликнула Флаттершай. — Как она там оказалась?

— Должно быть, выпала во время тряски, — предположила Твайлайт.

— Ага, и вот так вот прямо точнёхонько наделась на этот сучок, — недоверчиво произнесла Эпплджек.

— В любом случае это весьма кстати. — Твайлайт окутала белый чемоданчик своей магией и спустила его на землю. Флаттершай немедленно его открыла и вновь занялась крылом Рэйнбоу Дэш.

— Даже слишком кстати, — сказала оранжевая земнопони. — Здесь всё как-то очень подозр…

— Что? — Твайлайт подняла взгляд на внезапно замолчавшую подругу. Эпплджек, широко раскрыв глаза и не мигая, смотрела в сторону ближайших кустов.

— Мам? Пап? Это вы? — сказала фермерша не своим голосом.

— Эпплджек, — аликорница с тревогой смотрела на желтогривую кобылу, — я думала, твои родители давно…

— Да, но они здесь, я вижу их! — Яблочная пони медленно поднялась на копыта и пошла к группе кустарников.