Вторая жизнь, том первый: пролог

Человек попадает в Эквестрию в результате очень неприятной истории, о которой забывает при переносе в сказочный мир. Там он окунается в переживания этой реальности, знакомясь с его обитателями, находя друзей, врагов и, неожиданно для себя, любимых. Будучи существом более жестким, чем жители Эквестрии, он рано или поздно поймет, что обязан защищать их от того, что они и видеть то не должны. И лишь несколько вопросов постоянно вертятся в голове. Ответы на эти вопросы могут породить еще больше вопросов и проблем.

Пришествие

В Эквестрии появляется новая книга.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Кэррот Топ

Затруднительное положение одного пиромана

Когда два оружия, сделанных в альтернативной вселенной, столкнулись друг с другом, Пироман красной команды из чудной вселенной игры "Team Fortress 2" попал в не менее чудную вселенную "My Little Pony", где был обнаружен Лирой, давшей ему приют в своем доме. Прятать его в таком маленьком городке оказывается не таким уж легким занятием. Ведь приходится постоянно следить, чтобы он ничего не поджег, объяснять, что тележка, проезжающая мимо, еще не повод для тревоги, и наставлять, что пони с синими шкурками тоже имеют право на существование. А тем временем приближается Ночь Кошмаров. Принцесса Луна чувствует, что на праздник может заглянуть кто-то намного более зловещий, кто пришел в этот мир прямо по следам Пиро. А именно - первый человек, побывавший в Эквестрии тысячу лет назад...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Найтмэр Мун Человеки

Fallout Equestria: The Legend of a Mirror lake

Министерство Морали – искренняя и бескорыстная организация, которая неустанно следила за пони во время войны и дарила их жеребятам подарки за хорошее поведение. Загадочное учреждение под руководством Пинки Пай, чьи сотрудники подобно ей самой каким-то образом знали обо всех жителях Эквестрии: чем они занимаются, что любят и чем увлекаются. Министерство, которое было для всех олицетворением добра, радости, смеха… и тайн. Тайн, о которых многие даже не подозревали. Что на самом деле скрывало министерство Пинки Пай? Какие эксперименты проводило в своих подземных лабораториях? И как это отразилось на войне и судьбе Эквестрии в целом? Ответы на эти вопросы не знал никто, пока однажды в одном из довоенных стойл под номером 84, простому охраннику по имени Джек Стаборн, не пришлось оставить привычную жизнь в бункере и отправиться на пустоши, чтобы найти там пони своей мечты…

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Корона плюс отчаяние.

Вы когда нибудь думали, что Даймонд Тиара влюбится? Я тоже нет. Но это случилось в моем рассказе.

Диамонд Тиара Сильвер Спун ОС - пони

Они настоящие

После событий серии Bats Флаттершай, с подачи Рейнбоу Дэш, вынуждена пройти коммисию фестралов, дабы вступить в ряды Детей Ночи. Однако придя на собеседование, она делает для себя неожиданное открытие.

Флаттершай Другие пони

Полосатая история.

Почему Зекора говорит стихами, где ее родственники, и умеет ли Пинки понимать друзей, об этом и немногом другом этот фик.

Зекора

Zutto

Под Новый Год парень находит на дороге пони. Он приносит её домой, согревает, выхаживает. А потом она просыпается.

Лира Человеки

Эквестрийская чума

Обычный день в Эквестрии, всё идёт свои чередом. Но вскоре становиться ясно, что не всё так гладко. А именно вся проблема в том что был найден неизвестный портал. И при попытке закрыть его наша шестёрка попадает в другой мир, не столь опасный сам по себе, как в том месте куда ведёт портал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца

Селестия против Флаффи Пафф

Краткая история жизни Флаффи Пафф до встречи с королевой перевертышей.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar

Новая Рэйнбоу Дэш

Черили оставила злополучную статую и повела жеребят к выходу из парка. Многие уже предвкушали обед у Донат Джо перед поездкой на экспрессе, однако две подружки-одноклассницы и примкнувшая к ним молодая пегас плелись в хвосте и всё ещё обсуждали драконикуса.

– Это смятение! – шептала Эплблум.

– Зло! – настаивала Свити Белль.

– Хаос! – возражала Скуталу.

Нарастающий за ними хруст стал настолько громким, что на него обернулся весь класс. Разинув рты, пони наблюдали, как по статуе Дискорда стремительно расползаются трещины: на олицетворение дисгармонии словно набросили рыболовную сеть.

– Не нравится мне всё это! – неожиданно воскликнул Снейлз, сохранявший до этого безучастный вид.

Из трещин ударил яркий свет, создающий иллюзию, что мрамор – всего лишь тонкая оболочка, под которой пробуждается что-то древнее и могущественное. Стоявшие ближе всех к статуе Метконосцы услышали басовитый зловещий смех и испуганно переглянулись.

– Сохраняйте спокойствие! – крикнула дрожащим голосом Черили, и в этот момент статуя ожила.

С каменным грохотом с неё слетела, растворяясь без следа, мраморная шелуха. Когда последний кусочек камня испарился, исчез и свет, словно именно в нём была та сила, что удерживала статую в целости. Дискорд, сохранивший после освобождения размер статуи, но ставший куда более пёстрым, громогласно расхохотался. Поза, которую столетиями считали выражающей ужас поверженного врага, оказалась позой прерванного истерического хохота.

– Ох, мои дорогие поддоны! – начал Дискорд ликующе-ехидным голосом. – Давненько я не видел ваших любящих покой крупов.

В самом деле, в отличии от Найтмер Мун, Дискорду попалась аудитория, прекрасно осведомлённая о его происхождении, так что ему не удалось насладиться огромными глазами и дрожащими ушами, а лишь осталось довольствоваться стремительно удаляющимися хвостами.

– Не, так дело не пойдёт. – Дух щёлкнул пальцами, и все его знакомцы против своей воли побежали задом наперёд, со временем врезавшись в одну большую пони-кучу прямо перед ним.

– Итак, что у нас тут, – Дискорд с любопытством запустил руку в класс, словно в мешок с новогодними подарками. – О! Зефирка!

Поднятая за хвост Свити Белль в ужасе зажмурилась из всех сил и прижала копытца к животу, никак не реагируя на комментарии вырвавшегося на волю духа.

– Это наша подруга, ты, монстр! – возмущённо крикнула откуда-то из недр кучи уставшая бояться Эплблум.

– Да! Верни её немедленно, а не то хуже будет! – поддержала её Скуталу.

– Что за ангельский хор я слышу? – спросил Дискорд, умилённо прижав кулаки к щекам. Отпускать Свити он даже не думал, так что она, попискивая, начала раскачиваться туда-сюда. – Уж не вы ли, юные леди, освободили меня? Отчего же в ваших рядах вдруг возникла такая отвратительная слаженность? Почему вы не спорите, и не дерётесь, как в былые времена? Такие многообещающие молодые пони, как вам не стыдно. Впрочем, думаю, мне следует проявить благодарность. Прошу, держите вашу подругу назад.

Раскрутив пони посильнее, он бросил её к остальным. Набранная Свити энергия позволила ей пробить верхний слой пони, и оказаться около подружек. То, что все до сих пор не разбежались, объяснялось тем, что как только кто-нибудь ставил копыта на землю, его ноги непроизвольно, но старательно отводили его обратно в кучу и даже помогали запрыгнуть повыше.

– Ура! Спасибо, мистер злой дух! – сказала Эплблум, сжимая подружку в радостных «как-хорошо-что-ты-спаслась» обнимашках.

– Всё что угодно для моих друзей! – Дискорд принялся летать, создавая вокруг пони всевозможные пироги и торты.

– Свити Белль, ты в порядке? – заботливо поинтересовалась Скуталу.

– Не. Твоё. Собачье. Дело. Крестьянка, – ответила Свити, делая паузы между словами для усиления эффекта.

Вопреки ожиданиям Эплблум, пегас некоторое время молчала, а затем из-за ноги Черили, где она скрывалась, послышались всхлипывания. «Ой-ой. Если она Скуталу крестьянкой назвала, то мне вообще лучше помалкивать», – здраво рассудила младшая Эпл.

Примерно в этот момент Даймонд Тиара и Сильвер Спун закончили паниковать и дружно злобно расхохотались.

– Что я слышу?! – прервавшись, воскликнул Дискорд. Он схватил несколько наиболее свежих кексиков и не церемонясь съел все. – Никаких препирательств? Никаких дискуссий? Все тихо плачут в подушку, а некоторые даже смеются? Накалим-ка обстановку. – Он заговорщически подмигнул телезрителям и показал нос читателям, а затем извлёк на свет Селестии Эплблум.

– Ну что? Хочешь избежать ссоры с подругой?

– Какой подругой? – прикинулась ветошью Эплблум. – Там лежат мои злейшие враги! Как я уже раньше говорила, спасибо за помощь!

На секунду Дискорд растерялся, но, встряхнув телом, привёл свои мысли в порядок.

– Быстро соображаешь, малец. Я бы оставил тебя напоследок, однако, полагаю, было бы неправильно лишать моих спасителей чести первыми разделить мой взгляд на вещи.

В кучу Эплблум вернулась куда более серой, чем раньше. Ей сразу показалось, что соседи занимают слишком много места, так что она попыталась растолкать их. Активно работая копытами, она добилась некоторого успеха, но закончилось всё тем, что она провалилась назад к своим подругам. Наткнувшись на Свити Белль, Эплблум пришла в ярость, так как та отказывалась уступать своё жизненное пространство, отбрыкиваясь копытами и совершая болезненные тычки рогом. Завязалась небольшая потасовка.

– Восхитительно, прелестно! – зааплодировал Дискорд с помощью двух театральных биноклей. – Я вижу, теперь вы начинаете ловить правильную волну! Итак, кто у нас остался?

Когда Дискорд нашёл хвост Скуталу, она всё ещё плакала, но нашла в себе силы, чтобы с ненавистью посмотреть духу в глаза.

– Это всё твоя вина! – прошипела пегас, разбрызгивая слёзы.

– Моя? – оскорбился Дискорд. – Я бы хотел подчеркнуть, что из всех присутствующих только ты являешься пегасом. Я заколдовал только ноги – не крылья, так что тебе ничего не мешало схватить своих друзей и улететь куда душа пожелает!

Пегас перестала прожигать духа взглядом и грустно опустила глаза.

– Что такое? Только скажи, и я подарю тебе возможность летать быстрее, чем, ну, кто угодно!

– Чтоб ты провалился, Дискорд! – крикнула Скуталу, отчаянно размахивая ногами в надежде достать духа.

– Ох, какая воинственность! Думаю, теперь я точно знаю, как тебе помочь.

Побарахтавшись в воздухе ещё мгновение, Скуталу затихла.

– Ну? – требовательно спросил Дискорд. – Теперь ты понимаешь, что обзываться и драться нехорошо?

– Простите, мистер Дискорд, – тихо ответила пегас и покраснела.

– Ну ладно, – Дискорд зевнул. – Процесс становится однообразным. Будем считать, что с десертом покончено, пора поведать всему миру о своём освобождении!

Он торжественно всплеснул руками, раскидывая кучу пони по всему парку, и, воплотив огромный малярный валик, занялся покраской неба в весёленький розовый цвет.

***

Чудовище всё ещё бродило по парку. Находя своих учеников, Черили отмечала на многих следы его работы. Обычно не лезущая за словом в карман Даймонд Тиара теперь была блёклой и тихой, из-за чего ученики, разозлившиеся после встречи с Дискордом, заставляли её плакать. Сильвер Спун, напротив, променяла свою спокойного серого цвета шкурку, на пёструю, практически клоунскую расцветку. Её распирало от оригинальности. Уже через двенадцать секунд, проведённых в её обществе, Черили покраснела из-за экспериментаторских шуток, хотя ничего неприличного или сомнительного Спун не говорила. Шутки просто были… необычными. Кроме того, одержимая поняшка набрасывалась на каждый куст и скульптуру, превращая их в свои собственные произведения искусства с ярко выраженным сумасшедшим стилем, вызывающим тошноту. Учительница быстро утомилась спасать ценности парка и сдерживать вдохновение, льющиеся из Сильвер Спун как из рога изобилия.

Но эта кобылка оказалась Селестией по сравнению со Снейлзом, который носился по парку с бешеной скоростью и издевательски хохотал каждый раз, когда Черили предпринимала попытку его догнать. Только благодаря Твист, выскочившей перед бегуном с огромной огненной надписью «вот это поворот!» над головой, жеребёнка удалось присоединить к группе.

Серьёзные погодные изменения привлекли внимание властей, и под конец на помощь Черили пришли кантерлотские стражники. Они отыскали затерявшихся Метконосцев и вывели группу из оцепленного парка – несмотря на рассылаемые во все стороны тучки сахарной ваты, дух явно решил обосноваться там же, где освободился. Тем не менее, Черили решила, что бедствие касается, по крайней мере, всего города, а значит нужно прервать экскурсию и немедленно эвакуироваться в Понивилль. Принцессам удалось сохранить над ситуацией некоторый контроль, так как на вокзале не было паникующих толп – она увидела лишь садовника, берущего билет до Эпплузы.

***

Их отпустили по домам сразу по прибытию в Понивилль. Утром Метконосцы планировали после поездки в столицу получить свои кьютимарки, однако Скуталу окончательно поссорилась с подружками ещё в поезде и теперь шла по городу в полном одиночестве. Полдень наступил совсем недавно, поэтому она решила, что лучше заглянуть к Рэйнбоу Дэш, чем сидеть в одиночестве дома. Правда, с перемещением в пространстве возникли некоторые сложности.

Хаос беспрепятственно распространялся по всей Эквестрии и, несмотря на то, что школьники попали сюда наибыстрейшим способом, уже достиг Понивилля. Многие улицы были покрыты мылом – оно не мешало двигаться, но в результате Скуталу оказывалась совсем не там, где собиралась. В некоторые переулки было страшно заходить – здания вздрагивали от каждого шага, и когда один особнячок просто взял и повалился словно картонный, она начала обходить такие места стороной, делая огромные крюки.

После довольно утомительного путешествия она всё-таки добралась до дома Рэйнбоу Дэш, но её там не оказалось. Или она не хотела её видеть. Или тут опять был замешан Дискорд. Скуталу, притворяясь, что ей всё равно, равнодушно пожала плечами и отправилась бесцельно бродить по городу в надежде наткнуться на своего кумира, или хотя бы повеселиться с помощью хаотичных штук, созданных мятежным духом.

Апатично исследуя лужи, которые оказались пространственно-временными порталами, она перенеслась к библиотеке. «Хорошо, что я очутилась тут. Твайлайт наверняка собрала всех подруг вместе, то есть Рэйнбоу Дэш наверняка здесь», решила пегас, заглянув в окно на первом этаже. Бедная Твайлайт Спаркл, всё ещё нетронутая Дискордом отчаянно старалась вернуть в мир гармонию. Сразившись со своими друзьями, она отыскала Элементы и, не церемонясь, вернула носителям. «Ох, надеюсь, она добьётся успеха», – взволнованно подумала пегас. «Погодите-ка, а где же Рэйнбоу Дэш?». Переживая за судьбу пегаса, Скуталу вбежала внутрь и услышала, как Спайк озвучивает вопрос, вертящийся и в её голове:

– Что с Рэйнбоу Дэш?

Твайлайт на секундочку задумалась, а затем выдала ответ, замечательно подходящий к настроению сегодняшнего дня:

– Поздравляю, Спайк, ты – новая Рэйнбоу Дэш!

У Скуталу перехватило дыхание. Новая Рэйнбоу Дэш! Возможно, Дискорд исказил её душу, но она всё ещё обожала Рэйнбоу Дэш. Эта чешуя, способная выдержать жар раскалённой магмы. Эти зелёные шипы, возвышающиеся над плавными чертами черепа. Это ожерелье, Элемент Верности – Рэйнбоу Дэш не зря его заслужила. Рэйнбоу Дэш была прекрасна.

Скуталу залилась краской и, смутившись, отошла в угол, пока Носительницы, включая Дэш, выбегали на улицу, чтобы дать бой Дискорду. Рэйнбоу бежала так грациозно и так быстро спряталась за камень, когда увидела Дискорда, что Скуталу просто тихонечко запищала от восторга. Именно за это она и полюбила Рэйнбоу в своё время – за скорость.

О, Селестия, а теперь они используют Элементы, чтобы вернуть в Эквестрию Гармонию! Рэйнбоу Дэш – герой! Это так круто! А ещё, теперь Рэйнбоу Дэш живёт в библиотеке, и ей не придётся караулить под её летающим домом, надеясь на встречу – можно просто взять и прийти!

– Скуталу? Ты что здесь делаешь? – Дэш удивлённо воззрилась на жеребёнка, валяющегося на полу читального зала с отрешённой улыбкой.

– Ох, здравствуй, Рэйнбоу Дэш! Отличные шипы! – смущённо ляпнула Скуталу, в панике пытаясь встать на все четыре копыта.

– Сначала Твайлайт, а теперь ещё и ты? Вы что все, сговорились? – проворчала Рэйнбоу, взбираясь на второй этаж. – Где я оставил свою швабру?

Не сказав больше ни слова, Рэйнбоу надула щёки и, дыхнув зелёным огнём, отрыгнула свиток с королевской печатью.

– Кру-у-уто! Драконье пламя! Я всегда верила, что ты так можешь! – крикнула Скуталу, заблестев глазами. – То есть, я хотела сказать, это мило. Никогда раньше такого не видела.

– Серьёзно? Ты никогда раньше не заставала момент, когда принцесса Селестия буэ-э-э!

На этот раз отрыжка оказалась настолько сильной, что предмет обожания Скуталу повалилась на пол, и несколько секунд не подавала признаков жизни. Когда пламя померкло, на свет предстало ещё одно письмо.

– Ты в порядке, Рэйнбоу Дэш? – обеспокоенно спросила Скуталу, подбегая поближе.

– Говорю тебе, я не Рэйнбоу Д-э-э-э! – и ещё одно письмо.

– Держись! Я сбегаю за помощью, я позову Твайлайт, только держись!

Перепуганная пегас, словно пуля выскочила наружу, и сразу же поняла, что совершила ужаснейшую ошибку – не стоило появляться на улицах Хаотичного Понивилля имея при себе солидный импульс. Скользя по мыльному шоссе в неизвестном направлении, она была вынуждена беспомощно наблюдать, как дверь библиотеки, за которой страдала от неизвестной болезни Рэйнбоу Дэш, становится всё меньше и меньше.

***

Возможно, Элементы Гармонии и вылечили её душу, но она всё ещё обожала Рэйнбоу Дэш. Рэйнбоу Дэш – во множественном числе. Обеих Рэйнбоу Дэш.

Сразу после победы Гармонии, ещё до торжества, Скуталу примчалась к Старой Рэйнбоу Дэш, и та была чертовски рада встрече. Однако, позависав с ней вечерок, молодая пегас с удивлением поняла, что чего-то не хватает. Чего-то зелёно-фиолетового.

– Знаешь, – сказала она старшей подруге, – ты никогда не задумывалась над тем, чтобы оставить в своей гриве только два цвета?

– Э, – Дэш непринуждённо махнула копытом, – зачем заморачиваться? Я и так прекрасна.

– Ну, а может, уберёшь красный, оранжевый, жёлтый, голубой и синий, а из оставшихся прядей сделаешь ирокез? Это было бы радикально!

– Слушай, Скут, Рэйнбоу Дэш всегда выглядит стильно, сечёшь? Ирокезы для неудачников с однотонной гривой. Без обид.

– Без обид, – задумчиво кивнула Скуталу.

На следующий день Черили оправилась от стресса и вышла на работу. Подступала новая четверть, а потому весь класс отправился в библиотеку, чтобы получить новые учебники.

– Эй, Скут, ты в порядке? – спросила Эплблум, стоявшая в очереди за Скуталу.

– Да, да, я в порядке, а в чём дело? – пегас с трудом оторвалась от разглядывания Спайка, таскавшего книги туда-сюда, и торопливо пригладила упрямую чёлку.

– Ты выглядишь странно… – протянула Свити Белль, стоявшая впереди.

– … как будто у тебя жар! – закончила Эплблум.

– О! – Скуталу скосила глаза на нос, и потрогала щёки. – Проклятый румянец! Постоянно преследует меня с тех пор, как я встретилась с Дискордом!

– В самом деле? – Эплблум заговорщически переглянулась со Свити Белль и заговорила невинным голоском. – А мне кажется, что этот румянец появился у тебя с тех пор, как ты встретилась кое с кем другим!

Свити ничего не сказала, а просто нежно хихикнула, давая понять, что она тоже в курсе. Скуталу возмущённо прищурилась.

– Если бы не сочинение про Дискорда, которое на днях нас заставили написать, я бы показала вам девочки, как вы неправы.

Теперь захихикала и Эплблум. Точнее, будучи натурой непосредственной, она заржала, как тридцатилетний жеребец-угледобытчик.

– Тише, девочки, тише, – зашикала Скуталу, быстро оглядываясь по сторонам. – Спайк услышит!

– Услышу что? – спросил дракончик, как раз пробегавший недалеко от Метконосцев. Класс был большим, поэтому подносить Твайлайт новые стопки книг требовалось постоянно.

– Ой, п-п-привет, Рэйнбоу Дэш, – промямлила дрожащим голосом Скуталу, внезапно обнаружив, что пол библиотеки – одна из самых интересных вещей в Эквестрии. – А мы тут учебники п-п-получаем.

Спайк закатил глаза.

– Я вижу. Эй, Твайлайт, а можно мне бейджик с именем, как в том сериале про офисных пони?

Эплблум и Свити вновь засмеялись. Хотя, можно сказать, что они и не останавливались с прошлого раза, делая паузы только чтобы не задохнуться.

– Хватит вам уже! – взорвалась Скуталу, ставшая уже скорее красной, чем оранжевой. – Я не знаю, что на меня нашло! И да, я знаю, как его зовут, понятно?

***

«Наверное, это было практически неизбежно», – грустно думала Скуталу, сидя на дождевом облаке. «Обожать мальчишку – это всё равно что, считай, любить его. Ляганный Дискорд. Почему нельзя обратить его в камень дважды? Чтобы он перестал влиять не только на настоящее, но и на будущее?». С тихим «пуф!» облако слегка приблизилось к земле. Скорее всего, кто-то сел на него с дальнего конца.

– Ах, малое дождевое, – услышала пегас знакомый хрипловатый голос. – Отлично подходит для глубоких раздумий, как думаешь? Такое прохладное… И висит высоко, никто мешать не будет. Хех, ну, разве что, кроме меня. Как ты вообще тут очутилась, Скут?

– Меня Флаттершай подбросила, – пробурчала Скуталу. – Она согласилась, только при условии, что подо мной будет пелена обычных кучевых.

– Флаттершай? – переспросила Дэш. – Почему ты не попросила меня? Извини что, спрашиваю, но ты, случайно, в последнее время не избегаешь меня? Что стряслось?

Решившись, Скуталу заглянула Дэш прямо в глаза.

– Я не избегаю тебя. Я просто не ищу твоего общества в последние дни.

– Но почему?! Разве ты не мой фанат номер один?!

– Видишь-ли… – Скуталу потёрла левым копытом правую ногу. Тут действительно было прохладно. – Наверное, я всё ещё твой фан, ха, просто, понимаешь, я… Кажется, я ещё зафанатела на Спайка!

– Ух ты! – Рэйнбоу, сидевшая практически вплотную к Скуталу, отстранилась, и озадаченно наклонила голову. – Типа, как, влюбилась? В Спайка?

– Наверное! Не знаю! Думаешь, ему лучше не говорить?

Дэш пожала плечами.

– Ну, если ты просто фанатеешь, думаю, можно и сказать. Мне, например, всегда приятно знать, если у меня появляется новый фанат.

– А если не просто фанатею?

Рэйнбоу Дэш ухмыльнулась.

– Тогда всё равно не вижу причин тянуть резину! Слушай, я прилетела сюда не просто так потрещать. Одна птичка напела мне, что Вондерболты сегодня в городе.

– Какая птичка?

Рэйнбоу нахмурилась.

– Твайлайт. Неважно. Важно то, – на её мордочку вернулась улыбка, – что у нас есть уникальная возможность увидеться с ними, причём только у нас! Никакой толпы охотников за автографами посередине, представляешь?

– Вондерболты – это круто, – без колебаний признала Скуталу. – Но причём тут я и Спайк?

– Твайлайт узнала об их приезде не случайно. Видишь ли, они заранее сообщили, что прибудут сегодня в её библиотеку. Но не сказали почему. Мне одной кажется, что от этой истории так и веет тайнами и приключениями?

– Не одной! – радостно поддержала её Скуталу.

– Вот то-то же! Поначалу я собиралась взять тебя за компанию, потому что меня напрягла твоя загадочная суровость, но теперь, помимо прочего, я доставлю тебя прямиком к Спайку. Короче говоря, у нас нет никаких причин прохлаждаться тут, но есть целый ворох, чтобы сигануть вниз, навстречу приключениям!

– Стой! – крикнула Скуталу, оказавшись под мышкой Рэйнбоу Дэш. – Я не знаю, что сказать!

– Слишком поздно поворачивать! – задорно проорала Дэш сквозь свист напирающего воздуха. – До библиотеки теперь ближе, чем до твоего облака!

– В каком смысле?!

– Вот мы и приползли. – Дэш бережно поставила опешившую Скуталу на землю, и потрепала её по макушке. – Не тормози!

Около деревянного бюста какого-то доклассического философа, хвостом к двери, стояла, в полном одиночестве, Твайлайт Спаркл. Скуталу заметила, что она держит телекинезом несколько официально выглядящих бумаг.

– Твайлайт? А где все? – спросила Дэш, заходя следом за Скуталу.

Библиотекарша обернулась, и пегасы увидели, что в уголках её глаз притаились слёзы, а в уголках губ – лёгкая улыбка.

– Где Спайк?! – не выдержала Скуталу.

– Они забрали его, – ответила Твайлайт. В её словах чувствовалась грусть и гордость. – Но он обещал вернуться.

– Кого?! Кто?! – Дэш поняла всё с первого раза, но не могла поверить в то, что говорит Твайлайт.

– Вондерболты. Они прилетели ещё утром, и предложили Спайку вступить их ряды, так как самый старый член команды ушёл на пенсию, и освободилось вакантное место. «Для нас будет честью принять в свои ряды носителя элемента Верности», так они сказали.

Когда не последовало логично напрашивающегося вопроса, Скуталу оглянулась на Дэш, и поняла, что та была не в состоянии продолжать общаться.

– И что же ответил Спайк? – спросила она за неё.

– Ох, Спайк, такой замечательный, преданный помощник, – Твайлайт всхлипнула, смахнула слезинку и продолжила. – Он сказал, что, несмотря на то, что присоединится к Вондерболтам – мечта всей последней недели его жизни, он не бросит меня одну. Но я отпустила его. Драконы сейчас так быстро растут! Ещё вчера он был совсем малышом, а теперь – настоящий Вондерболт! – Твайлайт обняла впавшую в прострацию Дэш и расклеилась окончательно.